Русский язык изначален по отношению к санскриту

Ответить
Bindu
Администратор
Сообщения: 2029
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Русский язык изначален по отношению к санскриту

Сообщение Bindu » 27 окт 2019, 18:40

Русский язык изначален по отношению к санскриту
Опубликовано 10 марта, 2015 - 20:43

Выдающийся русский учёный-этнолог, кандидат исторических наук, член Русского Географического общества Светлана Жарникова продолжает приводить неопровержимые доказательства родства северных диалектов русского языка и древнейшего языка человечества - санскрита.

Однако на этот раз Светлана Васильевна идёт дальше и делает смелое предположение, которое, оказавшись верным, перевернёт не только всю лингвистику, но и всю историческую науку. Это предположение о том, что не санксрит был родоначальником русского языка, а наоборот древний северно-русский язык лёг в основу санскрита. Не станем скрывать, предположение это делали и другие независимые исследователи. Но Светлана Жарникова наиболее авторитетный и статусный учёный из всех, кто осмеливался высказать эту крамольную в наше время мысль.

phpBB [media]



Bindu
Администратор
Сообщения: 2029
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Русский язык изначален по отношению к санскриту

Сообщение Bindu » 27 окт 2019, 18:52

Почему санскрит так похож на русский
Опубликовано 31 января, 2018 - 08:50

Если верить рассказу ныне уже покойной Натальи Романовны Гусевой, в 1964 году в СССР прибыл известный, по её словам, индийский санскритолог Дурга Прасад Шастри (दुर्गा प्रसाद शास्त्री). Пробыв в Москве месяц, учёный решил, что русские говорят на какой-то из форм санскрита. К такому выводу его сподвигло множество фонетических соответствий русских и санскритских слов при одновременном совпадении их смысла.

– Почему, например, одни слова, такие как «вам», «вас», «нас», «те», «то», – удивлялся Шастри, – просто одинаковы в обоих языках, а другие местоимения крайне близки, и русским «свой», «тот», «этот» в санскрите соответствуют «сва» («свая»), «тад» («тат»), «этад» («этат»)? Вечные понятия жизни и смерти тоже оказались сходными словами: «живой», «живо» – «дживан», «джива», а «мертвый» – «мрыттью». Оказалось также, что русским приставкам «про-», «пере-», «от-», «c(co)-, «нис (низ)-» соответствуют в санскрите «пра-», «пара-» (pr), «ут-» «са (сам)-», «нис(ниш)-». А отсюда вытекает и несомненное сходств множества форм. Например, слов «проплывает» соответствует в санскрите प्रप्लवते «праплавате», а «переплывает» – परिप्लवते «париплавате».

Изображение

Наталья Романовна Гусева [1914 – 2010] — советская и российская писательница, драматург, индолог, историк и этнограф; доктор исторических наук, известный специалист по культуре Индии и индийским религиям. Лауреат международной премии им. Джавахарлала Неру,

Сходные соответствия санскритолог наблюдал и в передать – параде, пердеть-пардате, пропить – прапити, отпасть – утпад(т), открытый – уткрита, отчалить – утчал, совпадение – сампадана, собратья – сабхратри, отдать – ут(д)да, ниспадать – нишпад. Он даже установил, что и слово «семья» сопоставимо с caнскритским глаголом «самья», который в санскрите означает «держаться вместе». Поспрашивав у других индийцев, Наталья Гусева узнала, что те тоже удивляются сходству русских глаголов «быть», «будить», «стоять», «сушить», «варить», «печь», «падать», «реветь» и без труда узнают в них санскритские корни «бху», «будх», «стха», «шуш», «вар», «пач», «пад», «рав». Очень радуются они, услышав в советских булочных слово «сушка», так как знают его соответствие «шушка», а сухарь переводится как сухан (सूखन).

Словам «грива», «весна», «дева», «мясо», «тьма», «мышка», «день» существуют соответствия в виде ग्रीवा [грива] – ‘задняя часть шеи’, vsTt [васанта] – ‘весна’, देवी [дэви] – ‘дева, принцесса’,मांस [мамса] – ‘мясо’, तम [тама], मूषक [муcака], दिन [дина]…

С той поры востоковед, доктор исторических наук, Наталья Гусева, которая сопровождала Шастри в его поездке по стране и помогала ему в качестве переводчика (правда, тогда ещё не с санскрита, а с английского), и её индийская подруга Амина Ахуджа – профессор русской литературы Делийского университета имени Джавахарлапа Неру – занялись поиском «тайных истоков видимых рек», то есть, пропагандой арктической гипотезы прародины индоевропейцев.

Изображение

Дурга Прасад Шастри (दुर्गा प्रसाद शास्त्री) [12 июля 1895 — 5 октября 1974]

Гипотеза эта впервые была сформулирована в 1903 году известным политическим деятелем Индии Бал Гангадхаром Тилаком в книге «Арктическая родина в Ведах». Гусева же и её единомышленники решили найти подтверждение этой гипотезе в поисках санскритской топонимики на русском севере. За эти поиски сторонники гипотезы, такие как, например, доктор философских наук Валерий Никитич Дёмин, кандидат исторических наук Светлана Васильевна Жарникова были объявлены расистами и подверглись критике со стороны учёного сообщества. Под раздачу попал даже выдающийся русский лингвист, славист, филолог, академик РАН Олег Николаевич Трубачёв, который не имел к «гиперборейщикам» никакого отношения, а просто говорил о близком родстве и теснейших контактах между славянами и индоариями в Северном Причерноморье. Этого было достаточно, чтобы академика причислили к националистам. Аргументом критиков было то, что нигде, кроме России и Индии подобные теории даже на ум никому не приходят.

Теперь уже мало кто помнит, что с конца 18-го столетия британские учёные, не ставшие ещё тогда пресловутыми, решили, что предком всех развитых языков является санскрит. Эта мысль впервые пришла английскому чиновнику в Индии Вильяму Джонсу, который в 1788 году издал книгу «Санскритский язык» (The Sanscrit language). В ней он и запустил в мир идею об индоевропейской языковой семьи. После того, как Джонс помер от цирроза печени, его работу продолжил немецкий писатель Фридрих фон Шлегель, который, сравнивая между собой санскрит, персидский, греческий и немецкий, пришёл к выводу об общности их происхождения. Первым же, кто понял, что индоевропейским первоязыком бы вовсе не санскрит, стал Август Шлейхер. Он-то и начал реконструировать первоязык. Начиная со Шлейхера санскрит ставили в индо-арийскую группу, но всё равно считали одним из древнейших языков. русский же выводили от древнеславянского, возникшего, по мнению большинства зарубежных лингвистов в середине I тысячелетия нашей эры.

Языковое древо по Шлейхеру выглядело следующим образом: ствол этого дерева представлял некий индоевропейский язык, который сначала разделился на арио-греко-кельтскую и славяно-балто-германскую макроветви. Первая разделилась сначала на арийское и Греко-иткло-кельсткое направление, а потом на греческую ветвь и итало-кельтскую, из которой вышли кельтские и италийские. В числе последних была и латынь.

Вторая же макроветвь разделилась сперва на германское и балто-славянское направление, и лишь в последнюю очередь, если верить Шлейхеру, из неё выделились славянские языки.
Изображение
Член Русского Географического общества Светлана Васильевна Жарникова (27 декабря 1945, Владивосток — 26 ноября 2015, Санкт-Петербург) до самой смерти продолжала приводить неопровержимые доказательства родства северных диалектов русского языка и санскрита.

Чего же так испугались хранители чистоты науки? Дело в том, что «гиперборейщики» вплотную подошли к разгадке русско-санскритской тайны. Единственный порог, который они не смогли переступить, это опубликовать вывод о том, что санскрит произошёл от русского. За такой вывод в советское время их бы поисключали из партии, а в недавние годы торжества демократии могли бы даже засадить за решётку. Лишь неофициально в узком кругу учёные осмеливались говорить о том, что санскрит является развитием одного из акающих праславянских диалектов.

Как же обстоит дело на самом деле? На самом деле санскрит стал одним из последних диалектов, отколовшихся от нашего языка. Почему не наоборот? Почему не русский произошёл от санскрита? Всё дело в том, что санскритские слова происходят от более поздних вариантов наших слов, в то время как германские, армянские, кельтские и даже балтийские слова происходят от более ранних их форм.

Изображение

О сродствѣ языка славянскаго съ санскритскимъ А.Гильфердинг 1853г.djvu
https://vk.com/doc394061523_451690337?h ... 422e2a657a
Возьмём, например, слово «снег». На санскрите он называется ғима (हिम), то есть, почти как русская зима. Известно ведь, что в русском З образовалось от Г. Поэтому в таких словах, как князь/княгиня эти два звука до сих пор чередуются. Слово हिम родственно армянскому ձմեռն, литовскому žiema, латвийскому ziema, латинскому hiems и древнегреческому χεῖμα‎. Однако в германских языках, отколовшихся от нашей древней языковой общности гораздо раньше, английское snow, голландское sneeuw, датское sne, норвежское snø и шведское snö происходят от более раннего синонима Сьнойгос. Основой этого слова было сьнойг-, а -ос было окончанием мужского рода для номинатива, то есть, говоря по-русски, именительного падежа. В древнегерманском Сьнойгос назывался snaiwaz, а -ос там превратилось в -az. Наличие двузвучия -ai– говорит нам о том, что германский язык отделился от нашего не только до выпадения -ос, но даже до монофтогизации дифтоногов, то есть, до ободнозвучивания двузвучий, которое произошло примерно в ХХ веке до нашей эры. В германских языках это самое окончание -az выпало довольно поздно. Так, в готском, существовавшем в середине I тысячелетия нашей эры, -az превратилось в -s, и снег обозначался как snaiws. В русском же языке сьнойгос со временем превратился в снег, а ғима стала зимой.

Изображение

Аделунг Ф. «О сходстве санскритского языка с русским» (1811).pdf
https://vk.com/doc394061523_456158404?h ... d197dbade4
Само наличие снега в санскрите, распространённом в Индии, где этого снега не наблюдается даже самой лютой зимой, когда температура опускается по ночам до +18°, свидетельствует о том, что люди, на нём говорившие, этот снег когда-то видали, а одинаковость звучания этого слова с нашим позволяет сказать, что видели они его не на вершинах Гималаев, когда шли в Индию, а наблюдали его вместе с нами. Если бы слово это возникло уже в Индии, то снег в санскрите назывался бы манку или пани как называется он сейчас, соответственно, на телугу и тамильском или бы этого слова не было вообще, как нет его в таких дравидских языках, как тулу или каннада (не путать с Тулой и Канадой). Арийцы, кстати говоря, применили слово ғима и для увиденного ими в Индии цветка лотоса.

Изображение
Аделунг Ф. «О сходстве санскритского языка с русским» (1811).pdf
https://vk.com/doc394061523_456158404?h ... d197dbade4
Важным показателем времени обособления отдельного языка от общего является также наличие или отсутствие в нём палатальных согласных. В ходе процесса, называемого на учёной фене палатизацией, заднеязычные согласные переходили в мягкие шипящие. Так, «к» переходила в «ч», «дж» переходило в «ж», а «х» в «ш». До этого перехода, например, глагол «чати», от которого происходят сегодняшние слова «початый», «начатый», «час» и «часть», и который в те времена означал «отрезать», звучал как [катей]. Потомком этого «катей» в английском языке является неправильный глагол to cut, который Джон Хокинс ошибочно считал элементом догерманского субстрата. В санскрите же этот глагол звучит как छदि [чати], то есть, точно также, как и в нашем. Это также свидетельствует о том, что санскрит отделился от нашего языка позже германских. Кроме того, окончание «-тей» в этом санскритском слове уже сменилось на «-ти», что лишний раз свидетельствует о позднем обособлении санскрита.

Изображение

Ещё одним свидетельством позднего отделения санскрита от нашего некогда общего языка является числительное «четыре», звучащее на санскрите как चतुर् (чатур). Давным-давно, когда от нашего языка ещё не отделились ни германские, ни романские, ни армянский, ни греческий, это числительное звучало как кветвор. В германских языках начальное «кв» превратилось в f, в греческом в τ, в кельтских в p и лишь в санскрите, славянском и латышском начальный звук звучит как [ч].

Изображение

Происхождение числительного «семь» связано с глаголом «(на)сыпать», который тогда звучал как съптей. И когда ёмкость была полна, говорили «съптън», то есть, насыпан. то есть, семь означало полную ёмкость. На санскрите семь так и звучит как सप्त (саптан), а в германских языках «п» по закону Гримма превратилось в «ф», вследствие чего получилось староанглийское «seofon». Однако, оказавшись между двумя гласными, «ф» превращалось то в «v» как в новоанглийском «seven», то в «b» как в немецком «sieben».

Изображение

Ещё одним обоснованием позднего отделения санскрита от древнерусского языка является слово «ребёнок».

В санскрите существует слово रेभति (ребхати), обозначающее кричать и реветь. Правда, для того, чтобы реветь по-звериному, в санскрите существовала слово रव (рава), а для того, чтобы рыдать по-взрослому – слово रोदन (родана). Но именно от глагола ребхати происходило существительное रेभ (ребха), то есть, рёва, и причастие रेभण (ребхана), то есть, ревущий. Во всех же других языках, отколовшихся от нашего на более ранних этапах истории, ребёнок называется плодом чрева и происхождение слов, обозначающих ребёнка, тесно связано со влагалищем. Так, всем известно английское слово cunt. Происходит оно от древнегерманского kuntōn. От этой же самой п...ды происходит и древнегерманское слово kindą, от которого произошли все германские киндеры. Более того, от блее раннего варианта этого слова происходит и греческий γένεσις, и латинский gēns, как впрочем и латинское cunnus, означающёё всё тот же женский половой орган. И лишь в русском и санскрите ребёнок происходит от детского рёва.

Изображение

Наряду со словом «ребёнок» для обозначения этого же понятия применяется сейчас также и слово «дети», имеющее в единственном числе редко сейчас употребляемую форму «дитя». Слово это происходит от дэхти общего предка с санскритским словом धयति (даяти), имевшим значение «сосать». От этого же предкового слова происходит и слово «доить».

Изображение

Bindu
Администратор
Сообщения: 2029
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Русский язык изначален по отношению к санскриту

Сообщение Bindu » 27 окт 2019, 19:00

phpBB [media]

https://vk.com/video119066269_456239287
"Русский и Санскрит - Язык Богов" С. В. Жарникова
phpBB [media]

Bindu
Администратор
Сообщения: 2029
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Контактная информация:

Re: Русский язык изначален по отношению к санскриту

Сообщение Bindu » 27 окт 2019, 19:02

О сродствѣ языка славянскаго съ санскритскимъ
Опубликовано 16 января, 2018 - 10:42
Изображение
«О сродстве языка славянского с санскритским» — лингвистический труд А. Ф. Гильфердинга, в котором проведено сравнение двух языков — славянского и санскрита. Содержит лингвистический анализ оных языков, основанный на огромном количестве примеров заимствования слов в виде пар переводов: славяно-русского и санскрито-русского, рассортированных по типам изменений звучания.

2 июля 1872 года в городке Каргополь нынешней Архангельской области умер от брюшного тифа Александр Гильфердинг, дипломат, политик, учёный-славяновед, член-корреспондент Петербургской академии наук. Он одним из первых в России исследовал санскрит и связь этого древнеиндийского литературного языка с языками славянскими.

«Не надо обманчивых грёз,

Не надо красивых утопий;

Но Рок подымает вопрос:

Мы кто в этой старой Европе?

Случайные гости? орда,

Пришедшая с Камы и с Оби,

Что яростью дышит всегда,

Всё губит в бессмысленной злобе?

Иль мы — тот великий народ,

Чьё имя не будет забыто,

Чья речь и поныне поёт

Созвучно с напевом санскрита!

Эти строки Валерия Брюсова, написанные поэтом в июле 1914 года, были квинтэссенцией мироощущения многих русских интеллектуалов. Крепкая территориальная привязка России к Европейскому континенту казалась мыслящим людям нелепостью, поскольку ментально их страна пребывала в абсолютно ином пространстве. В XIX веке в поисках истоков отечественной цивилизации российские учёные вновь и вновь обращались к санскриту, древнеиндийскому литературному языку.

Появившаяся тогда теория об общих корнях славян и ариев получила поддержку у таких видных славистов столетия, как Измаил Срезневский и Александр Афанасьев.

Однако санскрит был открыт для науки не в России. В 1786 году внимание европейцев на него обратил Уильям Джонс, востоковед и филолог, основатель Британского азиатского общества в Калькутте. «Независимо от того, насколько древен санскрит, он обладает удивительной структурой, — отмечал Джонс, — он более совершенен, чем греческий язык, более богат, чем латинский, и более изыскан, чем каждый из них. И в то же время он носит столь близкое сходство с этими двумя языками, как в корнях глаголов, так и в грамматических формах, что это вряд ли может быть случайностью».

Санскрит, который только в письменной форме существует более двух тысячелетий, был признан эталонной мерой, отправной точкой при исследовании европейских языков. Стала складываться концепция их генеалогического единства, в лингвистике возник сравнительно-исторический метод. До сих пор остаётся актуальным высказывание филолога, индолога Фридриха Максимилиана Мюллера: «Если бы меня спросили, что я считаю крупнейшим открытием XIX века в изучении древней истории человечества, я бы привёл простое этимологическое соответствие — санскритское Dyaus Pitar = греческое Zeus Pater = латинское Jupiter». Между тем наибольший процент слов, сходных по структуре, звучанию и значению с санскритской лексикой, приходится именно на славянские языки, а уже затем на все прочие европейские. Такой вывод сделал, например, замечательный российский славист Александр Фёдорович Гильфердинг. «Близость необыкновенна».

Он родился в Варшаве 14 июля 1831 года в семье директора дипломатической канцелярии при наместнике Царства Польского, католика по вероисповеданию. Дома осваивал с репетиторами древние и новые языки. Свою юношескую работу «Краткий очерк истории славянских народов в IX и X столетии» Гильфердинг посвятил теме расселения славянских племён, основания их первых государств. Семнадцатилетним приехав в Москву, Александр поступил на историко-филологический факультет университета, где профессорско-преподавательскую среду составляли в основном западники. Однако Гильфердинг примкнул к славянофилам, в чьём кружке сблизился с Хомяковым, Аксаковым, Самариным и братьями Киреевскими. Славяноведение было для него не царством отвлечённых идей, а самой жизнью, той политической реальностью, которая напрямую касалась и соотечественников, и славян в Европе. В 1852 году, окончив университетский курс, Гильфердинг был принят на службу в Азиатский департамент министерства иностранных дел.

В подготовленном год спустя труде «О сродстве языка славянского с санскритским» в полной мере отразилась его славянофильская позиция, согласно которой культурная история славян обособлена от европейской цивилизации. «Язык славянский во всех своих наречиях сохранил корни и слова, существующие в санскрите, — пишет Гильфердинг. — В этом отношении близость сравниваемых языков необыкновенна. Как ни хорошо обработаны новейшими учёными прочие языки европейские, однако ни в одном из них не найдено столько слов, родственных санскритским, при первой попытке изучить сравнительно его лексический состав… Языки санскритский и русский не отличаются между собой никакими постоянными, органическими изменениями звуков». Гильфердинг заключает, что языки славянские и литовский сходятся с санскритом в пяти звуковых законах, «чуждых прочим ветвям индоевропейского племени». В частности, в смягчении согласных. Эту близость он объясняет более продолжительным «доисторическим единством и общением». Учёный приводит обширный перечень содержащихся в русском языке и санскрите родственных, по его мнению, слов.

Вот примеры лишь нескольких таких словарных пар: «Агнец»: aghna — «неприкосновенный»; «амбар»: ambarajami — «собираю, коплю»; «валить»: val — «двигать»; «видеть»: vid — «узнавать»; «диво»: div — «блестеть»; «каяться»: khai — «сожалеть»; «канючить»: kan — «стонать, жаловаться»; «лупить»: lup — «лупить, резать»; «малина»: malin — «кустарник»; «пакость»: phakk — «бесчестно поступать»; «питать»: pitu — «пища»; «улей»: ulva — «дупло». Хорватский славист Ватрослав Ягич отметил монографию Гильфердинга, признав в его анализе ряд верных наблюдений, но в целом отнёсся к этой работе скептически. По мнению Ягича, в своём стремлении объять необъятное, то есть весь санскритско-славянский лексикон, автор во многих случаях образовывал словарные пары по кажущемуся созвучию либо, при близости значений, не учитывал более точные звуковые признаки. Дипломат и публицист В 1854—1855 годах в «Московских ведомостях», а в 1859-м в «Русской беседе» опубликован цикл статей Гильфердинга «Письма об истории сербов и болгар».

Этот труд стал, по сути, первым полным исследованием средневековой истории разбираемых народов, получил высокую оценку в славянских странах, был переведён на немецкий и сербский языки. Как отметил историограф Константин Бестужев-Рюмин, ничего подобного в учёной литературе не появлялось: «Это не только история событий и даже смены учреждений и бытовых особенностей; нет, это история понятий и воззрений». В этом отношении знаменитая работа чешского слависта Шафарика «Славянские древности» проигрывала «Письмам». Гильфердинг дал замечательные характеристики славянских правителей, например болгарского царя Симеона I Великого, его сына Петра. Александр Фёдорович не обошёл стороной и деятельность славянских первоучителей. Его перу принадлежат статьи: «Когда изобретена славянская азбука?», «Имел ли Кирилл непосредственное влияние на русских славян?», «Кириллица ли изобретена Кириллом?», в которой дан утвердительный ответ, «Как относятся к Кириллу и Мефодию современные славяне?». В 1856 году Гильфердинг назначен консулом в Боснию и Герцеговину, где он посещает местные библиотеки и где ему удаётся благодаря личным связям собрать уникальную коллекцию старинных, частью пергаментных манускриптов. Десятки редчайших образцов южнославянского письма спустя 12 лет учёный подарит Публичной библиотеке в Санкт-Петербурге. В 1858-м в Москве выходит цикл его очерков «Босния. Путевые заметки», в которых описаны нравы, обычаи, обряды южных славян, исторические достопримечательности. Вместе с тем автор указывает на катастрофически низкий уровень местной культуры, в том числе среди православного духовенства, на притеснения народа со стороны церковников.

Вообще, публицистическая, социальная нота в его статьях звучит в этот период значительно громче сугубо научных мотивов. Гильфердинг-политик затмевает Гильфердинга-исследователя в работах «Историческое право хорватского народа», «В чём нам искать разрешения польскому вопросу», «За что борются русские с поляками», «Венгрия и славяне». С 1859 года Гильфердинг — директор Азиатского департамента. С 1861-го он служит в государственной канцелярии, а через два года становится помощником статс-секретаря Государственного совета, при этом участвуя в работе комитета по делам Царства Польского. Находясь на этой должности, пишет проект преобразования учебных заведений в Польше, цель которого — ослабить влияние католической церкви в местной деревне. Несмотря на то что он был почти на 30 лет моложе Фёдора Тютчева, поэт общался с ним как с равным и принимал в своём доме. Во время польского восстания 1863 года, когда на Западе развернулась бешеная антироссийская кампания, к Тютчеву обратилась известная своими выступлениями в английской печати публицистка Ольга Новикова, долго жившая в Лондоне. Она просила поэта предоставить ей его политические стихи для распространения в Англии. На это Фёдор Иванович ответил: «Позвольте мне лучше предложить вам более достойное… Это большая статья Гильфердинга о Польше… Прочтите, сударыня, и посоветуйте прочесть её нашим европейским друзьям. Вы им окажете услугу». Польское восстание Гильфердинг охарактеризовал как чисто дворянское, шляхетское. Шляхетство, по его оценке, — гипертрофированное сословие, «класс людей, поглотивших в себе всю историческую жизнь польского народа».

Почему русские говорят на санскрите?Но причины случившегося Гильфердинг выводил не только из социальных условий, но и из исторической розни польского и русского народов, объяснимой различиями национального характера и народных идеалов. В апреле—мае 1871 года Александр Фёдорович, в ту пору глава этнографического отдела Русского географического общества, выехал в Олонецкую губернию. Здесь, за 900 вёрст от Петербурга, он за 48 дней беспрерывных переходов записал 318 былин от 70 певцов, трудясь до полного физического изнеможения. В ходе повторной экспедиции в эти далёкие края Гильфердинг заразился тифом и скончался в сорок лет. Его сборник «Онежские былины» вышел посмертно. Топонимика в помощь Но вернёмся к санскриту, великому ведическому языку, который не только для Александра Гильфердинга был неотделим от идеи славянской взаимности и единого пращура, синонимичен ей. С момента выхода монографии «О сродстве языка славянского с санскритским» прошло полтора с лишним столетия. В XX веке учёные, в частности выдающиеся слависты Олег Трубачёв и Владимир Топоров, проделали колоссальную работу по анализу лексики русского и индоевропейского языков. Исследования, уже на материале топонимики и элементов культа славян и ариев, продолжили индологи Григорий Бонгард-Левин и Наталья Гусева, иранист и скифолог Эдвин Грантовский, этнограф Светлана Жарникова. Установлено, что русский язык содержит более двухсот корней, имеющих соответствия в санскрите. Достаточно вспомнить такие слова, как «мать», «сын», «дом», «живой», «дверь», «волна». Выявлению родства арийских и славянских народов помогают археология, этнография, фольклористика, этнолингвистика и другие научные дисциплины. Владимир Топоров в статье «Праславянская культура в зеркале личных имён. Элемент mir-» всесторонне рассматривает употребление праславянского корня mir- в древнерусском, хорватском, польском и других славянских языках. И сравнивает его с использованием в санскрите слова mitra.

Известно, что в пантеоне Ригведы, собрании 1017 священных гимнов, солнечное божество Митра олицетворяло единство, планетарную справедливость, согласие в браке. В славянских же языках и вселенную, и единство людей, и справедливость, и согласие в браке принято называть одним и тем же словом «мир». Bog vam daj mir i blagoslov — эта фраза всегда звучит в ходе хорватского венчального обряда. В русском языке слово «мир» до сих пор используется в значении «народ»: «собраться всем миром». А в Ригведе есть выражение Mitro janan yatayati bruvano, что значит: «Митра людей собирает, приводит в порядок». Элемент mir- присутствует и в славянских именах: Казимир, Ладомир, Мирослав, Радомир, Владимир...

Что касается топонимики, исключительно древнего среза лексики, включающего имена рек, озёр, холмов, то эти названия сохраняются веками и тысячелетиями и потому особенно ценны. Светлана Жарникова приводит около 80 гидронимов Мурманской, Архангельской и Вологодской областей, имеющих санскритские корни. Среди них Гарава: gara — «напиток», va — «подобный». То есть «подобный напитку». Или вот Мокша: maksuyu — «быстрый». Или Тара: tara — «переправа». Санскритолог Дурга Прасад Шастри на конференции в феврале 1964 года в индийском городе Газиабад заявил, что русский язык и санскрит — это два языка в мире, которые похожи друг на друга как никакие прочие. Похожи структурой слов, стилем, синтаксисом. «Когда я был в Москве, — вспомнил тогда профессор Шастри, — в гостинице мне дали ключи от комнаты 234 и сказали: «двести тридцать четыре». В недоумении я не мог понять, стою ли перед милой девушкой в Москве или нахожусь в Бенаресе или Удджайне в наш классический период, где-то две тысячи лет назад. На санскрите 234 будет dwishata tridasha chatwari». Александру Гильфердингу, живи он в XX веке, было бы о чём поговорить с коллегой из Индии. И на чём.

Георгий Степанов, Эхо планеты, № 24, 2013

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей