Древнеруские шахматы

Ответить
Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 12 ноя 2019, 03:03

Во первых, пишу слово РУСКИЕ осознанно с одним С, как писали до реформ 1917 года Луначарского. Как это объяснено в словаре Даля.
Изображение
руський язык
Славянские шахматы!

Позавчера у меня был уникальный вечер: с шести до десяти с одним учёным-историком, серьёзным, уважаемым даже в научных кругах человеком, я играл в игру, о которой сегодня в мире знают буквально единицы. Славянские шахматы! Кто бы мог подумать, что до появления шахмат в Европе наши предки русы-варяги изобрели подобную игру. Если выражаться образно – нечто среднее между шахматами и шашками.

Стратегия шахматная – защитить короля!

Средневековая Европа – это сплошные наезды одних группировок на другие: передел и беспредел. Видимо, это и стало причиной появления игры, развивающей у королей полководческие навыки. Игра не проще, чем шахматы, хотя фигурок различных меньше – князь и его дружинники.

Изображение


Я увидел эту игру в провинции Варин на выставке, где были представлены экспонаты из раскопок древних славянских поселений. Хорошо сохранились костяшки-дружинники и доска – дерево, инкрустированное костью. Видимо, принадлежала игра кому-то из княжеского рода бодричей-ободритов. Как выяснилось позже, эта игра была найдена и при раскопках других северных поселений славян и русов. Совершенно неожиданный экспонат меня так удивил, что я начал всех историков о нём расспрашивать. И не зря! Кандидат исторических наук Всеволод Меркулов мне даже рассказал, как в неё играть. И вот что он пишет об этой игре.

***

В 1983 году при раскопках варяжского Старигарда (ныне немецкий город Ольденбург на южном побережье Балтики) археологи наткнулись на богатое захоронение середины X века. Погребальный инвентарь свидетельствовал о королевском, или по-славянски, княжеском, происхождении покойного, а у его ног была обнаружена настольная игра с резными фишками. По месту находки её назвали королевская игра. Хотя в X веке в Стариграде ещё были князья.

В ходе реконструкции выяснилось, что нашли древнейшей вариант настольной игры, которая также известна как северные шахматы и была популярна в Европе задолго до появления собственно шахмат. Впрочем, у королевской игры оказалось с ними немало общего. Это стало ясно, когда удалось восстановить правила. Доктор Инго Габриэль из Археологического музея Шлезвига сравнил обнаруженную игру с аналогичными настольными играми, сохранившимися в Северной Европе.

Игра представляла собой военную стратегию, в которой князь с дружиной должен был вырваться из окружения врагов, вдвое превосходящих по численности. Типичная ситуация для средневековья, которую можно было смоделировать на игровом поле. Если никто не застрахован от коварного нападения и внезапной схватки, то следовало развивать тактический расчёт, внимание и логику. Ни один король в те времена даже предположить не мог, что вражеская осада или засада ему не угрожает. И это была не просто игра… но и времяпрепровождение для развлечения и для пользы.
Изображение
Королевское захоронение в Старигарде

Игровые фишки символизировали противоборствующих воинов. С одной стороны – белые, сделанные из моржового клыка, с другой – красные, изготовленные из китовой кости. Навершие «королевской» фишки было украшено дугообразной короной.

Интересно, что в отличие от шахмат, стороны имели как будто неравную диспозицию перед схваткой. Телохранителей короля всего лишь 8, а нападающих – 16. В поздних вариантах игры фишек больше, но пропорция сохранялась аналогичная.

На Руси подобная игра называлась тавлеи (или велеи), и она хорошо известна по былинному фольклору. Исследователи долго не могли понять её правил, считая тавлеи неким аналогом игры в шашки. Однако после находки в Старигарде/Ольденбурге всё прояснилось.

***

Я не знаю, кто и что поймёт из той инструкции, которую я дам в конце, но мне Всеволод объяснял, как играть, часа три. После чего мы с ним играли, и я ни одной партии у него… не выиграл! Думаю, что было бы забавно, если бы кто-то догадался такую игру выпустить и продавать в сувенирных лавках вместо «Монополии». Этакий интеллектуальный аналог «WarCraft». Но проще всего создать эту игру в электронном виде и играть по переписке, представляя себя славянским князем, который навалял урдюлей своим соседям при помощи небольшой дружины русов.

Рассказать обо всех находках, свидетелем которых мне довелось стать во время съёмок, в том фильме, который выйдет 12 декабря на РЕН ТВ, просто невозможно. И времени нет, да и грузить зрителей, не готовых к мыслительству о собственной истории, не хочется. Их надо пощадить.

Поэтому о наиболее интересных находках буду периодически рассказывать на своих сетевых ресурсах.

Так что Патриарх Кирилл, который полагает, что наши предки были дикарями и варварами, в который раз, к нашей всеобщей гордости, оказался неправ. Если бы они действительно были варварами и дикарями, они бы играли в «русские шахматы» на содранной коже противника его же раздробленными коленными чашечками, а не инкрустированными фигурками. Хотя, возможно, он считает наших предков дикарями, потому что те не делали фигурки из золота, их курицы не несли яйца Фаберже и смысл игры был не в том, чтобы напасть и отнять что-то у кого-то, а в том, чтобы… защититься и сохранить своё!!!

Суть игры в том, чтобы разгромить напавшего на тебя врага, поэтому первый ход всегда делают завоеватели – те, кого больше!

Помните, я говорил, что только у славян есть призыв «За Родину!»? Эти шахматы так и следовало называть.

Хотя, если верить тем, кто считает славян варварами, то в исконно «русские шахматы» надо играть двумя шахматными досками и можно было обходиться вообще без фигур, потому что двух досок достаточно для того, чтобы накошмырять друг другу по башке. А чего ещё ждать от дикарей?

Не предки наши были дикарями. Мы ими стали нынче. Недаром у русских даже такое выражение появилось: «Ход конём. Причём… по голове!»

P.S. Для тех, кто всё же решится в этом разобраться, привожу правила.

Правила игры:

Для игры потребуется поле 9х9, белые и красные фишки. Центр поля отмечается как королевский трон. Преимущество игры заключается в том, что в случае необходимости всё это можно легко изготовить из подручных материалов. И замечательная стратегия из варяжских времён станет отличным способом провести свободное время. Как это было в Древней Руси.
Изображение
Изображение
Иллюстрации показывают расстановку фишек перед началом схватки. В центре располагается король на специально размеченной клетке (троне), на которую не может ступить никакая другая фишка. Защитники (8 красных фишек) крестообразно установлены перед королём. 16 нападающих (белые фишки) занимают середины противоположных кантов игрового поля.

Король остаётся победителем в игре, если он достигнет канта игровой доски. При этом сам он не участвует в битве. Нападающая сторона, в свою очередь, одерживает верх, если ей удаётся полностью окружить короля с четырёх сторон или прижать его к трону, вынудив вернуться на него.

Все фишки двигаются по тому же принципу, что ладья (башня) в шахматах, то есть могут свободно перемещаться в горизонтальном или вертикальном направлении сколь угодно далеко по свободным клеткам. Только король может продвигаться максимум на три клетки. Перепрыгивать через другие фишки нельзя.
Изображение

Фишка считается битой, если её берут в тиски с двух сторон фишки противника (илл. А). Помимо этого, можно одновременно вывести из игры несколько фишек противника, когда происходит комбинация, как на илл. В. Но фишка не считается битой, если игрок самостоятельно устанавливает её между двух фишек противника (илл. С) – в этом случае, как будто, соблюдается бонус «храбрости» контратакующей фишки.

В начале игры белые едва ли могут позволить себе терять фишки, так как в противном случае король легко проскользнёт в открывшуюся брешь. Причём даже один-единственный защитник короля, которому удастся прорваться за кольцо осады, сможет причинить нападающей стороне немалый урон. Только если кольцо сильно сужается, то можно предпринимать безопасный обмен фишками. Но не всегда преимущество получается таким способом; чем больше защитников участвует в игре, тем сильнее они стесняют подвижность собственного короля.

Атаку небольшого количества фишек легче отбить. Поэтому нападающему рекомендуется выступать всеми своими фишками равномерно. Защищающийся, напротив, должен постоянно стремиться переводить короля на свободное место, чтобы его не смогли окружить. А заодно, чтобы нарушать равномерное наступление нападающих. Если королю удастся вырваться, то добраться до канта станет намного проще. Итак, белые начинают… но выигрывают ли?
http://zadornov.net/2012/12/slavyanskie-shahmaty/





Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 18 ноя 2019, 23:56

Чуть более образованные граждане , чем дядя Миша Задорнов, начнут кричать, это не русы изобрели, а шведы скандинавы (не зная, как на самом деле обстояло дело со Швецией, которая была вассалом Тартарии еще не в столь далекое время. И не знают они того, как обращался даже Иоанн Грозный к наместнику- королю Швеции. Ибо королей много. А Царь - один. Эти самонадеянные недомагистры и бакалавры даже не знают ответа на вопрос - НА КАКОМ ЯЗЫКЕ В СТОКГОЛЬМЕ, СТОЛИЦЕ ШВЕЦИИ, ШВЕДСКИМ ЦЕРЕМОНИЙМЕЙСТЕРОМ В ПРИСУТСТВИИ ВСЕГО ШВЕДСКОГО ДВОРА БЫЛА ПРОИЗНЕСЕНА ОФИЦИАЛЬНАЯ НАДГРОБНАЯ РЕЧЬ НА ПОХОРОНАХ ШВЕДСКОГО КОРОЛЯ КАРЛА XI В 1697 ГОДУ? Дадим ответ на заданный нами вопрос. ПОРАЗИТЕЛЬНО, НО НАДГРОБНАЯ РЕЧЬ БЫЛА НАПИСАНА И ПРОЧИТАНА ПО-РУССКИ. Для погребальной церемонии была, естественно, написана специальная надгробная речь. Она была зачитана при стечении всего шведского двора. Причем, официальным придворным церемониймейстером. Сообщается следующее: <<Автором (речи - Авт.) был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд (1655-1727), три года проживавший в Москве. Спарвенфельд держал свою "Placzewnuju recz" в связи с похоронами Карла XI в Стокгольме 24 ноября 1697 г. В то время Спарвенфельд был ПРИДВОРНЫМ ЦЕРЕМОНИЙМЕЙСТЕРОМ.Вплоть до конца XVII века на территории Швеции еще сохранялись многие традиции Великой = "Монгольской" Империи. Оставалось еще очень много людей, говоривших по-русски. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СРЕДИ ПРАВЯЩЕЙ В ШВЕЦИИ РУССКО-ОРДЫНСКОЙ ЗНАТИ. Скорее всего, таких людей было много и в самом шведском дворе, в непосредственном, ближайшем окружении шведских королей XVII века. Может быть, некоторые из шведских правителей той эпохи сами еще продолжали говорить по-русски. Но в XVII веке по странам отделившейся Западной Европы прокатился мятеж Реформации. Новые правители-реформаторы стали переучивать население отколовшихся земель со славянского языка на новые языки, только что изобретенные самими реформаторами. В том числе, быстро придумали и шведский язык. Ясное дело, демагогически объявив его "очень-очень древним", чтобы было авторитетнее. Языки придумали и для других подданных "Монгольской" Империи, проживавших в то время на территории Скандинавии. Изобрели на основе местных диалектов и прежнего славянского языка Империи XIV-XVI веков. Ввели новый язык в школы и начали учить молодое подрастающее поколение. В частности, вместо прежней кириллицы стали внедрять недавно изобретенную латиницу. Поэтому официальную шведскую надгробную речь памяти шведского короля написали ВСЕ ЕЩЕ ПО-РУССКИ, НО УЖЕ ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ. Здесь мы сталкиваемся с процессом активного вытеснения славянского языка, в том числе и с территории Скандинавии, ново-придуманными языками эпохи Реформации. Славянский язык объявили в Западной и Северной Европе XVII века "языком оккупантов".

Для полноты картины приведем полное название надгробной речи на смерть шведского короля, и комментарии историков. Длинное название речи написано по-русски, но латинскими буквами. Текст читается легко.

<<ТОРЖЕСТВЕННАЯ РЕЧЬ ПО СЛУЧАЮ СМЕРТИ КАРЛА XI НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 1697. 36,2 x 25,5. Библиотека Уппсальского университета. Собрание Palmkiold, 15.

Печатный ТЕКСТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ, однако транскрибированный ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ, сохранился в составе кодекса из Библиотеки Уппсальского университета, начинается со страницы 833 этого кодекса и занимает ВОСЕМЬ страниц. Известен еще один экземпляр, хранящийся в Королевской библиотеке Стокгольма. Текст представляет собой плачевную речь по Карлу XI на русском языке. На титульном листе написано:

"Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich (i proczaja) korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja (!), nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje (!) dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697".

Затем следуют шесть страниц собственно речи - тоже по-русски. А завершается речь хвалебным стихотворением об умершем короле. ТОЖЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Имя автора не обозначено, но на последней строке собственно речи написано: "Jstinnym Gorkogo Serdsa Finikom" - первые буквы слов напечатаны прописными буквами, которые являются инициалами автора. Автором был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд>> [618:0], с.68.

Приведем теперь название шведской речи, написанной по-русски, заменив в ее оригинальном тексте латинские буквы русскими.

"Плачевная речь на погребение того преж сего вельможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя Каролуса одиннадцатого шведских, готских и вандальских (и прочая) короля, славнаго, благословеннаго и милостиваго нашего государя (здесь опечатка: вместо буквы R написали J - Авт.), ныне же у бога спасеннаго. Когда его королевского величества от души оставленное тело, с подобающей королевской честью, и сердечным всех подданных рыданием бысть погребено в СТЕКОЛЬНЕ (так, оказывается, именовали Стокгольм в XVII веке; вероятно, там в то время было развито СТЕКОЛЬНОЕ производство - Авт.) двадцать-четвертого ноября лета от воплощения бога слова 1697".

Скорее всего, на первых порах люди в Западной и Северной Европе испытывали большое неудобство, вынужденно записывая русские слова новыми латинскими буквами. Чего стоит, например, записать русское Щ латиницей. Получалось нелепое SZCZ. Однако, заставляли. Люди морщились, но писали. Потом постепенно привыкли. Дети вообще не испытывали трудностей, будучи обучаемы с малолетства. Вскоре всех убедили, будто "так было всегда, испокон веков". Что было полной неправдой. ТАК стало лишь в XVII веке. А до этого и говорили по-русски, и писали кириллицей. Не морщась. )

Также не знают они и того, кто такие варяги.
Правда и тут пробилась брешь в их узком котелке. И что-то лепечут они уже, что это якобы некая военная дружина, которая нанималась якобы для охраны провоза товаров, а особливо -- соли, которую везли по рекам караваны. Но постоянно путают они слова - викинг и варяг. Не зная, что викинг означало не столько самого война, как понятие - НАБЕГ, РАЗОРЕНИЕ, ЗАХВАТ ДОБЫЧИ ПУТЕМ НАБЕГОВ. Как и того, что если они начинают выводить слово ВАРЯГ из ВАРАНГ, то последнее означает МЕЧ. Ведь такое произношение слова варяг как ВАРАНГ пришло от Аль Бируни («Канон об астрономии и звездах», 1030 г.), который почерпнул свои сведения из Византии..
В свою очередь, скандинавские саги недвусмысленно отрицают тождество «варягов» и викингов. Древнерусский термин «варяг» был известен в Скандинавии в форме «вэринг» (vaering). Но слово это пришло в скандинавские языки извне. И более того, вэринги в сагах в большинстве случаев отличаются от норманнов-викингов.

На Руси термин «варанг/варяг», прежде чем приобрести расширительное значение «выходец из заморья», прилагался преимущественно к жителям славянского Поморья. Так, во вводной части «Повести временных лет» варяги «приседят» к морю Варяжскому, в соседстве с ляхами, пруссами и чудью — населением южного берега Балтики. В Никоновской летописи «варяжская русь» Рюрика приходит «из немец». В договоре 1189 г. Новгорода с Готским берегом этими же «немцами» предстают варяги — жители ганзейских городов Балтийского Поморья, то есть бывших славянских земель, колонизованных в XI-XII вв. германскими феодалами. Наконец, Ипатьевская летопись (Ермолаевский список) прямо сообщает в статье под 1305 г., что «Поморие Варязское» находится за «Кгданьском» (польским Гданьском, немецким Данцигом), то есть опять же в бывшем славянском Поморье.


Арабские писатели в своих известиях о народе «варанков» практически слово в слово повторяют русских летописцев. По их представлениям, народ «варанков» жил на южном побережье Балтийского моря, в его славянском регионе. Наконец, византийский хронист Никифор Вриенний во второй четверти XII в. записал, что варанги-«щитоносцы» происходили «из варварской страны вблизи Океана и отличались издревле верностью византийским императорам». Оборот «вблизи Океана» подразумевает именно южный, а не скандинавский берег Балтики.

Однако, несмотря на то, что термин «варанг/варяг» наделялся определенным этническим содержанием, славянского племени с таким названием никогда не существовало. Между тем слово «варяг» бытовало, прежде всего, в славянской среде Балтийского Поморья и, более того, обладало неким символическим смыслом. В одном месте у Саксона Грамматика можно прочитать о славянском князе Варизине (Warisin, то есть Варязин, Варяг), побежденном датским конунгом Омундом в Ютландии вместе с шестью другими славянскими князьями. Употребление слова «варяг» как имени собственного убедительно свидетельствует о его священном значении у славян.

Прояснить это значение помогает одна филологическая находка графа И. Потоцкого, который в 1795 г. опубликовал в Гамбурге словарь еще сохранявшегося в XVIII в. древанского наречия (древане — славянское племя, на чьей земле возник Гамбург). В нем среди уцелевших древанских слов оказалось слово «варанг» (warang) — «меч» (Гедеонов С.А. Отрывки из исследований о варяжском вопросе. 1862-64. Т. II. С. 159-160; он же. Варяги и Русь. СПб., 1876. С. 167-169).

Слову «варанг» суждены были долгие приключения. Византийцы, по-видимому, познакомились с ним достаточно рано, услыхав его из уст поморских славян, поступавших вместе с русами на византийскую службу, или от самих русов. Впрочем, в Константинополе оно не было в ходу, по крайней мере, до конца Х в. («варанги» еще отсутствуют в списке императорских наемников у Константина Багрянородного). Но звучное иностранное слово не осталось незамеченным. На рубеже X-XI вв. константинопольское простонародье сделало его нарицательным, что явствует из слов византийского писателя Иоанна Скилицы о том, что варанги «назывались так на простонародном языке». В пользу этой датировки говорит и употребление слова «варанк» в «Каноне об астрономии и звездах» аль-Бируни.

Отсюда следует, что термин «варанг» для обозначения отряда наемников возник в Византии, а не на Руси и не в Скандинавии. Из сообщений средневековых авторов известно, что славяне и русы почитали меч в качестве священного предмета; в частности, на нем приносились клятвы. Поэтому известие Потоцкого дает право считать, что под варангами греки подразумевали меченосцев, давших клятву верности на мече, иначе говоря, славянских дружинников-телохранителей (отсюда славянское слово «варить» — оберегать, защищать). Чиновники императорской канцелярии лишь узаконили это словечко из местного «арго» в качестве официального термина государственных документов — хрисовулов, а византийские писатели XII столетия ввели его в «высокую» литературу. Между тем в греческом языке оно ничего не означает и, следовательно, является заимствованием. Буквальное его совпадение с древанским «варанг» доказывает, что на рубеже Х – XI вв. наемные славяне-венды в Византии стали называться по роду их оружия «меченосцами» — «варангами». Подтверждением тому служат и сведения средневековых арабских писателей, почерпнутые большей частью от византийцев, о «народе варанк» на южном берегу Балтики.

Хрисовулы — указы византийских императоров. Варанги упоминаются в хрисовулах 60-80-х гг. XI в., которые освобождали дома, поместья, монастыри, по просьбе их владельцев и настоятелей, от постоя наемных отрядов. Последние перечислены в следующем порядке: хрисовул 1060 г. указывает «варангов, рос, саракинов, франков»; хрисовул 1075 г. — «рос, варангов, кульпингов [древнерусских колбягов], франков, булгар или саракинов»; хрисовул 1088 г. — «рос, варангов, кульпингов, инглингов, франков, немицев, булгар, саракин, алан, обезов, «бессмертных» (отряд византийской гвардии, чей численный состав всегда оставался неизменным — выбывшие из него воины немедленно заменялись другими — С.Ц.) и всех остальных, греков и чужеплеменников». Примечательно, что, варанги постоянно соседствуют с росами, как выходцы из одного региона.

Здесь также уместно заметить, что характерным оружием викингов и вообще народов Северной Европы был не меч, а секира. Наемников-норманнов византийские писатели называют «секироносцами»; они же именуют кельтов с Британских островов — «секироносными бриттами». В отличие от варангов – «меченосцев».

Видимо, потребность в новом термине появилась у греков в связи с необходимостью различать старых «росов-франков» из славянского Поморья от новых — многочисленного корпуса киевских русов, направленных в 988 г. князем Владимиром на помощь императору Василию II. В дальнейшем слово «варанг» в Византии получило значение «верный», «принесший клятву верности» — от обычая поморских славян клясться на мече. В этом значении оно и вошло в византийские хроники. Со второй половины XI в., когда приток поморских славян в Константинополь резко сократился, имя варангов было перенесено на жителей Британских островов, преимущественно кельтов-бриттов. По словам Скилицы, «варанги, по происхождению кельты, служащие по найму у греков».

В свое время В.Г. Васильевский убедительно показал, что норманнское завоевание Англии в 1066 г. должно было вызвать значительную англосаксонскую эмиграцию. Но островные бритты испытывали еще большие притеснения, так как наряду с национальным угнетением их коснулись еще и религиозные гонения. В 1074 г. папа Григорий VII предал анафеме женатых священников. Это был выпад не столько против греческой церкви, сколько против церкви бритто-ирландской, которая жила по особому уставу, позволявшему, в частности, монахам жить с семьями и передавать кафедры по наследству от отца к сыну. Спустя еще десятилетие, в 1085 г., Григорий VII фактически ликвидировал самостоятельность бритто-ирландской церкви. Поэтому массовая эмиграция в первую очередь коснулась не англосаксов, а бриттов и других кельтов, продолжавших придерживаться своих верований (Васильевский В.Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе XI и XII веков. Труды. СПб., 1908. Т. 1).

Бритты, естественно, вливались в славянский корпус варангов на протяжении многих лет и далеко не сразу получили в нем численное преимущество. Важную роль в «оваряживании» бриттов сыграла их конфессиональная принадлежность. Славянские наемники, как правило, принимали в Константинополе христианство греческого образца. Русы, а потом и варанги имели в византийской столице особую церковь, которая называлась Варяжской Богородицей и была расположена при западном фасаде храма Святой Софии. Найдены свидетельства, что она принадлежала Константинопольскому патриархату.

Преследуемые Римской церковью бритты, поступая в корпус варангов, также молились в этом храме и вообще легко находили общий язык с православием, чему способствовали некоторые общие черты ирландской и греческой Церквей: допущение брака для священников, причащение мирян под двумя видами (вина и хлеба), отрицание чистилища и т.д. Конфессиональная близость бриттов православию привела к тому, что они унаследовали прозвище славян-вендов — «варанги», в значении «верные», ибо никакие другие наемники в Византии не исповедовали греческой веры.

Византийские авторы XII столетия уже позабыли об этнической принадлежности первых, настоящих варангов-меченосцев и сохранили только смутные воспоминания, что они жили в какой-то «варварской стране близ Океана» и что они чем-то родственны «росам», рядом с которыми варанги и продолжали упоминаться в исторических сочинениях и документах. Зато арабские писатели, получившие в XI в. от византийцев сведения о варангах (поморских славянах), закрепили эти знания в качестве устойчивой литературной традиции о «море варанков» и «народе варанков» — «славянах славян», живущих на южном побережье Балтики (такая обработка и передача из поколения в поколение известий, полученных однажды из первоисточника, вообще характерна для арабской географической и исторической литературы об отдаленных землях и народах).

На Руси термин «варанг» в форме «варяг» сделался известным в первой половине XI в., то есть в то время, когда он еще обозначал наемников из славянского Поморья. В пользу такой датировки говорят некоторые древнерусские тексты, например, Ермолаевский список Ипатьевской летописи, в котором «Поморие Варяжское» равнозначно землям поморских славян. Память об их присутствии поморских «варягов» в Таврической Руси сохранилась в средневековом названии нынешнего поселка Черноморское — Варанголимен (Varangolimen). В «Книге о древностях Российского государства» (конец XVII в.) также говорится о варягах, живших еще до основания Киева на берегах Теплого (Черного) моря.

Но затем, в связи с исчезновением славян-вендов из византийского варяжского корпуса и начавшимся активным онемечиванием славянского Поморья, прежнее его значение было забыто. Для Нестора «варяг» — это уже «наемный воин» или просто «выходец из заморья». Впрочем, и в XII в. все еще сохраняется неясное воспоминание об этническом значении термина: летопись помещает варягов, как этнос, на южное побережье Балтики, к западу от ляхов и пруссов, а новгородцы в договорной грамоте с Готским берегом именуют варягами ганзейских купцов, обитающих опять же на территории бывшего славянского Поморья.

Однако характерно, что русские люди XII столетия уже не могут четко отделить новые значения слова «варяг» от старого. Поэтому когда Нестор попытался определить Рюрикову «русь» посредством термина «варяги», причем взятом в современном для летописца значении «житель заморья» («ибо звались те варяги русь, яко другие зовутся свеи, другие же урманы, англяне, иные готы), этот непредумышленный анахронизм стал причиной многовекового историографического заблуждения, породив пресловутый «варяжский вопрос», который, по удачному выражению кого-то из историков, сделался настоящим кошмаром начальной русской истории.

Сергей Цветков, историк
Историки не знают таких племен с названием варяги. Но знают про словен ободритов.Но пишут о них чрезвычайно мало по политическим причинам.
Более подробно про варягов советую прочесть книгу Ю. А.Мансуров "Рускi Ходъ" О варяго-русах. Историко лингвистическо исследование. 1985-1990 гг. Изд. 2019, Белые альвы.

Теперь на предмет названий.
На Руси знали и играли и в шашки, и шахматы, и в другие игры.
Что именно подразумевалось под теми же былинными таблеями или велеями и какие правила были наверняка сказать не может никто.
Ибо есть шашки столбовые, где шашки не убирали с поля, а строили столбы из них, передвигая по полю. Могли использовать и кости. В пользу столбовых шашек свидетельствуют найденные под Рязанью две шашки в могильнике, подходящие друг к другу. Причем, одна из шашек имела рисунок война. Шашки делали в том числе и из стекла с инкрустацией цветного стекла такой художественной красоты, которой могут позавидовать и нынешние дизайнеры и мастера. Поверить в то, что якобы дикие воинственные, грубые войны, совершавшие набеги и жившие в северных районах, могли между набегами отливать такую красоту, -невозможно. Да и историки сами подтверждают, что лишь некоторые центры берегов Балтики они могут считать такими культурными точками для создания таких плавилень. Да и то, с оговоркой, что материал привозили из Европы.
Стеклянная посуда, как и бусины были в то время очень дорогостоящими изделиями, а сама техника обработки стекла - распространена в северной Европе только в значительных и богатых торгово-ремесленных поселениях.


Места на западе Балтике, где была доказана обработка стекла в период 8-10 веков.

Из этих 21 известных мест, однако, лишь в очень немногих из них стекло обрабатывалось одновременно с Гросс Штрёмкендорфом уже в 8 веке . Притом, что как отмечают исследователи, для многих случаев в Скандинавии были найдены лишь редкие или единичные указания на обработку стекла, Гросс Штрёмкендорф с его 1724 стеклянными находками занимает в этом плане однозначно выдающееся место, как количеством и разнообразием, так и ранней датировкой. Предполагается, что для изготовления бусин использовались завозимые из Франской империи стеклянные изделия, переплавляемые на месте. Производство самих стеклянных сосудов на Балтике было ещё более редким ремеслом, надёжно установленным, по данным исследователя А.Пёхе, только в Хаитабу, Волине и Щецине, в остальных же случаях недоказанное."Часть импортной керамики также имеет очень раннюю датировку...Основными направлениями импорта были Рейнские области, побережье Северного моря, Италия, Сирия и Скандинавия. Импорт из Рейнских областей преобладал. На настоящий момент найдено много черепков бардорфской керамики, в том числе и украшенных ролевым штампом, кроме них также и черепки амфоры. В пяти жилых помещениях найдены черепки чёрной, жёстко обожжённой каролингской гончарной керамики. Сосуды с куполовидными стенками датируются концом 8 века. Керамика, изготовленная с добавлением дроблённых ракушек, основным регионом распространения которой было североморское побережье Фрисландии, представлена тремя черепками...
...Кроме импортной керамики были найдены также и украшения франкского производства - к примеру, прямоугольная фибула, датированная концом 8 века, хрустальный шарик, бывший частью женского костюма меровингов, кроме того язычок ремня, бусина из стекла Миллефиори, датируемые, как и хрустальный шарик, 6-7 вв" - сообщает археолог Ф. Витжиковски.
Да и сами правила составить - тоже, надо сказать, не простая задача только для тех, кто умеет только махать мечом и грабить.
Поэтому обратимся лучше к названию игр и тем обрывкам летописей и источников, что могли донести до нас настоящие правила игры.

Начнем с названий. Игру в Скандинавии называют Хнефатафл. Язык сломаешь.
Но если понимать, как стали создавать искусственно языки в период так называемой реформации после распада Империи Тартарии, то можно попытаться восстановить истинное название и пракорни этого слова.
Начнем с того, что буквы Ф не было на Руси. на Украине до сих пор букву Ф жители южнорусских районов даже не способны осознавать. Поэтому Филипп они воспринимают как Пилипп или Хвилипп.
Откройте словарь Даля Великороского языка, и вы не найдете ни одного руского слова на букву Ф. все слова иностранные. Плот - флот, Пламя - flame, факел - пакля-пекло, и т.д.
Значит, за Ф скрываются иные руские буквы.
Какие? Вторая часть слова нам знакома. Хнефа-тафл =тавл или тавлеи (множественное число). Откуда оно? Слово используется во многих руских былинах.

Что пишет интернет-педия?
Тавлеи или тавлея[1] (др.-рус. «тавлия, тавлѣя» ‘доска для игры в нарды, шашки или шахматы’[2], др.-греч. τάβλαις; от др.-греч. τάβλα, τάβλη; лат. tabula «игральная доска»[3][4]) — изначально (в XIII—XV в.) название любой доски для настольных игр, с XVI по крайней мере до XVIII[5] в. — русский вариант игры в нарды[6].

Игру др.-греч. «τάβλαις» упоминает Евсевий Кесарийский в сочинении Церковная история, где он цитирует книгу против монтанистов Аполлония (конец II — начало III веков): «пророк в тавлеи и кости играет?» (др.-греч. «προφήτης τάβλαις καὶ κύβοις παίζει?»)[7][8][9] Другое название этой игры — «πεττείαις» («петтейя»). В словаре Фотия (IX век): ср.-греч. «πεττείαις — παιδιαῖς τάβλαις»[10] («петтейя — игра тавлея»). Под названием «тавлея» древнегреческая игра «петтейя» появляется на Руси.[источник не указан 309 дней]

Характер игры остаётся неясным, возможно, аналог варяжского хнефатафла. Наиболее раннее упоминание о тавлее в древнерусской литературе — это сборник XI века «Пчела»: «тавлеи и шахы въ многихъ насъ ωбртаѣми сѹть, а книги ни въ кого же». В греческом оригинале словам данного текста «тавлеи и шахы» соответствует «πεττούς μέν καί κυβούς» — «петтейи и кости».

Соборный запрет Русской православной церкви на тавлеи был принят в 1551 году Стоглавым собором:
« Святаго вселенского шестого собора правило 50 и 51 запрещает всякое играние. Пятьдесятное убо правило собора сего возбраняет играти всем и причетником, и мирским человеком зернью и шахматы, и тавлеями, и влириями, рекше костьми, и прочими таковыми играми. 51 правило всякое играние возбраняет и отметает и причетникам, и простым людем[11].
Глава 92 Стоглавого собора «О игрищах еллинского беснования»
»

Бергман в сочинении «Кочевнические скитания среди калмыков в 1802—1803 годах» пишет о том, что среди калмыков распространена персидская игра, которые они называют «нарр», а русские эту игру называют «тавлея». Согласно описанию Бергмана, в эту игру играют на низеньком столе, у каждого игрока есть по шести мест (квадратов), по которым мечут чёрные и белые камешки.

Попытки реконструкции игры тавлеи проводились, кроме того, по фольклорным памятникам, прежде всего по былинам Русского Севера, по археологическим находкам и лингвистическими методами.

Сказители Рябинины в былине «Добрыня и Василий Казимиров» упоминают «тавлеи», под именем «велеи» вместе с прилагательным «немецкий»: Да играли мы с тобою в шашки в шахматы//Да во славны во велеи во немецкие[12], возможно, это указывает на направление заимствования (впрочем, необходимо учитывать, что в древности «немцами» русские могли называть любых европейцев, говорящих на неславянских языках). Вместе с использованием игральной кости, называвшейся тавлеи (см. значения в словарях), позволяет связать с европейским названием нардовой игры: итал. tavola reale, исп. tables reales, греч. τάβλι, англ. tables, болг. табла, тур. Tavla и т. д.[13][14] Общий источник — лат. tabula — «доска», «название настольной игры»[15].

Следует отметить, что, как указывает цитирующий фольклористов историк И. М. Линдер, позднейшие сказители и певцы XIX века реальных представлений об играх не имели, путали их друг с другом и изображали совершенно условно, что поставило «в трудное положение историков шахматной игры»[6].
Изменения значений есть результат эволюции игр, показывает переход от значения «нардовая игра», как в чешском cs:Vrhcáby, на «шашечная игра», как в польском слове pl:Warcaby.[источник не указан 309 дней]


Также, возможно, следует понимать былинные упоминания велей вместе с шахматами как указание на то, что тавлеи пришли от викингов, игравших в игру хнефатафл[16] — нечто среднее между нардами, го, шашками и шахматами, ср. исл. tefla — «играть (в шашки, шахматы)». Тафл упоминается в сагах как священная игра богов[17]. В пользу ассоциации тавлеев с данной разновидностью игры, называемой также «королевской игрой», высказывался историк В. Меркулов[18].
А что пишут вообще на сайтах про тавлеи?
Слово тавлеи, восходит по-видимому к латинскому tabula - то есть доска, или стол. Видимо, это связано с изначальным наименованием поверхности, на которой играли этими фигурками.

В Скандинавии эта же игра именовалась хнефатафл (hnefatafl) что можно перевести как "доска короля", или "королевская таблица", где "tafl" - это всё та же латинская tabula, только в германизированном виде. Вообще слова типа tafl, tæfl - обозначали и обозначают настольные игры в некоторых германских языках. И восходит это всё, в конечном итоге, к латинскому tabula. Русским вариантом этого слова является тавлеи, или тавлея (возможно, в том случае, если речь идёт о самой доске).

Правильно.. ПОВЕРХНОСТЬ. Но слово не латинское. Ибо ЛАТЫНЬ это искусственный язык койне для общения разных народов был создан из греческого, и еще больше из словенского, путем чаромутия или перестановок букв.
В самой латыни это слово не имеет понятного куста этого корня. А тем не менее, есть сходные слова ТАБЛЕТКА, ТАБУЛА, английское ТЭЙБЛ - table, ТАБЛИЦА..
Но что обьединяет эти , казалось бы, столь разные предметы? Правильно - ПЛОСКАЯ ПОВЕРХНОСТЬ,
И разгадка - в двуязычии руских в прежние времена - Руский и арабский как два полушария. Слева направо и справа налево - два языка - язык севера и юга. Две праписьменности - руская и арабская. جدول ТаБуЛ. Слово арабское, которое означает маленький столик. Или любая поверхность, на которой можно что либо делать. Плоская поверхность. По аналогии с такой плоской доской название перешло и для иных предметов, таких как таблетка и таблица и прочие. А вот первая часть слова руская.
И это тоже ясно как белый день.
Достаточно вспомнить, как называется фигура в центре на троне.
В Скандинавии эта же игра именовалась хнефатафл (hnefatafl) что можно перевести как "доска короля", или "королевская таблица", где "tafl" - это всё та же латинская tabula, только в германизированном виде.
Если вы видели раннюю латынь рукописную или в самой ранней версии книгопечатания, то вы наверняка сильно удивлялись насколько непривычны и разнообразны написания одних и тех же букв.
Особенно букв - S и F, которые легко можно было спутать между собой. Буква Х = также изображалась очень схоже с первыми двумя.
Вот, можете взглянуть на написание на второй строчке начало имени Хрсте... и на второй картинке слова Московия, как в них написана буква С. Это типичная нынешняя прописная латинская Ф. Немудрено было спутать С и Ф в период, когда письменность латыни еще не устоялась.
Изображение

Изображение
Кроме трудности распознавания букв на письме, искажения происходили и на слух. Иностранцы часто не слышат букв, которые есть у других народов - японцы не имеют и не произносят букву Л, у русов в древности не было буквы Ф, евреи имеют трудности с произношением буквы Р, арабские гортанные европейцы вообще не различают. Поэтому неудивительно, что слово КОРОЛЬ - хнеф, это искаженное слово КНЯЗь, КНЯSь. Х и К легко меняются в словах, об этом знают все лингвисты.
Да и внешне их легко спутать, если они написаны небрежно и размашисто.
ОТСЮДА мораль - название игры не таблица с королем, а Княжеский ТаБЛ.
А теперь на предмет СТОЛА или ТАБЛА или ТАВЛей.
Руские и арабские слова это часто слова антиподы зеркально отраженные в друг друге. Читая наоборот в ином направлении арабские нелепицы, мы по руски понимаем, что скрыто за ними. И наоборот, читая немотивированные слова в руском в обратную сторону, мы получаем четко мотивированные арабские.
Вот такая дружба навек.
Н. Вашкевич это явление весьма подробно изложил и описал в виде уникального словаря. Поэтому я не буду тратить время и ваше внимание. Жаждущий да обрящет.. Итак, ТБЛ - ТВЛ - ЛВТ.
Мотивированная вторая часть по руски будет пониматься весьма просто - ЛОВИТЬ КНЯЗЯ, Собственно это и есть главная задача игры тавлеи северных ВАРЯГОВ,
Изловить (ЛВТ) Князя.


хнефатафл (hnefatafl) Н = К, f = S =З. Князя ТАФЛ=ТАВЛ = ЛоВяТ = Князя ловят, Князя словить.
Да, и сами европейцы - англосаксы пишут про эту игру так - Hnefatafl, meaning King’s Table. То есть, переводя первую часть как КИНГ и это прямая трансляция слова КНЯЗЬ, а вовсе не слова КОРОЛЬ, Ибо созвучие букв в сове КиНг и слова КНязь видна даже не филологу.
В тексте Линнея, - это слово "конокис" Шведский ученый Л. перевел на латинский язык как arx regia, королевская цитадель. Это слово происходит от древнескандинавского "konungr", что обозначает Князь по руски. Все прочие переводы - король, Царь являются не точными и не созвучными. Ибо древнее выражение Князь - Конунг связано с понятием Конь.
А слово Табл (в переводе с английского - Стол) очевидна, но не имеет такого подтекста, которое образуется ТОЛЬКО при сравнении арабского варианта ТБЛ=ТВЛ (тавлеи) и прочтенного в обратную сторону ЛБТ=ЛВТ(ЛоВиТь).
Вывод - игра по руски звучит как - Ловить Князя. С дополнением арабского Табул, понимаемое как доска, столик.
И если на лапландском или саамском Хнеф переводят как якобы Кулак, что совершенно не соответствует идее игры. То по руски Кнеф= Князь понимается в истинном значении с идеей игры. Использование слова ТАФЛ - также на скандинавских языках весьма размыто и не точно отображает идею игры. А калька с арабского ТБЛ - столик, доска, являет собой заимствование, которое не связывается спервой частью - словом Князь. Князь на доске? Не очень красивая версия. А Если ТБЛ прочесть по руски , перевернув слово справа налево и учесть именно руское название игры ТаВЛеи = ТВЛ, то идея игры ясна из самого названия - Князя ловить. Ни в каком ином языке этого не возможно найти. Что доказывает, что игру создавали и называли руские люди. Ибо только в руском языке название игры мотивировано.
Когда не было еще разделений на искусственные государства, которые создали намного позже.
еще одно доказательство в пользу этой теории то, что везде мы встречаем сочетания ТБЛ (ну и конечно совсем далекое ТФЛ), и только у руских мы знаем название игры как ТВЛ. И только неруский человек мог прочесть рускую букву В как Б (V und B). Что и произошло в данном случае с ЛоВиТь = ЛВТ, при прочтении по арабски справа налево и путая букву В как Б на латинский манер, получаем ТБЛ (TBL) - столик или доска.
"Ловить" превратилось в "столик", а "Князь" - в "кулак или короля".

Ну, с названием разобрались. Теперь про число фигур и клеток на поле.
Есть версии с 9, 11, 13 клетками по одной стороне. Прочие варианты явно не были более широко распространены. Поэтому надо выбрать из этого числа. Задорнов переписал текст про правила игры у Всеволода Меркулова, кандидата исторических наук. И там упоминается число 8 на 16, не считая Князя. Но стоит почитать лучше самого Меркулова. А также еще немного получить информацию об исторических находках, которые были описаны историками археологами. В основном это книга - Коржухина Г.Ф. Из истории игр на Руси. Автор также находится под спудом давления норманической теории, как и многие из ученых, которых еще осуждал Ломоносов, но в книге приведено много фактов о находках в могильниках принадлежностей игр. В чем ее несомненная ценность.
А также, большущая наша благодарность Линнею, который не только ботанику обогатил своими поездками, но и донес до нас Лапландскую версию этой игры. О чем я позже и поведаю.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 00:01

Во что играли немецкие короли с Ильёй Муромцем?
Изображение
В 1983 году во время раскопок в северонемецком Ольденбурге учёные наткнулись на богатое захоронение середины X века. Погребальный инвентарь свидетельствовал о королевском происхождении покойного, а у его ног была обнаружена настольная игра с резными фишками. Её так и назвали – «королевская игра». Во что же играли люди тысячу лет назад?


Вдохновившись столь символичной находкой, учёные принялись за реконструкцию. И выяснилось, что они нашли вариант древнейшей настольной игры, которая была популярна в Северной Европе до появления шахмат, пришедших позднее из Индии. Впрочем, между шахматами и «королевской игрой» из Ольденбурга оказалось кое-что общее. Это стало ясно, когда удалось восстановить правила. Доктор Инго Габриэль из Археологического музея Шлезвига сравнил обнаруженную игру с аналогичными настольными играми, сохранившимися в Уэльсе и в Лапландии.

«Королевская игра» представляла собой военную стратегию, в которой король с дружиной должен был вырваться из окружения врагов, вдвое превосходящих по численности. Типичная игра для своей эпохи! – вправе воскликнуть читатель. И действительно, если никто не был застрахован от коварного нападения и внезапной схватки, то следовало развивать тактический расчёт, внимание и логику. Разве какой-нибудь король мог легкомысленно предположить, что вражеская осада ему никогда не угрожает? Конечно, нет. А значит – приходилось играть с судьбой. И просто играть… для развлечения и для пользы.

Игровые фишки символизировали противоборствующих воинов. С одной стороны – белые, сделанные из моржового клыка, с другой – красные, изготовленные из китовой кости. В центре поля, на специально размеченной клетке, находился «королевский трон». На него перед началом игры устанавливался король – фишка, отмеченная дугообразной короной. А вокруг личная гвардия телохранителей, готовых в любой момент пожертвовать своей жизнью.

Интересно, что, в отличие от шахмат, стороны имеют как будто неравную диспозицию перед схваткой. Защитников короля всего лишь 8, а нападающих – 16. И ничего удивительного, ведь одни обороняются, тогда как другие атакуют. Вполне реальная средневековая ситуация, отражённая в игровой форме. Можно сказать, что всё почти в реальном времени.

Король остаётся победителем в игре, если он достигнет канта игровой доски. При этом сам он не участвует в битве. Нападающая сторона, в свою очередь, одерживает верх, если ей удаётся полностью окружить короля с четырёх сторон или прижать его к трону. Действительно, в такой печальной ситуации шансов не остаётся. И можно лишь догадываться, сколько исторических королей потерпели подобное поражение. Не на игровом поле, а в собственном замке, сотрясавшемся от вражеских ударов.

Все фишки в «королевской игре» двигаются по тому же принципу, что ладья в шахматах, то есть могут свободно перемещаться в горизонтальном или вертикальном направлении сколь угодно далеко по свободным клеткам. Только король может продвигаться максимум на три клетки. Фишка считается битой, если её берут в тиски с двух сторон фишки противника. И тут всё логично и жизненно. Даже в том, что фишка остаётся в игре, если игрок самостоятельно установил её между двух фишек противника. В этом как будто соблюдается бонус «храбрости» контратакующей фишки.

Надеюсь, теперь уважаемый читатель представляет, насколько «королевская игра» была захватывающей. По сравнению с ней шахматы кажутся слишком абстрактными. Что же касается сложности, то здесь вопрос очень спорный. В «королевской игре» может быть очень много комбинаций, и вряд ли она уступает шахматам. Нападающий должен постоянно следить, чтобы его фишки продвигались со всех сторон равномерно. Параллельно ему приходится прикрывать открытые углы, чтобы защитники короля не прорвались из окружения. Король сможет легко проскользнуть в любую свободную брешь и тем самым победить. Иными словами, белые начинают, но выигрывают ли? «Королевская игра» оставляет равные шансы, ведь преимущество атакующих во время осады нередко теряется.

Неудивительно, что средневековые немецкие правители любили эту игру. А один из них даже забрал её с собой в могилу. Было бы странно, если на Руси не нашлось бы чего-нибудь подобного, ведь азартных людей хватало во все времена. А сюжет игры подсказывала повседневная жизнь.

Естественно, в древности «королевская игра» была распространена не только в Германии и в Скандинавии, но и в России. В каждой стране она имела своё название. К примеру, на Руси игру называли тавлеи (или велеи), и она хорошо известна по былинному фольклору.

Русский аналог «королевской игры» долго оставался загадочным, потому что исследователи не могли понять его правил. Первоначально ошибочно считали, что игра напоминала шашки. Но теперь, после находки в Ольденбурге, всё стало на свои места. И совсем по-иному зазвучали былинные строки:



Сидят молодцы,

забавляются,

Играют в шашки-шахматы,

В те велеи золочёные,

Да в славные в велеи

во немецкие.

И говорит король

да таковы слова:

«Ай же вы, удалые

добры молодцы!

У вас есть ли в стольном

городе во Киеве,

А играют ли у вас

в шашки-шахматы,

в те велеи во немецкие?»



В таком восторженном стиле древнерусский рассказчик описывал игру Ильи Муромца с заморским королём. Может, былинный герой играл с тем, кто не смог разлучиться с фишками даже после смерти? К сожалению, об этом мы уже никогда не узнаем.

По всей видимости, немецкая «королевская игра» увлекала очень многих людей. Даже более поздние песни и предания упоминают о том, что в тавлеи с удовольствием играли русские казаки. Одним из знатоков и ценителей этой игры якобы был сам легендарный атаман Ермак Тимофеевич. Воистину, хорошая игра может объединить целые народы.






Всеволод Меркулов, кандидат исторических наук

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 00:11

Вас не должно смущать присутствие слова Немецкие в былине. Во первых, поздние исполнители былины могли уже считать игру немецкой, забыв об ее рускости ввиду многолетнего давления церковных служек, осуждающих и запрещающих игры на Руси. Во вторых, восточная часть нынешних земель Германии была заселена словенами. И не случайно, ГДР была образована на этой же территории. Где и поныне живут генетически те же самые словене, но с измененным языком - онемеченные, и забывшие свое происхождение. археологи, кто изучает Восточные земли Германии сами признают, что там всё "до магмы - славянское". В моих словах нет ни капли шовинизма или нацпревосходства. Наоборот, я говорю о тех временах, когда народ был практически один и жил в единой империи более мирно, нежели сейчас. А все, так называемые, якобы беспросветные войны пришли к нам из Голливуда. Где показана жизнь в старину как беспросветаня череда войн. Войны начались только с распадом империи Тартарии или как бы ее не называли. И к сожалению, они продолжаются до сих пор. А тем не менее, есть пророчество в Эпосе Севера.

Снова найтись
должны на лугу
в высокой траве
тавлеи золотые,
что им для игры
служили когда-то.
Заколосятся
хлеба без посева,
зло станет благом,
Бальдр вернется,
жить будет с Хёдом
у Хрофта в чертогах,
в жилище богов —
довольно ль вам этого?
(c) Прорицания вёльвы, Старшая Эдда.

Ну и возможно были и иные игры, с большим количеством шашек, и возможно они и названы ВЕЛии или БОЛЬШИЕ,
По сравнению с меньшими вариантами игры.
Так, известна такая большая доска и игра под названием «Игра Евангелистов». грандиозной разновидностью Хнефатафла был Саксонский вариант на доске, почти тождественной японской гошной – 19х19; он известен как «Alea Evangelii». Оригинальное название этой игры утеряно (наиболее вероятно саксонское Throwboard), а «Incipit alea evangelii quam Dubinsi…» – это фраза из манускрипта 925 года н.э. Колледжа Тела Христова при Оксфордском Университете, который содержит описание и схемы этой игры. Надо напомнить, что слово "alea" на латыни вообще означало любую азартную игру, а выражение "evangelii" здесь преподносилось в христианском контексте: игра аллегорически символизировала гармонию четырёх Евангелий: число полей (18x18) соответствует сумме четырёх Евангелий, четырёх евангелистов и десяти канонов, 72 фишки соответствовали 72 упоминаниям в Новом Завете о четырёх евангелистах, а Король (Primarius Vir) символизировал единство Троицы. Писатель Франсуа Рабле (1494-1553 гг.) в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» упоминает именно эту игру: «После ужина снова появлялись в большом количестве прекрасные деревянные евангелия, то есть шашечные доски [...]».
Похоже, что это была вообще единственная оригинальная настольная игра в Уэссексе. И доска, и три известных варианта начальной расстановки в «Алеа Евангелии» серьёзно отличаются от тогдашней общепринятой: атакующие отряды перегруппированы так, чтобы главные силы окружали ставку Короля, а четыре засадных группы прикрывают подступы к углам доски. Фишки ставились не в клетки, а на перекрестья, и доска обычно тоже была размечена для удобства (сегодня, чтобы привести игру к единой системе, такие доски часто делают по шахматному образцу).
Некоторые комментаторы считают, что размещение фишек в этой игре имитирует морское сражение, где Королевскую ладью защищают 24 белых корабля, атакуемые 48 чёрными. Есть ещё предположение, что сам шахматный термин «ладья» был позаимствован из Хнефатафла, где все фишки двигались подобным способом (на Востоке шахматная ладья именовалась «рок» – «колесница»).
Различия, однако, столь разительны, что учёные так и не пришли к единому выводу: то ли «Алеа Евангелии» была вершиной эволюции семейства, «лебединой песней» Хнефатафла, то ли всё наоборот, и перед нами базовая версия игры. Большинство историков склоняются к тому, что игра на протяжении веков претерпевала изменения в сторону прогрессивного упрощения, что и привело в конечном счёте к появлению всех прочих разновидностей малого Тафла.
Могла она в этом случае называть нашими былинами по праву немецкой - саксонской и велией - большой. И играли в нее наши былинные герои. Но играли и в ранние формы игр с меньшими количествами фигур.
Хотя, могло быть и обратное направление - упрощение игры.
Об этом я изложу материал позже с одного очень информативного портала. А пока, чтобы не запутаться в деталях все таки ближе к правилам игры и историческим находкам.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 00:41

Долгое время историкам и археологам ничего об этих играх не было известно, но это оказалось следствием недоразумения: все найденные до того разрозненные игровые фигуры, детали досок и рисунки той эпохи автоматически записывались ими в древние шахматные наборы. Когда туман развеялся, находки посыпались как из рога изобилия. История шахматной экспансии была в корне пересмотрена и отброшена на несколько веков: оказалось, что всё это время над Европой витал призрак совершенно другой игры (точнее, игровой семьи), о которой историки до этого имели очень смутное представление.
«Камнем», стронувшим лавину, стала находка так называемого Гокштадтского корабля (норв. Gokstadskipet) – драккара IX века, обнаруженного в 1880 году в могильном кургане ярла Олафа Геирштат-Альфа на берегу норвежского Сандефьорда. В погребальной каюте был обнаружен фрагмент игральной доски, с одной стороны размеченной для игры в Мельницу, а с другой – для неизвестной шашечной игры 13х13 клеток. Вокруг неё до сих пор ведутся споры. Я к ней тоже ещё вернусь, но своё дело этот обломок в любом случае сделал.

Изображение

Изображение
Что касается фишек, то их в находках особенно много. Фишки делались из рога, кости, стекла, дерева, янтаря, камней и других материалов, и большинство из них прекрасно сохранились.

Изображение

Изображение

С досками дела обстояли хуже.
Хорошо сохранившуюся половину игральной доски нашли при раскопках средневекового города Тронхейм в Норвегии: её датируют 1100 годом. Что особенно ценно – на ней сохранились фрагменты разметки. Расстановка в подобных играх была довольно непростой, поэтому на доске нередко выделяли места начальной расстановки фигур – это тоже помогло учёным постепенно восстановить весь потребный набор для игры.
Изображение

Изображение

При раскопках на ферме в Toftanes Eysturoy на Фарерских островах тоже была найдена половинка дубового блюда X века, размеченного под поле 13x13 с выделенным центральным полем.
Изображение
Очень интересная находка была сделана при раскопках поселения Вимос на острове Фюн. На этом обломке доски, который датируют железным веком (если не Римской эпохой), 17 клеток, при этом край его явно обломан. По всей вероятности, эта была доска 19х19 для игры, известной ныне как «Alea Evangelii»:
Изображение

Ещё одна, чрезвычайно интересная находка была сделана в Коппергейте, в Йорке: на этом куске доски сохранились 16 клеток и 3 столбца разметки. Неясно, то ли это поле 15x15 с оторванной окантовкой, то ли фрагмент более крупной доски для «Alea Evangelli», то ли третий, совершенно неизвестный вариант игры.
Изображение
Изображение
Доска и фишки были найдены в 1983 году при раскопках воинского захоронения середины X века, в варяжском Старигарде (она хранится в Археологическом музее Ольденбурга). В могиле лежали меч и игральная доска.
Первую попытку реконструировать Хнефатафл предпринял американский лингвист Уиллард Фиске в 1905 году. В своей книге «Шахматы в Исландии» он собрал обширный материал, но в итоге признал, что проблема неразрешима.
Правила удалось восстановить благодаря другому счастливому случаю. В 1732 году прославленный, а тогда ещё молодой, тридцатилетний шведский натуралист Карл фон Линней, поехал с экспедицией в практически не исследованную тогда Лапландию. Изучая жизнь и быт последних номадов северной Европы, он обнаружил в числе прочего, что лопари играют в некую игру с фигурками на выделанной оленьей шкуре, вышитой клетками. Линней зарисовал игровое поле и фигуры, записал правила и, в общем, забыл о ней.

Изображение

Изображение

Лишь через много лет британский историк и исследователь настольных игр Гарольд Мюррей сопоставил его записи с археологическими находками в Сандефьорде – и грянул гром. Именно Мюррей выдвинул гипотезу (впоследствии подтвердившуюся), что загадочный лапландский «Таблут» оказался единственной выжившей игрой из всего скандинавского семейства шашек Тафл.
Хнефатафл (правильнее всё-таки – «хнефатаБл») (А теперь мы знаем. что и первая часть должна читаться как Князь + ТАБЛ или Ловить Князя - Бинду.) был известен скандинавам уже в III веке н.э. Викинги завезли его в Гренландию, Исландию, Уэльс, Британию и Киевскую Русь, и забыли о нём только на рубеже X-XI веков, с распространением в Скандинавии шахмат. Он неоднократно упоминался в сагах и сказаниях, сильно озадачивая толкователей. Репутация Хнефатафла в скандинавском обществе была сравнима с шахматной: уметь играть в него было почётно. В «Саге о Фритьофе» упоминается, как женщины играют в Хнефатафл, а герой Саги об Оркнейцах «Lausavísur» – ярл Рёгнвальдр Кали Кольссон говорил о себе:

Могу я в Тафл играть
Девять умений я знаю
Забываю нечасто руны
Ведаю книги и счёт
Умею скользить я на лыжах
Гребу и стреляю неплохо
Из искусств мне ведомы оба:
На арфе игра и поэзии слово.
(Еще одно доказательство того, что игры создавали не грубые викинги разбойники, а цивилизация культурных и многогранного воспитания людей - Бинду)
На Руси эту игру с вероятностью 90% знали как те самые «Тавлеи богатырские» (или «Тавлеи немецкие»), о которых упоминается в былинах и об игровой принадлежности коих долгое время спорили историки. Фишки для Хнефатафла находили в Киеве и Чернигове, на Псковщине и в Новгороде, в общем, на всём пути «из варяг в греки». Одни исследователи считали, что это были шашки, другие подозревали Табулу, третьи отдавали предпочтение шахматам и Новгородским «Таврелям», а Байрактаров считает, что это было Го.
Игры семейства Тафл всегда были несимметричными: на центральном квадрате поля («троне») помещался «Князь», окружённый гвардией телохранителей, а по краям доски, с четырёх сторон – отряды противника (в соотношении 2:1+Князь), цель которых – захватить Князя. Играющий за белых должен наоборот – любой ценой спасти Князя, доведя его до угловой клетки (в вариантах с большими полями достаточно довести фишку Князя до края доски).
Всюду, где селились викинги, появлялся и Хнефатафл. Доски отличались размерами, бывали разночтения в правилах. Игры этого семейства оказались очень вариативными и сильно изменялись под действием местных условий, обычаев и верований. Иногда фишки ставились на перекрестья линий, иногда на клетки, иногда – в отверстия, количество полей на доске могло меняться, но всегда было нечётным (7х7, 9х9 и т.д. вплоть до 19х19), «трон» был совершенно недоступен, или его можно было проходить, начальная расстановка тоже различалась, но в главном правила совпадали.
* Точная начальная расстановка известна только для лапландской и саксонской версий (Таблут и «Alea Evangelii»). Все прочие, предложенные историками для досок других размеров, лишь предположительны и основаны на исландских, ирландских и валлийских литературных источниках.
* Игроки ходят по очереди. Первый ход делает атакующая сторона. Большинство исследователей сходятся в том, что в ранних вариантах Тафла игроки использовали кубики, бросок которых определял количество ходов и, может быть, саму возможность хода, но со временем поняли, что в Хнефатафл как игру логическую интереснее играть без костей.
* Все фигуры двигаются ортогонально, по вертикали или горизонтали на любое количество свободных клеток по типу шахматной ладьи (на малом поле – только на одну соседнюю клетку). Если есть возможность ходить, игрок обязан сделать ход. Фигуры не могут перепрыгивать друг через друга и вставать на центральную и угловые «крепости»: их занимать может только фигура Князя. При этом, сойдя с «трона», Князь больше не может на него возвратиться.
* Рубка производится путём захвата фишки в клещи двумя фишками противника. По диагонали фишки не ходят и не зажимают. Допустим захват одним ходом двух и даже трёх фишек соперника. Также взятие можно проводить, зажимая вражескую фигуру меж своей фигурой и пустым «троном». «Трон» всегда враждебен к нападающим, но к защитникам – только, когда он пустой. Захват не обязателен. Срубленные фишки уходят с доски навсегда.
* Зажатие фишки противника между своей фишкой и угловой «крепостью» зависит от правил конкретной игры: в Таблуте так можно атаковать даже Князя, в валлийском Таблборде и норвежском Хнефатафле подобный захват Князя запрещён, но можно атаковать простые фишки, в ирландском Брандубе – разрешён любой захват при любой атаке.
* Хотя взятие и осуществляется зажимом фишки с боков, проход фишки меж двумя стоящими фишками противника безопасен. На малых досках фишки могут проходить сквозь «трон», на больших это может делать только Князь.
* Фишка Князя может быть срублена, только будучи зажатой с четырёх сторон (по уточнённой версии правил, в Таблуте – с двух; четыре фишки требуются, только если Князь на «троне»). Князь может быть пойман с помощью «трона» (окружённый с трёх сторон фигурами противника, и с 4-й – «троном»).
* Чёрные выигрывают, когда берут в плен Князя. Если Князь окружён, но княжеские фишки следующим ходом могут прорвать окружение, Князь ещё не считается захваченным.
* Белые выигрывают, когда Князь достигает любой угловой «крепости» (в варианте с большим полем – до края доски). Простые фишки не имеют права заходить в «крепость», иначе играющий чёрными может четырьмя ходами заблокировать их и выиграть. К тому же, «крепость» может использоваться в качестве стены для зажатия фишки, поэтому для полной блокады требуется 4 фишки (всего 16). Теоретически, конечно, белые могут построить отдельную цитадель, закрыв Князя от атак и повторяя ходы внутри неё, но такое построение означает проигрыш, поскольку в ней нет выхода.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 00:54

Изображение

Изображение


Лапландский Таблут (Tablut, Tablot, Dablot), который, словно целакант в глубинах океана, пережил в тундре нашествие шахмат, игрался на доске 9х9. Вся используемая сегодня в игре терминология отсылает нас к «Iter Lapponicum» Линнея. «Dablot» – глагол, означающий на саамском буквально «играть в доску», а словом «dablo» лопари зовут настольные игры с доской. Слово древнее и явно заимствовано лапландцами у скандинавов ещё в железном веке.
Центральную, «тронную» клетку саамы называли «konakis». Восемь телохранителей звались «шведами», а нападающие – «московитами». По правилам Мюррея, если для Князя открылся прямой путь к угловой клетке, игрок объявлял «райкки» или «райхи» (raicki, raichi) – шах, а если путь был свободен в двух направлениях, объявлялся «туйкку» или «туйха» (tuicku, tuicha) – мат. (Это работает только, если по правилам Князь побеждает, если он доходит до любой конечной линии, как это у Линнея описано, а не углов. И не шах и мат это означало, а Дыра или свободный проход, а второе слово - двойной выбор -туда сюда, и, значит - победа. - Бинду). Король выигрывал, достигая любого из внешних полей. Аналогичным образом и чёрные объявляют «райкки», если окружают Князя с трёх сторон, и «туйкку», если окружение удаётся.
Однако попытки играть в Таблут или другой Хнефатафл по правилам Мюррея показали, что игра является чрезвычайно несбалансированной: математический анализ выявил, что при правильной тактике и безошибочной игре «шведы» почти всегда выигрывают. Сюжетно всё это очень напоминает историческую битву под Полтавой, откуда шведский король Карл XII, как мы помним, еле ноги унёс, но нас интересует играбельность, а не исторические параллели.

(Это касается неправильных и старых переводов и правил. Таблют является наиболее документированной вариацией Hnefatafl, которую наблюдал шведский ботаник Карл Линней во время своего визита в Лапландию (Северная Скандинавия) в 1732 году среди саамов. Линней записал правила и форму доски, которую играли саамы, в своем дневнике, написанном на латыни, Iter Lapponicum. Дневник был впервые переведен на английский язык в 1811 году Джеймсом Эдвардом Смитом под названием Lachesis Lapponica: A Tour in Lapland. В этом переводе было много ошибок, в том числе неправильные правила для Tablut. С тех пор было несколько попыток правильно перевести правила и проверить их в турнирах Hnefatafl, проводимых Aage Nielsen. Наиболее сбалансированная игра получилась в результате перевода 2013 года (обновленного в 2015 году), сделанного финским лингвистом Олли Салми на его веб-сайте. Новые правила же наоборот давали 10% фору в выигрыше нападающей стороне. Об этом я позже в топике напищу и приведу тексты оригинальных новых переводов Линнеевских заметок. Но с выше приведенными правилами, особенно угловыми крепостями, я не согласен, ибо у Линнея про это вообще ничего не написано, как и про запрет прохождения через изначальные места базирования нападающих. - Бинду)
Труды Линнея переводились на английский эпизодически и крайне небрежно (Линней вёл записи на латыни, с аббревиатурами и сокращениями, делал ошибки, вдобавок, сам не говорил на саамском и вынужден был вникать в тонкости игры интуитивно). К сожалению, Мюррей взял за основу именно такой, искажённый и неточный перевод Смита (на английском эта книга вышла только в 1811 году). Часть правил, касающаяся особенностей захвата Князя, в нём вообще была опущена.
Чтобы сбалансировать игру, историки предложили ослабить Князя, сделав его «безоружным», чтобы он не мог участвовать в захвате. С одной стороны, фигурку Князя и правда называют «безоружной» в исландской «Саге о Хервёр и Хейдреке». С другой стороны, я с трудом представляю ярла викингов, который отказывается драться и просто трусливо бежит. Сага вообще источник слишком неоднозначный, чтобы им можно было пользоваться как руководством. В частности, оригинальный текст гласит:

«Тогда Гестумблинди сказал:

Что это за невесты,
что со своим господином
безоружным бьются;
более коричневые защищают
весь день,
а более красивые наступают?
Конунг Хейдрек,
думай над загадкой.

- Хороша твоя загадка, Гестумблинди, отгадана она. Это Хнефатафл; более тёмные защищают короля, а белые нападают».

Легко заметить, что в данном контексте слово «безоружный» означает скорее – «игрушечный», «ненастоящий». В любом случае игра с «безоружным» Князем даёт новый, тоже слишком сильный перекос – теперь уже в сторону нападающих.
Датский археологический журнал «Skalk» в 2006 году разрешил эту загадку, опубликовав и новый перевод трудов Линнея, и новые же правила Таблута. Дисбаланс возник прежде всего из-за неверного предположения, что Князь должен быть захвачен непременно с четырёх сторон. По существу же оказалось, что для захвата Князя (с некоторыми оговорками) достаточно двух фишек, а не четырёх.

Изображение

Изображение

Прочие уточнения таковы:
* Четыре фишки необходимы для захвата Князя, только если он сидит на «троне».
* Три фишки и «трон» позволяют захватить Князя, прижав его «к стенке» (Князь, сошедши с «трона», вернуться обратно уже не может).
* Начальные позиции «московитов» в Таблуте также являются запретными – на них не могут становиться фишки противника, (в том числе Князь). Сами фишки «московитов» могут свободно передвигаться внутри них, но покинув их, не могут вернуться. На «трон» и «цитадели московитов» нельзя не только ставить фишки, но даже проходить сквозь них.
* Фишка-защитник, стоящая рядом с Князем, может быть захвачена нападающими в комбинированную ловушку: если фишку с двух сторон ограничили «московиты» (не зажали, а просто стоят рядом), с четвёртой стоит Князь, и следующим ходом «московиты» окружают фишку с трёх сторон, она снимается с доски. Князь при этом не страдает.
* Линней нигде не указывает, кто делает первый ход. Долгое время считалось, что первыми ходят «шведы», т.е. убегающая сторона, но оказалось, это не так. Путаница возникла из-за недоразумения: в сагах действительно сказано, что белые ходят первыми, но в них же упомянуто, что белыми всегда играли нападающие. Таким образом, первый ход (что в принципе логично) делает агрессор.
* Если ходы повторяются трижды, то объявляется ничья.
Если ставить фигуры не в клетки, а на пересечения линий, то в Таблут прекрасно можно играть на обычной шахматной доске, правда, это требует некоторого привыкания.

Название «Москва» фигурирует в хрониках с 1147 года, а важным центром Москва становится в начале XIV века. Эпоха викингов в Швеции закончилась около 1060 года, со смертью короля Иманда – последнего из древнего рода Упсале. Вот в этот промежуток времени, Таблут, возможно, и попал к лапландцам: он вполне может быть средневековым шведским вариантом Тафла, отзвуком новой стратегии шведов на Балтике, когда они строили крепости на границе с Россией. Лопари сохранили оригинальные названия фишек, значит, они почти не внесли изменений в игру, так как узнали её именно от шведов.
Считается, что Линней застал последних лопарей, играющих в Таблут, но в 1884 году – почти 150 лет спустя после его экспедиции, в Стокгольме вышла книга о саамских легендах и традициях, где есть описание гуляний на Масленицу: «Ежели карт не хватает на всех, может случиться так, что некоторые сядут играть в своего рода шахматы, где фигуры именуются «русские» и «шведы», и пытаются одолеть друг друга. Здесь случаются нешуточные поединки и запросто можно видеть игроков, которые настолько увлеклись, что не могут видеть или слышать что-нибудь ещё».
Жаль, что этот дотошный хронист не удосужился расспросить игроков о правилах загадочной игры, в которую целый народ играл всего каких-то два поколения назад.
Бывают случаи, когда два поколения – это слишком много.
Очень жаль.
Если оставить политический аспект игры, то можно не менять название Короля на князя, имея ввиду, что Королем является протообраз Шведского короля. Вот только тогда нападающими в большем числе количественного преимущества будут московиты. Под московитами или москалями подразумевались вовсе не жители Москвы, а именно служивые люди - солдаты. О чем явственно свидетельствуют стихи Шевченко который писал, что его забирают в москали или солдаты. Но, учитывая, что сии события явно позднее происходили, чем возникла игра, предлагаю исключить сей политический аспект вовсе, и заменить иностранное и искаженное слово Король на руское и более древнее слово князь.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 01:12

ХНЕФАТАФЛ (13х13)
Изображение

Изображение
Классический, «большой» норманнский Хнефатафл игрался на доске 13х13, в основном, по тем же правилам, что и лапландский Таблут (в норманнском варианте 11х11 расстановка отличалась от валлийской), за исключением того, что на больших досках белые могли выиграть, поставив короля не только в угловую клетку, но и на любую клетку угловых линий.
По поводу начальной расстановки существуют разногласия. Кто-то копирует лапландскую схему, кто-то - валлийскую. Интересна также схема с добавленными фишками (32:16+Король). Она, пожалуй, выглядит наиболее правдободобной (для первых двух доска великовата).

Нам конечно интереснее вариант норманов - северных людей. Хотя и валеи известны на Руси по былинам, возможно валлийские варианты.
Число 11 интересно как число РУДР, по ведическим источникам индийского эпоса. А Рудра или аналог Рода, сохраненная информация переселившихся ариев славянского происхождения, составивших позднее высшие касты в Индии. Но и число 13 было весьма на Руси известно, в том числе и как Чертова Дюжина. Число превышения 12 - числа также почитаемого на Руси и даже использованного позднее в иконописи как Спас в Силах или Дюжий Спас, то есть о 12 сил. 13 это превышение на единицу и получение нового качества в числовой матрике.
Но стоит еще обратиться к археологии и постараться реконструировать - какие доски были распространены в нашей культуре более, прежде, чем делать окончательные выводы о том, какая игра была наиболее распространена на Руси. Возможно, что - все, или разные - в разное время и разных районах единой Руси. Ибо Русь это не только жители небольшой территории Севера, но и понятие весь Белый Свет в понимании руского человека.
Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение


Королевская фишка во всех разновидностях выделяется размерами. В Хнефатафле она зовётся «Хнефи». Происхождение этого названия неясно (на староанглийском фишка-предводитель называлась Cyningstan – букв. «Каменный Король»). Хоть слово «hnefi» («кулак») есть в норвежском языке, название скорее восходит к древнескандинавскому «hnefa» (родственное нем. «Knebel») – «затычка», «колышек».
В «Саге о Греттире» средневекового барда Монако конца XIII века встречается ещё одно название – «Halatafl», относящееся то ли к норманнским шашкам, то ли к игре «Лиса и гуси». Слово «хала» переводится с древнескандинавского как «каблук» (совр. английское «heel» и норвежское «hæl»), а также «шпора» или «хвост». В данном случае «каблук» – заострённая нижняя часть фишки, чтобы можно было втыкать её в отверстие на доске. Если принять во внимание, что термин «tafl» является производным от латинской «табула» и означает «доска», то в итоге получается «Доска с затычками», «Доска с колышками». Достаточно взглянуть на доску из Баллиндерри, чтобы понять, о чём идёт речь.
Иногда встречается ещё одно название «Tanntafl» – «Доска с зубами». Обычно это интерпретируют так, что доски были инкрустированы костью, «зубом» моржа, но можно предположить, что оно означает любую дырчатую доску с колышками, торчащими, словно зубы.
Подобная конструкция была рациональной. В сагах часто упоминаются ссоры, даже драки и убийства игроков из-за опрокинутой доски и рассыпанных фишек. На рунном камне со сценами из саги о Сигурде из церкви при Окельбо (Швеция) есть изображение людей, которые играют в неизвестную игру, установивши доску на коленях (к сожалению, в 1904 году этот камень был уничтожен пожаром).

Изображение

Изображение

Варяги мореплаватели делали доски с отверстиями в центре каждой клетки или на перекрестьях, куда вставлялись фишки-колышки: получался удобный портативный столик, на котором можно спокойно играть даже в морском походе, на качающейся палубе, а бортики позволяют метать кости прямо на поле без опасения сбить фишки.

Изображение


Здесь, конечно, нет никаких «московитов» и «шведов», а есть ярл в крепости, осаждённой викингами (вероятно, подразумевается десант). Вождь должен прорваться к одному из четырёх угловых квадратов, которые символизируют либо другую крепость, безопасную, либо ожидающую ладью.
* «Трон» в Хнефатафле абсолютно недоступен, то есть, фишки не имеют права ни становиться туда, ни проходить его насквозь. Это относится и к Князю.
* Кроме Князя, никто не может войти в угловую «крепость».
* В некоторых вариантах правил для выигрыша Князю достаточно дойти до любого края доски, достигать угловой «крепости» не обязательно.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 01:17

Ну, и обещанная информация про евангелическую игру, чисто для просветительских целей, а не для реконструкции.
ALEA EVANGELII («Алеа Евангелии») (19х19)
Изображение

Изображение

Однако самой грандиозной разновидностью Хнефатафла был Саксонский вариант на доске, почти тождественной японской гошной – 19х19; он известен как «Alea Evangelii». Оригинальное название этой игры утеряно (наиболее вероятно саксонское Throwboard), а «Incipit alea evangelii quam Dubinsi…» – это фраза из манускрипта 925 года н.э. Колледжа Тела Христова при Оксфордском Университете, который содержит описание и схемы этой игры.
Изображение

Изображение
Надо напомнить, что слово "alea" на латыни вообще означало любую азартную игру, а выражение "evangelii" здесь преподносилось в христианском контексте: игра аллегорически символизировала гармонию четырёх Евангелий: число полей (18x18) соответствует сумме четырёх Евангелий, четырёх евангелистов и десяти канонов, 72 фишки соответствовали 72 упоминаниям в Новом Завете о четырёх евангелистах, а Король (Primarius Vir) символизировал единство Троицы. Писатель Франсуа Рабле (1494-1553 гг.) в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» упоминает именно эту игру: «После ужина снова появлялись в большом количестве прекрасные деревянные евангелия, то есть шашечные доски [...]».
Похоже, что это была вообще единственная оригинальная настольная игра в Уэссексе. И доска, и три известных варианта начальной расстановки в «Алеа Евангелии» серьёзно отличаются от тогдашней общепринятой: атакующие отряды перегруппированы так, чтобы главные силы окружали ставку Короля, а четыре засадных группы прикрывают подступы к углам доски. Фишки ставились не в клетки, а на перекрестья, и доска обычно тоже была размечена для удобства (сегодня, чтобы привести игру к единой системе, такие доски часто делают по шахматному образцу).
Изображение

Изображение


Некоторые комментаторы считают, что размещение фишек в этой игре имитирует морское сражение, где Королевскую ладью защищают 24 белых корабля, атакуемые 48 чёрными. Есть ещё предположение, что сам шахматный термин «ладья» был позаимствован из Хнефатафла, где все фишки двигались подобным способом (на Востоке шахматная ладья именовалась «рок» – «колесница»).
Различия, однако, столь разительны, что учёные так и не пришли к единому выводу: то ли «Алеа Евангелии» была вершиной эволюции семейства, «лебединой песней» Хнефатафла, то ли всё наоборот, и перед нами базовая версия игры. Большинство историков склоняются к тому, что игра на протяжении веков претерпевала изменения в сторону прогрессивного упрощения, что и привело в конечном счёте к появлению всех прочих разновидностей малого Тафла. Однако в таком случае совершенно непонятно, где, когда и у кого норманнские завоеватели могли заимствовать такую изначальную систему. Байрактаров, например, считает, что это было Го.
Я склонен думать, что «Игра Евангелистов» – поздний вариант, поучительный опыт моделирования настольной игры на основе религиозных догматов, а с игровой точки зрения – доведение идеи до абсурда. Такой мастодонт мог быть экспериментом сильных игроков, которые пытались выровнять баланс или (что вернее) привести идею в соответствие с церковными канонами. Подобная «священная нумерология» была в то время очень популярна, возможно, из этих же соображений фишки в манускрипте нарисованы не в клетках, а на перекрёстках – как бы «распяты» на крестах. Концептуально всё красиво и аргументировано, но на деле доска 19х19 чересчур велика для простенькой тактической задачи: такое количество фишек требует от игрока серьёзных навыков стратегии, необходимых, чтобы рассмотреть все возможные варианты, из-за чего партия волей-неволей затянется. Даже сейчас не много найдётся охотников сыграть в эту игру, и большинство устанет ещё на стадии расстановки фишек.

Изображение


У Хнефатафла есть занятная особенность. Исследования показали, что неопытный игрок, играя за Короля, как правило, переигрывает другого начинающего, играющего в нападении, и в точности наоборот – эксперт, играя за Короля, чаще проигрывает эксперту с атакующими фигурами. Поскольку, так или иначе, положение играющих сторон неравное, хорошим тоном считается играть две партии подряд, обменявшись фигурами. При этом количество съеденных фишек подсчитывается. Победителем при счёте 1:1 считается тот, кто съел больше фишек противника.
К сожалению, до наших дней проблему дисбаланса Тафла так и не удалось разрешить до конца. Если победу Короля способно обеспечить достижение им края доски, то в опытных руках всегда будет выигрывать Король, а если ставить целью достижение именно угла – будут побеждать нападающие. Возможно, выровнять баланс помогут нынешние поправки, а именно: возможность взятия Короля двумя, а не четырьмя фигурами, первый ход со стороны агрессора, обязательное достижение Королём не просто края доски, а именно угловой «цитадели» для выигрыша, и запрещение фишкам вступать на их начальные позиции по сторонам доски. Возможно. Но для проверки надо играть. Правила взятия Короля при помощи угловых «крепостей» (и края доски) тоже нуждаются в уточнении.
Источник текста:
https://skyruk.livejournal.com/246910.html

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 02:13

Изображение
средневековая настольная игра Хнефатафл из Старигарда по I. Gabriel, 1991
36 шашек и одна в центре с крестом - Князь.
это очень символично. 36 таттв существует в Шайвасиддханте - йогическом космологическом инвентарном списке кирпичиков Вселенной.
От Шивы до стихии Земли. От Аза до Я.
Используемое нынешнее название Ольденбург вас не должно вводить в заблуждение на якобы непричастность славян - русов к этому месту.
Одно из первых подробных описаний земель южно-балтийских славян оставил посетивший во второй половине X века Германию и земли ободритского князя Накона еврейский купец Ибрагим ибн-Якуб, особое внимание уделявший торговле и экономике: «В общем славяне мужественны и воинственны и, если бы только они не были разобщены и разделены на множество ветвей и частей, ни один народ в мире не смог бы противостоять их натиску. Они населяют плодороднейшие и наиболее богатые продуктами земли. С большим усердием занимаются они земледелием и хозяйственной деятельностью и превосходят в этом все народы севера. Товары их по суши и по морю отправляются на Русь и в Константинополь».1

Торговый путь из балтийско-славянских княжеств на Русь начинался из Старигарда в Вагрии и шёл с многочисленными остановками в торговых городах по южному берегу Балтики, через прусские земли и остров Готланд. Следующее, более подробное описание этого пути, восходит к началу христианизации ободритских земель и содержится в написанной во второй половине XI века хронике Адама Бременского. Описывая Юмну – богатейший славянский торговый город в устье Одры, бывший, по мнению Адама, самым большим городом Европы, он замечал: «От этого города [Юмны] коротким путём добираются до города Димина, который расположен в устье реки Пены, где обитают руяне. А оттуда – до провинции Земландии, которой владеют пруссы. Путь этот проходят следующим образом: от Гамбурга или от реки Эльбы до города Юмны по суше добираются семь дней. Чтобы добраться до Юмны по морю, нужно сесть на корабль в Шлезвиге или Ольденбурге. От этого города 14 дней ходу под парусами до Острогарда Руси. Столица её – город Киев, соперник Константинопольской державы, прекраснейшее украшение Греции» (Adam, 2-18(22)).

«Ольденбургом» немцы называли город Старигард, столицу князей племени варов или вагров. Детальное археологическое изучение его и ряда других западнославянских торгово-ремесленных центров в северной Германии и Польше позволяют реконструировать упоминаемый немецкими и арабскими источниками южно-балтийский торговый путь и составить некоторое представление об основных славянских городах, находившихся по пути следования этого маршрута.

Старигард

Основание славянами первой старигардской крепости на 16-метровой возвышенности на узком перешейке полуострова Вагрия археологи относят ко второй половине VII века. Размеры крепости, построенной на месте предполагаемого языческого ритуального комплекса или святилища доримского периода, даже на первом этапе достигавшими около 140 м в окружности, указывают на важное значение её в регионе уже в это время. Возможно, город планировался как столица и торгово-ремесленный центр изначально. С момента своего основания Старигард активно развивается. Уже на рубеже VII-VIII вв. за крепостными стенами возникает открытое поселение-посад. Во второй половине VIII века сносится прилегающая к посаду часть крепостной стены, в то же крепостными стенами обносится сам посад, так что в конечном итоге возникает новая крепость овальной формы вдвое больших размеров и протяжённостью около 260 метров. Открытое торгово-ремесленное поселение переносится на южную от крепостных стен сторону. В таком виде город просуществовал до разрушения его данами в XII веке. Согласно Гельмольду, еженедельный рынок оставался у южного вала Старигарда и после его разрушения.

Макет-реконструкция крепости Старигард в музее города Ольденбург
Изображение

К сожалению, письменные источники не отразили этот ранний период существования города. Первые достоверные упоминания племени варов и их князей в немецких письменных источниках известны, начиная лишь с X века. Возможно, первое упоминание Старигарда содержится в хронике Видукинда Корвейского, сообщающей о конфликте князя ободритов Мстивоя (Mistav) с князем варов Желибором (Selibur) в 967 году. В результате этой «вражды, унаследованной князьями от своих отцов», войсками Германа Биллунга была взята и разграблена крепость Желибора. В начале XI века Титмар Мерзебургским, говоря о старигардских епископах Регинберте и Бернхарде, упоминает antiqua civitas, то есть «старый город» на латыни. Такой же смысл имело и известное из хроник Адама и Гельмольда славянское названия столицы варов/ваигров «Старигард». Калькой с него является немецкое название «Ольденбург» или «Альтинбург» (нем. «ольд»/«альт» – «старый» и «бург» – «город»), впервые упоминаемое Адамом Бременским и сохраняющееся и до сих пор.

«Ольденбург – это крупный город славян, которые зовутся ваиграми; он расположен возле моря, которое называют Балтийским или Варварским, в одном дне пути от Гамбурга» – сообщалось в схолии 15(16) к хронике Адама в конце XI века. Гельмольд в конце XII века приводил более подробные сведения: «Альденбург — это то же, что на славянском языке Старгард, то есть старый город. Расположенный, как говорят, в земле вагиров, в западной части [побережья] Балтийского моря, он является пределом Славии. Этот город, или провинция, был некогда населен храбрейшими мужами, так как, находясь во главе Славии, имел соседями народы данов и саксов, и [всегда] все воины или сам первым начинал или принимал их на себя со стороны других, их начинавших. Говорят, в нем иногда бывали такие князья, которые простирали свое господство на [земли] ободритов, хижан и тех, которые живут еще дальше» (Helm. 1-10).
Многочисленные находки франкских вещей (шпоры, язычки ремней, татингская керамика, стеклянные бокалы, оковки ножен, фибулы), фризская и саксонская керамика с круглым дном, скандинавские фибулы и застёжки ремней, норвежский стеатит, нанесённые на кость руны, крепления ремней ножен и другой импорт, говорят о не менее тесных торговых связях города с западной и северной Европой.

Судя по находкам, в Старигарде можно было найти большинство дорогостоящих, редких и ценившихся в своё время товаров тогдашней Европы и даже Азии. Зачастую, по не самым лучшим образом сохранившимся находкам, современному человеку совсем не просто оценить какое значение и стоимость имели эти вещи более тысячи лет назад. Хорошим примером могут послужить найденные в Старигарде на первый взгляд совершенно невзрачные фрагменты нескольких экземпляров восточной бронзовой посуды X, XI и ХII веков. «Изготовленные из бронзового листа сосуды, происходящие из восточных стран, даже в Швеции являются редкостью. Речь идёт о нескольких фляжках или кувшинах, а также отдельных закрываемых крышками банках, в конечном итоге использовавшихся для хранения серебряных драгоценностей» – комментирует старигардские находки немецкий археолог И. Габриель.2

Однако настоящую ценность подобных, крайне редких в западной Европе сосудов, можно оценить по сообщению Видукинда Корвейского, упоминавшего такие изделия в качестве подарков императору Оттону арабскими послами в X веке: «Император, приобретший благодаря многократным победам славу и известность, стал вызывать страх и вместе с тем благосклонность к себе многих королей и народов, ему приходилось поэтому принимать различных послов, а именно от римлян, греков и сарацин, и получать через них дары разного рода — золотые, серебряные, а также медные сосуды, отличавшиеся удивительным разнообразием работы, стеклянные сосуды, изделия из слоновой кости, вьючные седла различной выделки, благовония и мази различного рода, животных, невиданных до этого в Саксонии, львов и верблюдов, обезьян и страусов» (Видукинд, 3-56).
Изображение
Восточный медный кувшин из Старигарда по I. Gabriel, 1991

Находки в Старигарде подобных сосудов, таким образом, могут указывать как на путешествия варских купцов в арабские земли, так и на присутствие арабских купцов или даже послов при княжеском дворе в самом городе. Так или иначе, как и многие другие находки, они подтверждают значение города, бывшего одним из главных культурных центров северной части центральной Европы. Варские князья стремились не уступать ведущим центрам Франкской империи. Потому неудивительно, что при наличии тесных связей франкское культурное влияние на варов прослеживается наиболее чётко. Кроме уже упоминавшихся аналогий в дворцовой архитектуре, можно отметить и особый вид керамики, так называемую «ольденбургскую роскошную керамику» (нем. oldenburger Prachtkeramik), производившуюся только в Старигарде. Предполагается, что этот особенный, превосходивший прочие «обычные» славянские типы керамики в регионе, изготавливался придворными гончарами варских князей и возник непосредственно в городе, возможно, под влиянием татингской керамики. Одновременно с ним в городе изготавливалась и более простые славянские типы гончарной керамики, хоть и уступавшие, в отличии от «роскошной керамики» франкским образцам, однако, превосходившие при этом качеством современные им типы фризской, саксонской и скандинавской керамики.

Изображение

Старигардская «роскошная керамика» (1) и стеклянная посуда (2-4) из Старигарда; для сравнения – татингская керамика, найденная в Бирке

Любопытны и другие находки из Старигарда, зачастую редкие для языческой северной Европы своего времени и также указывающие на культурное значение города: плектор для игры на струнном музыкальном инструменте, писала, популярные у балтийской знати средневековые северно-европейские «шахматы», более известные под скандинавским названием «Хнефатафл», а также колокол, по всей видимости, являющийся самым древним из известных в Северной Европе колоколов большого размера. Вот иллюстрации некоторых находок из крепости плектор, писала, колокол (реконструкция).
Изображение

Изображение

Изображение
источник-
http://pereformat.ru/2014/06/ostseeweg/




Что касается фигурок-"шашек" - то наиболее ранние их варианты (первоначально костяные) относятся ещё к римскому времени и обнаруживаются по всей Европе - от крайнего Запада до Поднепровья, и даже восточней. Центром их производства считается область по Рейну. В которой в то время присутствовала провинциальная римская культура, находившаяся, разумеется, под сильным влиянием Римской империи. Вместе с этими ранними фигурками обнаруживают и всё те же самые игральные кости продолговатой формы с нанесёнными при помощи циркуля очками. Выглядит всё так, что это ранний, исходный, вариант указанной средневековой игры.

Затем новый пик находок подобных фигурок относится к 6-8 векам. Подобные шашки, вместе с продолговатыми игральными костями находят в центральной а также в северной Европе: в Ютландии, Польше, северной Германии и т.д. В этот же период отмечены отдельные находки на Скандинавском полуострове (например, в Швеции, в могильниках вендельского периода).

Затем идёт период массовых находок подобных фигурок конца 9, и особенно, 10 и 11 веков - фигурки выполнены как из кости, янтаря, или камня, так и из стекла. Причём последних - найдено очень много. В этот период подобные фигурки обнаруживаются массово в Северной Европе: в разных частях Скандинавии, на Руси, в Финляндии, в Ирландии, в Прибалтике, также много этих фигурок найдено на Южной Балтике - в Волине, Старигарде (Ольденбурге на Вагрии), Рерике (Гросс-Штрёмкендорф) и прочих местах.

Очевидно, все эти периоды являются частями единого целого - общей истории этих настольных игр. Бедный на находки период сразу после окончания римского времени, возможно объясняется просто недостаточностью материала, а также общей деградацией материальной культуры и упадком, характерным для тогдашней Европы. Общей бедностью того времени. Но в остальном - между фигурками из разных периодов вполне просматривается явная преемственность. И всё это прекрасно соответствует латинской этимологии названия этих игр - тавлеи, или тафль.
Изображение

Доска с разметкой для игры, найденная в Ладоге.

Изучая вопрос, я ознакомился со статьёй Г.Ф.Корзухиной "Из истории игр", 1963 года публикации. Из которой узнал как эта тема трактуется в научных кругах, среди приверженцев теорий скандинавской направленности. В принципе - всё по их обычной схеме, применяемой при оценках археологических находок. Автор заявляет что эта игра, массово обнаруживаемая на территории Руси в слоях 10-11 веков (и появившаяся тут уже в сформировавшемся, готовом виде) - является скандинавским влиянием! По тому же самому принципу, по которому они объявляют скандинавскими предметами всё, что угодно, любой импорт на Русь из региона Балтики и даже шире - из Западной Европы. Всё это, как мы знаем, обычно, объявляется трактовщиками археологии от норманизма "материальными следами присутствия скандинавов", или "влиянием скандинавов". Фризско-мекленбургские гребни, франкские мечи, прибалтийский янтарь, стандартные европейские торговые весы той поры, западные монеты и т.д. и т.п. Примеров этого мы видели очень много. Присутствию всего этого - в других частях Балтики, и даже других регионах Европы, при подобных трактовках, почему-то особого внимания не уделяется, и при построении выводов это не учитывается. Хотя сами эти факты иногда упоминаются, например о гребнях в Мекленбурге и Фризии, или франкских мечах из области Рейна, но на выводы о том, что это, якобы "скандинавский импорт" это почему-то не влияет.

В оценке данных фигурок Корзухина также не оказалась оригинальной. Что характерно, она, в принципе, достаточно добросовестно, подробно и детально освещает историю самих этих фигурок. Видимо, ничего не упуская и не утаивая: ранние, римские находки, затем более поздний период, ну и, разумеется, время 9-11 веков, с массовыми находками. Также, она честно указывает, что по мнению самих скандинавских учёных - эта игра в Скандинавии является заимствованной, именно из Рейнского региона. Хотя, мне показалось, что эта их позиция, скорее, её огорчает! Но она её указывает! Более того, она даже приводит данные о том, что эти фигурки обнаружены на Волине - то есть уже на южно-балтийских землях. Хотя, при этом, упоминает этот факт очень кратко - вскользь. И намекает, что это связано со Скандинавией. При этом, как я понял - всех примеров она не знает. Тем более - она ещё не знает и не могла тогда знать про находки в Старигарде на Вагрии и в Рерике (где также обнаружена масса таких фигурок) потому, что они были сделаны через несколько десятилетий после выхода её статьи. Но, при этом - общая история развития этой игры ей вполне известна и она её честно приводит! И даже даёт латинскую этимологию слову тавлеи!

На таком же основании археологи будущего будут утверждать, что на среднеруской равнине, в Европе и США жили китайцы. Ибо везде будут находить изделия, произведенные в Китае. И на этом основании делать вывод, что не было культурных европейцев, руских, американцев. Ибо не производили они ничего, что в "культурном мусоре" они нашли.

Но озвучивая выводы о том, откуда эта игра появилась на Руси, "в своём готовом виде" - ничтоже сумняшеся, говорит только про скандинавов! Казалось бы что может быть проще - вот она вся история этой игры, она ей известна: Рейн, римского времени, и вся Европа, затем северная Европа, включая северную Германию и Польшу, и тогда чуть чуть проявляется Скандинавия. И затем - вся северная Европа, включая южный берег Балтики! И тогда же игра появляется на севере Руси. Хотя на Днепре фигурки находят ещё при римлянах. При чём тут скандинавы? Разве они, вообще, необходимы в этом уравнении для того, чтобы тавлеи попали на Русь? Почему нельзя допустить, что тавлеи распространяясь из своего центра на Рейне - естественным путём достигли и южно-балтийских народов? Тем более, что до них от Рейна куда ближе чем до Скандинавии, вообще-то! И где-то там и появилось наше слово тавлеи на основе какой-то германской формы, произошедшей от латинской tabula - типа tafl, или tæfl. Скандинавы в этом всём совсем не необходимы! Более того - логично предположить, что скорее к ним самим эта игра попала через посредничество Южного Берега! Но она даже не заикается об этом! Даже не намекает на вероятность южно-балтийского происхождения тавлеев на Руси. И подобная позиция, на самом деле - общее место всех норманистских работ по археологии.

Почему же она не может сложить два плюс два?! На самом деле - она не не может, ей просто это не надо! Она уже имеет позицию, что это скандинавы, которую она, уже давным давно, заранее приняла: "Русь осваивалась скандинавами", и это включает также обычно что-то типа "и сомневаться в этом беспреспективно и ненаучно", или что-то вроде того. И никакие факты, которые могут противоречить тому, что "Русь осваивалась скандинавами", ей на самом деле, вообще не нужны, как и альтернативные выводы, на основе этих фактов! Это всё для неё просто неуместно. На самом деле - в своей работе, она не исследует материал, а реально пытается его подгонять под заранее принятые установки. Подменяет выводы - своими исходными установками! Выдаёт свою заранее принятую позицию за "выводы из имеющегося материала"! Это характерно для всех норманистов, занимающихся трактовками археологии. Каждый раз, когда я знакомлюсь с их соответствующими текстами - я вижу одно и то же!

Это и есть квинтэссенция норманискткой археологии! Они либо ничего (или почти ничего) что выходит за рамки "освоения Руси скандинавами" не знают, либо даже если знают - не учитывают этого в своих выводах! Либо (что бывает также очень часто) - ничего и не хотят знать! Так как это им совершенно не нужно и не подходит с точки зрения их убеждений. Они уже приняли для себя версию, что это "скандинавы", и никакие факты для того, чтобы попытаться разобраться, кто же это всё таки были, на самом деле - им просто не нужны! Им не нужны объективные выводы, и то, на чём их можно построить - им нужно, максимум, что-то в поддержку их веры. А если этого нет - они готовы объявить таковым всё, что угодно - даже если это поддерживает на самом деле другую версию!

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 19 ноя 2019, 03:56

В доказательства существования тавлеи, как игры, можно привести раскопки 1969 года на земле вятечей в районе Старой Рязани, где в могильнике были обнаружены две шашки для игры. Предположительно это и есть шашки для тавлеи. На одной из них был изображен витязь со щитом и копьем. Вторая шашка была без рисунка, того же размера и хорошо удерживалась на «спине» собрата. Из этой находки можно предположить, что в тавлеях использовались «именные» фигуры как в шахматах, а не безликие, как в шашках.

Вообще, былинные герои частенько развлекаются этой игрой. И князь Владимир, и Добрыня Никитич(в реальной жизни – родственник Владимира), и Илья Муромец, и Садко...
Кстати, в былинах игра в тавлеи вот так описывается (По былине про Ставра Годиновича):
сталъ снимъ вшах[ма]ты играть золотыми тавлеями первую заступь заступовали иту посолъ поигралъ другую заступь заступовали идругую заступь посолже поигралъ

Ну что сказать? Во всяком случае, версию, что тавлеи – это доска для шахмат, можем смело отметать. И еще (так как выше - со ссылкой - не могу) в некоторых былинах описывается и ход игры «Вот хан ход ступил - недоступил, другой раз ступил - переступил, а на третий раз Добрыня ему и ход закрыл.» Сторонникам скандинавской версии видно тоже надо отдыхать. Там игра на закрытие хода – не спорю. Но все фигуры ходят по-ладейному, недоступить и переступить сложно.
А есть пара классов древних игр – где это возможно. Игры на выведение/заведение (нарды и не пережившие 4,5 тысяч лет с момента изобретения египетские шашки). И игры на построение (говорят, «мельница» в Греции с древних времен до наших дней дожила). Можно, кстати, немного порезвиться мыслями. В нардах ход определяется костями. На Руси буквы с титлом сверху обозначали цифры. В Древней Руси руны использовали не только для письма, но и для гадания, вытягивая костяшки с рунами из мешка. Недоступил-переступил – это может быть описанием неудачного «броска»(с нами специалист по былинам, написавший про кости).

Еще одна точно известная особенность тавлеев – трехмерность, возможность строить башни:
В доказательства существования тавлеи, как игры, можно привести раскопки 1969 года на земле вятечей в районе Старой Рязани, где в могильнике были обнаружены две шашки для игры. Предположительно это и есть шашки для тавлеи. На одной из них был изображен витязь со щитом и копьем. Вторая шашка была без рисунка, того же размера и хорошо удерживалась на «спине» собрата. Из этой находки можно предположить, что в тавлеях использовались «именные» фигуры как в шахматах, а не безликие, как в шашках.
До недавнего времени, появление шашек на Руси связывали с именем князя Владимира, который завез игру из Константинополя. Но эта находка археологов датирована 4-м веком, а значит игра была на Руси до Владимира. Откуда она появилась с Востока или Запада – не известно.

Вот описание игры, которая в 19 веке была «давно известной» - русские столбовые шашки или башни.

Уже теплее, только вот все шашки одинаковые. Не тавлеи, но тавлеями навеяно.
Собственно, мы уже приблизились к финалу. Никому не известно, какими были древнерусские тавлеи. Но точно известны некоторые их черты:
- возможность строить трехмерные фигуры (кстати, кажется это уникальная черта исключительно русских игр)
- игра на доске
- разные фигуры
- возможность играть тавлеями в шахматы (но не наоборот)
- возможность закрывать ход («недоступить-переступить» можно трактовать как неудачные ходы)
Есть такая игра! Видимо кто-то десять лет назад прошел сходным с моими размышлениями путем и решился реконструировать правила на том небогатом известном материале. В результате появились русские шахматы или таврели.
http://tavreli-chess.ru/
вице-президент федерации русских шахмат– А.Карпов.
http://tavreli-chess.ru/%d1%81%d0%b4%d0 ... %bc%d1%83/
Популярность шахмат и изученность большинства вариантов, породила множество версий этой игры, начиная от шахмат Фишера и заканчивая Шведскими шахматами.

Но самым интересным открытием оказались Таврели (Русские шахматы), в которые играли наши предки еще в 8-10 веке, письменные свидетельства о которых мы находим в былинах Садко, Владимир – Красное солнышко, былины о Ставре Годиновиче – самом знаменитом шахматисте того времени.

К огромному сожалению, правила игры были утеряны при Петре Первом, но в 1996 году усилиями историков и археологов игра была восстановлена, протестирована, и сразу привлекла множество сторонников, в результате чего была создана Федерация по русским шахматам, под эгидой которой проводились разнообразные соревнования по русским шахматам, среди которых были Чемпионаты России, СНГ и Европы.

Важно, что это русская игра, уже существовавшая и вновь созданная именно в России, поэтому она является нашим национальным достоянием и нашей гордостью.

Таврели, по словам вице-президента Федерации по русским шахматам Анатолия Евгеньевича Карпова, на порядок сложнее индийских шахмат, но при этом гуманнее, в них не рубят фигуры, а берут в плен, из которого их можно потом вызволить. Все фигуры остаются до конца партии на доске, составляя башни, поэтому таврели часто называют трехмерной игрой.

Несмотря на очевидную сложность, они просты в освоении, особенно для тех, кто уже играет в индийские шахматы. Таких людей можно научить играть в таврели за один вечер. Но совершенствоваться в шахматах можно всю жизнь. Именно для этого и создана настоящая методика, позволяющая с нуля освоить русские шахматы и сократить время обучения для игры на серьезном уровне.
А вот теперь смотрим, какая интересная картинка получается. Шахматы в Индии появились где-то на рубеже 6-7 веков нашей эры. Чатуранга, которую считают их предшественницей – не ранее 5 века н.э. Ладно, написанное в начале, что в тавлеи на Руси играли в 6 веке до нашей эры – это гипотеза одного из исследователей(Кадников Е.А. Шашечные арабески). Но как было сказано – в раскопках около Рязани найдены тавлеи 4 века нашей эры.

Так что, как бы неловко я себя не чувствовал, но я вынужден сказать «Русский лучник – старший брат индийского слона!» Ну и т.д.: ратник – пешки, всадник – коня, волхв – короля, князь – ферзя...

Правда мысль, что Россия – родина слонов, так избита, что завершить хочется чем-нибудь другим. Например, предложить перечитать приведенное выше пророчество из «Старшей Эдды». Други, тавлеи нашлись! :)))


Снова найтись
должны на лугу
в высокой траве
тавлеи золотые,
что им для игры
служили когда-то.
Заколосятся
хлеба без посева,
зло станет благом,
Бальдр вернется,
жить будет с Хёдом
у Хрофта в чертогах,
в жилище богов —
довольно ль вам этого?
(c) Прорицания вёльвы, Старшая Эдда.

Источник
https://bgfan.livejournal.com/80906.html

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 20 ноя 2019, 01:10

находка была сделана в норвежском Тронхейме и датировалась примерно 1100 годом. Важным было то, что доска частично сохранила разметку, что впоследствии помогло исследователям ее идентифицировать.
Доска из ТронхеймаДоска из Тронхейма
Изображение

11 клеточная доска, по видимому, и выделены 2 клетки напротив центральной клетки с Князем.
Остается темным вопрос - можно ли было пересекать стоянку нападающих или ограничение касалось только 2 клеток? И почему не отмечены остальные клетки стоянки.

Еще одна рассматриваемая нами доска была найдена в варяжском Старигарде (ныне Ольденбург) в 1983 году.
О ней я выше писал.


А самая последняя находка сделана в 2017 году в шведском городе Бирка — в захоронении женщины-война был найден комплект для игры в тафл. Стоит отметить, что согласно генетической экспертизе она, вероятно, была родом из земель западных славян — территорий, где сейчас располагается Польша.

https://tavlei.ru/hnefatafl-taktiki-i-strategii-igry
Примеры стратегии игры на 11 клетках

Необходимо отметить, что иногда под «тавлеями» воспринимают версию игры с полем 9х9 и модифицированными вариантами правил — например, с ограничениями хода короля в длину на 3 клетки или с зажатием короля с двух сторон как обычной фигуры. Такой подход объясняется тем, что современную известность в Российской Федерации игра начала получать только после находки в Ольденбурге доски 9х9. Однако гораздо более распространенными являлись версии 11х11 и 13х13, включая и находку в Старой Ладоге.
Еще одно популярное заблуждение в том, что начинает игру белая сторона. Заблуждение пошло из текста некоторых саг, но в них же говорится, что под белыми понимались атакующие.
Я склонен придерживаться точки зрения, что тавлеи = хнефатафл в полном смысле, независимо от версии игры. А т.к. для хнефатафла наиболее популярной и исторически достоверной является версия с полем 11х11, то и выбор был сделан в сторону этого варианта.
Что касается правил, то предложенный на сайте вариант является одним из наиболее распространенных и сбалансированных на данный момент.


Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 20 ноя 2019, 01:54

phpBB [media]


Вариант игры на 9 клетках, с несколько измененными правилами для уравнивания шансов на победу обеих сторон.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 20 ноя 2019, 22:30

Тот рисунок, что я привел в тексте о Линнее с его заметками о доске и игре в Лапландии, им обнаруженным есть поздняя перерисовка.
Сам рисунок намного интереснее. Ибо в таблице Линней использовал даже руны на клетках доски. Да и шрифты весьма интересны. Они практически схожи с рукописной формой кириллицы, какие мы пишем сегодня.
Вот оригинал из его заметок.
Изображение
Drawing of Tablut board and rules in Latin. Folio 135 of the original manuscript of Iter Lapponicum, by Carl Linnaeus, 1732. The Linnean Society of London, Manuscript GB/110/LM/LP/TRV/1/2/1, Folio

Tablut
1. Arx regia. Konokis Lappon., cui nullus succedere potest.
2 et 3. Sveci N:r 9 cum rege et eorum loca s. stationes.
4. Muscovitarum stationes omnes in prima aggressione depictæ.
0. Vacua loca occupare cuique licitum, etiam Regi, idem valet de locis characterisatis praeter arcem.

Leges
1. Alla få occupera och mutare loca per lineam rectam, non vero transversam, ut a ad c non vero a ad e. 2. Nulli licitum sit locum per lineam rectam alium supersalire, occupare, ut a b ad m, alio aliqvo in i constituto.
3. Si Rex occuparet locum b et nullus in e, i et m positus esset, possit exire, nisi mox muscovita aliqvod ex locis nominatis occupat, et Regi exitum præcludit.
4. Si Rex tali modo exit, est praelium finitum.
5. Si Rex in e collocaretur, nec ullus s. ejus s. hostis miles esset in f g sive i m, tum aditus non potest claudi.
6. Ut Rex aditum apertum vidit, clamet Raichi, si duæ viæ apertæ sunt tuichu.
7. Licitum est loca dissita occupare per lineam rectam, ut a c ad n, nullo intercludente.
8. Svecus et muscovita in gressibus alternant.
9. Si qvis hostem 1 inter 2 sibi hostes collocare possit, est occisus et ejici debet, etiam Rex.
10. Si Rex in arce 1 et hostes in 3bus ex N:r 2, tum abire potest per qvartum, et si ejus in 4to locum occupare potest, si ita cinctus et miles in 3 collocatur, est inter regem et militem qvi stat occisus, si qvatuor hostes in 2, tum rex captus est.
11. Si Rex in 2, tum hostes 3, sc. in a α et 3 erint, si capiatur.
12. Rege capto vel intercluso finitur bellum et victor retinet svecos, devictus muscovitas et ludus incipiatur.
13. Muscovitas sine rege erint, suntque 16 in 4 phalangibus disponendis.
14. Arx potest intercludere, æque ac trio[tertio?], ut si miles in 2 et hostis in 3 est, occiditur.

Latin text from Linnæus, Carl, Carl von Linné, Algot Hellbom, Sigurd Fries, Ingegerd Fries, and Roger Jacobsson. Iter Lapponicum: Dagboken. Kungl. skytteanska samfundet, 2003. 3 Volumes.


Board
1. The fort of the king (gånågis in Saami), which nobody can enter.
“Succedere” with dative seems to mean “enter”. Gånågis means ‘king’. It’s unlikely that it refers to the central square. Fries: “Konokis in Saami, which [i.e. the King] nobody can replace.”
The word Lapp is not politically correct nowadays, so I use “Saami” in order not to get blame for Linnaeus’s use of words. I use the Finnish spelling that Sámi giellatekno uses in English.
2 & 3. Swedes, 9 of them with the king and their squares or positions.
Fries thinks that number 9 refers to the squares only.
4. The positions of the Muscovites at the beginning of the attack.
0. Empty squares can be occupied by any piece, also the King. This also applies to the specially marked squares except the fort.
“Praeter” means “in front of”, but it can also mean “except” (Cartier’s suggestion), which is very precise in the context. Linnaeus could have used numbers but this is shorter.

Rules
1. Any piece may occupy a square and move from one square to another in a straight line but not diagonally, as from a to c, but not from a to e.
“Alla få occupera och”, Swedish, “all can occupy and”.
2. It is not allowed to pass over any other piece that may be in the way, or to move into its place, for instance, from b to m, in case any were stationed at i or somewhere else(?).
“Constituto” participle “placed”. “Alio aliquo” is “anyone else”, or “any other one”, suggesteed by Ahston’s professional translator.
3. If the king should stand in b, and no other piece in e, i, or m, he may escape by that road, unless one of the Muscovites immediately gets possession of one of the squares in question, so as to interrupt him.
4. If the king be able to accomplish this, the contest is at an end.
5. If the king happens to be in e, and none of his own people or his enemies either in f or g, i or m, his exit cannot be prevented.
6. Whenever the king perceives that a passage is free, he must call out rájgge ‘hole’ and if there be two ways open, dujgu ‘hither and thither’.
Fries: “tuichu Luule Saami tuoiku ‘up there in front, that way forward’ (Grundstöm, s. 1255f)”. Wiklund’s Lule-Lappisches Wörterbuch has the form tuiku (dujgu in the present official orthography), which is prolative plural, ‘through those [holes]’. Perhaps best translated as ‘this way and that’.
7. It is allowable to move ever so far at once, in a right line, if the squares in the way be vacant, as from c to n.
8. The Swedes and the Muscovites take it by turns to move.
9. If a player can move so that the enemy is between two of his pieces, it is killed and taken off, likewise the king.
“Possit” present subjunctive, “be able to”.
Literally: “If somebody can move [so that] a piece [ends up] between two hostile pieces,…” Linnaeus had trouble finding a concise formulation of this rule. A suicide interpretation probably makes the game impossible. Fries translates literally.
et si ejus in 4to locum occupare potest, si ita cinctus et miles in 3 collocatur, est inter regem et militem qvi stat occisus, si qvatuor hostes in 2, tum rex captus est.
10. If the king, being in his own square or castle, is encompassed on three sides by his enemies, one of them standing in each of three of the squares numbered 2, he may move away by the fourth. If one of his own people happens to be in this fourth square, and one of his enemies in number 3 next to it, the soldier thus enclosed between his king and the enemy is killed. If four of the enemy gain possession of the four squares marked 2, thus enclosing the king, he becomes their prisoner.
11. If the king be in 2, with an enemy in each of the adjoining squares, a, α and 3, he is likewise taken.
12. When the king is taken or imprisoned, the war is over, and the winner takes the Swedes, the loser the Muscovites, and the play starts all over.
This rule says nothing about the case of the Swedes winning.
13. The Muscovites have no King and the 16 pieces are deployed in 4 units.
14. The fort can block, as a third [piece], so if there is a soldier in 2 and enemy in 3, it is killed.
Tertio is Ashton’s suggestion. Fries: “Trio ‘ox’ seems to be taken from some game where the “ox” is surrounded.”

English translation by Olli Salmi.
Изображение

Hnefatafl glass pieces dated to 800 – 1099 CE, found in Björkö, Norr om Borg, Grav, Kammargrav (Bj 523). Historiska Museum, Stockholm, Sweden, 106813. Photo: December 9, 2000. Note the king piece, among the soldiers balls pieces.


Изображение

A set of 27 Hnefatafl bone, horn and bronze pieces, dated to 800 – 1099 CE from Björkö, Norr om Borg, Grav, Kammargrav (Bj 624). Historiska Museum, Stocholm, Sweden, 364475. Photo: Christer Ahlin, October 20, 2011. Note the king piece, with a bronze crown.

Since Olli Salmi’s reconstruction of Linnaeus’ Tablut rules results in the most balanced game, I have documented those rules here.

Olli Salmi’s Tablut Rules:

The game is for 2 players.
The board is a square with a 9×9 grid. There are 25 pieces total: 16 attackers (Moscovites), 8 defenders (Swedes), and 1 king. The first player plays for the attackers. The second player plays for the defenders and the king.
The initial position of the pieces is shown in the following diagram. The king is placed on the throne. The defenders surround him in the shape of a cross. The attackers are placed on four sides in T shaped groups.

Изображение

The central square, called the throne, may only be occupied by the king. The king can go in and out of the throne at any time. Other pieces may pass through the throne when it is empty, but are not allowed to land on it. The throne square is hostile to both the attackers and defenders, meaning that when it is empty it can replace one of the two pieces taking part in a capture.
The attackers move first. The two players alternate their moves.
All pieces, including the king, move any number of vacant squares along a row or a column, like a rook in chess

Изображение

Изображение

All regular pieces (see about the king below) are captured if they are sandwiched between two enemy pieces, or between an enemy piece and the throne, along a column or a row.

Изображение

Изображение

Multiple captures in one move or capturing with the king is allowed.

Изображение

Изображение

A piece is only captured if the trap is closed by a move of the opponent. An opponent’s piece is allowed to move in between two enemy pieces without being captured.

Изображение

Изображение

The two sides have different goals to win the game.

The goal for the defenders (king’s side) is to move the king to any edge square. If the king has escaped to the edge, the defenders win.

Изображение

The attackers win if they can capture the king before he escapes to the edge. The king is captured like all other pieces by being sandwiched between two opposing pieces. However, if the king is on the throne or on one of the four orthogonal squares next to the throne, then in order to capture him the attackers must surround him on all four sides, and not just two. If the king is captured on a cell adjacent to the throne, the throne can count as one of the four capturing sides and may remain empty during capture.

Изображение

Изображение

If the attackers surround the king and all remaining defenders, to the point that the king cannot escape, then the attackers win.
3 repetitions of the same move by the same player in a row are not allowed. If 3 repetitions in a row are made the repeating player loses the game.
If a player cannot move they lose the game.

On Strategy:

According to the rules presented above, the balance of Tablut between the attackers and the defenders is similar to the balance of chess. In chess since white go first they have about 52-59% of winning compared to the black, as has been documented in many different tournament statistical analyses. Aage Nielsen documented based on tournament results, that Tablut is -1.11 balanced on average, meaning that the attackers win about 10% more often. In other words, the attackers win in Tablut 60% of the time, compared to 52-59% of the white in chess.
Since Hnefatafl is asymmetrical, each of the players must use a different strategy to win.
The attackers need to form a blockade around the defenders so that the king gets surrounded and eventually eliminated. As long as the ring around the king remains unbroken he cannot escape. The blockade is formed by positioning the attackers in the shape of a rhombus on a diagonal of each row. Once the blockade is formed that attackers need to slowly make the rhombus smaller and smaller around the center of the board and tighten the noose around the king.
The goal for the defenders is to constantly create gaps in the blockade and have the king escape through one of those gaps to the edge of board. Placing defenders behind the enemy lines makes it much easier for them to eliminate more attackers and break through the blockade.
Some chess tactics are applicable in Hnefatafl as well. Forcing the opponent to make a particular move in order to avoid losing the game can be very useful. Creating a fork where one piece can attack multiple opponent’s pieces can provide an advantage. Pinning a piece, which prevents it from being moved from its location by the threat of losing the game, is another useful tactic which gives the player the control of the board.

Bibliography:

Linnaeus, Carolus. Lachesis lapponica, or a tour in Lapland. London, 1811. Volume 2, pp. 55-58.
Ashton, John C. “Linnaeus’s game of Tablut and its relationship to the ancient Viking game Hnefatafl.” The Heroic Age: A Journal of Early Medieval Northwestern Europe 13 (2010): 1526-1867.
Walker, Damian. Reconstructing Hnefatafl. Cyningstan, 2014.
Walker, Damian Gareth. An Introduction to Hnefatafl. Cyningstan, 2015.

Filed Under: All Games, Medieval Games, Viking Games Tagged With: Hnefatafl, Medieval Games, Tablut, Tafl, Viking Games
источник-
https://www.ancientgames.org/hnefatafl-tablut/

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 20 ноя 2019, 23:47

перевод автопереводчика текста заметок Линнея с латинского
Таблут
1. Центром дворца. Konokis Lappon. нет, чтобы добиться успеха можно.
2 и 3. Sveci Н:Р 9 с королем и их настройках. станций.
4. Muscovitarum станции все в первый aggressione depictæ.
0. Пустые места предугадывать каждое юридическое, даже царя, то же самое касается мест characterisatis в дополнение к замку.
Изображение
Законы
1. Алла få occupera изменить оч местах вдоль линии, и не transversam, как с не электронной. 2. Никто из законного места через линию, другой supersalire, занимают, как от Б К М, другой aliqvo в я установил.
3. Если король occuparet место Б и в е, я и М ориентируясь на бы скоро выйти aliqvod muscovita от места номинантов занимает, и вопрос præcludit короля.
4. Если король таким образом получается, praelium конечны.
5. Если король в электронной collocaretur, ни с. его с. вражеские солдаты будут в Е Г и я-м, то подход не может быть отстойным.
6. Как царь подход открытого видел, clamet Raichi, если было два пути tuichu.
7. Это законно мест dissita занимают линию, а от C до N, не intercludente.
8. Svecus и muscovita обязательство alternant.
9. Если qvis врага 1 2 между собой и противником, чтобы найти вы можете сделать, убивают и ejici должны, даже король.
10. Если король находится в цитадели 1 и врагов в 3bus экс п:р 2, затем пройти через qvartum, и если его 4то место занять может, если так носить и солдат на 3 позиционируется, между королем и рыцарем в qvi стоит убить, если qvatuor врагов в 2, потом король считается захваченным.
11. Если король находится в 2, тогда враг 3, СК. одним словом и 3 erint, если вы принимаете.
12. Король захватить или intercluso конца войны и победитель сохраняет svecos, это было проверено muscovitas и игра, чтобы начать.
13. Muscovitas без царя erint, отъезды 16 в 4 phalangibus disponendis.
14. Координатор может intercludere, в равной степени и трио[третий?], что если солдат находится в 2-х и врагом в 3, он был убит.

Изображение
Tablut
1. Arx regia. Konokis Lappon., cui nullus succedere potest.
2 et 3. Sveci N:r 9 cum rege et eorum loca s. stationes.
4. Muscovitarum stationes omnes in prima aggressione depictæ.
0. Vacua loca occupare cuique licitum, etiam Regi, idem valet de locis characterisatis praeter arcem.

Leges
1. Alla få occupera och mutare loca per lineam rectam, non vero transversam, ut a ad c non vero a ad e. 2. Nulli licitum sit locum per lineam rectam alium supersalire, occupare, ut a b ad m, alio aliqvo in i constituto.
3. Si Rex occuparet locum b et nullus in e, i et m positus esset, possit exire, nisi mox muscovita aliqvod ex locis nominatis occupat, et Regi exitum præcludit.
4. Si Rex tali modo exit, est praelium finitum.
5. Si Rex in e collocaretur, nec ullus s. ejus s. hostis miles esset in f g sive i m, tum aditus non potest claudi.
6. Ut Rex aditum apertum vidit, clamet Raichi, si duæ viæ apertæ sunt tuichu.
7. Licitum est loca dissita occupare per lineam rectam, ut a c ad n, nullo intercludente.
8. Svecus et muscovita in gressibus alternant.
9. Si qvis hostem 1 inter 2 sibi hostes collocare possit, est occisus et ejici debet, etiam Rex.
10. Si Rex in arce 1 et hostes in 3bus ex N:r 2, tum abire potest per qvartum, et si ejus in 4to locum occupare potest, si ita cinctus et miles in 3 collocatur, est inter regem et militem qvi stat occisus, si qvatuor hostes in 2, tum rex captus est.
11. Si Rex in 2, tum hostes 3, sc. in a α et 3 erint, si capiatur.
12. Rege capto vel intercluso finitur bellum et victor retinet svecos, devictus muscovitas et ludus incipiatur.
13. Muscovitas sine rege erint, suntque 16 in 4 phalangibus disponendis.
14. Arx potest intercludere, æque ac trio[tertio?], ut si miles in 2 et hostis in 3 est, occiditur.

Latin text from Linnæus, Carl, Carl von Linné, Algot Hellbom, Sigurd Fries, Ingegerd Fries, and Roger Jacobsson. Iter Lapponicum: Dagboken. Kungl. skytteanska samfundet, 2003. 3 Volumes.

Изображение
Board
1. The fort of the king (gånågis in Saami), which nobody can enter.
“Succedere” with dative seems to mean “enter”. Gånågis means ‘king’. It’s unlikely that it refers to the central square. Fries: “Konokis in Saami, which [i.e. the King] nobody can replace.”
The word Lapp is not politically correct nowadays, so I use “Saami” in order not to get blame for Linnaeus’s use of words. I use the Finnish spelling that Sámi giellatekno uses in English.
2 & 3. Swedes, 9 of them with the king and their squares or positions.
Fries thinks that number 9 refers to the squares only.
4. The positions of the Muscovites at the beginning of the attack.
0. Empty squares can be occupied by any piece, also the King. This also applies to the specially marked squares except the fort.
“Praeter” means “in front of”, but it can also mean “except” (Cartier’s suggestion), which is very precise in the context. Linnaeus could have used numbers but this is shorter.

Изображение
Rules
1. Any piece may occupy a square and move from one square to another in a straight line but not diagonally, as from a to c, but not from a to e.
“Alla få occupera och”, Swedish, “all can occupy and”.
2. It is not allowed to pass over any other piece that may be in the way, or to move into its place, for instance, from b to m, in case any were stationed at i or somewhere else(?).
“Constituto” participle “placed”. “Alio aliquo” is “anyone else”, or “any other one”, suggesteed by Ahston’s professional translator.
3. If the king should stand in b, and no other piece in e, i, or m, he may escape by that road, unless one of the Muscovites immediately gets possession of one of the squares in question, so as to interrupt him.
4. If the king be able to accomplish this, the contest is at an end.
5. If the king happens to be in e, and none of his own people or his enemies either in f or g, i or m, his exit cannot be prevented.
6. Whenever the king perceives that a passage is free, he must call out rájgge ‘hole’ and if there be two ways open, dujgu ‘hither and thither’.
Fries: “tuichu Luule Saami tuoiku ‘up there in front, that way forward’ (Grundstöm, s. 1255f)”. Wiklund’s Lule-Lappisches Wörterbuch has the form tuiku (dujgu in the present official orthography), which is prolative plural, ‘through those [holes]’. Perhaps best translated as ‘this way and that’.
7. It is allowable to move ever so far at once, in a right line, if the squares in the way be vacant, as from c to n.
8. The Swedes and the Muscovites take it by turns to move.
9. If a player can move so that the enemy is between two of his pieces, it is killed and taken off, likewise the king.
“Possit” present subjunctive, “be able to”.
Literally: “If somebody can move [so that] a piece [ends up] between two hostile pieces,…” Linnaeus had trouble finding a concise formulation of this rule. A suicide interpretation probably makes the game impossible. Fries translates literally.
et si ejus in 4to locum occupare potest, si ita cinctus et miles in 3 collocatur, est inter regem et militem qvi stat occisus, si qvatuor hostes in 2, tum rex captus est.
10. If the king, being in his own square or castle, is encompassed on three sides by his enemies, one of them standing in each of three of the squares numbered 2, he may move away by the fourth. If one of his own people happens to be in this fourth square, and one of his enemies in number 3 next to it, the soldier thus enclosed between his king and the enemy is killed. If four of the enemy gain possession of the four squares marked 2, thus enclosing the king, he becomes their prisoner.
11. If the king be in 2, with an enemy in each of the adjoining squares, a, α and 3, he is likewise taken.
12. When the king is taken or imprisoned, the war is over, and the winner takes the Swedes, the loser the Muscovites, and the play starts all over.
This rule says nothing about the case of the Swedes winning.
13. The Muscovites have no King and the 16 pieces are deployed in 4 units.
14. The fort can block, as a third [piece], so if there is a soldier in 2 and enemy in 3, it is killed.
Tertio is Ashton’s suggestion. Fries: “Trio ‘ox’ seems to be taken from some game where the “ox” is surrounded.”
Изображение
English translation by Olli Salmi.
И этого же куска с английского-
борт
1. Крепость царя (gånågis in Saami), в которую никто не может войти.
"Succedere" с дательным падежом, кажется, означает "войти". Гонагис означает "король". Вряд ли это относится к центральной площади. Фрис: "Коноки в саамах, которых [то есть царя] никто не может заменить.”
Слово Lapp в наши дни не политкорректно, поэтому я использую слово "саами", чтобы не обвинять Линнея в использовании слов. Я использую финское написание, которое саами джеллатекно использует в английском языке.
2 и 3. Шведы, 9 из них с королем и их квадратами или позициями.
Фрис считает, что число 9 относится только к квадратам.
4. Позиции москвичей в начале атаки.
0. Пустые квадраты могут быть заняты любой фигурой, в том числе королем. Это также относится к специально обозначенным квадратам, кроме форта.
"Претер" означает " Перед”, но он также может означать “кроме” (предложение Картье), что очень точно в контексте. Линней мог бы использовать числа, но это короче.

Правила
1. Любая фигура может занимать квадрат и двигаться от одного квадрата к другому по прямой, но не по диагонали, как от А до С, но не от А до е.
"Alla få occupera och", шведский, “все может занять и".
2. Не разрешается переходить через какую-либо другую часть, которая может быть на пути, или перемещаться на ее место, например, из b в m, если они были размещены в i или где-то еще(?).
” Constituto "причастие " помещено". “Alio aliquo "- это "любой другой” или "любой другой", предложенный профессиональным переводчиком Ахстона.

Изображение
3. Если царь будет стоять в Б, а никакой другой фигуры в Е, I или M, он может бежать по этой дороге, если только кто-нибудь из московитов немедленно не овладеет одной из площадей, о которых идет речь, чтобы помешать ему.
4. Если король сумеет это сделать, состязание закончится.
5. Если король окажется в е, и никто из его народа или его врагов не окажется ни в f, ни в g, ни в i, ни в m, то его выход не может быть предотвращен.
6. Всякий раз, когда король видит, что проход свободен, он должен крикнуть раджгге "дыра", и если есть два открытых пути, дуджгу "туда и сюда".
Фрис: "tuichu Luule Saami tuoiku' там впереди, там впереди ' (Grundstöm, s. 1255f)". Виклунд в Люле-Lappisches Wörterbuch имеет форму tuiku (dujgu в настоящее время официальная орфография), который prolative множественном числе, через те [отверстия]’. Возможно, лучше всего переводится как "так и так". Raichi и tuichu в тексте у Линнея.
7. Допустимо двигаться сразу так далеко, по прямой линии, если квадраты на пути свободны, как от c до n.
8. Шведы и москвичи по очереди переезжают.
9. Если игрок может двигаться так, что враг находится между двумя его фигурами, он убит и снят, как и король.
“Possit” настоящее сослагательное, “уметь”.
Буквально:” Если кто-то может переместить [так, что] кусок [оказывается] между двумя враждебными частями,... " Линней затруднился найти краткую формулировку этого правила. Суицидальная интерпретация, вероятно, делает игру невозможной. Фри переводится буквально.
Эт Си ejus в 4то местоблюститель occupare может быть преступным, Си Ита cinctus Эт миль в 3 collocatur, есть в регем Эт militem в qvi стат occisus, Си qvatuor хостес в 2, Тум Рекс captus есть.
10. Если король, находясь в своем собственном квадрате или замке, окружен с трех сторон своими врагами, один из которых стоит в каждом из трех квадратов под номером 2, он может отойти на четвертый. Если кто-то из его соплеменников окажется в этом четвертом квадрате, а один из его врагов в номере 3 рядом с ним, то солдат, таким образом заключенный между своим королем и врагом, будет убит. Если четверо врагов овладевают четырьмя квадратами, отмеченными цифрой 2, и таким образом окружают короля, он становится их пленником.
11. Если король находится в 2, с врагом в каждом из соседних квадратов, a, α и 3, он также взят.
12. Когда король взят или заключен в тюрьму, война окончена, победитель получает шведов, проигравший-москвичей, и игра начинается сначала.
Это правило ничего не говорит о случае победы шведов.
13. У москвичей нет царя и 16 штук развернуты в 4 единицы.
14. Форт может блокировать, как третий [кусок], поэтому, если есть солдат в 2 и враг в 3, он убит.
Терцио-это предложение Эштона. Фрис: "трио " бык", кажется, взято из какой-то игры, где” бык " окружен.”

Изображение
Автоперевод реконструкции игры-
Поскольку реконструкция Олли Салми правил Таблита Линнея приводит к наиболее сбалансированной игре, я задокументировал эти правила здесь.

Правила Таблут Олли Салми по :

Игра рассчитана на 2 игроков.
Доска представляет собой квадрат с сеткой 9×9. Всего их 25 штук: 16 нападающих (москвичей), 8 защитников (шведов) и 1 Король. Первый игрок играет за нападающих. Второй игрок играет за защитников и короля.
Начальное положение фигур показано на следующей диаграмме. Король восседает на троне. Защитники окружают его в форме креста. Нападающие размещены с четырех сторон в Т-образных группах.


Центральная площадь, называемая троном, может быть занята только королем. Король может входить и выходить из трона в любое время. Другие части могут пройти через трон, когда он пуст, но не могут приземлиться на него. Тронный квадрат враждебен как нападающим, так и защитникам, что означает, что когда он пуст, он может заменить одну из двух фигур, участвующих в захвате.
Нападающие двигаются первыми. Два игрока чередуют свои ходы.
Все фигуры, включая короля, перемещают любое количество свободных квадратов вдоль ряда или столбца, как ладья в шахматах

Все обычные фигуры (см. о короле ниже) захватываются, если они зажаты между двумя вражескими фигурами или между вражеской фигурой и троном, вдоль колонны или ряда.

Допускается несколько захватов за один ход или захват с королем.

Фигура захватывается только в том случае, если ловушка закрывается движением противника. Фигура противника может перемещаться между двумя фигурами противника, не будучи захваченной.

Две стороны имеют разные цели, чтобы выиграть игру.

Цель для защитников (сторона короля) состоит в том, чтобы переместить короля на любой край квадрата. Если король сбежал на край, защитники побеждают.
Нападающие выигрывают, если они могут захватить короля, прежде чем он убежит к краю. Король захвачен, как и все другие части, будучи зажатым между двумя противоположными частями. Однако, если король находится на троне или на одном из четырех ортогональных квадратов рядом с троном, то для того, чтобы захватить его, нападающие должны окружить его со всех четырех сторон, а не только с двух. Если король захвачен в клетке, смежной с троном, трон может считаться одной из четырех сторон захвата и может оставаться пустым во время захвата.
Если нападающие окружают короля и всех оставшихся защитников до такой степени, что король не может убежать, то нападающие побеждают.
3 повторения одного и того же хода одним и тем же игроком подряд не допускаются. Если 3 повторения подряд сделаны повторяющийся игрок проигрывает игру.
Если игрок не может двигаться, они теряют игру.

на стратегии:

Согласно представленным выше правилам, баланс Таблита между нападающими и защитниками подобен балансу шахмат. В шахматах с тех пор, как белые идут первыми, они имеют около 52-59% выигрыша по сравнению с черными, что было задокументировано во многих различных турнирных статистических анализах. Ааге Нильсен задокументировал, основываясь на результатах турнира, что Tablut в среднем сбалансирован -1.11, что означает, что нападающие выигрывают примерно на 10% чаще. Другими словами, нападающие выигрывают в Таблуте 60% времени, по сравнению с 52-59% белых в шахматах.
Поскольку Hnefatafl асимметричен, каждый из игроков должен использовать другую стратегию для победы.
Нападающие должны сформировать блокаду вокруг защитников, чтобы король был окружен и в конечном счете устранен. Пока кольцо вокруг короля остается неразорванным, он не может сбежать. Блокада формируется путем размещения атакующих в форме ромба по диагонали каждого ряда. После того, как блокада сформирована, атакующие должны медленно сделать ромб все меньше и меньше вокруг центра доски и затянуть петлю вокруг короля.
Цель защитников состоит в том, чтобы постоянно создавать пробелы в блокаде и заставить короля бежать через один из этих пробелов к краю доски. Размещение защитников в тылу врага значительно облегчает им задачу уничтожения большего числа нападающих и прорыва блокады.
Некоторые шахматные тактики применимы и в Хнефатафле. Заставить противника сделать тот или иной ход, чтобы избежать проигрыша в игре, может быть очень полезно. Создание вилки, где одна часть может атаковать несколько частей противника может обеспечить преимущество. Закрепление фигуры, которое предотвращает ее перемещение с места из-за угрозы проигрыша игры, является еще одной полезной тактикой, которая дает игроку контроль над доской.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 21 ноя 2019, 21:03

http://aagenielsen.dk/tafl_balances.php
Здесь представлена статистика балланса игры с разными условиями и полями.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 21 ноя 2019, 21:20

http://aagenielsen.dk/tablut_translations.html
Здесь представлены все версии перевода заметок Линнея. выше приведен самый последний и наиболее точный. Но можно изучить и прочие варианты по ссылке.
http://aagenielsen.dk/TaflRulesEnglish.pdf
Сведение всех правил на разных полях.

Правила игры в хнефатафл, настольная игра викингов (вариант Фетлар).
Текст - большей частью перевод описания Стена Хелмфрида.
Изображение
11x11 доска хнефатафл
1. Могут участвовать два игрока. Один игрок играет на стороне короля, с королем и его защитниками, а другой игрок играет на стороне нападающих. Есть или восемь защитников и шестнадцать нападающих, или двенадцать защитников и двадцать четыре нападающих.

2. Игра играется на доске с 11x11 клеточками и с исходной позицией, как показано выше.

3. Центральная клеточка, названная троном, и четыре клеточки в углах ограничены и могут быть заняты только королём. Королю позволяется вернуться на трон, и все фигуры могут проходить трон, когда он пустой. Четыре клеточки угла враждебны ко всем фигурам, что означает, что они могут заменить одну из этих двух фигур, принимающих участие в захвате. Трон всегда враждебен к нападающим, но к защитникам - только, когда он пустой.

4. Цель стороны короля состоит в том, чтобы переместить короля в любую из четырёх угловых клеточек. В этом случае - король убежал и его сторона выигрывает. Нападающие выигрывают, если они могут захватить короля прежде, чем он убежит.

5. Ходят по очереди, при чем сторона нападающих ходит первой. Все фигуры передвигаются на любое количество свободных клеточек по ряду или колонке, как ладья в шахматах.

6. Все фигуры, кроме короля, захвачены, если они являются зажатыми между двумя вражескими фигурами, или между вражеской фигурой и вражеской клеточкой, по колонке или ряду. Две вражеские фигуры должны или быть на клеточке выше и ниже или на клеточке налево и направо от подвергшейся нападению фигуры. Фигура считается захваченной, если западня закрыта движением противника, это значит, что своей фигурой можно походить между вражеские фигуры противника. Захваченная фигура удалена с доски и больше не активна в игре. Король может принимать участие в захватах.

7. Нападающие должны окружить короля со всех четырёх сторон. Когда он находится на клеточке рядом с троном, нападающие должны занять все четыре ближайшие клеточки, кроме трона.
Короля не можно захватить на краю доска.

Благодарю очень Ольгу Мудриченко, которая помогла исправить русский текст.
Также Дмитрий Половинкин помогал исправлениями.
Да, особенно этим двум товарищам удался перевод на руский вот этой фразы - Короля не можно захватить на краю доска.- архи гениально.. :) А фамилии как бы не располагают.. - Бинду
Но я считаю, что это не соответствует тому, что записал Линней. Позже я предложу вариант, который по моему мнению, ближе к истинным древним правилам игры.

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 21 ноя 2019, 21:24

Изображение
А пока, выводы зарубежных коллег, интересующихся данной игрой.

Results: Linnaeus's Rules of Tablut, Presented along with a Reconstruction of Hnefatafl1
Tablut (a late Swedish variant of Hnefatafl, exported to Lapland and observed by Linnaeus)
Figure 1: Diagram of Tablut Board

Figure 1: Diagram of Tablut Board (Smith 1811, 2.55
Starting Positions

§6. Square 1. Royal Citadel (or throne). Called Konokis in Lapp, no one is allowed to enter this central space. The Swedish King is placed here to start the game.

§7. Squares 2 & 3. Swedes number nine when counted together with their King; at the beginning of the game, their eight soldiers are arranged around the King in squares 2 and 3.

§8. Square 4. Muscovites are placed in the sixteen perimeter embroidered squares at the start of the game, some of which have the notation 4 in the figure.

§9. Other. Empty spaces can be occupied by any piece legally, including the King; this applies for all prominently lettered (a through o, A through O) and prominently numbered (2, 3) spaces. Other spaces (i.e., embroidered squares, including 1 and 4) are citadels and are off-limits to all pieces. A piece originating in a citadel may not re-enter once it has left.
Laws

§9. Rule 1. All pieces can occupy and move to a space by means of a straight line, not obliquely, as a to c not as a to e.

§10. Rule 2. It is not permitted to go to a space by means of a straight line if it would require jumping another occupied space, as from b to m, if in the process i is occupied.

§11. Rule 3. If the King, for example, occupies space b and no one is in e, i and m, he can leave, as long as a Muscovite does not block or capture the King in the next turn.

§12. Rule 4. If the King can escape to a perimeter square (except for the off-limits embroidered squares), the game is over.

§13. Rule 5. If the King, for example, is positioned in e, and neither his own nor hostile soldiers are in f and g or i and m, his escape cannot be stopped, unless he is captured in the next move.

§14. Rule 6. If the King sees a clear escape route, he calls out Raichi (check); if two open routes exist, he calls out Tuicha (checkmate).

§15. Rule 7. It is permissible to move as far as possible along a straight line, as from c to n, if nothing is blocking.

§16. Rule 8. Swedes and Muscovites move in alternate turns. The lighter color pieces (usually the Swedes) are arbitrarily allowed to move first [this is not specified in Linnaeus].

§17. Rule 9. If one piece finds itself trapped between two enemies, it is captured and must be removed from the board. This is also true for the King, except as noted in rules 10 and 11 below. It is permissible to move in between two enemy pieces already in position; a soldier is only taken if a sandwiching (hammer and anvil) movement is made by his enemy. The hammer and anvil enemy pieces must be lined up either vertically or horizontally with the soldier who is captured; diagonal captures are not allowed. Multiple captures of two or even three enemy pieces are possible with a single move (given favorable geometry).

§18. Rule 10. If the King is in citadel 1 and enemies in three of the places numbered 2, he can escape to the fourth square labeled 2. If his own man is occupying the 4th square, and if that soldier in 2 is positioned between the King and an enemy soldier, it is killed. If four enemies are in 2, the King is captured. Four attackers are required to take the King, as described above, only when he is on his throne (citadel 1). The Swede in square 2 is captured, as described above, not because he is trapped between the King and a Muscovite, but rather because he is trapped between the throne and a Muscovite; see rule 14 below regarding citadels.

§19. Rule 11. If the King is in 2, and three enemies are in a, A and 3, he is captured. It is only when the king is directly adjacent to the throne (in square 2) that three attackers are required to take him. Unless the King is on or next to the throne, he may be captured like any other piece.

§20. Rule 12. The King being thus captured or hemmed in finishes the battle and the victor retains the Swedes he captured, claims the defeated Muscovites, and a new game can start, if so desired.

§21. Rule 13. Muscovites operate without a king, being sixteen soldiers divided into four ordered phalanxes.

§22. Rule 14. A citadel can block, just as a third piece would, so that if a soldier is in 2 and an enemy in 3, he is killed. Thus, a piece may not move through a citadel (embroidered squares 1 or 4), and if standing next to one of these hostile squares, a piece may be captured with the hammer movement of a single opponent (except for the King standing next to the throne).

§23. Rule 15. A draw should result if a series of moves is repeated three times. To avoid this, and to avoid an endless game, the offensive player (whose next move would initiate the third in the series of repeated moves), must find an alternative move, either with the piece he had been moving, or with some other piece. [Rule not in Linnaeus, but added for playability.]
Hnefatafl (the original Viking game, reconstructed based on Tablut rules recorded by Linnaeus)

§24. Tablut is a medieval Swedish variant of the ancient Viking game Hnefatafl. It is important to realize that the strategic situation for the Swedes had changed between the earlier Viking and later medieval ages. In Tablut, the Swedish throne probably represented one of the fortified castles the Swedes built along the river entrances to the Baltic coast, and the Muscovite base camps probably represented neighboring fortresses from which the Russians laid siege to the Swedish outposts (Helmfrid 2005). In Hnefatafl, the Viking King in his central fortress is besieged by another Viking tribe. The raiders have no permanent base camps, but rather arrive and leave in their famous longships. To escape this attack, the King's goal is to reach one of the four corner squares, which are fortified citadels at the outskirts of his territory that will offer him protection. Thus, all of the above Tablut rules may be used to play Hnefatafl, with the following exceptions.

§25. Exception 1. Instead of Swedes, the smaller force is called the Defenders, and instead of Muscovites, the larger force is called the Attackers.

§26. Exception 2. Usually, the Attackers are the light colored pieces (at least according to the Icelandic sagas). So, if white is arbitrarily assigned the first move, the Attackers would typically have the first move in the game (logically, being the aggressors).

§27. Exception 3. As explained above, there are only five squares or citadels that have special properties (the center throne and four corner citadels). Once the King has left his throne, he cannot return, just as in Tablut, and the throne cannot be landed on or moved through by anyone.

§28. Exception 4. Only the King is allowed to enter the four corner citadels, at which point he wins the game. His goal here is to reach a corner citadel, not, as in Tablut, just any legal perimeter square. The sixteen squares where the Attackers originate have no special properties and may be moved through and landed on legally by all pieces.

§29. Exception 5. The corner citadels, like the throne, are hostile to other pieces and may be used to capture them. The throne thus can serve as one of the four opponents necessary to capture the King when he is adjacent to his throne, and a corner citadel can serve as one of the two opponents necessary to capture the King when he is away from his throne. If the King is captured, of course, the Attackers win the game.

§30. Note that Hnefatafl came in various board sizes besides 9x9, such as 7x7, 11x11, 13x13 and 19x19. Different boards were popular in different geographical regions under Viking influence, and were known locally by different names (Murray 1952, 55–64). The above Hnefatafl rules may be used for all these versions, the only difference being the quantities and exact starting positions of the pieces. These rules should result in a playable and balanced game, unlike many modern reconstructions. In all boards, the ratio of Attackers to Defenders (not counting the King) was 2:1. Also, in all versions, the King started at the central throne, encompassed by his Defenders, all of whom were encircled by Attackers, positioned at or near the perimeter of the board. The precise starting positions of the pieces are really only known for Tablut (and thus its 9x9 Hnefatafl cousin, which was probably played throughout Scandinavia) and the Anglo-Saxon 19x19 Alea Evangelii (Robinson 1923, 68–71, 171–181). Other speculative setups have been proposed by historians for the remaining board sizes (Irish 7x7 Brandubh, Welsh 11x11 Tawl-bwrdd, and Scandinavian 11x11 and 13x13 variants), based partly on Irish and Welsh literary sources that suggest the piece counts for the 7x7 and 11x11 boards (Bell 1969, 43–46). These proposed starting positions are available in a number of references, and online (Walker 2005).
Derivation of Results: Clarification and Expansion of the Rules

§31. This section offers various caveats to the final set of Tablut rules as presented above. The rules that have been augmented, significantly clarified, or rewritten are pointed out; the historical or archaeological evidence supporting the proposed interpretation is then presented. Note that in the original Latin text, the lettered squares are italicized, but not the numbered ones. This makes it very difficult to translate sometimes, because it must be determined from the context when an Arabic numeral refers to a quantity (e.g., three soldiers) or a board space (e.g., square 3). To clarify this, italics have been used above for all board squares in the English translation.
Starting Positions

§32. Square 1. It is hard to tell from the board diagram whether the embroidered central square is actually labeled as 1. However, it is obvious, by process of elimination, and also from the other rules, that the King is placed in the central square.

§33. Squares 2 & 3. The placement of the Swedish soldiers is self-explanatory; it is only a minor clarification to state that there are eight soldiers who are placed in these numbered squares. That is obvious since the total Swedish force is nine, they have only one King, and there are eight crosshatched squares (four labeled 2 and four labeled 3).

§34. Square 4. Only half of the perimeter embroidered squares are denoted as 4. It is uncertain why Linnaeus presented the Muscovite stations this way. Perhaps at first he did not realize that the Muscovite base camps had special properties, and then discontinued his numbering of these embroidered squares so that they would not cause confusion with rule O below (i.e., that a labeled square, except for a citadel, may be occupied legally by any piece). He probably added rule 13 below to clarify that there are sixteen Muscovite attackers, occupying all of the perimeter embroidered squares, not just eight as might be inferred from the diagram. It's possible that he found the other embroidered squares too cluttered with the decoration to label them, but more likely he wanted to leave the embroidery for a purpose (e.g., to differentiate these squares as off-limits).

§35. O. This rule has been clarified, so that the term citadel is understood to apply to all of the embroidered squares, not just the royal citadel ("arx regia"). Since only some of the Muscovites' square are numbered, and very lightly at that (especially when compared to the large and prominent lettering and numbering used for the empty and Swedish soldiers' squares, respectively), and any numbering of the royal citadel is difficult to make out, it seems likely that Linnaeus intended for these squares not to be considered as labeled ("characterisatis"), but rather as special citadels. Therefore, they would not be, according to his rule, legal squares for movement. This conclusion is supported by later rules such as 3 and 5 below, which address single and double escape routes for the King, respectively. From the examples of the King's movement options in these two rules, it becomes apparent that he may not land on any embroidered Muscovite square at the edge of the board, but rather must escape to an unadorned (and legal) perimeter square.

§36. Finally, the clarification is added that pieces may not re-enter an off-limits citadel, even if they originate there. This is suggested for two reasons. First, Linnaeus's generic statement about a citadel not being a legal move is not qualified in any way that might suggest possible re-entry. Second, rule 14 below makes it pretty clear that a citadel is treated like an obstruction that blocks other pieces.
Laws

§37. Rule 1. This rule is self-explanatory, and thus unmodified.

§38. Rule 2. This rule is self-explanatory, and thus unmodified.

§39. Rule 3. The qualification is added that the King may also be prevented from escaping by capturing him in the Muscovites' next turn. It will be seen below that the two-man capture technique in rule 9 applies also to the King (except when he is on or near the throne, as in rules 10 or 11). In this case, it is possible to capture him when standing on space b by moving a Muscovite into space e, provided a Muscovite is on 3. Of course, even a four-man capture rule would be feasible here, provided that Muscovites were standing in a, c and 3. (The controversy between the alternative two-man and four-man capture rules for the King is explained at length under rule 9 below.) Linnaeus probably omits the possibility of capturing the King in the next move because it is obvious that such an outcome would prevent the Swedes from winning the game.

§40. Rule 4. The clarification is provided here, as explained above, that the King's goal is to reach a legal square on the perimeter of the board, which discounts the off-limits embroidered base camps or citadels of the Muscovites.

§41. Rule 5. The qualification is again added, as in rule 3 above, that the King may be prevented from escaping by capturing him in the Muscovites' next turn. In this condition, with the King standing on e, with no one in f or i, it would be impossible to capture the King in one turn by employing a four-man capture rule. However, capture with a two-man rule is possible by moving a Muscovite into i when one is already on b, or into f when one is already on d. As shown in rule 3 above, Linnaeus's failure to mention the potential capture of the King in that situation doesn't really support a four-man capture rule for the King. Rather, he simply felt it too obvious to state.

§42. Rule 6. This rule is self-explanatory. The only modification is the introduction of the equivalent chess terms "check" and "checkmate". Chess was introduced to Europe around 1000 A.D., and so would have existed alongside Hnefatafl, and its descendant Tablut, for hundreds of years. The original game of Hnefatafl, originating perhaps as early as 400 A.D., would have been unlikely to have incorporated chivalric ideals such as warning one's opponent prior to attacking (Nielsen 2007). Thus, the terms used as warnings here ("Raichi" and "Tuicha") were probably borrowed from chess.

§43. Rule 7. This rule is self-explanatory. The only modification is a silent change from "nobody" to "nothing", referring to a potential obstruction that blocks one's movement. This was done to accommodate rule 14 below, where it is seen that citadels can block movement just as if they were real pieces.

§44. Rule 8. This rule is self-explanatory, but Linnaeus fails to mention which side moves first. It is arbitrarily decided to let white move first, as in chess. In this game, the blond Swedes were represented by fair or light colored pieces, and the Muscovites by darker ones. Icelandic saga references to Hnefatafl indicate that the attackers were light and the defenders dark (Helmfrid 2005). The piece coloring may have varied between geographical regions, or even between playing boards in an individual household. It really doesn't make too much difference who moves first as, just as in chess, there is no significant advantage in first movement. An arbitrary decision is made here merely for the sake of completeness in the rules. The notion of white moving first may be extended to the Hnefatafl reconstruction in the next section, in which case the attackers would be given the first move. That is probably more logical, as they initiate the raid or attack.

§45. Rule 9. This is an extremely important and controversial rule. It documents the standard two-man capture rule, which Linnaeus clearly intends to also be applicable to the King in general circumstances. It is not until rules 10 and 11 that Linnaeus qualifies the King's capture with certain exceptions. The two-man capture technique of sandwiching a piece orthogonally is believed to have been borrowed by the Norse from the Roman board game ludus latrunculorum (Helmfrid 2005). For those not familiar with this technique, some expansion and rewriting are done to illustrate it in terms of a hammer movement smashing an enemy against the anvil piece (allied soldier). Further clarification is provided so that it is understood that such captures occur orthogonally (i.e., 3 pieces lined up horizontally or vertically, not diagonally). This was probably considered obvious by Linnaeus after he documented the rules of piece movement, so he doesn't go into great detail in describing this capture technique.

§46. Note that Smith, in his 1811 translation, chose to ignore Linnaeus's Latin word "item", which means "likewise", and instead translated "item Rex" as "except the King, who is not liable to this misfortune", meaning the King cannot be captured this way with 2 men (Linnaeus 1811, 57). Probably Smith assumed, based on the four-man capture in rule 10 below, that Linnaeus had erred. However, careful examination shows that Linnaeus did not offer an enclosure rule for all situations; he specifically describes a four-man capture when the King is on his throne (rule 10), and a three-man capture when the King is adjacent to his throne (rule 11). Linnaeus does not talk about capture of the King outside the throne area, except here, in rule 9, where he allows a two-man capture.

§47. Smith's poor translation has created a tremendous amount of difficulty, as Murray used this four-man capture rule for his game reconstruction, and subsequent game historians followed Murray's lead. Anyone who has ever tried to play this game knows that the King is nearly unstoppable with a four-man capture rule, and the Swedes will always win. The only other way to achieve balance in the game is to forbid the King from participating in capturing Muscovites. There are pros and cons to this theory, the most insurmountable con being that Viking age kings were also warriors and took part in combat, just like their men (Peterson 1997). One pro for the unarmed king theory is a line in one of the riddles of the Icelandic Hervarar saga, which mentions the dark-colored maids (Defenders) and fair-colored maids (Attackers) fighting around a weaponless king in the game of Hnefatafl. However, an earlier version of the manuscript applies the term "weaponless" to the maids and then reiterates this, so it is unclear what the true meaning here is (Helmfrid 2005). Perhaps the term is used to signify playing pieces for a game of an imaginary war, as opposed to actual physical combat.

§48. Also, a rule, not in Linnaeus, is added that allows one to move in between two opponents without being captured. This additional rule makes the hammer movement necessary in capturing an opposing piece. There is some literary evidence to support such a rule, but it comes from Wales rather than Lapland. In Robert ap Ifan's 1587 Peniarth manuscript 158, he includes a drawing of a board and some rules for a game called Tawl-bwrdd, which is very clearly a Hnefatafl-type game (Murray 1952, 63). His capture rules are a little vague, but strongly suggest that the King is susceptible to a two-man capture. Further, the King is permitted to safely move in between two enemies if he says the word "gwrheill" (Peterson 1997). It is not specified whether other pieces can use this word to avoid capture when moving between two opponents. However, most modern reconstructions of Hnefatafl apply this rule liberally, allowing safe movement between enemy pieces.

§49. Finally, another rule, not in Linnaeus, is added to the rewrite in order to allow multiple captures with a single piece's turn. This is done for the sake of completeness; it is possible that the Lapp player actually had to choose which enemy he wanted to kill with his hammer movement, as he only had time to deliver one sword stroke. However, multiple captures make for a faster, more exciting game.

§50. It should also be noted that the word "capture" has often been used to replace the Latin word for "kill" in the rewritten translation. Linnaeus's use of the word "capture" for the King in rules 10 and 11 below, and his use of the word "kill" in rule 9 could perhaps be used to argue for a distinction between a four-man capture rule for the King (who is immune to assassination) and a two-man kill rule for all of the soldiers. But rule 12 may contradict this with the captured Muscovites being returned to the winner of the game. Perhaps Linnaeus imposed this distinction in the wording of the rules because he felt uncomfortable with the concept of regicide.

§51. Rule 10. This rule is a little confusing, as it is composed of a single sentence, containing multiple conditions pertaining to the movement and capture of the King, merely separated by commas. Further, the use of Arabic numerals here, as mentioned above, can make it hard to distinguish between the quantity of pieces ("3bus"), the quantity or sequence of spaces in which to move ("4to locum"), and the number label for a square ("2"). However, the translation is presented as-is, simply with a clarification offered regarding the applicability of the four-man capture rule only when the King is standing on his throne (as explained above).

§52. One other unusual feature of this rule is the description of the Swedish soldier being killed when he is pinned between the King in 1 and a Muscovite in 3. It is possible to interpret this as being a special rule, applicable anywhere on the board, whereby a soldier standing next to the King is killed when they are both completely surrounded by Muscovites. A more likely explanation, though, is that Linnaeus was presenting an example of a move that he witnessed; when the King was surrounded on three sides, a Muscovite moved into square 3, trapping the Swede in 2 up against the throne, thus capturing him. Linnaeus's final rule 14, presented below, was probably an attempt to clarify what he witnessed here in terms of a citadel's ability to block and aid in capturing an opponent. The clarification is therefore offered that Linnaeus's example of the captured Swede is not due to some other special rule, but rather is a direct application of rule 14 below.

§53. Rule 11. This rule is again clarified as being applicable only when the King stands on a square directly adjacent to the throne; it emphasizes the applicability of a two-man capture rule, as discussed above, when the King is elsewhere on the board, away from his citadel. One other minor change is made, which Smith also implemented in his translation. The three positions of the Muscovites who surround and capture the King are given as a, a and 3 in the original text. One a is here changed to A to be more consistent with the board diagram. Probably Linnaeus intended for one lowercase a to be in type and the other one in script, as seen on the board. However, when all lettered board squares are italicized, as mentioned above, it is very difficult to make the distinction between type and script. Thus, a capital A is substituted for one lowercase a for the sake of clarity; the symmetry of the board ensures that the underlying rule is unaffected.

§54. Rule 12. This rule is self-explanatory, and thus unmodified.

§55. Rule 13. This rule is really just a reiteration of the setup of the Muscovite pieces, perhaps, as mentioned above, because Linnaeus felt he had been unclear in the diagram with the use of the label 4. Perhaps this also explains why Smith chose to stop the translation at entry 12 (which discusses the conclusion of the game) and instead put the additional information about the quantity of Muscovite soldiers at the beginning of his translation (i.e., beneath the diagram of the board), next to the other rules for setting up the game.

§56. Rule 14. This rule is somewhat problematical. Part of it stems from Linnaeus's misuse of the Latin word "trio", which actually means "oxen". In this context he probably meant it as referring to a third piece (i.e., the third and final piece required to sandwich and capture an opponent). Linnaeus only gives one example of using the royal citadel to capture an opponent in square 2 by moving into square 3. The rule is clarified in the translation above so that this property applies not only to the throne, but also to the Muscovite citadels or base camps. This is likely, based on the similar embroidered decoration on the throne and base camps. It is also likely because it is apparent from rules 3 and 5 above that the King may not escape to the edge of the board through the base camps. If any citadel can block movement, it seems reasonable to suppose that any citadel can assist with captures, just as Linnaeus describes for the royal citadel here. Finally, as will be seen in the next section, the corner squares in the game Hnefatafl had special off-limits properties like the throne. In Hnefatafl, where the King's goal is to escape to a corner square, these corner citadels must be allowed to assist in capturing, otherwise the attackers would be able to position a soldier adjacent to each side of a corner square, and thus completely seal off any chance of the King's escape. Note that Smith never translated rule 14.

§57. A clarification is also made, suggested by the text of rule 14 (and possibly by rule O above), that it is not permissible to move through a citadel, even if one doesn't land on it. If the citadel is treated as an obstruction which can block other pieces, just as any playing piece sitting on that square would be, then this conclusion is logical.

§58. Rule 15. As noted, this rule is not present at all in Linnaeus, but is merely added, as in chess, to deal with the possibility of a draw. Whereas in chess, draws are possible, here it is arbitrarily decided not to allow them; rather, one side must make an alternative move to avoid the draw, even if such a move should prove disadvantageous. This is done for the sake of playability, so the game cannot go on forever with the same moves being endlessly repeated. Another option would be to permit draws, say, after a series of three repeated moves. However, Tablut and Hnefatafl belong to a branch of games known as "hunt games" (Parlett 1999). Such games have different force sizes, different objectives, and sometimes different piece capabilities. Due to this inherent imbalance, these games will invariably favor one side or the other, albeit only slightly if the rules have been fine-tuned. Even so, if two equally skilled opponents should play, the one given the easier role (e.g., perhaps Swedes) would always win. Because of this, a draw rule is only recommended for "battle games" such as chess, where the opposing forces and capabilities are identical, and the only disparity between the sides is which player makes the first move.
Derivation of Results: Application of Tablut Rules to Hnefatafl

§59. Certain conclusions are drawn in the reconstruction of Hnefatafl above. The archaeological and literary evidence supporting these conclusions, and supporting the various assertions made regarding the exact nature of Hnefatafl, are presented in this section.

§60. First, as mentioned previously, literary sources besides Linnaeus's account of Tablut do exist. Robert ap Ifan in 1587 described a Welsh game called Tawl-bwrdd. Curiously, the accompanying diagram of the 11x11 playing board had alternate rows shaded, but not symmetrically, because the penultimate row, which should have been shaded, was not. It is commonly assumed that this was an oversight on ap Ifan's part (Walker 2005). It is also usually assumed that these shaded rows were unrelated to the method of playing the game, but rather represented some sort of ornamentation on the actual (presumably wood) game board (Helmfrid 2005). His account told of the King, how many Defenders he had, and how many Attackers opposed them. He also described the custodial capture rule (i.e., two-man sandwiching), which apparently was also applicable for the King. He did not address whether ordinary soldiers could safely move in between two enemies without being killed, but he definitely allowed the King such a privilege. Part of the text is missing where he explained how the King could win the game; all that remains is that the King must move along some line (Murray 1952, 63). Perhaps he was trying to say "move along the diagonal line" (i.e., to reach the corner squares) but there are many other possibilities. Murray, in his reconstruction of Tablut, ignored Linnaeus's examples of the King's movement where he had to avoid the embroidered Muscovite base camps, instead concluding that the Swedes won the game when the King reached any square on the edge of the board (Murray 1913, 445–446). Such an objective, even without the four-man capture rule Murray used for the King, makes it far too easy for the Swedes to win. It is theoretically possible that Tawl-bwrdd had a simple objective of any perimeter square, but that should make the King's escape too easy. Other sources must be consulted to resolve this issue.

§61. Another literary source is a 10th century manuscript, probably of Irish origin, which describes an Anglo-Saxon game called Alea Evangelii. The drawing of the game board illustrates starting piece positions and includes special decorations at the four corners. The board is laid out as an 18x18 grid, with pieces at the line intersections, but in actuality it could have been played on a 19x19 board with the pieces sitting on the squares, as in chess or Tablut. The rules are not really explained, but reference is made to "defenders and attackers, city and citadel, and nine steps twice over" (Robinson 1923, 71). Taken with the decoration at the corners, one may surmise that the King, being besieged i n the central city, is attempting to escape to one of his citadels at the corner of the board, being nine spaces horizontally and nine spaces vertically from the central city.

§62. Archaeological evidence, such as the rune stone from Ockelbo, Sweden, illustrated on the front cover of this paper, indicates that the central and corner squares of the board had a very special function in the game, and quite possibly special properties. This is further supported by the finds of wooden game boards, such as the Ballinderry board in Ireland. This 7x7 pegged board had circles inscribed around the center and corner squares, indicating their special importance. Other archaeological board finds, like a portion of a 13x13 board at the Gokstad ship burial in Norway, are not so conclusive. On this board, certain squares are ornamented, but they do not correspond to any known or presumed layout of Hnefatafl pieces (Helmfrid 2005). It is possible the ornamentation is just for aesthetic reasons, the board maker assuming everyone knew where to set up the pieces.
Final Conclusions

§63. Archaeology is not just concerned with finding evidence of how people survived, but of how they lived, in every sense of the word. So arrowheads, hunting implements, swords, pottery jars containing grain stores, etc., are very useful in learning about how ancient civilizations hunted, farmed, and fought off neighboring tribes. But it is just as common to find more personal implements in an archaeological dig, such as grooming tools like combs, items of conspicuous consumption like jewelry, and other items of sentimental value (which might often be found in grave sites). Just as today, people didn't work constantly, but did different things with their leisure time. The Vikings, along with all other cultures, employed pastimes like board games; not only have Viking game boards been found, but many playing pieces as well, some of which are clearly for Hnefatafl (as they have a King piece readily distinguishable from the rest). Of course, the Vikings did a lot of soldiering, and it is not surprising that they would pass their "down" time, either on their longships on the way to a raid, or in the countryside after one, by playing games. After all, the typical military life is "hurry up and wait". And it is not surprising that the games they played should reflect the life of raids and constant warfare that they knew.

§64. The rules of Tablut and Hnefatafl reconstructed here should prove fascinating to those interested in history, particularly that of the Norse. In a modern age full of fast-paced electronic entertainment, some may find it quite refreshing to learn and play a new, yet old, type of board game. There is a school of archaeological theory called "zeitgeist" that suggests that only by getting into "the mind" of ancient cultures, for example by studying their artifacts, living how they did, or even playing their games, can an archaeologist truly understand them. However, a much more reasonable approach is based on logic, positivism and deduction. Thus, by studying the reconstructed game rules for Hnefatafl, one can draw certain conclusions about Viking culture. The obvious ones about warfare have already been mentioned. However, there is a certain level of equality in Viking culture that is often overlooked. By no means were they democracies; these were stratified societies with kings (earlier in prehistory, chieftains), princes, freemen, and slaves (thralls). Yet the demonstration of the validity of the two-man capture rule for the King in this game actually gives an important clue to the Viking mindset. While the King was royalty, and lines of succession definitely existed, on the battlefield he was an equal with his men, fighting alongside them. It was only when sitting on the throne itself that he had special powers or privileges. This is in contrast to later medieval European history, where the King did not participate in combat with his army, and was regarded as having a divine right to rule, granted by the one God of Christianity (as opposed to the many pagan gods of the Norse). So this game, besides being fun or addictive to play, reflects the Viking relationship between the King and his army, and the King's important, but not irreplaceable, role in their society. After all, the attackers have no king, but with a balanced set of rules as presented above, often can win.

§65. Of course, in archaeology, one never really knows for sure, on any subject of interest, unless a complete written account can miraculously be dug up. But it seems likely that the Viking game Hnefatafl was so popular (judging by numerous archaeological finds and saga references) that it was passed down relatively unchanged from its origins in the middle of the first millennium, until finally modified slightly in medieval Sweden to reflect the new, powerful presence of Moscow and her army. And though chess displaced Hnefatafl, it survived in the modified form of Tablut, passed on to the Lapps by the Swedes. And then Linnaeus saw it; the rest is history.
Notes

1. All rules are from Carolus Linneaus, Iter Lapponicum, 147–148. Rules are translated from Latin, clarified, and expanded by John C. Ashton, March 2007. Professional Latin translation performed at Lengua.com for verification purposes, March 2007. [Back]
Works Cited

Bell, R. C. 1960. Board and table games from many civilizations. Vol. I. Oxford University Press. [Back]

Bell, R. C. 1969. Board and table games from many civilizations. Vol. II. Oxford University Press. [Back]

Helmfrid, Sten. 2005. Hnefatafl—; the strategic board game of the Vikings. http://hem.bredband.net/b512479/ (accessed March 2007). [Back]

Jørgensen, M. D. 2006. Welcome to nefatavl! http://www.nefatavl.dk/english.html (accessed March 2007). [Back]

Linnaeus, Carolus. 1732. Iter Lapponicum. [Back]

Linnaeus, Carolus. 1811. Lachesis Lapponica. Vol. II. Ed. J. E. Smith. White and Cochrane, London. [Back]

Murray, H. J. R. 1913. A history of chess. Oxford University Press. [Back]

Murray, H. J. R. 1952. A history of board games other than chess. Oxford University Press. [Back]

Nielsen, Aage. 2007. Play hnefatafl online. http://aagenielsen.dk/hnefatafl_online.html (accessed March 2007). [Back]

Parlett, David. 1999. Oxford history of board games. Oxford University Press. [Back]

Peterson, Neil. 1997. Hnefatafl: an experimental reconstruction. http://www.treheima.ca/viking/tafl.htm (accessed March 2007). [Back]

Robinson, J. A. 1923. The times of St. Dunstan. Oxford University Press. [Back]

Walker, Damian. 2005. Tafl: an obsession. http://tafl.snigfarp.karoo.net/tafl/ (accessed March 2007). [Back]

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 21 ноя 2019, 23:03

оригинал игрового поля, нарисованного Линнеем в своем журнале.
Изображение
Изображение
Изображение
hrone проходимый и повторно вводимый? Эштон, Картье и Конан-Либрариан интерпретируют правило 14 как непроходимый трон, а Эштон и Картье интерпретируют Правило 1 как непроходимый трон. Комментарии Салми : Интерпретация Картье, что нельзя перепрыгнуть через Цитадель и что король не может вернуться в нее, возможна, но не необходима, особенно последняя. В конце концов, что такое цитадель, если не убежище? Трон враждебен, когда его занимает король? Дамиан Уокер приводит действенный аргумент в пользу того, что трон враждебен защитникам, только когда он пуст: "Дополнением к правилам, не встречающимся в латинском тексте Линнея, является слово "пустой"в правиле 7. Это было добавлено потому, что без него, правило 11, было бы совершенно излишним. Как бы то ни было, правило 11 описывает один случай, когда защитная фигура может быть захвачена против непустого центрального квадрата."
hrone passable and re-enterable?
Ashton, Cartier and Conanlibrarian interprets rule 14 as a non-passable throne, and Ashton and Cartier interprets rule 1 as a non re-enterable throne.
Salmi comments:

Cartier's interpretation that one cannot jump over the citadel and that the king cannot return to it is possible but not necessary, especially the latter. After all what is a citadel if not a place of refuge?

Throne hostile when occupied by the king?
Damian Walker presents an effective argument for the point that the throne is hostile to the defenders, only when it's empty:

"An addition to the rules not found in Linnaeus' Latin text is the word 'empty' in rule 7. This has been added because, without it, rule 11 would be completely redundant. As it is, rule 11 describes the one instance where a defending piece can be captured against the non-empty central square."
Обсуждение на форуме правил Линнея.
http://aagenielsen.dk/hnefataflforum/ph ... 6&start=40
Наш второй тестовый турнир по игре Saami tablut (Skalk Hnefatafl edge 9x9) завершен, и измеренный баланс игры на данный момент удивительно близок к идеальному: +1.01

Это измерение баланса основано на широком опыте, 189 играх Saami tablut, выполненных 23 игроками.

Достигли ли мы здесь рубежа тафла? Из совместной работы профессиональных лингвистов, любителей (и профессиональных) историков и преданных игроков tafl еще больше указывали на этот набор правил (Skalk Hnefatafl edge 9x9), являющийся самой игрой tafl, наблюдаемой и описанной Линне в Лапландии 1732 года, или очень близкой к ней, возможно, за исключением нескольких очень мелких деталей.
И наши тестовые игры не противоречат такой теории, они ее поддерживают.

Еще одна небольшая деталь в поддержку:
Только в первом тестовом турнире год назад результат был равен балансу +1.23 (небольшая польза для защитников).
И только в этом случае результат второго тестового турнира был равен -1.20 (небольшое преимущество для нападающих).
Способ интерпретации этого заключается в том, что сила нападающих улучшается с ростом опыта игроков. Это согласуется с правилом Линнея12: "когда король взят или заключен в тюрьму, война окончена, и завоеватель берет шведов, проигравший-москвичей, и игра начинается сначала".
Правило 12 указывает на то, что исторический саамский таблут был в какой-то степени сбалансирован в пользу нападающих, и поэтому более слабый игрок получает возможность играть на этой стороне.


Давайте сравним все это с конкурирующими предложениями для таблита:
Из тестовых игр foteviken tablut мы обнаружили игровой баланс +1.57,что является значительным преимуществом защитников.
И из тестовых игр Ashton tablut мы нашли игровой баланс -4.92, очень сильно в пользу нападающих.
http://www.aisling-1198.org/wp-content/ ... y-2012.pdf
Histoire et Images Medievales.
Février-Mars-Avril 2012.
page 16-24.
La Famille du Hnefatafl.

http://aagenielsen.dk/Cartier-IterLapponicum.pdf
Статья Картье

Bindu
Администратор
Сообщения: 2044
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Древнеруские шахматы

Сообщение Bindu » 25 ноя 2019, 21:04

Tablut.
1. Arx regia. Konokis
Lappon., cui nullus succedere potest.
1. The castle of the king,
Konokis (Throne)
in Sami, where no one may land.
2
et
3.
Sveci N:r 9 cum rege et eorum loca s. stationes.
2, 3. Nine Swedes, including the king, take their places here.
4.
Muscovitarum stationes omnes in prima aggressione depictae.
4. Moscovites start there aggression from these decorated squares.
O.
Vacua loca occupare cuique licitum, item Regi, idem valet
de locis characterisatis praeter
arcem.
O. Empty squares may be occupied legally, also of the king. Also allowed are the marked [as
above] squares, except for the castle.
Leges.
1. Alla få occupera och mutare loca per lineam rectam, non vero transversam, ut
a
ad
c
non vero
a
ad
e
. [First portion of sentence is in Swedish.]
1. All units can occupy and move by straight line, not diagonally, as from
a
to
c
, not
a
to
e
.
2. Nulli licitum sit locum per lineam rectam alium supersalire, occupare, ut a
b
ad
m
, alio aliqvo
in
i
constituto.
2. It is not allowed to make a move that crosses an occupied square, as from
b
to
m
, if another
piece is in
i
.
3. Si Rex occuparet locum
b
et nullus in
e
,
i
et
m
positus esset, posit exire, nisi mox muscovite
aliqvod ex locis nominates occupat, et Regi exitum praecludit.
3. If the king occupies
b,
and
e
,
i
, and
m
are empty, the king can exit [the board], unless a
Moscovite manages to occupy any of the mentioned locations, and stops the kings exit.
4. Si Rex tali modo exit, est praelium fiuitum.
4. If the king exits in such a way, the battle is ended.
5. Si Rex in
e
collocaretur, nec ullus s. ejus s. hostis miles esset in
f g
sive
i m
, tum aditus non
potest claudi.
5. Is the king in
e
, conveniently, and none of his or the hostile men are in
f
,
g
or
i
,
m
, the exit
cannot be blocked. [but stopped with capturing the king]
6. Ut Rex aditum apertum vidit, clamet
Raichi
, si duae viae apertae sunt
tuicha
.
6. If the king sees an open exit, he must say
Raichi
, if two ways are open
Tuicha
.
7. Licitum est loca dissita occupare per lineam rectam, ut a
c
ad
n
, nullo intercludente.
7. It is permitted to move to distant places in a straight line, as from
c
to
n
, if no piece is between.
8. Svecus et muscovite in gressibus alternant.
8. Swedes and Moscovites take alternating turns.
9. Si qvis hostem 1 inter 2 sibi hostes collocare posit, est occisus et ejici debet, item Rex.
9. If one piece ends up between two hostile pieces, it is killed and must be removed, and likewise
for the King.
10. Si Rex in arce
1
et hostes in 3
bus
ex N:r
2
, tum abire potest per qvartum, et si ejus in 4
to
locum
occupare potest, si ita cinctus et miles in
2
collocatur, est inter regem et militem qvi stat occisus,
si qvatuor hostes in
2
, tum rex captus est.
10. If the king is in the castle
1
, with enemies in three of the squares labeled
2
, he can escape to
the fourth. If the king is thus surrounded, and a soldier stands between the king and an enemy, it
is killed. If there are enemies in all four squares labeled
2
, the king is captured.
11. Si Rex in
2
, tum hostes 3, sc. in
a a
et
3
erint, si capiatur.
11. If the king is in
2
, and three enemies are in
a
, A, and
3
, he is captured.
12. Rege capto vel intercluso finitur bellum et victor retinet svecos, devictus muscovitas et ludus
incipiatur.
12. If the king is captured or escapes, the war is finished, and the victor takes the Swedes, the
loser the Moscovites, and the game begins [anew].
13. Muscovitae sine rege erint, suntque 16 in 4 phalangibus disponendis.
13. The Moscovites group without a king, and there are 16 arranged in 4 phalanges.
14. Arx potest intercludere, aeque ac trio, ut si miles in
2
et hostis in
3
est, occidat.
14. The castle can block [movement], as well as act as a third piece [in capture], such that if a
soldier is in 2 and an enemy in 3, the soldier is killed.
Еще раз самый последний вариант перевода текста Линнея Олли Салми с латинским оригиналом привожу для более точного изучения.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей