Матрица - обсуждение фильма

Релизы и обсуждение музыки таких стилей как: new age, этническая, шаманская, музыка для медитации, релаксации и т.п.
Ответить
Рус
Сообщения: 1280
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38

Матрица - обсуждение фильма

Сообщение Рус » 06 фев 2013, 00:52

предлагаю статью Внутренний предиктор СССР

Матрица “Матрице” — рознь
__________________
О рецепте обретения “свободы” в фильме “Матрица”

Санкт-Петербург
2001 г.
Страница, зарезервированная для выходных типографских данных
© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, исходя из свойственного ему понимания общественной пользы, ко-пировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, насто¬ящие материалы в полном объеме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Использующий настоящие материалы в своей дея-тельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональ-ную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, вне¬юридическим воздаянием.

1. Вот такое кино 5
2. Охота на человека и вопросы жизни и смерти 8
3. Математика и Божий Промысел 16
4. “Матричное” управление 21
5. О матрицах и эгрегорах 27
6. Освобождение — в Преображении содержания, а не в смене обличий 37


1. Вот такое кино
Многие, особенно из числа молодежи, уже посмотрели фильм “Матрица”. Мнения о фильме самые разные, но популярность его неоспорима. Даже в книге о В.В.Путине “От первого лица...” есть упоминание младшей дочери президента России об этом фильме: “А еще у нас сейчас любимый фильм “Матрица”, но папа его не видел. Мы его приглашали. Он сказал, что нет времени, но потом обязательно посмотрит”. О чем же этот фильм?
На первый взгляд, — очередной триллер, который забудется, не оказав сколь-нибудь существенного влия-ния на умы и нравы зрителей, которые спустя какое-то время возжаждут нового зрелища мордобоя, но в иных декорациях. Краткое содержание фильма таково:
Молодой человек по имени Томас Андерсон работает в компьютерной фирме, а в свободное от этой работы время занимается хакерством , выходя в глобальную компьютерную сеть с домашнего компьютера. И ха-керство — его главное занятие, в котором он настолько поднаторел, что стал одним из сильнейших хакеров планеты. В сети Андерсон ищет некоего Морфеуса — главу тайной преступной организации, но тот через компьютерную сеть выходит на него сам. Морфеус организует Андерсону встречу со своей периферией, предлагая при личной встрече дать ответ на единственный по-настоящему волнующий Андерсона вопрос: “Что такое “матрица”?” Андерсон соглашается, и происходит их встреча, изменившая в фильме судьбу всей планеты.
По определению Морфеуса, видимый нам всем привычный мир существует в виде нейроинтерактивной мо-дели, поддерживаемой машинно-компьютерной системой, именуемой “Матрица”, а планета Земля (по край-ней мере последние двести лет) — безжизненная пустыня, над которой висит беспросветное небо без солн-ца и звёзд. Таков итог деятельности технократической цивилизации, завершившейся войной машин и лю-дей, в которой машины, победив и взяв власть над человечеством, выращивают людей в качестве биоэнер-гетического сырья для поддержания своего функционирования.
Однако и в этих условиях существует “подполье”, именуемое “Сион”, которое ведет борьбу против всевла-стия машин над людьми. В фабрикуемом “Матрицей” виртуальном мире, действует ключевой персонаж, на-званный “Пифией”. Она, как сообщается в фильме, “знает всё”: и что было, и что будет. И потому к ней из реального мира, несанкционированно входя в нейроинтерактивную модель, генерируемую “Матрицей”, на-ведываются для консультаций главные герои фильма: Морфеус, Тринити и Нео. По сообщению Морфеуса, когда “Матрица” только создавалась, родился человек с редкой способностью изменять все вокруг, под-страивая “Матрицу” под себя. Именно он помог группе Морфеуса выбраться из среды “Матрицы” и присту-пить к деятельности в реальном мире. Этот человек давно умер, но по пророчеству Пифии он должен вер-нуться, и его приход приведет к крушению “Матрицы” и положит конец многовековой войне людей и машин.
Пока же он не пришел, команда Морфеуса ведет информационную войну за освобождение землян, осуще-ствляя с борта специального корабля на воздушной подушке “Навухудоносор” хакерские вторжения в про-граммную среду “Матрицы” в поисках грядущего спасителя человечества. Им противостоят так называемые “агенты” “Матрицы”, внешне неотличимые от людей, но обладающие способностями принимать любой об-лик и многократно превосходящие “нормальных” людей по их “физическим” и “паронормальным” возможно-стям и способностям.
Обе стороны охотятся за Андерсоном, преследуя свои цели: “агенты” хотят использовать Андерсона как ха-кера для взлома системы защиты информации центрального сервера компьютерной сети подпольщиков, именуемого “Сион”; Морфеус видит в Андерсоне нового спасителя человечества — Нео, способного осво-бодить людей из плена грёз, навеваемых поработившей всех “Матрицей”. В этом аспекте сюжет фильма перекликается с Библейскими повествованиями, в соответствии с которыми (и по Ветхому, и по Новому За-вету) спасение человечества должно прийти от Мессии — Божьего Посланника. Поскольку новозаветная история Мессии наиболее всего распространена в западном обществе, то в фильме присутствует и аналоги её основных персонажей: Нео — аналог Христа, Морфеус — аналог Иоанна Предтечи; есть в фильме и свой Иуда.
Развитию этого сюжета свойственно всё, что свойственно всем триллерам: многочисленные погони, искусно поставленные драки и перестрелки, красочные убийства, щекочущие воображение зрителей ситуации, в ко-торых “хэппи-енд” висит на волоске, и прочие атрибуты этого жанра. Все захватывающие сцены сюжета — выражение достижений современной компьютерной графики. И именно они наиболее привлекательны для молодого кинозрителя.
Но всего подобного с избытком и в других триллерах, и потому красочность фильма, все порождения ком-пьютерной графики в нём и прочее не объясняют его необычайной популярности во всем мире. Так может быть кроме красочно поставленного мордобоя в фильме есть и иной — более значимый — смысл, не осоз-наваемое желание понять который и делает фильм столь популярным; особенно, популярным среди моло-дежи, которая только еще готовится войти в самостоятельную жизнь?

2. Охота на человека
и вопросы жизни и смерти
“Охота на человека началась!” — этими словами начинается главная сюжетная линия фильма. И в этой фразе выражена вся суть технократической цивилизации: она античеловечна просто в силу того, что разру-шает биосферу в целом, а без неё человек жить не может. Античеловечность технократической цивилиза-ции проявляется разнообразно, в том числе и в неадекватности содержанию информации формы её подачи. Западная региональная цивилизация во второй половине ХХ века лидировала в развитии техники и техно-логий; особенно в массовом их применении во всех сферах жизни, став при этом лидером в сползании че-ловечества к технократической катастрофе. Но точно так же, как Запад сегодня вне конкуренции в сфере создания упаковки для различной продукции, он также лидирует и в совершенствовании способов и форм подачи информации: телевидение, радио, мобильная телефония, Интернет, электронная почта, телемосты и Интернет-форумы, и т.п. стали более или менее общеупотребительны во всём мире как результат техни-ческого первенства Западной цивилизации и её активной торговой глобальной политики. Став технико-технологическим лидером, Запад преуспел и в навязывании своего видения проблем развития человечества и способов их разрешения другим культурам, в том числе и русской.
Но будучи разработчиком и производителем эффективных форм подачи информации, Запад не может предложить ничего содержательно нового, чем можно было бы эти формы наполнить. И об этом боятся от-крыто и прямо сказать ученые и богословы Запада: после принятия Библии в качестве истинного “слова Бо-жиего” Запад мировоззренчески ослепил себя и стал содержательно бесплоден: “Совесть — в пределах Библии, Библия — в пределах знания”, — М.Жванецкий. Все прошлые и современные мировоззренческие разработки Запада: различные философские школы и учения древности, включая и марксизм, определяю-щие дальнейшие пути развития цивилизации, не способны вывести западного человека из загона Библии. Возможно, не осознавая этого тупика, в поисках выхода из него Запад с конца XIX века стал падок на всё восточное: духовные практики йоги, восточные единоборства, буддизм, ныне активно распространяющийся среди населения стран Запада “исламский фундаментализм” и т.п. Но, как показал ХХ век, и в освоении достижений культур других региональных цивилизаций Запад успешно перенимает только формы, большей частью утрачивая или извращая содержание.
И именно на этом фоне кажущегося бескрайним библейского болота появление на экранах мира в конце ХХ века фильма “Матрица” — явление знаковое и по-своему необычное, поскольку представляет собой во мно-гом успешную попытку вырваться из плена библейских ответов на жизненные вопросы. Эти ответы были сформулированы несколько тысяч лет тому назад “жре¬чес¬кой” иерархией древнего Египта в ходе разверты-вания ею Библейского проекта порабощения всего человечества и установления своей глобальной безраз-дельной демонической власти на основе программирования психики людей ложным вероучением. На обсу-ждение этого вероучения, по крайней мере последние две тысячи лет, были наложены разнородные глас-ные и негласные “табу” и, прежде всего, на Западе, ставшем цитаделью, из которой это рабство совершало набеги на окрестные народы.
Фильм же “Матрица” нарушил это “табу”. Хотя и не прямо, а опосредованно он затрагивает проблемы, яв-ляющиеся ключевыми для разрешения кризиса развития технократической античеловечной нынешней ци-вилизации, подводя зрителей к вопросам: в чём смысл их жизни на Земле? почему культура человечества ущербна и ведет его к военному или экологическому самоубийству? хотят ли люди и впредь быть заложни-ками и невольниками порожденных ими машин, тем более после создания искусственного интеллекта? ка-ковы могут быть варианты спасения? каковы истинные отношения человека с Богом, Спасителем и сатаной. Для западного кинематографа обращение к этой тематике, актуальной для жизни каждого человека и всего человечества — исключительно редкое явление. Возможно поэтому фильм столь популярен во всем мире, но его популярность — своеобразное доказательство того, что сформулированные нами выше вопросы волнуют даже тех, кто не склонен к осознанному обсуждению их в определенной лексике.
В то же время фильм — информационный продукт западной, библейской культуры. И о проблематике раз-решения кризиса всего человечества он говорит на её образно-иносказательном художественном языке. На художественных языках других культур (ислам¬ской, буддийской, русской, индуистской и др.) эти проблемы и способы их разрешения вероятнее всего были бы показаны иначе. Но до тех пор, пока эти проблемы не бу-дут сформулированы в определенной лексике, исключающей неоднозначность понимания, их решение бу-дет предлагаться обществу в обход его сознания в образной форме через “самое доступное из всех видов искусств — кино”. При этом всякий раз художественное произведение будет представлять собой своего рода негласный компромисс между стремлением человека вырваться из плена и стремлением глобального зна-харства, заправляющего библейским проектом порабощения человечества, удержать всех в плену своей лжи. Это касается и фильма “Матри¬ца”, иносказательное содержание которого — второй смысловой ряд — чужды Западной библейской культуре и подрывают её устои.
И о том, что и фильм “Матрица” представляет собой такого рода не осознаваемый компромисс между стремлением к свободе и стремлением к рабовладению, говорит тот факт, что борец с плохой “Матрицей” Морфеус и его сподвижники не обсуждают порочных свойств её алгоритмики. Однако, вырвавшись из под власти неприемлемой им “Матрицы”, представители системы “Сион” фактически формируют альтернатив-ную “матрицу”, вне зависимости от того, осознают они этот факт либо же нет. Держательницей альтернатив-ной “матрицы” в фильме является Пифия, которая “знает всё”. Но содержание альтернативной матрицы также остается вне обсуждения, а образы жизни человечества под её властью остаются за кадром в молча-ливом, но содержательно не определённом и потому ничем не обоснованном предположении, что в альтер-нативной “мат¬ри¬це” всё будет хорошо.
И то, что эта часть сюжета не выходит на первый план, не означает что его видение остается за пределами сознания думающего зрителя. Возможно, что для поддержания определенной направленности ассоциатив-ных связей, имена в фильме подобраны таким образом, чтобы подсознание зрителя задавало нужную сце-наристам и их опекунам работу сознанию.
Словно оправдывая свое имя, Морфеус полагает, что объективная реальность и ее образы в психике чело-века не связаны меж собой, подобно тому, как это происходит в сновидениях, когда подсознание занято об-работкой информации, поступившей в период бодрствования, и перед видящим сон сознанием, большей частью утратившем волю, встают неестественные для жизни в бодрствовании картины. И если это нор-мально для сновидений, то в состоянии бодрствования это свойственно психике более или менее охвачен-ной шизофренией.
После такого вывода всякий анализ сюжетных переплетений фильма может быть воспринят как обсуждение шизофренического и наркотического бреда авторов сценария и режиссеров-постанов¬щиков фильма; а саму популярность триллера после этого можно объяснить психической болезнью всех тех, кто его посмотрел с интересом и удовольствием. И хотя общество глобальной цивилизации нравственно-психически действи-тельно не вполне здорово, а для какой-то его части “Матрица” — действительно экранизация их шизофре-нических или наркотических видений и каких-то ночных кошмаров, все-таки в целях дальнейшего освобож-дения и исцеления психики общества необходимо показать связи образов “Матрицы” с Объективной реаль-ностью такими, каковы они есть, и тем самым раскрыть иносказательную мировоззренческую составляющую сюжета этого триллера, делающую его столь популярным.
В фильме можно выделить два общественно полезных мировоззренческих утверждения, которые в явной форме доведены до сведения зрителя-обывателя — в своем большинстве беззаботного потребителя все-возможных удовольствий, “хлеба и зрелищ”, — и прежде всего, американского зрителя-потребителя:
вы не млекопитающие, — т.е. вы не люди, вы не человеки, — вы вирус, “человечество — болезнь, раковая опухоль планеты, а мы (машины, обладающие интеллектом, — по сюжету фильма) — лекарство”;
“SYSTEM FAILURE” — “система рухнула, потерпела крах” (этот транспарант появляется в конце фильма на дисплее одного из компьютеров).
Если с первым утверждением всё более или менее ясно (глобаль¬ный биосферно-экологический кризис куда как нагляден), то второе требует некоторых пояснений.
Как известно всем, кто мало-мальски знаком с компьютерными делами, после того как система терпит крах, — в лучшем случае необходима перезагрузка компьютера, а в худшем — инсталляция операционной систе-мы и программного обеспечения сызнова. Иными словами, транспарант на компьютерном дисплее в конце фильма прозрачно намекает, что прежняя система глобального управления человечеством, под опекой ко-торой человекообразный вирус-обыватель привык беззаботно и ненасытно вкушать жизнь, рухнув, в бли-жайшей перспективе оставит каждого наедине с глобальными проблемами всего человечества и планеты. И эти проблемы имеют характер системообразующий, а не локально-персональный.
Эти два утверждения, высказанные в прямой форме, в совокупности представляют намек вирусу-обывателю: пора начать думать о разрешении проблем, порожденных его собственным паразитизмом на других членах общества и биосфере планеты.
Помыслы такого рода могут простираться в двух взаимно исключающих направлениях:
на чём, как и под охраной какой новой “Матрицы” паразитировать далее?
как перестать паразитировать и построить альтернативную систему отношений всех и каждого друг с другом и с Землей-Матушкой, прежде всего, как основу для дальнейшего, уже вселенского, развития каждого чело-века и человечества в целом?
Собственно в этих намёках, о необходимости ответить на один из двух вопросов, и состоит всё позитивное и благодетельное, сказанное в фильме прямо. На какой из двух вопросов искать ответ — каждый решает сам. Есть ли смысл искать эти ответы самому, либо лучше продолжать беззаботно вкушать жизнь, а ответы пусть ищут другие? — на этот вопрос тоже каждый отвечает сам.
Всё остальное позитивное и благодетельное в фильме выражено иносказательно и потому приходится да-вать ответы на многие немые вопросы. Но прежде всего, необходимо ответить на вопрос:
Есть ли в Природе нечто объективное, давшее название “Мат¬ри¬ца” (“Matrix”) той машинной системе, которая в сюжете фильма стала для человечества протезом биосферы и фабрикой сонных грёз о якобы реальной жизни всех и каждого? либо сами авторы фильма в силу своего шизофренического мировоззрения видят мир болезненно-извращенно, а “Матрица” не иносказательный образ чего-то реального, а их бред?
Вопрос о том, что есть реальность? — в фильме ставится, но гласный ответ на него, проистекающий из ин-дивидуализма, взращиваемого библейской культурой, дается в смысле “соли¬псиз¬ма” : реально то, что ты осознаешь. Возведение воззрения “реально то, что ты осознаешь” в ранг всеобщего закона бытия — это взращивание в себе шизофрении, поход по пути подмены продуктами мыслительной деятельностью психа реального бытия вне границ им осознаваемого.
Субъект вида “Homo Sapiens” осознает только часть Объективной реальности. Однако на вопросы: как орга-низована Объективная реальность? какая её доля попадает в сознание большинства субъектов вида “Homo Sapiens”? как воздействуют друг на друга Объективная реальность в целом и та её часть, которая является достоянием сознания субъекта в каждый момент времени? — каждому зрителю предоставляется возмож-ность ответить самостоятельно, дабы не впасть в шизофрению или не замкнуться в мирке собственного сознания. При этом по существу способность зрителя не замечать названных вопросов и вопросов, происте-кающих из них, — уже своеобразный ответ на каждый из этих вопросов.
А без ответа на них невозможно дать ответы и на два взаимоисключающих вопроса, на которые прямо на-мекает фильм:
либо как человекообразным вирусам-обыва¬те¬лям паразитировать далее без опеки некой “матрицы”, которая рухнула?
либо как прекратить паразитировать и начать жить человечно?
Теперь вернёмся к тому, что машинная система, фабрикующая грёзы жизни человечества, поддерживающе-го её энергетически (быть для неё “батарейкой” — главное предназначение человечества в сюжете филь-ма), получила название “Матрицы” (“Matrix”). В наши дни это слово знакомо большинству в качестве матема-тического термина, определяемого для начала как двумерная таблица, в ячейках которой (на пересечении каждой строки и каждого столбца таблицы) могут быть какие-либо математические объекты, в том числе и новые матрицы. Последнее определяет матрицу в общем случае как математический объект, понятийно не-разрывно связанный с многомерностью пространства — пространства рассматриваемых формальных па-раметров. Кроме того, матрицы представляют собой средство придания структурной организации множест-вам и установления взаимосвязей между различными множествами (это нашло свое наиболее яркое вы-ражение в таком разделе программирования как управление базами данных). И в этом качестве матрицы обладают свойствами метрологических стандартов, с которыми соотносятся элементы структурно упорядо-чиваемых множеств.
Но всё приведенное — понимание слова “матрица” в одном из узко профессиональных смыслов. Общий смысл этого слова гораздо шире. “Советский энциклопедический словарь” (Москва, 1986 г.) выводит слово “матрица” от латинского: “matrix — матка”. И все значения этого слова, принятые в различных отраслях дея-тельности, приводимые в толковых словарях, так или иначе связаны с тем, что матрица (в полиграфии, в механической обработке материалов и т.п.) является сущностью, задающей образ, вырабатываемой на её основе той или иной продукции, а также придающей упорядоченность материи, из которой состоит продук-ция. То есть со словом “мат¬рица” оказываются связаны и понятия о порождении соответствующего Предо-пределению образа на материальной основе какого-либо носителя информации.


3. Математика и Божий Промысел
Соответственно этому определению смысла слова “матрица”, машинная система, фабрикующая грёзы жиз-ни всего человечества, в фильме названа по существу правильно. И это приводит к вопросу: машинная сис-тема — сама матрица, либо и она принадлежит иной матрице, предопределяющей её существование и функционирование?
Чтобы не ограничивать общность рассуждений, лучше предположить, что ограниченная локализацией на планете Земля машинная система из сюжета фильма может существовать и функционировать только, если ей есть место в некой объемлющей её бытие матрице высшего по отношению к ней порядка взаимной вло-женности частных матриц . Та матрица, в свою очередь, занимает место в ячейке объемлющей матрицы следующего порядка. И так в ходе рассмотрения расширяющейся упорядоченности взаимной вложенности матриц, предопределяющих бытие вложенных матриц и порождаемых ими процессов (включая и бытие вселенных), мы приходим к паре вопросов, положительный ответ на каждый из которых является отрица-тельным ответом на сопряженный с ним парный вопрос:
существует ли предел этой последовательности расширения матриц? то есть существует ли определённая всеобъемлющая матрица, предопределяющая бытие всех вложенных в неё матриц и возможности их на-полнения некой материей и информацией?
либо такой предел не существует и порядок матриц, объемлющих в них вложенные ограниченные частные матрицы, можно наращивать без каких-либо качественных и количественных ограничений, порождая всё новые и новые возможности бытия разнородных миров?

К этим вопросам человечество приходило неоднократно, и на протяжении истории разные мировоззренче-ские системы (школы) давали на них в той или иной форме содержательно взаимно исключающие ответы. Но при всём разнообразии детально разработанных мировоззренческих систем все они могут быть отнесе-ны к одному из двух классов ответов:
Некий предел наращивания порядка взаимных вложений матриц существует и процесс наращивания поряд-ка взаимного объятия матриц приводит к отождествлению предела последовательности с некой опреде-лённой всеобъемлющей матрицей, издревле называемой… Божье Предопределение бытия Мироздания.
Объективно существует только некая первооснова бытия, своего рода “первокирпичик” мироздания, “конеч-ный элемент” — единица и какие-то правила “сложения”, “умно¬же¬ния”, “вычи¬та¬ния” и т.п. преобразований, с использованием которых на основе единицы порядок взаимных вложений частных матриц бытия может на-ращиваться неограниченно, не сходясь ни к какой определённой всеобъемлющей матрице.
И тот, и другой взгляды допускают бесконечные расширяющиеся порядки вложения частных матриц бытия, но выражают они качественно различные понятия об этой бесконечности: в первом случае это изначально предопределённая Свыше “беско¬неч¬ность”, а во втором случае это “бесконечность”, выстраиваемая мето-дом проб и ошибок наращиванием и преобразованием частных матриц, представляющих собой “конечные элементы” в этом бесконечном “строительстве”. На первый взгляд, оба взаимно исключающих взгляда рав-ноправны, а судить об истинности какого-то одного из них и соответствующей ложности другого не пред-ставляется возможным.
Но если подумать, то истинным всё же является первый взгляд: некое всеобъемлющее предопределение существует, вследствие чего процесс наращивания порядка объемлющих друг друга частных матриц бытия и их наполнения материей и информацией рассыпается, если чему-то, задуманному в этом процессе нара-щивания порядков взаимной вложенности, нет места во всеобъемлющей матрице — Божьем Предопреде-лении.
В противном случае законы физики и химии, в которых выражается наивысшее из уже построенных предо-пределений, могли бы изменяться с появлением всякой новой матрицы-надстройки, объемлющей все ей предшествующие в порядке их взаимной вложенности и завершающей (временно) этот порядок, что соот-ветствует “второму закону диалектики”, согласно которому количественные изменения переходят в качест-венные .
Кроме того, во втором предположении возникающая необходимость кроме некой единичной “матрицы”-первоосновы иметь средства, позволяющие наращивать порядок взаимной вложенности, представляет со-бой по существу то же самое Божье Предопределение бытия, но протащенное в рассуждения контрабандой: либо по недомыслию, либо во избежание его именования по сути.
Но два рассмотренных взаимно исключающих друг друга предположения являются выражением различных мировоззрений, также взаимно исключающих друг друга. Первое — Богоцентричное, а по его существу — Богодержавное исходит из того, что Вселенная в целом и, в частности, планета Земля и человечество — творение Божие, плод Предопределения Творца и Вседержителя, и жизнь их протекает в русле Промысла Божиего.
Для человека, живущего в русле этого Промысла, естественно осознавать, что Мир един и целостен и всё в нём (в том числе и во взаимоотношениях людей) причинно-следственно обусловлено и многовариантно (в общем случае) промыслительно целесообразно. И всякий человек выстраивает свою жизнь в русле Божьего Предопределения либо в ладу с Промыслом, либо своей деятельностью Ему противостоит. В первом случае для человека Бог — надмирная реальность, иерархически наивысшее Всеобъемлющее управление, с Кото-рым он стремится постоянно поддерживать определённую этику личностных отношений на основе объек-тивной нравственности. Во втором случае идет процесс постоянного (чаще всего — неосознанного) проти-воборства со стороны субъекта — Божьему Промыслу, в котором выражается определенное нравственно обусловленное мировоззрение индивида.
В таком миропонимании мера и матрица — разные названия (русское и латинское) одного и того же объек-тивного явления. И если под многомерной матрицей возможных состояний всей материи в Мироздании по-нимать Божье Предопределение бытия всего сущего, то чувству меры человека доступна какая-то часть матрицы — Божьего Предопределения. Соответственно всякий внимательный и не злонравный человек, которому дана свыше способность различать причинно-следственные обусловленности собственного бытия и складывающихся вокруг него обстоятельств, воспринимает проявления Божьего Промысла в качестве ие-рархически Наивысшего всеобъемлющего управления и потому способен, а следовательно и стремится вы-страивать свою деятельность в ладу с Богом, в русле Его промысла на основе собственного чувства меры.
Второе мировоззрение можно назвать “Я-центричным”, эгоцентричным (в латиноязычном варианте). По своему существу оно либо полностью атеистическое, когда возводит человека в ранг бога или покорителя Природы, либо приходит к пантеизму, когда обожествляет Мироздание в целом, отдавая дань тому, что да-леко не всё в Природе подвластно человеку и человечеству в целом. Но в обоих вариантах это мировоззре-ние настаивает на том, что Вселенная, планета Земля с биосферой и человечеством в ней как-то “самооб-ра¬зо¬вались” (но при этом из подсознания человека, приверженного такому мировоззрению, все равно всплывает вопрос: из чего?) то ли в результате взрыва (снова вопрос: чего?), то ли в результате длительной эволюции (опять: чего?).
Такому мировоззрению, свойственно восприятие объективной реальности в качестве набора не связанных меж собой случайных фактов, процессов и явлений, постоянно изменяющееся многообразие комбинаций которых и определяет для него эволюционное развитие вселенной, “само¬осу¬ществляющееся” в соответст-вии с уже познанными или еще не познанными человеком законов природы. Это является результатом того, что невидимые для атеиста причинно-следственные обусловленности между разными (с его точки зрения) явлениями, в которых выражается непосредственно иерархически Наивысшее всеобъемлющее управление Вседержителя, оцениваются как объективно несуществующие: всё что не дано воспринимать субъекту не-посредственно многими рассудочно оценивается как объективно не существующее.
Такое мировоззрение в центр мироздания помещает (пусть даже и неосознанно) либо человека и его огра-ниченные возможности, либо законы природы, овладев которыми, человек начинает воображать себя “вен-цом” природы. Но “Я-центризм” остается “Я-центриз¬мом” вне зависимости от широты его горизонта: “Если я и видел дальше других, то это потому, что я стоял на плечах гигантов”, — И.Ньютон.
И как следствие неявного не осознаваемого атеизма в “Я-центричном” мировоззрении стремление к пости-жению единого Бога и Его промысла по отношению к творению противопоставляется (тоже неосознанно) стремлению к познанию человеком законов природы.


4. “Матричное” управление
В порядках взаимной вложенности матриц Объективной реальности можно выявить и разграничить специ-фические матрицы, которые могут предопределять течение разнородных, по их характеру, процессов: об-щефизических, биологических, внутриобщественных. И матрицы, охватывающие течение исключительно внутриобщественных процессов, представляют особый интерес для судеб общества, поскольку изменение матриц такого рода — непосредственное или опосредованное изменение судеб народов, цивилизаций и че-ловечества в целом.
В обоих охарактеризованных ранее мировоззрениях “матрица” выступает в качестве программы многовари-антного алгоритма, в русле которого человечество развивает свою культуру . Под воздействием культуры, в которой растет человек, обладающий тем или иным генетическим потенциалом развития, вырабатываются осознаваемые привычки и бессознательные автоматизмы поведения и отношения человека к явлениям его внутреннего и внешнего мира. Бессознательные автоматизмы психической деятельности — доминанта внутреннего и видимого извне поведения человека в объективной реальности, что обусловлено возможно-стями сознания человека в обычном состоянии бодрствования удерживать одновременно не более 7 — 9 объектов или процессов и перерабатывать информацию со скоростью не более 15 — 16 бит в сек .
Иногда (в частности Л.Н.Гумилёв в его работах по этногенезу) эти бессознательные автоматизмы называют “стереотипами”. Их существо может быть осознанно выявлено и оценено как “добро” или “зло” в определён-ных жизненных обстоятельств. Неопределенность стереотипов поведения и отношения к различным явле-ниям объективной реальности, а также нежелание определиться в их этическом существе “добро — зло” по отношению к Божьему промыслу, один из главных признаков того, что жизнь протекает в русле некой анти-человечной матрицы, формирующей определенный тип культуры, античеловечная суть которой защищается от выявления её хозяевами всевозможными прямыми и опосредованными запретами на её осмысление. Такого рода стереотипы порождают внутренне конфликтную алгоритмику психической деятельности субъек-та и обществ в целом, что выражается в различных психических и психосоматических заболеваниях, ава-рийности, травмах и прочих бедах, свойственных образу жизни нынешней цивилизации.
Поэтому не только можно, но жизненно необходимо обсуждать достоинства и недостатки той или иной мат-рицы и порожденной ею культуры . Выход же за пределы одной матрицы неизбежно влечет за собой пере-ход в иную матрицу с иным типом культуры.
И соответственно есть вид власти, не попавший в поле зрения традиционной политологии и потому лежа-щий вне её понимания, но тем не менее неразрывно связанный с процессами, имеющими место в мире (ре-альности) матриц-предопределений. Во-первых, это подвластность общества некой матрице или набору матриц; во-вторых, это власть над обществом тех людей, которые обладают способностью к уничтожению, преобразованию и порождению прежде не проявлявшихся частных матриц, предопределяющих жизнь об-ществ в пределах Всеобъемлющей Матрицы — Божьего Предопределения бытия.
И если попытаться описать содержание такого рода матриц, то получится концепция жизни общества как некий идеал и как набор средств, предназначенных для воплощения этого идеала в жизнь. Соответственно этому, власть на основе матричных процессов мы называем уже многие годы властью концептуальной.
При этом следует понимать, что концепция жизни общества — это не идеология. Идеология — даже не все-гда выражение концепции, а одно из средств проведения концепции в жизнь. Так, в истории человечества все наиболее изощренные системы рабовладения были прикрыты идеологиями освобождения людей труда от угнетения; но именно это и составляло суть тех концепций, которые прикрывались идеологическими сис-темами освобождения от рабства, оставаясь сами собой на протяжении многих веков и успевая при этом сменить несколько идеологических оболочек. И концепция жизни общества это и не его действующее зако-нодательство или законотворческие прожекты. Всякое законодательство — это пограничные рубежи или линии фронтов, на которых одна концепция защищает себя от осуществления в том же обществе другой, не совместимой с нею концепции.
Но если кто-то подумал, что Внутренний Предиктор СССР решил задним числом связать понятие “концепту-альной власти” с тем, на что его участников надоумил фильм “Матрица”, то пусть обратится к работам ВП СССР “Мёртвая вода” (во всех редакциях, начиная с 1991 г. по настоящее время), к незавершенной работе “К Богодержавию…” и прочтёт, что там сказано прямо и однозначно понимаемо о матрицах-предопре¬делениях и о концептуальной власти, а не в иносказательно-образной форме художественного фильма, ко-торый каждый поймет по-своему.
Соответственно сюжету фильма, если герои действительно вырвались из-под власти “Матрицы”-машины на свободу, не ограниченную ничем и ни Кем, то их беспредельно свободное воображение должно позволять каждому из них (а тем более им всем коллективно) породить новую предельно-всеобъемлю¬щую матрицу высшего порядка, исходя из которой они могли бы без всех театральных эффектов “обнулить” или преобра-зовать матрицу, в которой существовала машинная система, именуемая “Матрица”, из под власти которой они якобы вырвались в “реальный мир”.
Входя в мир, порожденный всякой вложенной матрицей, из её объемлющей матрицы высшего порядка, дос-таточно объявить всех своих противников несуществующими, бессильными или как-то иначе преобразо-ванными; объявить себя невидимым и всемогущим (заведомо бессмертным и неуничтожимым в мире, мате-рия которого наполняет вложенную матрицу). После этого исчезнет необходимость во всех театральных эффектах со стрельбой, драками, исчезновениями по телефонным кабельным линиям и трагической невоз-можностью скрыться от преследователей, растворившись в воздухе; либо оставить их наедине с навевае-мыми их “Матрицей” грезами, скрывшись по мобильной телефонной связи. Во всех этих пижонских зрелищ-ных эффектах на публику при действительном вхождении в процесс если не из объемлющей матрицы, то хотя бы из альтернативной матрицы равного порядка значимости, нет никакой необходимости; такое даже трудно отнести к развлечению с целью поиска какого-либо удовольствия.
Собственно такого рода управление процессом на основе воздействия на вложенные матрицы бытия из объемлющей матрицы и продемонстрировали главному герою Андерсону-Нео так называемые “агенты”, ко-гда Нео, будучи ими арестованным, “качал права” и попросил телефон: “агенты” объявили его немым, и под воздействием этого оператора языка программирования высокого уровня, вызвавшего исполнение множе-ства микрокоманд, у Нео быстренько затянулся рот. Но и “агенты” в мире, порожденном их матрицей, не вы-глядят беспредельно свободными. Если бы дело обстояло иначе, им не было бы нужды уговаривать Андер-сона-Нео сотрудничать с ними: они просто перепрограммировали бы его психику так, что он стал бы безу-пречно лояльным системе “гражданином”, либо заткнули бы дырки в своей “Матрице” и вскрыли бы сервер “Сиона” сами без его помощи. Какое-то представление (скорее всего бессознательное) о такого рода воз-можностях матричных преобразований реальности создатели фильма имеют, поскольку именно такими средствами “агенты” пытались поймать экипаж “Навухудоносора”, преобразовав фабрикуемый “Матрицей” обычный дом в “каменный мешок” без окон без дверей. Но этот эпизод — лишь еще один знаковый момент, указующий на объективное существование всеобъемлющей матрицы Наивысшего Предопределения, нару-шить которое не дано никому.
Рассматривая все эти матричные — в наиболее общем смысле этого слова — соотношения и операции, мы еще упоминали материю, которая наполняет всякую матрицу, и информацию, которая придает материи, на-полняющей матрицы, образы. Иными словами, мир, тварное Мироздание предстает в Богодержавном миро-воззрении как триединство: “матрица — материя — информация”.
По отношению к совокупности “материя — информация” матрица — Предопределение Божие бытия, т.е. мера развития. Шестое чувство всякого человека вне зависимости от того, “нормальный” он либо “экстра-сенс”, — чувство меры, непосредственное чувство Предопределения Божиего (другое дело, что оно по-разному развито у разных людей и далеко не все осмысленно внемлют этому чувству).
По отношению к материи матрица действительно матрица её возможных состояний и возможных переходов из одного состояния в другие возможные состояния через преобразования.
Но “нет вещи без образа”, — гласит русская пословица. Её можно расширить: нет материи без образа, зада-ваемого определенной матрицей. Образ — информация.
По отношению к информации матрица — мера бытия — система кодирования информации. Как известно, информации вне систем кодирования не существует.
Однако в этом наборе предельно обобщающих категорий “матрица (Предопределение, мера бытия) — ма-терия — информация” не оказалось места ни пространству, ни времени. Почему при описании мира в тер-минах триединства “материи — информации — меры” оказалось возможным обойтись без этих, казалось бы неизбежных, понятий? — Единственно потому, что:
Раз-мер-ность пространств и соиз-мер-имость времён — всего лишь одна из составляющих матрицы-предопределения. Соответственно, пространство и время (так называемый “пространст¬венно-временной континуум” теории относительности) — вторич¬ны по отношению к матрице и не существуют без материи и информации, матрицу наполняющих; в жизни пространство и время микро- и макро- миров — вторичные следствия матрицы-предопределения бытия.


5. О матрицах и эгрегорах
Конечно, субъективно реально то, что осознает каждый. Но объективно реально и то, что находится вне на-шего сознания. Изменение параметров настройки органов телесных чувств, параметров настройки биополе-вой системы организма изменяет осознанное восприятие Объективной реальности, в результате чего в субъективную реальность попадает (а то и остается в ней) то, чего раньше в ней не было. Всем известное выражение “напиться до чертиков” — об этом: в субъективную реальность пьяницы попадает то, что раньше было вне её.
В фильме пробуждение героя в якобы истинной реальности от иллюзии, порождаемой машинной системой “Матрица”, это — смещение сознания из одного фрагмента объемлющей матрицы следующего порядка в другой её фрагмент. Сам процесс перехода сознания из одной реальности в другую показан как кошмарный сон.
Герой вылупляется из некоего яйца весь обвитый щупальцами, проникающими в его тело, которых особенно много в зоне позвоночного столба; озирается и видит жуткое зрелище: какие-то машины-небоскребы, стоя-щие рядами, увешаны такими же “яйцами”, из одного из которых “вылупился” и он, наблюдающий в них дру-гих людей. Некий монстр, принадлежащий по-видимому к “иммунной системе” “Матрицы”, обнаружив сбой в работе “яйца” Андерсона-Нео и идентифицировав его как производственный брак, вырывает из сгустка щу-пальцев то, что было Андерсоном, и сбрасывает в канализацию, где герой теряет сознание. Из канализации его вылавливает другая система, которая приводит в чувство. После этого в новой реальности ему оказы-вают медицинскую помощь и мажут места проникновения щупальцев прежней системы в его тело и, в част-ности, в позвоночник “лучшей в мире американской зеленкой”.
Если проникнуться этим, то всё очень трогательно. Если не проникаться такого рода наваждением трога-тельности, то встает вопрос: с чем соотнести этот перенос сознания героя из мира навеянных машиной грёз в мир иной реальности, в которой якобы достигается почти что безграничная свобода от каких бы то ни бы-ло матриц?
Субъективная реальность для сознания большинства это то, что можно назвать вещественный мир. Мир разнородных природных полей осознанному восприятию большинства недоступен. Тем не менее он объек-тивно существует, это существование фиксируется приборной базой современной науки опосредованно, а непосредственно он всегда был и ныне доступен осознанному восприятию меньшинства людей. В прошлом таких людей называли “духо¬видцами”, а ныне — “экстрасенсами”. Некоторые из состава этого меньшинства полевую реальность воспринимают осознанно визуально как наложенную на вещественный мир, подобно тому как на один лист фотобумаги можно отпечатать изображение с двух разных негативов. Есть и такие, которые воспринимают полевую и вещественную реальность как два разных мира.
При описании взаимоотношений субъектов с полевой реальностью словами, некоторые экстрасенсы рас-сказывают о всевозможных “подключках” к человеку, щупальцах и присосках, присасывающихся и прони-кающих в тело сквозь светящуюся “скорлупу яйца” — границу ауры субъекта. “Подключки” локализуются большей частью вдоль позвоночного столба, как это и показано в фильме. “Подключки” имеют начало и ко-нец, и, соответственно, все “подключён¬ные” в совокупности образуют собой некую систему, функционально специализированным элементом которой является каждый из них.
Такого рода система в эзотерических науках, оккультизме, на сленге “экстрасенсов” называется “эгрегор”. Поскольку в фильме не видно, куда уходят концы материальных “шлангов-присосок”, то эта система показа-на, не как полевая структура, а как машина “Матри¬ца”, принадлежащая вещественному миру. Как сказано в фильме, по отношению к машине “Матрице” всё человечество является источником энергии — батарейками. По отношению к эгрегорам положение большинства аналогично: подпитывать их своей энергией, необходи-мой для осуществления целей хозяев и менеджеров эгрегоров. Через “подключки” каждый субъект отдает эгрегорам свою энергию, и через те же “подключки” эгрегор и его менеджеры воздействуют на всех “подклю¬чённых”, вследствие чего все они в большей или меньшей мере не располагают собой.
То есть вся последовательность кошмарных образов в фильме, — не фантастика и не шизофренический бред, а визуализация на киноэкране вполне реального эгрегора, который ныне управляет Западной регио-нальной цивилизацией.
И выход всякого индивида из под власти неприемлемого для него эгрегора, как правильно показано в “Мат-рице”, начинается с выявления “подключек” и разобщения субъекта с ними. Процесс разобщения с эгрего-ром субъекта действительно может протекать в два этапа: на первом этапе кто-то посторонний своими си-лами рвет энергоинформационные связи субъекта и какого-то эгрегора, а на втором этапе, когда субъект искусственно изолирован от эгрегора, ему предоставляется информация, характер которой исключает воз-можность возвращения в прежний эгрегор. При этом неизбежно возникает информационная общность с тем, кто предоставляет эту информацию. И если она является достоянием какой-то группы людей, то автомати-чески возникает подключение к образуемому ими иному эгрегору. Реально не входить ни в один эгрегор субъект, живущий в обществе себе подобных, не может. Но отношения субъекта с эгрегорами, порождае-мыми культурой могут быть разными:
субъект может быть невольником эгрегора (невольниками эгрегоров являются и эгрегориальные лидеры — те субъекты, чья воля является господствующей над эгрегором, однако в пределах эгрегориальной алгорит-мики и информационного обеспечения, за пределы которых они выйти не вольны);
субъект может быть менеджером эгрегора (менеджер эгрегора не связан эгрегориальной алгоритмикой и информационным обеспечением), по отношению к которому другие его участники являются невольниками;
эгрегор может быть общим достоянием субъектов, ни один из которых не является его невольником, и именно это является нормальным для человека отношением его индивидуальной психики и эгрегора.
Соответственно сюжету фильма, если все “подключки” к порабощающей людей “Матрице” вырваны, а места их проникновения в тело с целью скорейшего заживления ран намазаны “лучшей в мире американской зе-ленкой”, то у героев фильма, свободных от “под¬клю¬чек” к плохой “Матрице”, всё должно протекать в дивном ладу без каких-либо внутренних проблем и конфликтов в их коллективе. Однако в этом месте сценарий фильма даёт сбой.
Вследствие того, что фантазия сценаристов, режиссеров и актеров пребывает в плену матрицы библейской цивилизации, и авторы фильма в период его создания оказались нравственно не способны выйти из её тю-ремных стен, то они не имеют ни малейшего представления о характере какой-либо альтернативной матри-цы-пре¬допределения и об образе жизни под её концептуальной властью. По этой причине и герои фильма, формально освободившись от власти плохой “Матрицы”, в свободе якобы “реального мира” ведут себя точ-но так, как и персонажи, живущие под властью “Матрицы”. Здесь следует соотнестись с русской литерату-рой, авторы которой работали над тем, чтобы человечество по существу, а не формально освободилось из-под власти библейской матрицы: поэтому персонажи поэмы А.С. Пушкина “Руслан и Людмила”, романа Н.Г.Черны¬шевского “Что делать?”, многих произведений И.А.Ефремова и, прежде всего, — “Туманности Андромеды” и “Часа быка”, ведут себя совершенно не так, как это свойственно большинству персонажей в произведениях толпо-“элитарной” библейской культуры. И это — показатель того, что фантазия многих рус-ских художников была свободна от гнёта Библии во все времена.
Сценаристы и их консультанты от “экстрасенсов” и оккультизма почему-то забыли о самой главной системе “подклю¬чек”, которая собственно и превращает человечество, несущее техническую цивилизацию, в вирус-паразит на теле Земли-Матушки. Об этой системе “под¬клю¬чек” было известно издревле, и еще во времена каменного века эта подключка изображалась бесхитростно, весьма наглядно и доходчиво.


Что бы это значило?
Это вовсе не первобытный аналог современных непристойных натуралистичных рисунков на стенах туале-тов и лифтов. Дело в том, что в вещественном мире нет аналогов изображенному на приведенном рисунке. Рисунок — иносказание в модифицированных образах вещественного мира о реальности, имеющей место в одном из невещественных миров. Обратимся к ней.
Психика всякого индивида — многокомпонентная информационная система. Точнее психика — информаци-онно-метрическая система, поскольку психика — это прежде всего алгоритмика, а алгоритмика — это по-следовательность шагов преобразования информации, что невозможно без разного рода свойственных ал-горитмике матриц — преобразователей мер, которые представляют собой разного рода “кальки” с объек-тивной всеобъемлющей меры-матрицы — Высшего Предопределения бытия.
Психика порождает поведение человека на основе того, что в компьютерном деле принято называть ин-формационным обеспечением. Информационное обеспечение поведения человека разнородно и включает в себя:
инстинкты биологического вида “Homo Sapiens”;
навыки, воспринятые из культуры общества в готовом к употреблению виде и отрабатываемые большей ча-стью (как и инстинктивные программы) автоматически в ситуациях раздражителях;
плоды собственных интеллектуальных усилий индивида;
интуицию, которая также не однородна, а включает в себя:
результаты автономной (изолированной от среды) работы бессознательных уровней психики самого инди-вида;
духовное (биополевое) воздействие на его психику коллективной психики, в поддержании которой индивид соучаствует в духовном мире;
наваждения извне и одержимость, как результат полевого воздействия на индивида со стороны других субъ-ектов как воплощенных, так и бесплотных духов;
непосредственное водительство Свыше.
Информационное обеспечение поведения, проистекающее из названных разнородных компонент, не во всех жизненных обстоятельствах бесконфликтно сочетается с информационным обеспечением поведения, проистекающим из других компонент. В зависимости от того, чему индивид отдает предпочтение, позволяя той или иной алгоритмике реализоваться в его поведении как в вещественном, так и в духовном мирах, складывается строй его психики, даже если индивид не осознает, что это такое. Вследствие неоднозначно-сти отдания предпочтения при разрешении конфликтов между разнородными компонентами информацион-ного обеспечения поведения в психике каждого, в обществе прослеживается более или менее ярко выра-женная тенденция к поляризации:
на одном полюсе те, кто большей частью бессознательно стремится всё подчинить удовлетворению своих инстинктивных потребностей;
на другом полюсе те, кто более или менее осознанно стремится привести всё к ладу с Божьим промыслом и жить в русле Божьего водительства.
Первые являются носителями животного строя психики и по существу представляют собой говорящих чело-векообразных обезьян, более или менее выдрессированных воздействием культурной среды цивилизации. Вторые находятся на разных стадиях пути к тому, чтобы необратимо стать человеками — носителями чело-вечного строя психики.
Между этими двумя полюсами общества рассредоточились (в математическом смысле статистического рас-пределения) все остальные: разнородные биороботы-зомби — те, кто отвергает свободу своего разума в постановке и решении задач, а также отвергает и интуицию, подчиняя свою волю внешним факторам.
Среди зомби выделяется один специфический отряд — демонические личности — те, кто не отказывается от разума и интуиции, но отвергает при этом водительство Свыше и пребывает в опьянении своеволием как своим собственным, так и некоторых из числа окружающих воплощенных в веществе или пребывающих в полевой форме сущностей.
Но при более пристальном рассмотрении все зомби, включая и демонические личности, — одинаково носи-тели животного строя психики, чьи инстинкты закованы в кандалы норм культуры или выступают (как в пря-мом, так и в извращенном виде) под разновидными масками оболочек формальных новшеств в культуре гедонизма , подчиняющей все компоненты психики извлечению из всего и вся — удовольствий.
Инстинкты биологического вида — это программы определённо целесообразного поведения его особей, а не какие-то неопределённые инстинкты “вообще”. В жизни всякого вида ведущую роль играют половые ин-стинкты, под воздействием которых происходит воспроизводство его популяций в преемственности поколе-ний. Алгоритмы воспроизводства поколений во всех двуполых видах, к числу которых принадлежит и чело-век, различными своими функционально специализированными фрагментами распределены по представи-телям каждого из полов.
У вида “Homo Sapiens” инстинкты построены так, что мужчина при животном строе психики психологически подчинен женщине. В целях воспроизводства новых поколений вида он инстинктивно запрограммирован на обслуживание женщины вместе с рожденными ею детьми. Но эта психологическая подчиненность — зави-симость мужчины при животном строе психики от “благосклон¬ности” к нему женщины, имеет место безотно-сительно к тому, сложились ли между определёнными мужчиной и женщиной реально половые отношения или же нет. Это позволяет понять прямой смысл воспроизведенного ранее наскального рисунка: женщина управляет мужчиной дистанционно посредством психологической зависимости от неё на основе половых инстинктов, что образно и показано на рисунке эпохи каменного века как длиннющая связь между ними, по-добная кабелю, соединяющему робот и пульт управления им.
Но и участь женщины при животном строе её психики не завидна. Не одну судьбу сломала подневольность женщины инстинктам, связанным с известными атрибутами её тела: вожделения полового удовлетворения, чему в биосфере естественным порядком сопутствует зачатие; и материнских инстинктов, злоупотребляя которыми, дети из своих родителей, и в особенности из матерей, “вьют верёвки” .
И порожденные цивилизацией изощрённые культурные оболочки, которые скрыли в поведении людей то, что бесхитростно обнажено в поведении мартовских котов и кошек, не знающих куда себя деть, существа дела не меняют.
Никто не может упрекнуть кинематографию США в том, что она щепетильна в вопросах показа на публику обнаженного человеческого тела и всевозможных манипуляций с половыми органами. Поэтому то обстоя-тельство, что “подключка”, показанная на рисунке эпохи каменного века в фильме отсутствует, говорит о том, что создатели фильма не понимают её истинной роли в судьбах нынешней цивилизации. Однако, как говорится, “гони природу в дверь — она влезет в окно”, и если проблема действительно есть, то художник даже помимо своего желания всё же отображает в своих произведениях её существо. Так и в фильме “Мат-рица”.
Хотя “подключка” на основе половых инстинктов не показана в фильме в сценах освобождения от прочих “подключек” и намазывания Андерсона “лучшей в мире американской зеленкой”, но авторы фильма не смог-ли миновать рассмотрения её влияния на ход борьбы их героев с плохой “Матрицей”. В сценах, где показана “боевая подготовка” Андерсона на разнородных полигонах — в среде обучающих программ, разработанных программистами-подпольщиками для хакерской борьбы с “Матрицей”, — есть эпизод, который соотносится именно с этой “подключкой”.
Морфеус и Андерсон идут по улице города, смоделированного обучающей программой. В однообразной толпе навстречу им идет женщина в красном, резко выделяющаяся своим видом из толпы. Андерсон, пере-двигаясь по улице и разминувшись с женщиной в красном, под водительством бессознательных автоматиз-мов поведения оборачивается ей вслед, как того и требуют инстинкты. Но “женщина в красном” превраща-ется в “агента” “Матрицы” и открывает огонь из пистолета на поражение. Внимательный, думающий зритель поймет, что человек, — чтобы быть свободным от плохих матриц, — должен иметь структуру алгоритмики автоматизмов бессознательных уровней психики такую, чтобы не быть заложником инстинктов, а также и их культурных оболочек.

6. Освобождение — в Преображении содержания, а не в смене обличий
Ото всех прочих видов животных организмов в биосфере Земли человек, помимо членораздельной речи, отличается тем, что:
единственно у человека есть разум, свободный в том смысле, что сам назначает пределы возможного (в том числе и нравственно-этически допустимого) для себя ;
и есть воля, которая всегда действует с уровня сознания, и которая может подчинять поведение определён-ным требованиям и запретам, проистекающим из разума или интуиции.
Но воля не вполне свободна, поскольку человек вынужден в ряде ситуаций проявлять волевые усилия, что-бы силой воли преодолеть ограничения в поведении, налагаемые на него инстинктами, сложившимися при-вычками, нормами культуры и т.п. И если силы воли недостаёт в каких-то ситуациях, то люди не способны осуществить свои намерения в силу подчиненности их поведения тому, чего их сила воли преодолеть не может.
Однако, в фильме “нормальный”, с точки зрения его авторов, человек, рожденный на свободе в “реальном мире” вне плохой “Матрицы”, характеризуется иными качествами: “Инстинкты и слабости, как раз и отличают нас от мерзких машин”. Заявления подобного рода или бездумно высказанная глупость, или злоумышленная попытка под аккомпанемент закрученного сюжета внедрить в подсознание зрителя (прежде всего молодого зрителя) ложное представление о человеческой психике, поскольку базовое программное обеспечение, “вшитое” в микросхемы (как BIOS современных компьютеров), по существу — те же “врожденные инстинк-ты”, но уже машин, а не людей, вне зависимости от того, какой бы сложностью машины и их программное обеспечение ни обладали.
В действительности же, человек — Божье творение — отличается и всегда будет отличаться от самых слож-ных машин:
во-первых, — свободой разума в целеполагании и назначении для себя пределов возможного, нравственно-этически допустимого;
во-вторых, — волей, властью которой он способен преодолеть многие обстоятельства, ограничивающие его свободу воли.
Во всей техносфере, во всех машинах, в их программном обеспечении и всём прочем, создаваемом людь-ми, выражается истинная нравственность и этика самих людей, выражается их строй психики. Поэтому, ес-ли искусственный интеллект оказывается античеловечным, как это имеет место в рассматриваемом филь-ме, так это — выражение античеловечности психики самих людей его разработчиков и создателей.
Собственно в результате свободы разума в целеполагании и осознаваемой воле, преодолевающей разно-родные ограничения, и сложилась культура нынешней цивилизации. Однако, вследствие господства живот-ного строя психики достижения культуры, пока еще подчинены инстинктивным программам поведения, кото-рые порождают в естественных условиях биосферы межвидовую и внутривидовую конкуренцию за место под солнцем. Но животное, если соотноситься со строем психики большинства, вооруженное разумом, сво-бодным в целеполагании и определении возможного и нравственно-этически допустимого, вооруженное техникой и магией, — это противоестественно. Такой вид животных Божьим Промыслом не предусмотрен, и потому ему нет места во всеобъемлющей матрице мироздания.
Восстановление естественного порядка вещей в Мироздании возможно в двух вариантах дальнейшей судь-бы человечества:
либо сброс человекообразной биомассы в фауну, с близким к полному обнулению культуры и памяти сред-ствами, свойственными матрицам бытия высших порядков;
либо переход общества к господству человечного строя психики и выражающей его культуре, что позволяют осуществить свободный в целеполагании и назначении для себя пределов возможного и нравственно-этически допустимого разум и осознаваемая воля к целесообразным действиям.
Все вышесказанное не выходит за пределы известного из курса общей биологии и психологии средней шко-лы, где биология, психология, история и прочие предметы разрознены и тематически не переплетаются, по-рождая у школьников калейдоскопическое мировоззрение, в котором каждый известный факт существует сами по себе, будучи оторванными от фактов, известных из других предметов, и от реальной жизни. И воз-можно именно поэтому молодежь, которой еще предстоит жить самостоятельно во взрослом мире, в бес-сознательном стремлении сложить целостную картину взаимосвязей мира быстрее, чем старшие поколения откликается на фильм “Матрица”, поднимающий эти проблемы в обход её сознания во внелексической форме иносказательно-образного повествования.
К системе “под¬клю¬чек”, аналогичной изображенной на стене в африканской пещере, у создателей фильма отношение двоякое и противоречивое:
с одной стороны в процессе переноса сознания главного героя из сфабрикованной машинной-“Матрицей” реальности в реальность якобы свободы, она не была показана, хотя кинематография США, как уже говори-лось ранее, не отличается особой щепетильностью в вопросах демонстрации обнаженного тела и разно-родных актов прямо или косвенно затрагивающих половые органы мужчин и женщин;
с другой стороны в фильме неоднократно поднимается вопрос о “женщине в красном”, которая преобража-ется в “агента” “Матрицы” в одной из обучающих программ, что привлекает внимание к проблеме освобож-дения личности и общества в целом от диктата в алгоритмике бессознательных уровней психики инстинктов и их культурных оболочек.
В этом двойственном отношении авторов фильма к проблеме нормального строя психики человека и выра-зилась большей частью не осознаваемая в библейской культуре борьба двух взаимоисключающих тенден-ций.
Соответственно одной из них всё, касающееся половой сферы, не подлежит открытости в обществе ни во плоти, ни в слове, ни в образах художественных произведений и иносказаний. Но поскольку от природы ни-куда не деться, цивилизация порождает множество культурных оболочек, возвышающих животное начало как таковое до уровня “вечных ценностей” человечества. Вследствие этого культура, идеализируя культур-ные оболочки, в которых предстают инстинкты, поддерживает в обществе нечеловечный строй психики, препятствуя преображению цивилизации в человечность.
Соответственно второй тенденции, культурные оболочки никчемны, а животное начало, обнажившееся под давлением порноиндустрии, выдается за истинную сущность человека, которой нечего стесняться и прояв-лениям которой необходимо дать полную свободу в “безопасном сексе”. Это по существу представляет со-бой прямой отказ от того, чтобы стать человеками.
И обе эти тенденции в совокупности в культуре нынешней цивилизации неразрывно связаны, а победа лю-бой из них была бы победой одной из форм одного и того же содержания. Именно вследствие единства их содержания борьба их между собой представляет собой один из способов удержания человечества под властью “Матрицы”.
Создатели же фильма, хотя и показали эту двойственность, но оставили в умолчаниях борьбу этих двух формальных тенденций, способствуя тем самым поддержанию культуры, выражающей животное начало и в будущем.
Раз систему “под¬клю¬чек”, аналогичную изображенной на стене в африканской пещере не показали прямо, то не без причин и не без цели:
либо по причине того, что “экстрасенсы-ясновидцы”, причастные к созданию фильма, сами так спелёнуты этой “подключкой”, что из её кокона уже света белого не видят, а не то что “тонких миров”, где эта система “подключек” зрима;
либо с целью сохранить её и культивировать впредь.
И неразрешенность этого конфликта форм проявления одного и того же животного начала создателями фильма выразилась в развитии его сюжета. Как видно из фильма, в реальности якобы свободы, в которую попал главный герой, свободы от непереносимого давления инстинктов на психику как раз и нет. В реально-сти якобы свободы действие происходит под управлением всё той же “Матрицы” порабощения человечест-ва. Хэппи-енд едва не сорвался по причине того, что тамошний “Иуда”-Сайфер в какой-то иной биополевой реальности вожделел близости с Тринити, а сама Тринити будучи холодна к Сайферу, живет в ожидании любви Андерсона-Нео. Так в реальности якобы беспредельной свободы, в которой экипаж “Навуходоносо-ра” живет без диктата программ нейроинтерактивной модели “Матрицы” сложился классический “любовный треугольник”, что неизбежно во всех культурах, воспроизводящих из поколения в поколение нечеловечные типы строя психики.
Здесь мимоходом отметим, что тамошний “Иуда”, сдавший “предтечу” Морфеуса, — единственный персонаж “Матрицы”, черты лица которого могут быть отождествлены со славянским типом: его словно специально лепили под тот образ, который в некоторых публикациях по отечественной истории призван изобразить по-следнего общерусского князя-язычника киевского Святослава — отца Владимира, ставшего крестителем Руси. Единственное отличие: вместо пряди волос на обритой голове — бородёнка узким клинышком над подбородком. То есть образ “Иуды”-Сайфера целенаправленно сконструирован так, чтобы при раскрутке фильма в глобальной сети кинопроката формировать в подсознании зрителя образ врага из славян и, преж-де всего, из русских. В частности, Сайфер — единственный из персонажей, который любит выпить, а сте-реотип “русские — первые в мире пьяницы” — общеизвестен.
То есть в фильме нет обретения реальной свободы, но после разрушения человечеством-вирусом, “раковой опухолью планеты” одной реальности — биосферы Земли — вирус, малость оклемавшись под опекой ма-шинной системы, именуемой “Матрица”, пытается вырваться из под её опеки и создать новую реальность, чтобы — не преобразив себя — паразитировать на ней и впредь: именно — паразитировать — потому, что ничего иного он делать не умеет и не сможет ничему иному научиться, пока не освободится от системы “подключек”, изображенной на воспроизведенном ранее наскальном рисунке.
Кроме того, всем героям в якобы истинной реальности свободы в затылок вгоняют новую “подключку”, без которой они не могут входить в мир прежней реальности, порождаемой машиной “Матрицей”. Лучше ли но-вая “подключка”, засаженная в затылок, нежели прежний набор “подключек” от машины “Матрицы”? — во-прос дискуссионный. На наш взгляд, хрен редьки не слаще.
Кто-то, прочитав изложенное, сможет понять всё в том смысле, что мы сторонники оскопления как мужчин, так и женщин. Нет: ему следует понять, что при человечном строе психики достигается эмоциональная са-модостаточность индивида любого пола и возраста, вследствие чего и происходит его освобождение от гне-та инстинктов на психику; а его поведение перестает быть подчиненным всё более и более изощренным и извращенным по мере “прогресса” культуры способам удовлетворения похоти мужчин и женщин. Своеобра-зие каждого из полов, своеобразие каждого из индивидов при переходе к человечному строю психики сохра-няется, но отношения между мужчиной и женщиной обретают иное качество и становятся несопоставимыми с отношениями самцов и самок всех животных видов в биосфере Земли. Как следствие — переход к господ-ству человечного строя психики влечёт за собой и преображение культуры.
И при визуализации биополевых структур взаимодействие между мужчиной и женщиной при человечном строе психики обоих и при их сочетании не имеют ничего общего с системой “подключек”, изображенной на приведенном наскальном рисунке. В реальности биополей (матриц-предопределений) видно, как “светящая-ся скорлупа” (граница его ауры) яйца, в которой находится один индивид, смыкается со “светящейся скорлу-пой” яйца, в которой находится другой. Обе они увеличивают свои размеры и охватывают обоих, если двое сочетаются друг с другом. Все несочетания выражаются либо как полная неспособность биополей индиви-дов к порождению объемлющей общей им ауры, либо как её разнообразные дефекты: общая аура устойчи-ва, но не может охватить обоих, обнажив различные части тел одного или обоих (например, из общей ауры по отдельности торчат две головы, связанные с различными несовместимыми эгрегорами); аура, неспособ-ная охватить обоих, непрестанно колеблется, поочередно обнажая их различные части тел; дыры в объем-лющей обоих ауре, уходящие в диссонирующие чакры каждого из индивидов либо выпячивания, тянущиеся из диссонирующих чакр, к аурам других людей или эгрегорам и т.п. Дефекты либо изживаются в течение ог-раниченного срока времени, либо объемлющая обоих аура теряет под их гнетом устойчивость и ауры инди-видов обособляются. Порождение мужчиной и женщиной объемлющей их общей им ауры проистекает соот-ветственно матрицам предопределения, задающим бытие, в которых порождение объемлющей ауры по це-пям обратных связей запечатлевается образом, нашедшим свое выражение в широко известном символе “Инь-Янь”.

“Инь-Янь”
Но ничего похожего на воспроизведённый ранее наскальный рисунок при человечном строе психики супру-гов нет ни в реальности биополей, ни в реальности задающих бытие биополей матриц-предопреде¬лений.
Приведем также репродукцию картины литовского художника М.К.Чурлёниса “Сказка о королях”, на которой в образах вещественного мира показан один из вариантов отношений мужчины и женщины в матричной ре-альности, невозможный при животном типе строя психики. Показанная Чурлёнисом возможность однако не достигается в отношениях большинства, которое предпочитает жить по-прежне¬му в «каменном веке» так, как это было показано на приведенном ранее наскальном рисунке.

Также следует обратить внимание и на то, что большинство имён персонажей в фильме ассоциируются с библейским проектом: Тринити — Троица; Нео — Новый (кто: Христос?); Морфеус — Сонный, хотя живёт в реальности, якобы свободной от грёз, навеваемых машинной системой “Матрицей”; Дозер — Дремлющий; “Иуда”-Сайфер — Защита. И как можно понять из сюжета, матрицу-предопределение, альтернативную ма-шинной, держит скромная, незаметная “Пифия”, которая и управляет миром доступными ей средствами формирования матриц переходов из одного состояния в другие в пределах, задаваемых высшими матрица-ми-предопре¬делениями в порядках их взаимной вложенности, минуя все демократические процедуры, пря-мо со своей кухни.
А кухонь на Земле много… И подобных “Пифий” в реальной жизни — не одна, и каждая норовит управить миром и судьбами других людей со своей кухни по-своему, причём, не всегда в согласии и в ладу с другими “Пифи¬ями” и с простыми людьми… Как тут не вспомнить пресловутую ленинскую “кухарку”, которая ДОЛЖ-НА УЧИТЬСЯ управлять государством? Не в автократии ли концептуальной власти, доступной всем и каж-дому, истинная возможность торжества народовластия (демократии) по существу?
Но особенность фильма в том, что Пифия-прорицательница, “знающая все”, консультируя членов экипажа “Навухудоносора” (Морфеуса, Тринити и Нео) по вопросам их вероятного будущего, осуществляет тем са-мым матричное управление в отношении них самих, будучи частью нейроинтерактивной модели мира, по-рождаемого “Матрицей”, с властью которой борются герои фильма. Но вопрос о том, что проистекает от Пифии как таковой, а что ретранслируется через Пифию “Матрицей” в героев фильма не встает. И эта осо-бенность сюжета допускает возможность того, что “Матрица”, борьбу с которой ведет Морфеус и экипаж “Навухудоносора”, является по отношению к сторонникам “Сиона”, объемлющей матрицей более высокого порядка, что по сути означает: в фильме показана не борьба людей за свободу от всевластия плохой “Мат-рицы”, а переход плохой “Матрицы” в иной режим самоуправления, в котором прежнее содержание власти может представать в новых формах. Иными словами, в фильме показано взаимное проникновение частных матриц друг в друга при антагонистичности их концепций управления, хотя обе матрицы пребывают в объ-емлющей их матрице более высокого порядка.
Тринити в конце фильма говорит Андресону-Нео: “Провидица предсказала, что я должна влюбиться (по кон-тексту ранее: в грядущего избранного “спасителя мира”), а мой избранный — ты. Значит ты не умрешь”. И он действительно не умер, но весь вопрос в том, кем стал Нео после убийства “агентом” “Матрицы” Смитом: “войдя” в Смита после своего “Воскресения”, не превратился ли он сам в нового “суперагента” всё той же “Матрицы”, переводящей управление в иной режим? В этой связи следует вспомнить пояснение Морфеуса о предназначении “агентов” в машинной системе “Матрицы”: “Они — автономные модули; они — инструмент саморегуляции системы и принимают любой облик”. Либо Андерсон и Пифия всё же “агенты” объемлющей матрицы-предопределения, в которой существует плохая “Матрица”? — этот вопрос в сюжете фильма не разрешим, вследствие того, что его создатели не различают “Матрицу”, возникшую по отсебятине цивилиза-ции с господством нечеловечных типов строя психики, и всеобъемлющую матрицу — Божье Предопределе-ние.
Кроме значимых имен в сюжете “Матрицы” есть и другие параллели с Библией: функционально Нео — То-мас Андерсон (Фома Андреев, если по-русски) — карикатурное подобие Христа; Морфеус занимается тем же, чем и Иоанн Предтеча — ждёт, ищет и находит “спасителя мира”, представляет его людям и пролагает ему пути. Залогом спасения человечества и освобождения его из-под власти “Матрицы” в фильме является устойчивое и защищённое функционирование системы, хотя и остающейся за кадром, но именуемой ни как-нибудь, а “Зион”: “Сион”, “Цион”, “Зион” — различные варианты произношения в разных языках одного и того же слова, соотносимого с общеизвестным фактором в реальной истории нынешней глобальной цивилиза-ции.
При этом следует вспомнить, что борцы против “Матрицы” в кризисных ситуациях призывают чертей и дья-вола, что наводит на мысли о борьбе их ни с чем иным, как с Божьим Предопределением бытия, под видом борьбы с машиной “Матрицей”: “Матрица повсюду, она окружает нас, целый мирок надвинутый на глаза, чтобы спрятать правду. Увы, невозможно объяснить, что такое “Матри¬ца”…” Но в извращенном “Я-центризмом” мировоззрении субъекта, который не в ладу с Богом, теми же словами будет характеризовать-ся и всеобъемлющая матрица Божьего Предопределения бытия.
А что если правда состоит в том, что та матрица, которая вызывает неприятие авторов фильма, есть ни что иное как Божье Предопределение бытия во всей его полноте и разнообразии, в отношении которого они пы-таются совершить подлог, подменив его своею отсебятиной, вдохновлённой наркотическим дурманом, тогда как?
Не лучше ли прямое, без посредников, обращение ко Всевышнему Богу, который достоверно знает, что есть “Матрица” отсебятины, а что — Его Предопределение? Бог отвечает каждому, кто возжаждет Его услышать, но не каждый, услышав ответ, данный ему Свыше на “Языке” знаменательных жизненных обстоятельств или прямо в его сокровенный внутренний мир по совести, после этого согласен приложить свою волю к тому, чтобы преобразить себя и последовать водительству Всевышнего… И если жить по-человечному, то из всех возможных и реально работающих матриц человек должен замыкать свою психику непосредственно на Всеобъемлющую Матрицу — Божье Предопределение, минуя все матрицы-посредницы, порожденные дру-гими субъектами в границах Предопределения прямой милостью Божией или Его попущением.
Всё это говорит о том, что ни создателям фильма “Матрица”, ни его героям, не удалось вырваться на свобо-ду из-под власти матрицы библейского проекта, хотя внимательного думающего зрителя фильм способен подтолкнуть к тому, что он раскроет смысл иносказательно-образного повествования фильма, после чего его собственная жизнь перестанет быть триллером, в котором он — невольник матрицы и жертва. Но тогда он войдет в лад с Богом и будет жить в русле Его Промысла.
1 июля — 18 августа 2000 г.
Уточнения: 7 — 8 октября 2001 г.



Admin
Администратор
Сообщения: 147
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59

Re: Матрица - обсуждение фильма

Сообщение Admin » 12 фев 2013, 01:38

Глобально. :D

Изображение

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей