Хожение за три моря Афанасия Никитина

Единство Религий. Здесь приветствуются все параллели цитат из различных священных текстов разных народов. Всем правит воля, знание и действие Бога. Три силы, которые стоят за любым явлением. Подняться с уровня ограниченности к уровню абсолютного. На все смотреть оком единосущия и видеть яркие лучи божественного солнца, сияющие на все творения. Миновав Долину познания, последнюю из долин ограничения, путник вступает в ДОЛИНУ ЕДИНЕНИЯ и пьет из чаши Совершенной Истины и созерцает Проявления Единого. Он пронизывает завесы множественности, покидает плотские миры и достигает небес единственности. Божьим слухом он слышит, Божьим оком постигает он таинства Божественного творения.
Bindu
Администратор
Сообщения: 1546
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 4 раза
Контактная информация:

Хожение за три моря Афанасия Никитина

Сообщение Bindu » 20 май 2015, 02:52

3. В русском языке XVI и даже XVII веков употреблялось слово «Аллах» (Бог) и использовались цитаты из Корана
3.1. «Хожение за три моря Афанасия Никитина»

Мы уже отмечали поразительное на первый взгляд обстоятельство, что на русском оружии, парадном убранстве русских царей и даже на митре епископа, хранящейся в Троице-Сергиевой лавре, употреблялись АРАБСКИЕ изречения, а иногда даже ЦИТАТЫ ИЗ КОРАНА. Это безусловно означает, что история Русской церкви до XVII века известна нам плохо и, скорее всего, в очень искаженном виде. Вероятно, Романовы ПОСТАРАЛИСЬ СКРЫТЬ ПРЕЖНЮЮ БЛИЗОСТЬ ИЛИ ДАЖЕ ЕДИНСТВО ПРАВОСЛАВИЯ И МУСУЛЬМАНСТВА В ЭПОХУ XIV–XVI ВЕКОВ. Здесь мы приведем еще несколько ярких примеров, свидетельствующих об этой близости.

Обратимся к знаменитому произведению «Хожение за три моря Афанасия Никитина» [929]. Известно, что «„Хожение за три моря Афанасия Никитина“ было найдено Н. М. Карамзиным в библиотеке Троице-Сергиевой лавры в составе исторического сборника XVI в., названного им Троицкой летописью» [929], с. 131. Потом было найдено еще несколько списков. Сегодня их известно шесть. Из них самым древни считается Троицкий. Мы будем пользоваться именно этим списком, найденным, повторим, не где-нибудь, а в библиотеке важнейшего русского монастыря — Троице-Сергиевой лавры.

И вот что мы там читаем. Приведем лишь некоторые яркие цитаты. Текст начинается словами: «За молитву святых отец наших, Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя раба своего грешнаго Афонасия Микитина сына» [929], с. 9. То есть текст написан ПРАВОСЛАВНЫМ человеком. В основном «Xожение» написано по-русски. Однако время от времени Афанасий Никитин свободно и гладко переходит на тюркский или даже на арабский язык. Затем, столь же гладко, возвращается к русскому языку. Очевидно, что он, как и его читатели, знает несколько языков. Но не в этом главное. Главное то, что тюркский или арабский язык используется Афанасием Никитиным для РУССКИХ ПРАВОСЛАВНЫХ МОЛИТВ! Или, если угодно, для исламско-православных молитв. Как бы такое словосочетание ни звучало странно в наше время. Вот лишь отдельные примеры.

«К бутхану же съеждается вся страна Индейская… а съеждается к бутхану всех людей бысть азар лек вахт башет сат азалек. В бу[т]хану же Бут вырезан ис камени, велми велик» [929], с. 18. Далее Афанасий Никитин описывает «индийскую Рстатую» Будды («Бута»), ПОДОБНУЮ СТАТУЕ ЮСТИНИАНА, С КОПЬЕМ В РУКЕ. Как он пишет: «аки Устьян царь Царяградскы» [929], с. 18. Обратите внимание на текст Никита: АЗАР ЛЕК ВАХТ БАШЕТ CAT A3APE ЛЕК. В русский текст вставлена персидская фраза, означающая «всех людей бысть ТЫСЯЧУ ЛЕКОВ, ВРЕМЕНАМИ БЫВАЕТ СТО ТЫСЯЧ ЛЕКОВ» [929], с. 177. Никаких видимых причин перейти на персидский язык в этом месте у Афанасия Никитина нет. Тут не передает никакого местного колорита, никого не цитирует. Просто неторопливо рассказывает свои впечатления и, того не замечая, переходит на персидский язык. Записывая его, кстати, РУССКИМИ буквами.

Между прочим, статуя Будды, выполненная подобно статуе византийского императора с копьем в руке, наводит на мысль, что культ «индийского БУДДЫ» впитал в себя, в частности, и культ хана БАТЫЯ, великого завоевателя мира. Поэтому Афанасий Никитин и употребляет здесь слово БУТХАН или БУТ-ХАН, то есть Батый-Хан для индийского правителя.

Еще пример арабского фрагмента у Никитина. «В неделю же да в понедельник едят единожды днем. В Индии же как пачекътуръ, а учюзе-дерь: сикишь иларсень ики шитель; акечаны иля атырьсеньатле жетель берь; булара досторъ: а куль каравашь учюзъ чар фуна хубъ бемъ фуна хубесия; капкара амь чюкъ кичи хошь. От Первати же приехал есми в Бедер» [929], с. 19.

А вот пример молитвы. Одной из многих, где Афанасий Никитин ПЕРЕХОДИТ С РУССКОГО НА ТЮРКСКИЙ, ПЕРСИДСКИЙ ИЛИ АРАБСКИЙ ЯЗЫК. «Господи боже вседержителю, творец небу и земли! Не отврати лица от рабища твоего, яко скорбь близъ есмь. Господи! Призри на мя и помилуй мя, яко твое есмь создание; не отврати мя, Господи, от пути истиннаго и настави, мя, Господи, на путь твой правый, яко никоея же добродетели в нужи той сотворихъ тебе, Господи мой, яко дни своя преплыхъ все во зле, Господи мой, Олло перводигерь, Олло ты, карим Олло, рагым Олло, Карим Олло, рагымелло; Ахалим дулимо. Уже проидоша 4 Великыя дни в Бесерменьской земли, а христианства не оставих; дале Бог ведает, что будет» [929], с 24.

Здесь Афанасий Никитин ПРЯМО СРЕДИ МОЛИТВЫ переходит на тюркский и арабо-персидский языки. В частности, вместо Бог пишет Олло, то есть АЛЛАХ, и так далее.

Могут сказать, что Афанасий Никитин пользовался иностранными языками для описании чего-то иностранного. Но уже приведенные примеры ясно показывают, что это не так. Напротив, говоря о дальних странах, Афанасий Никитин в основном пользуется русскими словами. А вот ВСПОМИНАЯ и РОССИИ, он часто переходит на тюркский или арабский язык. Чего стоит, например, молитва Афанасия Никитина-О РУССКОЙ ЗЕМЛЕ. Перечисляя виденное в разных странах, Никитин с особо теплыми чувствами вспоминает о Руси (Урус). И кончает это перечисление молитвой о Русской земле! С самого начала этой молитвы он переходит с русского языка на тюркский: «Да Подольскаа земля обилна всем; а Урус ерье таньгры сакласынъ; Олло сакла, худо сакла, будоньяда мунукы-бить ерь ектуръ; нечик Урус ери бегъляри акай тусил; Урус ерь абаданъ больсын; расте камъ деретъ. Олло, худо, Бог, Бог данъгры» [929], с. 25.

Современные комментаторы пишут: «В заключительной фразе слово „Бог“ повторено на четырех языках: арабском! (Олло = Аллах), персидском (Худа), русском (Бог) и тюркском (Данъири = Тангры). Перевод молитвы: „Русская земля да будет Богом хранима; Боже сохрани! На этом свете нет страны, ! подобной ей…“» [929], с. 189.

Тут уж современные историки не выдерживают. Чувствуя, что читателю нужно немедленно что-нибудь «объяснить», они начинают выкручиваться следующим образом. Причем, надо сказать, довольно неуклюже. Пишут: «Молитва Афанасия Никитина выражает пламенную любовь к родине — Руси и одновременно осуждение её политического строя. Вероятно, это последнее обстоятельство и ПОБУДИЛО НАШЕГО ABTOPA ИЗЛОЖИТЬ СВОЮ МОЛИТВУ НЕ ПО-РУССКИ, А ПО-ТЮРКСКИ» [929], с. 189.

Спрашивается, какое отношение имеет это «научное объяснение» к тому, что слово БОГ Афанасий Никитин пишет как АЛЛАХ? По нашему мнению, никакого. Кроме того, видели, что Никитин переходит на тюркский, персидский или арабский языки очень часто и весьма гладко. В том числе и в молитвах. Этих мест в его произведении настолько много, что у нас нет никакой возможности все их процитировать.

Вообще, надо сказать, что современных историков текст Афанасия Никитина раздражает почти на каждом шагу. Историки почему-то убеждены, что они знают средневековую историю куда лучше, чем ее современник и свидетель Афанасий Р Р Р Р Р Р Р Р Р Р Никитин. Поэтому они обрушиваются на него с самыми разнообразными обвинениями. Вот лишь некоторые примеры.

Афанасий Никитин много пишет о буддизме и вере в «Бута». Современный комментарий историков: «НЕВОЗМОЖНО ДОПУСТИТЬ, чтобы выражение „Бут“ означало у Афанасия Никитина Будду: как известно… буддизм был совершенно вытеснен из Индии между VIII и XI вв. н. э. В XV в. Афанасий Никитин НЕ МОГ НАЙТИ в Индии ни буддистов, ни буддийского культа» [929], с. 176.

Итак, Никитин якобы имел в виду «совсем не то». Не нужно, мол, понимать его текст слишком прямолинейно. А нужно воспринимать его иносказательно. То есть так, как это устраивает современных историков.

Еще один пример. Никитин пишет про индусов: «Да о вере же их распытахъ все, и они сказывают: веруем в Адама, а Буты (то есть Будды — Авт.), кажут, то есть Адам и род его весь» [929], с 17. В переводе это звучит так: «Я расспросил все об их вере, и они говорили: веруем в Адама, а Буты, говорят, это есть Адам и весь его род» [929], с 60. То есть Афанасий Никитин совершенно четко указывает на связи буддийского культа с европейскими религиями. Как у Индии, так и у Европы был общий прародитель — Адам. Комментарий современного историка: «Слова Афанасия Никитина, основаны, по-видимому, на ПЛОХО ПОНЯТЫХ… объяснениях индуистов, у которых НЕ БЫЛО КУЛЬТА АДАМА» [929], с 176. Опять Никитин «ничего не понял». А современные историки, через несколько сот лет после него, все «точно знают». И из XX века уверенно поправляют очевидца событий XV века. Вот кто мог бы помочь Афанасию Никитину правильно разобраться в том, что он видел вокруг себя!

Стоит отметить, что Афанасий Никитин употребляет слово «Иерусалим» отнюдь не в современном его смысле. Сегодня мы привыкли называть Иерусалимом вполне определенный город. Однако Афанасий Никитин уверен, что Иерусалим — это слово, обозначающее главный священный город, для разных религий и даже для разных государств были, по его мнению, РАЗНЫЕ ИЕРУСАЛИМЫ. Вот буквально что он пишет: «К Первоте же яздять о великомъ заговейне, къ своему Буту (то есть Будде — Авт.), тоть ихъ Иерусалимъ, а по-бесерменьскыи Мякька (есть Мекка — Авт.), а по-рускы Ерусалимъ (то есть Рус-Рим Русский-Рим — Авт.), а по-индейскы Парвать (то есть Первый, в смысле Главный — Авт.)» [929], с. 19.

Итак, Никитин сообщает нам очень интересную вещь. Оказывается, и Иерусалим, и Мекка — это вовсе не названия определенных мест, а слова различных языков, означающие ОДНО И ТО ЖЕ. И переходящие одно в другое при переводе с языка на язык. Это — город, где в данный момент находит главная святыня той или иной религии. Или церковная столица. Понятно, что в разных странах эти столицы — РАЗНЫЕ. Q временем они менялись.

Свою книгу Афанасий Никитин завершает следующими словами. «Милостию же божиею преидохъ же три моря; дигырь худо доно, Олло перводигирь доно, аминь; смилна рахмам рагымъ, Олло акберь, акши худо илелло акши ходо, иса руход ааликсоломъ; Олло акберь аилягяила иллелло, Олло перводигерь ахамду лилло шукуръ худо афатадъ; бисмилна гирархмамъ ррагымъ: хувому-гулези ляиляга ильлягуя алимулъ гяиби шагадити; хуарахману рагыму хувомоглязи ля иляга ильл альмелику алакудосу асалому альмумину альмугамину альаз альчебару льмутаканъ биру альхалику альбариюу альмусавр алькафару клькахару альвахаду альрязаку альфатагу альали алькабизуальбасуту альхафизу алъррафию альмавифу альму лю альсемию альвасирю альакаму альадьюлю альлятуфу. Гирь помози рабу своему» [929], с. 31–32. Фотографию этой страницы из книги Никитина см. на рис. 51.
Рис. 51. Страница из книги Афанасия Никитина (из Троицкого списка с ТЮРКСКИМ окончанием его книги. Взято из [929], вклейка между с. 18 и с. 19
Изображение
Здесь Афанасий Никитин использует выражения из Koрана. Например, «Иса рухолло» = «Иса рух Аллах», то есть «Иисус дух Аллаха». Так об Иисусе Христе говорится в Коране [929], с. 205.

Все это совершенно не укладывается в скалигеровско-миллеровскую историю Руси. Однако прекрасно объясняется нашей реконструкцией.

Нам могут сказать: текст Афанасия Никитина был искажен. Вставили тюркские выражения. Правда, после его зачем-то бережно хранили в Троице-Сергиевой лавре. Однако можно указать и другие примеры подобного смешения; русских и тюркских или арабских выражений в ПРАВОСЛАВНЫХ церковных текстах. Приведем пример, в котором речь oj подделке идти не может.



Bindu
Администратор
Сообщения: 1546
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 4 раза
Контактная информация:

Re: Хожение за три моря Афанасия Никитина

Сообщение Bindu » 20 май 2015, 03:05

Еще и в XVII веке русские тексты иногда писались арабскими буквами. Путевой отчет Павла Алеппского

Приведем яркий пример из истории XVII века, ясно показывающий, что даже в XVII веке для русского письма могли использоваться самые разные азбуки. В 1656 году был создан крайне любопытный исторический документ. Это путевые записи, «которые вел архидиакон Павел Алеппский — талантливый церковный писатель середины XVII века, повсюду сопровождавший своего отца — Патриарха Антиохийского Макария III. В 1656 году Патриарх впервые посетил Россию, побывал в Москве… По приглашению царя Алексея Михайловича, Предстоятель Антиохийской Церкви посетил Саввино-Сторожевский монастырь, особенно любимый государем» [422], с. 94.

Сопровождая патриарха, Павел Алеппский вел подробные записи — нечто вроде развернутого отчета о поездке. Записи эти, сохранившиеся до нашего времени, рассматриваются как исключительно ценное свидетельство эпохи Алексея Михайловича. Большие фрагменты записок Павла Алеппского приведены в издании [422].

Спрашивается: на каком языке они написаны? Для нашего современника, воспитанного на миллеровской Версии русской истории, ответ, скорее всего, будет «совершенно очевиден». Естественно предположить, что ПРАВОСЛАВНЫЙ иерарх Павел Алеппский, сын ПРАВОСЛАВНОГО Антиохийского патриарха, приехавший в ПРАВОСЛАВНУЮ Россию к ПРАВОСЛАВНОМУ царю Алексею Михайловичу, пишет свой отчет по-гречески или по-русски. В крайнем случае, по-латински. Что, впрочем, уже было бы довольно странно. Но оказывается, ОТЧЕТ НАПИСАН ПО-АРАБСКИ! Вот что сообщают историки: «Полный РУКОПИСНЫЙ АРАБСКИЙ ТЕКСТ этих записок под названием „Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII столетия“ издан Саввино-Сторожевским монастырем… в 1898 году» [422], с. 95.

Дальше еще интереснее. Православный автор путевого отчёта XVII века, оказывается, совершенно свободно переходит с арабского на русский язык, однако при этом записывает русские слова АРАБСКИМИ буквами. Вот что говорит комментарий XIX века к записи разговора царя Алексея Михайловича [422], с. 98–99, помещенный в издании рукописного текста Павла Алеппского в 1898 году. Сообщается следующее: «ЭТИ СЛОВА И ВЕСЬ ПОСЛЕДУЮЩИЙ РАЗГОВОР ЦАРЯ С ЧТЕЦОМ В ПОДЛИННИКЕ ЗАПИСАНЫ ПО-РУССКИ АРАБСКИМИ БУКВАМИ». Цит. по [422], с. 99. Таким образом неожиданно выясняется, что в эпоху Алексея Михайловича РУССКИЙ ТЕКСТ ВПОЛНЕ МОГЛИ ПИСАТЬ ПО-РУССКИ, НО АРАБСКИМИ БУКВАМИ. Это прекрасно соответствует нашей реконструкции.

Современные историки обратили внимание на этот факт плохо вписывающийся в близкую их сердцу скалигеровскую версию истории. И, как обычно, тут же выдвинули «объяснение». Дескать, все дело в том, что патриарх Антиохийский Макарий III был «по происхождению араб» [422], с. 95. Впрочем, никаких обоснований этого в [422] не дается. Но даже если это было и так, странность не исчезает. Ведь путевой отчет писался в окружении Антиохийского патриарха, и, следовательно, в нем должен был использоваться язык, принятый в Православной церкви. Кто бы ни был автор, он обязан был писать на «уставном» языке, а не на языке своих родителей. Кстати, тот факт, что написанный по-арабски и по-русски арабскими буквами отчет Павла Алеппского дошел до нас, означает, что его бережно хранили, может быть, в Антиохийской патриархии как достаточно важный и «правильный» документ.

Нас уверяют, будто арабское письмо является признаком мусульманства. В то же время известно, что Антиохийская патриархия всегда была одним из важных центров Православной церкви. Мы видим, что в XVII веке картина была иной, чем ее рисуют нам сегодня. По нашему мнению, арабский язык и арабская письменность (которая использовалась, в частности, и для церковно-славянского языка) были, наряду с кириллицей, общеприняты в Православной церкви. В том числе и в Русской Православной церкви, вплоть до эпохи первых Романовых.


Вернуться в «4. Долина единства»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей