СТАЛИН

Релизы и обсуждение музыки таких стилей как: new age, этническая, шаманская, музыка для медитации, релаксации и т.п.
Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

СТАЛИН

Сообщение Рус » 02 сен 2016, 02:57

И.В. Сталин - личность весьма противоречивая и по разному оцениваемая.
Но прежде, чем оценивать Сталина по фильмам, снятым на деньги Сороса и книгам, которые писали те, кто был причастен к его смерти - Хрущёв и прочие, сместившие Сталина.

Есть много объективных фильмов..

Есть много фактов.
Знаете ли вы то, что Сталин предлагал сделать 5 - 6 часовой рабочий день, чтобы люди могли учиться и не были привязаны к одной профессии? Также, предлагал, чтобы все получили политехническое образование как обязательное и безплатное..

phpBB [video]


phpBB [video]

phpBB [video]



Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 02 сен 2016, 03:16

Да... и не смотрите Радзинского, который брешет про Сталина как Троцкий..
как говаривал один персонаж литературный - не читайте советских газет.... тем более, что теперь есть и другие..
Те, кто был причастен к смерти Сталина, последующие правители Хрущёв, Брежнев.. сделали всё, чтобы фальсифицировать историю и личность Сталина.
Сейчас либеральная пятая колонна на деньги ростовщиков поступает также.
Но сейчас есть возможность взглянуть объективно.

во всем ли был прав Сталин? Когда участвовал в разделе единой России на куски под названиями национальных округов, где якобы проживают нац меньшинства.. И меньшинства получали исконно русские территории, технологии, производства, которые строила вся страна, а после в конституции записали право на отделение этих кусков территорий..
Плоды этого безумия мы пожинаем ныне.
начинал сие конечно не Сталин, а Ленин и Ко - лиц не русской нациАнальности. Но участие принимал. Конечно он думал, что под его руководством никто никуда не отделиться и все деления эти только на бумаге и имели только экономические реалии. но процесс нациАНАЛЬНЫХ безумств был запущен в те годы..а русский народ оставили вообще без своей как территории, так и даже коммунистической партии и главы республики..
рассеяв ее как тех евреев, которые уже давно живя в своем моно национальном государстве, всё еще кричат о рассеянии колен израилиевых..
А настоящее рассеяние было проведено только на русском народе - самом большом разделенном народе мира.
Которого по сказке русской народной выгнали из своей избушки... ибо пустил он в свою избушку погреться соседей..

Изменил ли бы Сталин эту ситуацию, пожив подольше, поняв пагубность заложенной мины с этими наци-анальностями? Сейчас сказать тружно.. Но то, что делал Сталин в других вопросах, чью сторону он выбирал - народа или пятой колонный, можно твердо сказать, что больше делал хорошего для народа.

А для приспособленцев и тех, кто привык жить за чужой счет - да..он был плох. своего охранника Власика отдал под суд за то, что тот позволил гонять самолет для того, чтобы привозить Сталину свежую селедку, тратя народные деньги столь расточительно..

Позволить себе такое нынешние "управленцы" России ( не говорю про иные страны вообще) вряд ли могут.. Я сие представить такое даже не могу..
но хочу..

да.. и если Сванидзе увидите в списке комментаторов фильмов о Сталине - знайте.. что без денег дядюшки Сороса из США и тут не обошлось. А значит , и веры этим фильмам не много. смесь правды и лжи, пользы от которой не более чем от бочки меда с ложкой дегтя.. Есть это уже нельзя, сколько бы там лжи не было..

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 11 сен 2016, 19:35

РАЗНОГЛАСИЯ МЕЖДУ ПОЛИТБЮРО И СТАЛИНЫМ

Если выразиться образно, то в послевоенные годы Сталин правил страной, как рулевой в бурную погоду на океане, бездумно бросающий дырявую лодку навстречу грозным волнам. Пассажиры же ее – члены ЦК – то беспрерывно выкачивали воду со дна лодки, то отчаянно метались с одного борта на другой, чтобы сбалансировать ее движение, но неумолимый рулевой балансировал его тем, что бросал их за борт одного за другим. Сколько их было выброшено за последние три года по "ленинградскому делу", по "сионистскому делу", по "грузинскому делу", по начавшемуся "московскому делу", в которое, по замыслу Сталина, могли бы быть включены остальные уцелевшие пассажиры сталинской лодки?! Не важно, что сами пассажиры подсказывали рулевому, кого первыми вышвырнуть, важно другое: все они знали, что при этом рулевом та же участь рано или поздно постигнет каждого из них.

Сталин пришел к выводу, что в сложившихся условиях лучше всего уничтожить всех, и «старогвардейцев» и «младогвардейцев», по рецептам 20-х годов.

Берия и Маленков великолепно научились читать затаенные мысли Сталина и разгадали весь его стратегический план. А тогда произошло то, что Сталин считал абсолютно исключенным: по инициативе Берия и Маленкова члены Политбюро пришли к спасительному для них компромиссу и заключили оборонительный союз против замыслов Сталина. Результатом этого союза и было решение Политбюро созвать в августе 1952 г. пленум ЦК ВКП(б) и назначить на нем созыв съезда партии.

По формально действующему уставу партии съезды ее должны были созываться не реже одного раза в три года. Последний съезд был до войны в марте 1939 года.

Сталин, охотно соглашаясь на аккуратное проведение выборов в тогдашний советский лжепарламент, никак не соглашался на выборы нового ЦК на очередном съезде партии. Так было пропущено более четырех сроков созыва съезда, За это время началась и окончилась Великая Отечественная война, были приняты важнейшие международные и внутренние решения, находящиеся в компетенции только съезда партии, а Сталин и не думал его созывать. Более того, даже пленум того довоенного ЦК, члены которого в войну сыграли столь решающую роль в политической организации фронта и тыла страны, не созывался уже более пяти лет (по уставу его надо созывать раз в три месяца).

Трудно найти другую причину несозыва съезда, кроме боязни Сталина, что «ученики» в рамках устава легально лишат его единоличной власти. Опасения его не были беспочвенными.

После "ленинградского дела" Сталин начинает терять контроль над аппаратом партии и полиции в той же мере, в какой растет там влияние Маленкова и Берия.

Сталин не хотел никакого съезда партии, пока не проведена намеченная вторая "великая чистка" – в этом сомневаться не приходится (XVIII съезд тоже был создан только после первой "великой чистки", в 1939 году).

Правда, объявление о созыве съезда и его повестке дня было опубликовано за подписью одного генерального секретаря ЦК Сталина. Но так делалось всегда. Самым поразительным был беспрецедентный факт: впервые за время сталинского правления политический отчет ЦК делал не Сталин, а Маленков. Это сразу вызвало недоумение: что произошло? Либо Сталин нездоров, либо он намеренно выдвинул главным политическим докладчиком ЦК избранного им «кронпринца». Только потом мы узнали, что оба предположения были ложными. Сталин был здоров, писал больше «дискуссионные» статьи, присутствовал на съезде и даже выступил в конце съезда с краткой речью (не по существу работы съезда, а с обращением к иностранным компартиям, что, как мы дальше увидим, тоже имело свое значение). И в «кронпринцы» Сталин никого не намечал, хорошо зная всю опасность такого предприятия.

Остаются два других предположения: либо Сталин отказался делать доклад на съезде, организованном и созванном вопреки его воле, либо Политбюро, не разделявшее теперь многие из практических предложений и мероприятий Сталина, решило поручить доклад Маленкову, открытие съезда – Молотову, закрытие – Ворошилову.

Хрущев, которого партийные интересы заставляли придерживаться определенной схемы, какую-то часть правды всегда обволакивал туманом лжи. Он хотел нас уверить, что и поручения Молотову и Ворошилову тоже исходили от Сталина. Но этим он опровергал самого себя.

В самом деле, по официальным выступлениям того же Хрущева на XX съезде мы знаем, что после XIX съезда, во время первого организационного пленума нового ЦК, Сталин обвинил Молотова в шпионаже в пользу Америки и Ворошилова в шпионаже в пользу Англии, а их жены-еврейки по тем же обвинениям уже сидели в подвалах Лубянки. Но из отчетов о XIX съезде мы знаем, что его торжественно открыл Молотов и торжественно закрыл Ворошилов. По партийной традиции, эти почетные обязанности раньше исполнял Ленин, а так как Сталин отказался их перенять, то был заведен новый порядок: открывали и закрывали съезды два разных лица из наиболее популярных старых членов Политбюро.

Спрашивается, как мог Сталин оказать такой почет тем, кого он в конце того же съезда собирался разоблачить как шпионов? Ясно, что они были выдвинуты не Сталиным, а Политбюро в результате вышеупомянутого "исторического компромисса", как ясно и то, что от расправы Сталина их спас аппарат во главе с Маленковым – Берия.

Тот, кто думает, что Сталину было все подвластно, что стоило ему только "пошевелить мизинцем" – и все его враги взлетят на воздух, забывает, что власть Сталина основывалась на абсолютном повиновении непосредственных управляющих машиной властвования. Они-то теперь и вышли из повиновения. Что же мог делать Сталин один, без них? Выйти на Красную площадь и призвать народ к бунту?

До разбора работы XIX съезда и анализа итогов его пленума ЦК надо бросить беглый взгляд на недавнее прошлое.

Наивно думать, что политическое развитие в руководстве партии и государства определялось лишь взаимными интригами сталинцев, или объявлять кажущийся бессмысленным жестокий террор Сталина результатом паранойи. И интриганы и Сталин боролись не только за власть, но и за определенный курс внутренней и внешней политики Кремля. Сталин никого не убивал из любви к убийству. Не был он и садистом и еще меньше – параноиком. Такие оценки его действий вытекают из неправильной «антропологической» предпосылки: Сталина рассматривают как человека со всеми человеческими атрибутами, а поэтому все его нечеловеческие поступки сводят к душевной болезни. Между тем все поступки, действия, преступления Сталина целеустремленны, логичны и строго принципиальны. У него нет зигзагов душевнобольного человека: помрачение ума, а потом просветление, восторг сейчас, меланхолия через час, злодеяние сегодня и раскаяние завтра, как бывало с действительно больным Иваном Грозным. Сталин был политик, действующий уголовными методами для достижения цели. Более того, он представлял собою уникальный гибрид политической науки и уголовного искусства, превосходя этим всех других политиков. Сталин был принципиально постоянным в своих злодеяниях – в восемнадцать лет он выдал свой марксистский кружок в Тифлисской духовной семинарии жандармам (оправдывая себя тем что так он сделал кружковцев революционерами); в двадцать восемь лет он руководил убийством людей на Эриванской площади в Тифлисе во время вооруженного ограбления казначейства; в тридцать восемь лет он лично командовал в Царицыне массовыми расстрелами пленных «белогвардейцев»; в сорок восемь лет начал подготовку к истреблению крестьянства; ему было пятьдесят восемь лет, когда по его приказу в 1937–1938 годах чекисты умертвили миллионы невинных людей; ему было уже семьдесят лет, когда он без суда расстрелял дюжину членов ЦК, своих ближайших помощников.

Теперь он решил взяться за остальных.

Сумасбродные действия, как говорит Хрущев? Ничуть не бывало. Целеустремленные и целеоправданные действия с гениальным чутьем предвидения. Если бы Сталину удалось уничтожить Политбюро 1952 года, он, вероятно, жил бы подольше, а антисталинского XX съезда партии в истории вовсе не было бы.

К XIX съезду партии Сталин оказался в полной изоляции от остальных членов Политбюро по важнейшим вопросам международной и внутренней политики. Достаточно беглого анализа спорных вопросов, чтобы видеть глубину разногласий.

Так, Сталин просто проспал радикальную революцию в мировой политике и дипломатии в результате появления термоядерного оружия. Трубадуры сталинизма не раз писали, что когда президент Трумэн на Потсдамской конференции сообщил Сталину эпохальную новость о том, что американцы изобрели беспримерное оружие – атомную бомбу, то Сталин перевел разговор на тему о погоде. Трагизм положения в том и заключался что на Сталина эта бомба действительно не произвела должного впечатления.

Позднее, назначив Берия председателем советской атомной комиссии, Сталин, однако не стал вести миролюбивую политику хотя бы до тех пор, пока будет готова советская бомба. Наоборот, он искусственно, порою вызывающе, провоцировал крупные международные кризисы один за другим: форсированная большевизация восточноевропейских государств в нарушение всех союзнических договоров, попытка аннексии иранского Азербайджана, предъявление Турции требования о военных базах в районе проливов, организация движения советских армян и грузин за возвращение Турцией армянских и грузинских земель, организация гражданской войны в Греции, требование о передаче Ливии Италией Советскому Союзу, берлинская блокада, корейская война – все это Сталин делал, когда у него еще не было серийного производства атомных бомб.

Можно себе представить, на каком языке Сталин собирался разговаривать с миром после того, как это производство у него появилось бы.

Коренное разногласие между Сталиным и Политбюро возникло именно по вопросу о политике мира. Политбюро стояло на той же точке зрения, что и Запад: в эпоху термоядерного оружия результатом войны будет лишь самоубийство человечества.

Поэтому Политбюро пересмотрело основное положение Ленина, гласившее: в эпоху империализма мировые войны абсолютно неизбежны, как неизбежна мировая коммунистическая революция на руинах этих войн. В Политбюро думали, что поскольку в атомную эпоху войны могут быть только атомными, а следовательно, и не приводящими к революции, то от этого учения Ленина и основанной на нем международной политики надо отказаться.

Политбюро приводило и другие аргументы: образовавшаяся после второй мировой войны мировая социалистическая система и движение широких масс за мир во всем мире способны предупредить новые войны. Это самое важное разногласие между Сталиным и Политбюро доказывается анализом партийных документов. В этой связи придется остановиться на полемической работе, выпушенной Сталиным и приуроченной им к XIX съезду партии: "Экономические проблемы социализма в СССР" (сентябрь 1552).

Никакая другая работа Сталина после войны так много не цитировалась советологами, как "Экономические проблемы социализма в СССР", но только одна она так и осталась непонятой на Западе. Это вполне естественно. Западные исследователи читали только текст, но не читали и не поняли подтекста, поскольку не знали причин, вызвавших к жизни "Экономические проблемы…". Сталин здесь вовсе не занимался теорией, вовсе не был занят открытиями новых абстрактных законов марксизма в политэкономии. Он спорил с другими ведущими руководителями ЦК по важнейшим вопросам дальнейшего развития внутренней и внешней политики СССР. Что Сталин спорит с ними, знали только эти руководители ЦК, но ни советский народ, ни партия, ни тем более западные исследователи этого не знали и знать не могли.

Это непонимание усугублялось еще и тем, что как раз те, против кого выступал Сталин, первыми объявили (на словах) "Экономические проблемы…" "гениальным вкладом" Сталина в марксизм, чтобы на деле саботировать вытекающие из них практические выводы.

Обо всем этом мы узнали только после смерти Сталина. Сравнение требований Сталина в "Экономических проблемах…" и практической политики ЦК после его смерти дает нам ключ, которым мы легко открываем все тайники спорных вопросов.

Разберем сначала установки партийных документов. Вот что записало сталинское Политбюро на XX съезде; "Миллионы людей во всем мире спрашивают: неизбежна ли новая война, неужели человечеству, пережившему две кровопролитные мировые войны, предстоит пережить еще и третью? Имеется марксистско-ленинское положение, что, пока существует империализм, войны неизбежны… Но в настоящее время положение коренным образом изменилось. Фатальной неизбежности войны нет. Теперь имеются мощные общественные и политические силы, которые располагают серьезными средствами, чтобы не допустить развязывания войны империалистами" ("XX съезд КПСС. Стенографический отчет". 1956, т. 1, стр. 37–38).

А вот как возражал Сталин: "Говорят, что тезис Ленина о том, что империализм неизбежно порождает войны, нужно считать устаревшим, поскольку выросли в настоящее время мощные народные силы, выступающие в защиту мира, против новой мировой войны. Это неверно… Чтобы устранить неизбежность войн, нужно уничтожить империализм" (И. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. М. 1952, стр. 36). Анонимами, с которыми Сталин спорил на XIX съезде ("говорят"), как раз и были члены его Политбюро (это они так единодушно и доказали на следующем, XX съезде партии).

"Мирное сосуществование" – это кодовое определение для ленинской стратегии: разгромить капитализм не военной силой Советской России, что вообще невозможно, а взорвать его изнутри инфильтрацией идей, людей и организацией перманентных революционных диверсий. Поэтому-то в "Программе КПСС" (1961) и записано, что мирное сосуществование "является специфической формой классовой борьбы". Надо отдать должное наследникам Сталина, что в этом споре, изменяя букве ленинизма, они остались верными его духу, чего нельзя было сказать о самом Сталине.

Хотя Ленин писал о неизбежности войн в эпоху империализма, который представлялся ему последней стадией загнивающего, умирающего капитализма, в нем все-таки хорошо было развито чувство реальности. Поэтому Ленин делал оговорку, которая сводила на нет только что им выставленный тезис, а именно: капитализм в эпоху империализма развивается быстрее, чем до нее.

Сталин считает, что после второй мировой войны это утверждение недействительно.

Он пишет: "Можно ли утверждать, что известный тезис Ленина, высказанный им весной 1916 года, о том, что, несмотря на загнивание капитализма, "в целом капитализм растет неизмеримо быстрее, чем прежде", – все еще остается в силе? Я думаю, что нельзя этого утверждать. Ввиду новых условий, возникших в связи со второй мировой войной, (этот. – А. А.) тезис нужно считать утратившим силу" (там же, стр. 32).

Выходило, что западная экономика и техника не способны дальше развиваться, капитализм теперь уж окончательно загнил. Отсюда логический вывод: пришло время справлять отходную по мировому капитализму. Разумеется, реалисты из Политбюро считали это опаснейшей иллюзией.

В той же работе Сталин спорил с Политбюро не только по внешнеполитическим, но и по внутриэкономическим вопросам. Он пишет: "…цель капиталистического производства – извлечение прибылей… Цель социалистического производства не прибыль, а человек с его потребностями" (там же, стр. 77).

В результате такой «заботы» Сталина о человеке более 50 процентов советских предприятий работало нерентабельно. Хрущев старался выйти из этого положения чистейшим волюнтаризмом и сорвался. Более прагматичные Косыгин и Брежнев прямо записали в решении сентябрьского пленума ЦК (1965): "…улучшить использование таких важнейших экономических рычагов, как прибыль, цена, премия, кредит" ("КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК", М. 1972, т. 8, стр. 519).

Большинство в Политбюро полагало, что всю технику машинно-тракторных станций (МТС) надо передать колхозам, а Сталин писал: "…предлагая продажу МТС в собственность колхозам… пытаются повернуть назад колесо истории… (это – А. А.) привело бы не к приближению к коммунизму, а наоборот, к удалению от него" ("Экономические проблемы…", стр. 91).

Послесталинское руководство ликвидировало МТС и передало их технику колхозам.

Сталин писал: "Какие мероприятия необходимы для того, чтобы поднять колхозную собственность, которая является, конечно, не общенародной собственностью, до уровня общенародной ("национальной") собственности? Некоторые товарищи думают, что необходимо просто национализировать колхозную собственность, объявив ее общенародной собственностью… Это предложение совершенно неправильно и безусловно неприемлемо" (там же, стр. 87).

Ровно через год после того, как Сталин это написал, и через шесть месяцев после его смерти состоялся сентябрьский пленум ЦК (1953), заложивший основу национализации колхозов, а руководство Брежнева форсировало эту национализацию, превратив значительную часть колхозов в совхозы, которые и считаются «общенародной» собственностью. Да и сохранившиеся колхозы де-факто были превращены в государственную собственность решением мартовского пленума ЦК и особенно не опубликованным майским решением ЦК (1965).

Мы остановились лишь на некоторых из тех спорных вопросов между Сталиным и Политбюро, которые легко прослеживаются по партийным документам. Однако были и разногласия, только глухо выходившие наружу.

Во внутренней политике таким было требование Сталина о новой "великой чистке" в партии, армии и государственном аппарате и продолжение, по примеру Грузии, массовой чистки от "буржуазных националистов" во всех союзных и автономных республиках. После Грузии была очередь Украины. (В начале июня 1952 года на пленуме ЦК Украины главным вопросом обсуждения и был украинский "буржуазный национализм".)

Главные же разногласия между Сталиным и Политбюро в международной политике касались новой доктрины, впервые официально сформулированной на будущем, XX съезде, – об упомянутом "мирном сосуществовании" в духе Ленина. Ученики и соратники Сталина считали, что "мирное сосуществование" социализма и капитализма есть по Ленину, "генеральная линия" советской внешней политики. Сталин отвечал, что лозунг «сосуществования», собственно, выдумали идеологи американского империализма для маскировки подготовки третьей мировой войны против социалистического лагеря.

Сталин на самом деле, в полном согласии с Лениным, думал, что "генеральная линия" советской внешней политики – это курс на мировую пролетарскую революцию, а что касается «сосуществования», то Ленин даже не знал этого слова.

Очень отрицательную, даже вредную для СССР роль сыграла и другая установка Сталина: он ошибочно считал, что после второй мировой войны фактически никакого освобождения колониальных народов не произошло, сменилась только форма колониализма и все эти Неру и Сукарно – наемные сатрапы западных империй.

Соратники и ученики Сталина полагали, что такая установка мешает Советскому Союзу войти в тыл освобождающихся колоний, привлечь их в русло советского влияния и противопоставить их бывшим метрополиям. Ученики Сталина, действуя в духе Сталина его лучших былых времен, считали нужным и возможным материально участвовать и в создании в бывших колониях особых форм правления и социального общежития нового типа.

Теперь вернемся к XIX съезду и рассмотрим некоторые сухие факты, чаще протокольные, но иногда касающиеся и существа дела.

Один такой важнейший факт мы уже отметили – открытие съезда одним «шпионом» (Молотовым) и закрытие его другим «шпионом» (Ворошиловым).

Второй сюрприз: в нарушение всей сталинской традиции в президиум съезда не избрали трех членов Политбюро – Микояна (два сына, генералы, сидят в тюрьме), Андреева (жена-еврейка – в тюрьме) и Косыгина (был замешан в деле ждановцев).

И еще один сюрприз: в перечислении рангового места членов Политбюро Берия, который до "мингрельского дела" твердо занимал третье место, после Молотова и Маленкова, очутился теперь на пятом месте (даже после Булганина). Так сообщает протокол утреннего заседания съезда от 5 октября. Чтобы партия не приняла это за недоразумение, хроника съезда вновь повторяет ту же "иерархию культов".

Но Берия взял реванш. Он выступил на съезде с самой большой речью. И она была не только большая, а острая по стилю, высококвалифицированная политически и убедительная для слуха и ума партийных ортодоксов. Она была и единственной речью, на которой лежал отпечаток личности оратора.

Конечно, речь Берия, как и других ораторов, – это панегирик Сталину. Но его панегирик целевой: апеллируя к величию Сталина, изливаясь в верноподданнических чувствах, Берия тонко протаскивает, по существу, антисталинскую ересь – ставит партию впереди Сталина: "Вдохновителем и организатором великой победы советского народа (в войне – А. А.) была Коммунистическая партия, руководимая товарищем Сталиным" ("Правда", 9.10.52). До сих пор во всех газетах, журналах и книгах можно было прочесть, что "вдохновителем и организатором" был сам Сталин, а потом, где-то на задворках что-то делала и партия. Берия дал понять, что не оговорился, он кончил речь опять ссылкой на партию: "Народы нашей страны могут быть уверены в том, что Коммунистическая партия, вооруженная теорией марксизма-ленинизма" – и затем "под руководством товарища Сталина".

Другая ересь была вызывающей. Берия не ко времени, а потому и очень смело напомнил партии приоритеты ее национальной политики: есть разные опасности отклонения от национальной политики партии, и они следуют в таком порядке – на первом месте стоит опасность "великодержавного шовинизма" (значит, русского шовинизма), на втором месте опасность "буржуазного национализма" (значит, опасность местного национализма) и на третьем месте опасность "буржуазного космополитизма" (значит, «сионизм» и прочие "измы").

Можно смело предположить, что, кроме Сталина и членов Политбюро, никто на съезде не знал, что здесь Берия прямо спорит со Сталиным, считавшим буржуазный национализм, сионизм и космополитизм главной опасностью для СССР, а русского великодержавного шовинизма не признававшим вообще.

Интересна и другая деталь: больше половины речи Берия посвятил национальной политике и национальным республикам СССР, но ни словом не обмолвился о Грузии и грузинских "буржуазных националистах", а ведь для его земляков, мингрельцев, не хватало мест в тюрьмах Тбилиси, Сухуми и Батуми… Защищать их Берия не мог, но он и не осудил их, как того требовала нынешняя кампания Сталина против "буржуазного национализма".

Bindu
Администратор
Сообщения: 1758
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: СТАЛИН

Сообщение Bindu » 25 сен 2016, 02:33

phpBB [video]

Bindu
Администратор
Сообщения: 1758
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: СТАЛИН

Сообщение Bindu » 25 сен 2016, 02:53

phpBB [video]

Bindu
Администратор
Сообщения: 1758
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: СТАЛИН

Сообщение Bindu » 25 сен 2016, 02:55

phpBB [video]

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 00:13

КАК УБИЛИ СТАЛИНА
А со следующего дня происходит нечто странное и необъяснимое: «Правда» вдруг прекращает печатать всякие материалы о "врагах народа". Более того "враги народа" совершенно не упоминаются даже в политических статьях и комментариях. В передовых статьях «Правды» от 2 марта ("Расцвет социалистических наций") и от 3 марта ("Важнейшее условие подъема пропаганды") нет ни слова о "буржуазных националистах", "врагах народа", «шпионах» и «убийцах»!

Кампания против "врагов народа" была отменена. Отменена, конечно, не в редакции «Правды», а наверху. Кто же ее отменил? Сталин? Нет, конечно, не Сталин. Ее отменили те, кто начиная с 1 марта 1953 года караулил смерть Сталина. Эти «караульщики» в лице четверки – Берия, Маленков, Хрущев и Булганин – совершили в ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года переворот, завуалированный ссылкой на болезнь Сталина, «временно» отошедшего от власти. Четверка немедленно распределила между собой власть в обход Президиума ЦК КПСС. Всем же остальным наследникам Сталина из Политбюро старым, законным, но не участвовавшим в перевороте, – достались вторые роли. Четверка выпустила "Правительственное сообщение", которое заканчивалось так: "Центральный Комитет и Совет Министров Союза ССР, как и вся наша партия, весь наш советский народ, сознают все значение того факта, что тяжелая болезнь товарища Сталина повлечет за собой более или менее длительное неучастие его в руководящей деятельности. Центральный Комитет и Совет Министров в руководстве партией и страной со всей серьезностью учитывают все обстоятельства, связанные с временным уходом товарища Сталина от руководящей государственной и партийной деятельности" ("Правда", 4.03.53).

Сталин тем временем умирал, умирал медленно, но верно, по всем правилам "вредительского лечения", которое он сам на себя накликал… Кстати, в первом "Правительственном сообщении" оказалась и другая ложь. В нем говорилось, что удар у Сталина – кровоизлияние в мозг – произошел в ночь на 2 марта, когда он находился в Москве в своей квартире, а на самом деле, как выяснилось позже, это случилось не в Москве, а в Кунцеве. Если все происходит естественно и совесть у учеников Сталина чиста, то зачем они скрывают действительное место его смерти?

Зачем нужно от имени ЦК и Совета министров грубо обманывать собственную партию и народ, если не для того, чтобы создать себе алиби?

Первым, узнавшим от Хрущева, что Сталин умер не в Москве, был бывший губернатор Нью-Йорка, посол США в Москве во время войны Аверелл Гарриман. Ему же Хрущев рассказал, как четверка охраняла смерть Сталина. Вот что говорит об этом Гарриман: "Так называемый заговор врачей, по которому несколько врачей обвинялись в заговоре с целью убийства некоторых руководящих коммунистов, был, очевидно, состряпан Сталиным, чтобы начать новую чистку. Некоторые иностранные наблюдатели России намекали, что люди из окружения Сталина, боясь потерять свою собственную жизнь в связи с новым массовым террором, сами убили старика. Я все время искал ответа на это. В моей недавней продолжительной беседе с Хрущевым Хрущев рассказал свою версию о смерти Сталина. Позднее по моей просьбе он разрешил мне опубликовать это.

Сталин, говорил мне Хрущев, стал в последние годы очень подозрительным, деспотичным и безжалостным. "Он никому не верил, и никто из нас ему тоже не верил. Он не давал нам делать работу, на которую сам давно не был способен. Нам было очень трудно. Однажды в субботу, ночью, он пригласил нас на обед к себе на дачу за городом. Сталин выл в хорошем настроении. Это был веселый вечер, и мы хорошо провели время. Потом мы поехали домой. По воскресеньям он обычно звонил нам, чтобы обсуждать дела, но в то воскресенье он не звонил, что нас поразило. В понедельник он также не вернулся в город. В понедельник вечером звонит начальник его личной охраны и говорит, что Сталин болен. Все мы – Берия, Маленков, Булганин и я немедленно отправились на дачу, чтобы увидеть его. Он уже потерял сознание. Одна рука и одна нога были парализованы, отнялся язык. Мы находились с ним три дня, но сознание к нему не возвращалось. Потом на некоторое время к нему вернулось сознание, и тогда мы вошли в его комнату. Сиделка поила его чаем из ложки. Он пожал нам руки и старался шутить с нами, силясь смеяться, показал здоровой рукой на картину, висевшую над его постелью. На ней был нарисован козленок, которого маленькая девочка кормила ложкой. Вот теперь, как бы говорил он жестом, он такой же беспомощный, как и этот козленок. Через некоторое время он умер. Я плакал. Прежде всего мы были его ученики и обязаны ему всем".

Я спросил Хрущева, выбрал ли Сталин себе наследника. Хрущев резко ответил: "Он никого не выбрал. Он думал, что будет жить всегда"" (Averell Harriman. Peace with Russia. New York. 1959, рр. 102–103).

Из этого рассказа мы узнаем важные вещи:

1) Сталин умер не в Москве, а на своей даче (позже от Аллилуевой мы узнаем, что это была кунцевская дача); 2) последними посетителями Сталина были Берия, Маленков, Хрущев и Булганин, и они провели всю ночь субботы, 28 февраля 1953 года, у Сталина за выпивкой; 3) только в понедельник, 2 марта, охрана Сталина сообщает этой четверке, что Сталин заболел, они едут к нему и три дня караулят у его постели, спокойно ожидая его смерти; 4) о врачах вообще не упоминается.

Эту версию Хрущев потом много раз повторял разным лицам. В воспоминаниях Хрущева она немного расширена. Дата болезни Сталина перенесена на 28 февраля, но суть остается прежней. Только, очевидно, кто-то надоумил Хрущева, что нужно упомянуть о врачах, хотя бы на второй день болезни. Окончательная редакция рассказа выглядит так:

"Сталин заболел в феврале 1953 года (то есть 28 февраля. – А. А.). Маленков, Берия, Булганин и я были у него на даче Ближняя в субботу ночью… Как обычно, обед продолжался до 5–6 часов утра. Сталин был после обеда изрядно пьяный и в очень приподнятом настроении. Не было никаких признаков какого-нибудь физического недомогания… Мы разошлись по домам счастливые, что обед кончился так хорошо… Я был уверен, что на следующий день, в воскресенье, Сталин вызовет нас для встречи, но от него не было звонка. Вдруг раздался телефонный звонок.

Это был Маленков, он сказал: "Слушай, только что звонила охрана с дачи Сталина. Они думают, что со Сталиным что-то случилось. Будет лучше, если мы поедем туда. Я уже сообщил Берия и Булганину. Будет хорошо, если ты немедленно выедешь"… Я быстро оделся и поехал на дачу Сталина… Через 15 минут я был там. Когда мы все собрались, мы посетили дежурных офицеров, прежде чем идти в комнату Сталина.

Офицеры объяснили нам, почему они подняли тревогу: "Товарищ Сталин обычно почти всегда вызывает кого-нибудь и просит чай или что-нибудь поесть к 11 часам. Сегодня он этого не сделал". Поэтому они послали Матрену Петровну узнать, в чем дело. Это была старая дева, которая с давних пор работала у Сталина. Она не отличалась блестящими способностями, но была честной и преданной Сталину.

Вернувшись, она сообщила охране, что Сталин лежит на полу большой комнаты, в которой он обычно спит. Очевидно, Сталин упал с кровати. Охранники его подняли с пола и положили на диван в маленькой комнате. Когда нам все это рассказали, мы решили, что неудобно явиться к Сталину, когда он в таком непрезентабельном состоянии. Мы разъехались по домам" (Khrushchev. Remembers, vol. I, рр. 340–342).

Значит:

1) 28 февраля со Сталиным пировала четверка; 2) они ушли от Сталина утром 1 марта; 3) вечером того же дня Сталин тяжело заболел (упал с кровати и подняться сам не мог, не требовал пищи, не разговаривал с обслугой: очевидно, лишился речи); 4) четверка была вызвана вечером 1 марта к больному Сталину, но они не стали вызывать врачей, отказались видеться с больным и разъехались по домам.

Хрущев продолжает:

"Поздно ночью Маленков позвонил второй раз: "Охрана Сталина звонила. Они говорят, что со Сталиным что-то определенно не в порядке"…

Когда мы вновь послали Матрену Петровну проверить состояние Сталина, то она сказала, что он спит глубоким сном, но сном не обыкновенным. Мы решили, что лучше уехать. Мы поручили Маленкову вызвать Кагановича и Ворошилова, которых с нами не было накануне, а также врачей" (там же, стр. 342).

Наконец все-таки вызвали и врачей! Врачи раздели Сталина и перенесли обратно в большую комнату, где было больше света. Врачи "сказали нам, что болезнь такого рода продолжается недолго и ее исход бывает смертельным", рассказывает Хрущев.

Кто же эти врачи? Они никому не известны. Как мы увидим дальше, никого из них не знает и Светлана Аллилуева. Нет не только личного врача Сталина Виноградова, но и тех, кто в нормальных условиях немедленно должен был бы прибыть к больному Сталину: начальник Лечебно-санитарного управления Егоров посажен вместе с Виноградовым, а министр здравоохранения СССР Смирнов, собутыльник Сталина, исчез как раз накануне болезни Сталина, замененный Третьяковым, которого тоже никто не знает.

Как издевательством над Сталиным звучат слова Хрущева "мы сделали все, чтобы поставить Сталина на ноги" после его же рассказа, как, осведомившись у Матрены Петровны о состоянии Сталина, они даже не зашли к нему, не вызвали врачей, а разъехались по домам. Врачей вызвали (если вообще это были врачи) только тогда, когда Сталин оказался в безнадежном состоянии, и только тогда его и раздели!

Дальше Хрущев рассказывает, что единственным человеком, желавшим смерти Сталина, был Берия. Берия открыто издевался над умирающим Сталиным (см. там же, стр. 343).

Однако важно другое признание Хрущева:

"Я был более откровенен с Булганиным, чем с другими… Я спросил его:

– Ты знаешь, какая ситуация сложится, если Сталин умрет? Ты знаешь, какой пост хочет занять Берия?

– Какой?

– Он хочет стать министром госбезопасности. Если он им станет, то это начало конца для всех нас… Что бы ни случилось, мы абсолютно не должны допустить этого.

Булганин сказал, что он согласен со мною, и мы начали обсуждать, что мы отныне должны делать. Я сказал, что я поговорю обо всем этом с Маленковым. Я думаю, что он согласится с нами" (там же, стр. 344).

Если Хрущев иногда бывает искренним, то в данном случае он искренен вдвойне: борьба за раздел политического наследства Сталина началась еще у постели умирающего и первой жертвой был намечен Берия. Но пост министра госбезопасности ему все-таки достался: он просто взял его, прихватив заодно и пост министра внутренних дел.

Вернемся к названным выше датам начала болезни Сталина.

Итак, когда же, собственно, у Сталина был удар – в субботу, 28 февраля, когда его посетила четверка; в воскресенье, 1 марта, когда она его уже покинула (обе эти даты начала болезни названы Хрущевым); в ночь на 2 марта, как утверждает "Правительственное сообщение" (оно солгало о месте нахождения Сталина, могло солгать и о дате), или вечером того же 2 марта, как рассказывал Хрущев Гарриману?

Названы четыре даты, поэтому трудно с уверенностью сказать, какая из них истинная. Я склоняюсь к дате 28 февраля, ибо как указывалось выше, уже 1 марта фактически власть была в руках четверки (объективное доказательство этого – внезапное прекращение 1–2 марта кампании в «Правде» против "врагов народа").

Но заговорщикам очень важно скрыть (не только от народа, но и особенно от партии и армии) то, что происходит со Сталиным, чтобы выиграть время для беспрепятственного и успешного завершения переворота. Поскольку заговорщики заинтересованы в создании безупречного алиби, то они приглашают детей Сталина и двух избранных членов Политбюро (Ворошилова и Кагановича) к постели умирающего на второй или третий день болезни, а народу о ней сообщают на четвертый или пятый день, когда смерть Сталина уже неизбежна.

Теперь обратимся к воспоминаниям Светланы Аллилуевой. Она подтверждает, что Сталин умер не в Москве, а на кунцевской даче; ее и Василия Сталина вызвали к умирающему только 2 марта, когда Сталин окончательно потерял сознание. Дальше она пишет: "Незнакомые врачи, впервые увидевшие больного, ужасно суетились вокруг. Ставили пиявки на шею и затылок, снимали кардиограммы, делали рентген легких, медсестра беспрерывно делала какие-то уколы, один из врачей беспрерывно записывал в журнал ход болезни… Все суетились, спасая жизнь, которую нельзя было уже спасти…" ("Двадцать писем к другу", стр. 6–7). Из всех этих врачей С. Аллилуевой показалась знакомой одна женщина-врач. "Я вдруг сообразила, что вот эту молодую женщину-врача я знаю, – где я ее видела? Мы кивнули друг другу, но не разговаривали" (там же, стр. 7). (Эту женщину-врача важно запомнить.)

Наблюдения Аллилуевой о поведении Сталина, когда он приходил в себя, совсем не такие, как у Хрущева. Хрущев говорит, что когда к Сталину на некоторое время вернулось сознание, "то тогда он начал пожимать каждому из нас руки…" (Khrushchev. Remembers, vol. I, р. 343).

У Аллилуевой сказано: "Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах… В какой-то момент… он вдруг открыл глаза и обвел ими всех, кто стоял вокруг. Это был ужасный взгляд, то ли безумный, то ли гневный… Взгляд этот обошел всех в какую-то долю минуты. И тут, – это было непонятно и страшно, я до сих пор не понимаю, но не могу забыть, – тут он поднял вдруг кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то вверх (Хрущев дважды повторяет, что Сталин указал на рисунок с козленком и девочкой. А. А.), не то погрозил всем нам. Жест был непонятен, но угрожающ, и неизвестно, к кому и к чему он относился" ("Двадцать писем к другу", стр. 9 – 10). Так что того почти идиллического прощания Сталина со своими соратниками, какое рисует Хрущев, не было. Прощание было «гневным», "угрожающим".

Но наблюдения Хрущева и Аллилуевой о поведении Берия в основном совпадают.

Аллилуева пишет; "Только один человек вел себя почти неприлично – это был Берия.

Он был возбужден до крайности… лицо его то и дело искажалось от распиравших его страстей. А страсти его были – честолюбие, жестокость, хитрость, власть, власть… Он так старался в этот ответственный момент, как бы не перехитрить и как бы не недохитрить… Он подходил к постели и подолгу всматривался в лицо больного, – отец иногда открывал глаза… Но это было без сознания… Берия глядел тогда, впиваясь в эти затуманенные глаза… А когда все было кончено, он первым выскочил в коридор, и в тишине зала, где стояли все молча вокруг одра, был слышен его громкий голос, не скрывающий торжества: "Хрусталев! Машину!" Это был великолепный современный тип лукавого царедворца, воплощение восточного коварства, лести, лицемерия, опутавшего даже отца, которого вообще трудно было обмануть… Во многом Лаврентий сумел хитро провести отца… Его дико боялись и знали, что в тот момент, когда умирает отец, ни у кого в России не было в руках большей власти, чем у этого ужасного человека" (там же, стр. 7–8).

Стало быть, после Сталина власть фактически была в руках Берия, но так как Сталин теперь лежал без сознания, то власть и над Сталиным – жить или умереть ему – тоже была в его руках. И Хрущев и Аллилуева единодушны в своих наблюдениях: Берия желал смерти Сталина, а когда она наступила – он торжествовал. Теперь мы подошли к самому загадочному вопросу: не ухаживали ли за больным Сталиным по методу, который Сталин приписывал арестованным врачам Кремля, – ставя неправильный диагноз и давая противопоказанные лекарства? У нас есть один исключительно важный свидетель, присутствовавший при смерти Сталина и категорически и во всеуслышание утверждавший: Сталина отравили, Сталина убили!

Это сын Сталина – генерал-лейтенант Василий Сталин.

Как видно из ее книг, дочь Сталина довольно рано начала проявлять критическое отношение к учению отца и окружающей ее советской действительности, но она не пишет, что ее серьезно занимали политические вопросы или что она вела с отцом какие-либо разговоры на политические темы. Как бы оставаясь верным патриархальным традициям Кавказа, где почти неприлично было говорить с женщиной о политике, Сталин, видимо, не говорил с дочерью о политике. К тому же дочь бывала у отца в последние два-три года его жизни очень редко.

Совершенно по-другому обстояло дело с сыном. Василий Сталин к началу войны окончил военно-авиационную школу. Всю войну провел на фронтах, летал на истребителях, командовал дивизией, корпусом, авиационным соединением в Германии после войны. Потом он был назначен командующим военно-воздушными силами Московского военного округа. Всеми традиционными воздушными парадами под Москвой, а во время праздников и над Красной площадью командовал лично Василий Сталин. Конечно, в возрасте двадцати пяти двадцати шести лет офицеры генералами не делаются, исключением был разве только Наполеон (на то он и был Наполеоном), но Василия тоже надо считать своего рода исключением – он был сыном Сталина. Сталинские маршалы, чтобы угодить самому Верховному, раболепствовали перед его сыном и осыпали его чинами и орденами. Однако сколько бы ни рассказывали, что Василий любил выпить, никто не оспаривал его отвагу и мужество во время войны, да трусы и не лезут в летчики реактивной истребительной авиации.

Если Сталин когда-нибудь и кому-нибудь открывал хоть частицу того сокровенного, что он думал о своих сподвижниках из Политбюро, то скорее всего только беззаветно ему преданному сыну. Отношения между отцом и сыном остались нормальными и после снятия Василия с его должности: это видно хотя бы из того, что по совету отца он поступил в Академию Генерального штаба. Василия Сталина, как и его сестру, об ударе, случившемся с отцом, известили, как уже указывалось, лишь на второй или третий день, когда Сталин уже не владел речью. В таком состоянии умирающие уже не жалуются.

Но велики тайны провидения. Какая-то неведомая сила, может быть, просто внутреннее чувство дочери заставило Аллилуеву позвонить умирающему Сталину именно в то воскресенье, 1 марта 1953 года. "Я хотела приехать (к отцу А. А.) еще раз в воскресенье 1 марта, но не могла дозвониться" ("Двадцать писем к другу", стр. 195).

Конечно, не могла дозвониться! Все телефоны Сталина были в руках Берия, им блокированы, но это свидетельство Аллилуевой имеет историческое значение.

Аллилуева продолжает: "А наутро 2 марта меня вызвали с занятий в Академии и велели ехать в Кунцево. Моего брата Василия тоже вызвали 2 марта 1953 года. Он тоже сидел несколько часов в этом большом зале… В служебном доме он еще пил, шумел, разносил врачей, кричал, что "отца убили", "убивают"…" (там же, стр. 195–196).

Аллилуева, вероятно, склонна думать, что брат бушует под действием алкоголя.

Однако в дни похорон, очевидно, совершенно трезвый, неся гроб отца рядом с Молотовым, он вновь повторяет, что "отца убили". Аллилуева продолжает: "Смерть отца потрясла его. Он был в ужасе. Он был уверен, что отца «отравили», «убили»; он видел, что рушится мир, без которого он существовать не может… В дни похорон он был в ужасном состоянии и вел себя соответственно – на всех бросался с упреками, обвинял правительство, врачей, всех, кого возможно, – что не так лечили… Он ощущал себя наследным принцем" (там же, стр. 198).

Уверенность Василия, что отца убили, о чем он настойчиво и многократно повторял каждому, кто это хотел слышать (Василий, вероятно, надеялся, что армия заступится за своего Верховного), не была и не могла быть бредом пьяного. Он знал слишком много. Он знал, что заговорщики "организовали болезнь" Сталина, он знал также, что его отец думал о готовящемся заговоре. Молодой генерал, знающий тайну смерти отца, мог сделаться знаменем, даже организатором нового переворота против узурпаторов отцовской власти. Поэтому его дни на воле оказались считанными.

Сначала постарались избавиться от него по-хорошему. Министр обороны Булганин вызвал его к себе и предложил ему поехать в провинцию, в один из военных округов, но он отказался, желая остаться в Москве. Тогда его разжаловали, арестовали и посадили в знаменитую теперь своим зверским режимом Владимирскую тюрьму. Это произошло через неполных два месяца после смерти Сталина – 28 апреля 1953 года. Просидев там семь лет, он умер в ссылке в Казани в марте 1962 года.

Сестра его думает, что он умер от алкоголизма, но, увы, есть в мире еще и другая, более безжалостная болезнь – политика. От нее он скорее всего и умер…

Вернемся вновь к официальным документам.

В "Правительственном сообщении" от имени ЦК КПСС и Совета Министров, опубликованном только 4 марта 1953 года, сказано: "В ночь на 2-ое марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг, захватившее важные для жизни области мозга. Товарищ Сталин потерял сознание. Развился паралич правой руки и ноги. Наступила потеря речи".

О тяжкой, смертельной болезни Сталина сообщают только на четвертый день, ибо фактически удар у Сталина был вечером 1 марта (смотрите выше рассказ Хрущева).

"Правительственное сообщение" о болезни Сталина, видно, составлено заговорщиками без консультации с врачами, иначе Сталин не потерял бы сначала сознание, а потом речь. Для лечения Сталина создается комиссия из восьми врачей – академиков и профессоров. Во главе комиссии – новый министр здравоохранения СССР Третьяков и новый начальник Лечебно-санитарного управления Кремля Куперин. В сообщении говорится, что "лечение товарища Сталина проводится под постоянным наблюдением Центрального Комитета КПСС и Советского Правительства", то есть "вредительское лечение" исключается.

5 и 6 марта выходит несколько бюллетеней о ходе болезни Сталина. Составленные на этот раз, по всей видимости, с использованием последних и лучших медицинских учебников, бюллетени поражают подробностью и изобилием непонятных, сугубо медицинских терминов, частично тут же переведенных на русский язык. За внешней озабоченностью ходом болезни Сталина и "энергичными мерами" его лечения, иногда даже вызывающими частичное улучшение состояния больного, чувствуется, что смерть Сталина – дело решенное. Так, бюллетень, составленный 5 марта, в день смерти, и опубликованный 6 марта, сообщает: "В 11 часов 30 минут вторично наступил тяжелый коллапс, который был с трудом ликвидирован соответствующими лечебными мероприятиями"; но даже: "В дальнейшем сердечно-сосудистые нарушения несколько уменьшились, хотя общее состояние продолжало оставаться крайне тяжелым", – словом, дело клонится к летальному исходу, но энергичные лечебные меры не дают еще Сталину умереть.

5 марта 1953 года Сталин умирает. Тогда наследники прибегают к неслыханной мере: они создают совершенно новую комиссию академиков и профессоров из семи человек во главе с теми же Третьяковым и Купериным для подтверждения правильности диагноза болезни Сталина и правильности его лечения под руководством ЦК.

Комиссия дала авторитетное заключение: "Результаты патологоанатомического исследования полностью подтверждают диагноз, поставленный профессорами-врачами, лечившими И. В. Сталина. Данные патологоанатомического исследования установили необратимый характер болезни И. В. Сталина с момента возникновения кровоизлияния в мозг. Поэтому принятые энергичные меры лечения не могли дать положительный результат и предотвратить роковой исход" ("Известия", 7.03.53).

Это не врачи, а Берия и его соучастники заручились свидетельством, чтобы доказать свое алиби. Они знали, что не только Василий Сталин будет утверждать, что "они убили Сталина". Но одно то, что им понадобилось такое свидетельство, выдает их с головой.

Дворцовый переворот в ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года против Сталина во многом напоминает дворцовый переворот против Павла I и его убийство в ночь с 11 на 12 марта 1801 года. Тогда восстала дворянская элита против жестокого царя, сейчас восстала сталинская элита против "отца и учителя", открыто угрожавшего «детоубийством». В этом последнем заключается и разница: дворянские заговорщики восстали, чтобы спасти Россию от тирана, а сталинцы – чтобы спасти собственные головы.

Большинство заговорщиков против Павла были склонны сохранить жизнь царю, если он подпишет манифест о добровольном отречении от престола (только при этом условии дал свое согласие на переворот сын Павла Александр); большинство заговорщиков против Сталина, вероятно, тоже сохранили бы ему жизнь, если бы он добровольно ушел со своих постов. Но Берия думал, что в создавшихся условиях лучший Сталин – Сталин мертвый. В свое оправдание он мог бы процитировать и своего предшественника, организатора заговора против Павла, петербургского военного губернатора графа Палена, сказавшего в ночь заговора своим соучастникам: "Вспомните, господа, что нельзя сделать яичницу, не разбив яйца".

Даже объявления о наступлении новой эры после Павла и после Сталина перекликаются между собою. Обычная традиционная формула при естественном наследовании престола в старой России гласила, что сын будет управлять в духе "незабвенного родителя нашего", но в манифесте 12 марта 1801 года Александр I подчеркнул, что будет управлять по законам и "по сердцу" покойной государыни Екатерины II. Это означало либеральное управление. Заговорщики против Сталина в своем первом постановлении после его смерти отмежевываются от него тем, что умалчивают его имя и обещают управлять страной, руководствуясь "выработанной нашей партией политикой", а не "гениальными указаниями" только что умершего "отца, учителя и вождя". При этом наследники предупреждают против возможного "разброда и паники" (ничего, мол, страшного не произошло!). Вот соответствующее место из Постановления совместного заседания пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1953 года:

"Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза, Совет Министров Союза ССР, Президиум Верховного Совета СССР в это трудное для нашей партии и страны время считают важнейшей задачей партии и правительства – обеспечение бесперебойного и правильного руководства… что в свою очередь требует…

недопущения какого-либо разброда и паники, с тем чтобы таким образом безусловно обеспечить успешное проведение в жизнь выработанной нашей партией и правительством политики как во внутренних делах нашей страны, так и в международных делах".

Таким образом, в этом первом, самом важном юридическом акте о престолонаследии нет ни слова о Сталине, но есть обещания управлять так, как когда-то управляла наша «государыня» – партия.

Если аналогия, то до конца: граф Пален думал, что править Россией при молодом царе будет он, но Александр I уволил его в отставку. Свергая Сталина, Берия думал превратить Россию сталинскую в Россию бериевскую, прикрываясь именем номинального царька Маленкова, но его перехитрили и отправили на тот свет, руководствуясь его же «философией»: лучший враг мертвый враг.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 00:21

Враньё Хрущёва, что Сталин был пьян.. На столе после последней встречи у Сталина четверки приближенных и самого Сталина остались недопитые бутылки легкого вина, который в СССР продавался везде как сок, с небольшим процентом алкоголя, который давали пить даже детям. И это на пять мужиков. Кроме того, остались воспоминания нескольких охранников Сталина. ... Согласно рассказу Егорова, 1 марта 1953 года он заступил на пост № 6 на даче в Волынском в 12.00. ... За столом было распито несколько бутылок молодого вина «Маджари». Упиться таким вином и таким количеством можно было только в фантазии Хрущёва.
Украинские фантазии имеют корни, в том числе и исторические от того, кто после "подарит" Крым вместе со всеми его жителями как мешок картошки Украинской ССР в нарушении всех Законов СССР. Не спрашивая воли самих жителей Крыма. Солгавший в малом - не имеет веры и в остальном.
О том, что происходило в эту ночь на Ближней, написано много. Говорится даже о том, как на даче Сталина «рекой льются водка и коньяк, совсем как в 30-е и 40-е годы, а по версии «старых большевиков», четверка гостей приводит в исполнение план устранения вождя, разработанный Берия. Мы же воспользуемся рассказами очевидцев.

Итак, приглашенные прибыли на Ближнюю вслед за вождем. «Как обычно, когда гости к Хозяину приезжали, мы вырабатывали с ним меню, - вспоминал помощник коменданта дачи подполковник Лозгачев. - В ночь с 28 февраля на 1 марта у нас было меню: виноградный сок «Маджари»... Это молодое виноградное вино, но Хозяин его соком называл за малую крепость. И вот в эту ночь Хозяин вызвал меня и говорит: «Дай нам сока бутылки по две...» Через некоторое время опять вызывает: «Еще принеси сока». Ну принесли, подали. Все спокойно. Никаких замечаний».
Последний раз редактировалось Рус 26 сен 2016, 01:48, всего редактировалось 1 раз.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 00:23

Матьяш Ракоши, руководитель Венгерской партии трудящихся, которому в 50-е годы случалось обедать со Сталиным как наедине, так и в компании членов Политбюро, вспоминал:

«По вечерам Сталин выпивал. Я нередко наблюдал, как из высокой, не подходящей для шампанского рюмки он мелкими глотками пил красное цимлянское или шампанское. Но это было похоже на то, как он курил, значительно больше времени тратя на разминание папирос «Герцеговина», набивку трубки и на постоянное ее прикуривание, чем на само курение.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 00:25

Фантазии и ложь Хрущёва не имели границ не только разумности, но приличия..

Хрущев однажды в порыве откровенности, как это с ним нередко бывало, поведал собравшимся на одном из пленумов такой пикантный штрих из придворной жизни:

«Я не могу простить, не могу забыть, когда с фронта приедешь к Сталину, при возвращении стыдно было в машине, в самолете появляться. Там же люди провожают, они не знают, что меня через клизму накачали коньяком и всякой дрянью, но не пить нельзя. Вот так решались государственные вопросы, а вы говорите - Хрущев несдержанно критикует Сталина. Я не хочу все в кучу свалить, здесь были невероятные мучения для народа».

Столь скандальные откровения не могли быть обнародованы более широко, поэтому при подготовке стенографического отчета с пленума, рассылавшегося по крайкомам и обкомам, помощники Хрущева вычеркнули этот пассаж.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 02:03

Воспоминания еще одного человека — Павла Ивановича Егорова — тоже никак не совпадают с данными официальных документов. И к его словам как раз стоит прислушаться, поскольку Егоров работал в охране Сталина с весны 1951 года, а с осени 1952-го по март 1953-го вообще входил в число 24 ближайших «выездных охранников» вождя.

Согласно рассказу Егорова, 1 марта 1953 года он заступил на пост № 6 на даче в Волынском в 12.00. Охранники вне дома менялись каждые два часа, т. е. Егоров дежурил с 12.00 до 14.00, с 16.00 до 18.00, с 20.00 до

22.00 и с 24.00 до двух часов ночи 2 марта и был непосредственным свидетелем трагедии, произошедшей на правительственной даче. Пост охранника находился как раз напротив Большой столовой, где, по официальной версии, Сталина и хватил удар. С поста помещение прекрасно просматривалось, поскольку в столовой никогда не зашторивали окна и свет в ней горел почти постоянно. Между 01.00 и 02.00 2 марта к Егорову подошел первый заместитель «выездной охраны» Старостин и поинтересовался, не видел ли тот движения в Большой столовой. Егоров сказал, что нет. Тогда Старостин приказал сразу же сообщить ему, если Сталин появится в помещении. Еще минут через 2 °Cтаростин снова появился и посетовал, что не знает, как поступить: в это время вождю обычно подавали чай с лимоном, но в тот день хозяин дачи никого не звал. А заявиться к Сталину без его личного распоряжения никто не рисковал.

Егоров сменился утром 2 марта, а затем отдежурил еще сутки с 3-го на 4 марта. И только снова сменившись, дома по радио услышал, что у Сталина в ночь с 1-го на 2 марта был удар и его состояние оценивается медиками как крайне тяжелое.

5 марта Егоров был назначен в состав почетного караула у тела якобы только что умершего Сталина. Охранникам и их непосредственному начальнику И. В. Хрусталеву предстояло отвезти покойного на вскрытие и бальзамирование в специнститут. В институте тело на носилках подняли на второй этаж и передали медикам.

Пока охранники ожидали в вестибюле, Хрусталев упомянул, что в последнее время у Сталина начала нарастать какая-то нервозность. Он даже двери начал запирать на замок, чего раньше не делал.

После вскрытия тело Сталина перевезли в Колонный зал Дома союзов. Охранники находились там до самого конца похорон. 9 марта Хозяина Кремля положили в Мавзолей, а охрану собрали на Ближней даче, где был организован поминальный стол. Интересно, что из начальства Егорова там не было только Хрусталева, который словно испарился. Вскоре после этого всех членов «выездной охраны» вызвали на Лубянку и быстро выпроводили из Москвы (в Ленинград и Киев путь им тоже был заказан). Лишь после ареста Берии личную охрану Хозяина стали потихоньку возвращать в столицу.

Если верить словам Хрусталева о том, что Сталин стал закрывать двери на замок, выходит, что дверь в его апартаменты пришлось взламывать. Об этом же говорил и комендант дачи, И. Орлов. Но, согласно официальной версии, обслуживающий персонал просто рискнул войти в столовую без вызова…

Как утверждают источники, последним, кто видел Сталина живым, был Хрустал ев. После смерти вождя судьба этого человека внезапно изменилась (и далеко не в лучшую сторону!). Сразу же после смерти вождя Хрусталев был арестован и провел за решеткой 10 дней. Затем его выпустили, но через 10 дней он внезапно и по неизвестной причине умер. До сих пор неясно, за что арестовали начальника охраны, почему так быстро выпустили (совершенно нетипично для того времени!), где его потом похоронили. Неизвестно даже, был ли он предан земле либо кремирован. Вывод напрашивается один: Хрусталев знал нечто такое, что не предполагало продолжения его жизни…

Судя по словам Егорова, Старостин мог звонить Берии, Маленкову и Хрущеву только после 02.00 2 марта. Именно в это время он вместе с заместителем коменданта дачи Лозгачевым принял решение проникнуть в покои вождя и обнаружил, что с тем случилась беда. А официальная версия гласит, что Старостин предупредил Берию еще в начале 11-го ночи 1 марта! Однако Берия, Маленков и, возможно, Хрущев и Булганин приехали на дачу между 02.00 и 04.00 2 марта.

Сталина обнаружили на полу Малой столовой. Его перенесли в Большую столовую и уложили на диван. Только вот Сталин ли это был? Или Берия еще до приезда Хрущева и Булганина успел уложить в Большой столовой одного из двойников вождя? Кстати, Берия, когда ему позвонил Старостин, сразу же предупредил: никому ничего о случившемся не говорить.

Обратите внимание: до 02.00 2 марта находившийся на посту № 6 Егоров ничего необычного в окнах Большой столовой не видел. С 04.00 до 06.00 утра в помещении тоже никого не было. Получается, что никто Сталина ни на какой диван в столовой не укладывал? Может, просто не успели подготовить двойника, а Сталина и в самом деле нашли мертвым, как упоминал комендант дачи Орлов? Но если ночью на дачу привезли двойника, то об этом могли знать лишь Берия да Хрустал ев. Может, поэтому начальника охраны и поспешили убрать?

Но вернемся к событиям, предшествовавшим происшедшему на Ближней даче. Хрущев писал, что 28 февраля Сталин в Кремле смотрел фильм вместе с членами президиума ЦК Берией, Маленковым, Хрущевым и Булганиным. Однако после 17 февраля, согласно документам, Хозяин Кремля ни разу на рабочем месте не появлялся. Что это, просто халатность в ведении журнала посещений? Идем далее. После фильма Сталин, прихватив членов президиума, поехал ужинать на Ближнюю дачу. За столом было распито несколько бутылок молодого вина «Маджари». Утром 1 марта, около 05.00, Берия, Маленков и Булганин уехали. А Хрущев задержался еще на час. Вечером следующего дня Маленков сообщил Хрущеву, что на даче со Сталиным «что-то произошло»…

В те дни на даче находились «сотрудники для поручений» Хозяина И. Хрустал ев, А. Рыбин, В. Туков, помощник коменданта П. Лозгачев и кастелянша М. Бутусова. После завершения приема Сталин внезапно… отпустил всех своих порученцев отдыхать! Такого раньше не случалось никогда, поэтому сотрудники были, мягко говоря, очень удивлены. Но Хозяин на то и Хозяин: как считает нужным, так и поступает.

Вполне возможно, что именно так все и было. Но некоторые исследователи предполагают, что на самом деле распоряжение Сталина «отправляться всем спать» передал порученцам Хрустал ев. Сделал он это для того, чтобы иметь возможность… уничтожить вождя, вколов ему во время сна какой-то препарат, вызвавший мгновенный паралич. Согласно этой версии, начальник охраны выполнял распоряжение Берии. По другим предположениям, убийство Сталина организовал Хрущев, попутно очень удачно подставив своего влиятельного конкурента…

Известный сталинист Ю. Мухин считает, что Хрущев просто подсыпал яд вождю во время его последнего ужина с членами Президиума. Скорее всего, указывает Мухин, отравой было «приправлено» то самое молодое сухое вино, которое Сталин пил за ужином. А вот Авторханов и Радзинский уверены: убийцей вождя стал либо сам Хрусталев, либо какой-то неизвестный, которого Хрусталев провел на дачу, воспользовавшись незапланированным отдыхом порученцев. Причем в этой версии развития событий снова всплывает зловещий шприц с каким-то сильнодействующим препаратом.

Известно, что М. Старостин сменил Хрусталева в 10.00 1 марта. Работники дачи уже проснулись, но в покоях Хозяина было тихо. Около 17.00 порученцы начали заметно нервничать, но беспокоить Сталина не решались. Хотя, честно говоря, это выглядит несколько странно. Ведь раньше в подозрительных ситуациях охрана не стеснялась тревожить вождя (к нему даже в баню вламывались, боясь, что глава государства может угореть). Но вот в 18.00 постовой, находившийся снаружи дома, сообщил, что в Малой столовой у Сталина зажегся свет. Это могло означать, что вождь с постели поднялся, но почему-то решил никого из порученцев не вызывать. Посудите сами, может ли в данном случае выглядеть правдоподобно версия с инъекцией, которую якобы сделали Сталину, когда тот спал!

Наиболее вероятно, что Сталин просто неважно себя чувствовал с утра и поэтому долго оставался в постели. Около 18.00 он все же встал, зажег свет в Малой столовой и… тут-то его и хватил удар. В течение нескольких часов оказавшийся полностью беспомощным вождь валялся на холодном полу, не в силах даже позвать на помощь. Наконец охранники решили нарушить инструкцию и войти в покои вождя без вызова. Формальный повод для этого появился в 11-м часу вечера, когда на дачу привезли почту. По одной из версий, к Сталину отправился Лозгачев и обнаружил его лежащим на полу столовой без сознания.

А вот Хрущев писал, что Сталина обнаружила Матрена Бутусова, Лозгачев же появился позже, вместе со Старостиным. Втроем они положили вождя на диван. Старостин кинулся звонить Маленкову и министру госбезопасности Игнатьеву. Хрущева же, Булганина и Берию Маленков информировал о происшедшем еще через час.

И снова несуразность: почему-то члены Президиума, приехав на дачу, быстренько оттуда отбыли под предлогом того, что вождь при падении… обмочился и потому «неудобно появляться у него <…> раз он находится в таком неблаговидном положении». Но врачей к Сталину почему-то сразу не вызвали. Выходит, его сознательно оставили без помощи?

Хрущев же заявил, что вообще не входил к вождю, поскольку Бутусова сказала: тот «спокойно спит» и тревожить его не стоит. В общем, отговорку каждый изобретал, как мог. А порученцы тем временем продолжали звонить Маленкову. Наконец они убедили его, что «сон» заболевшего вождя — далеко не обычный и чреват катастрофой. В итоге Маленков вызвал на дачу членов Президиума и наконец-то врачей. Лозгачев сообщал, что Маленков и Берия объявились на даче около трех часов ночи, выслушали порученцев, после чего Берия от души выругался, приказал не поднимать панику, их не беспокоить, Сталина не трогать. После чего оба посетителя просто уехали.

При изучении различных источников сразу же бросаются в глаза заметные нестыковки и расхождения во времени. Они как раз отлично вписываются в версию «оставления без помощи». Соратники Сталина, узнав о том, что с ним случился удар, просто сознательно могли тянуть время. Позже тот же Хрущев решил сгладить все несуразности. Он описал свой приезд на дачу, говоря, что ситуация со Сталиным была обрисована как штатная, посему посетители спокойно удалились. Однако в Москве они засомневались в правильности своих действий и вызвали на дачу врачей. А вот охранники указывали совсем иные временные промежутки…

Соратники вождя действительно могли тянуть время, пытаясь в спешном порядке переделить власть в стране. Но так же вероятно, что охрана и порученцы могли довольно сбивчиво описать ситуацию приехавшим «высоким лицам», а те… просто решили, что вождь основательно перебрал накануне, так что соваться к нему пред ясные очи — себе дороже. И потому поспешили убраться подальше.

Лозгачев упоминал, что Хрущев снова появился на даче в 8.00, а еще через час там были врачи. С 9.00 2 марта и до 21.50 5 марта, когда врачи констатировали смерть «отца народов», у Сталина толпились медики, члены партийного и государственного руководства. Было ясно, что медицина тут бессильна и смерть вождя — всего лишь вопрос времени. Даже если бы врачи занялись лечением Сталина уже вечером 1 марта, шансов выжить у него было немного. А с учетом того, что он в течение полусуток находился в тяжелейшем состоянии без оказания квалифицированной помощи, надеяться не приходилось даже на чудо…

Светлане Аллилуевой сообщили, что ее отца нашли в 3 часа ночи 2 марта. Но врач А. Мясников утверждает, что это неправда, поскольку в это время один из порученцев заглядывал в замочную скважину и видел Сталина работающим. Однако это тоже ложь. Ведь 1 марта Сталин все еще ужинал со своими гостями, а в три ночи 2 марта его уже давно обнаружили в беспомощном состоянии. Значит, охранник мог видеть Хозяина только в ночь на 28 февраля…

Поскольку члены Президиума прибыли на дачу около трех часов, чтобы не возникло подозрений в их преступной халатности, они договорились с порученцами: Сталина, мол, нашли именно в три ночи… То есть, первого визита соратников вождя как бы вообще не было и никто не оставлял больного на полсуток без медицинской помощи. Вот только со временем наспех сработанное изложение событий стало забываться и участники событий стали говорить о том, что же на самом деле происходило на сталинской даче. Причем старались хоть немного приукрасить собственные действия. Так, Лозгачев вспоминал, как обнаружил Сталина, хотя на самом деле это сделала Бутусова. Хрущев доказывал, что все сделал своевременно. А охранники называли время, не совпадавшее с тем, которое указывали соратники «отца народов».

Соратники Сталина очень боялись возникновения слухов. Чтобы никто не докопался, что со смертью вождя далеко не все чисто, стране и миру официально заявили: глава государства получил кровоизлияние в мозг в ночь на 2 марта, когда он находился… в своей московской квартире!

Ближайшее окружение Сталина имело все основания желать его смерти. Тем более, что он готовил новую массовую «чистку» партийных рядов. Берия, Маленков, Хрущев и Булганин прекрасно знали о судьбе своих предшественников. Она сводилась к короткой фразе: «Сегодня фаворит, завтра — расстреляли». Реформа, предпринятая на ХТХ съезде КПСС, повысила авторитет и возможности более широкого круга руководителей. Так что «четверка» понимала: в перспективе Сталин легко может найти себе в Президиуме новых фаворитов.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 02:11

Среди документов, связанных со смертью Сталина, один представляется особенно загадочным. Он касается последних уколов, которые делала медсестра Моисеева вождю. Согласно этому документу, в 20 час. 45 мин. она ввела Сталину глюконат кальция. До этого такой инъекции за все время болезни вождю не делали ни разу. В 21 час. 48 мин. она же подпишет, что ввела 20-процентное камфорное масло. И наконец в 21 час. 50 мин. Моисеева расписывается, что впервые за все лечение осуществила инъекцию адреналина, после чего Сталин И. В. тут же скончался.

Кстати, медикам известно, что при состоянии, которое наблюдалось у Сталина в последние часы жизни, уколы адреналина категорически противопоказаны, так как вызывают спазмы сосудов большого круга кровообращения.

Примечательно и то, что патологоанатомы, производившие посмертное вскрытие тела вождя, оценок увиденному не дают, но вместе с тем достаточно добросовестно описывают все, что обнаружили. Возможно, врачи предполагали, что когда-нибудь к их акту обязательно вернутся и сделают на его основании выводы об истинных причинах смерти Сталина…

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 02:21

И все-таки даже в те смутные времена среди медиков нашелся человек, которому эта явно «преднамеренная смерть» не давала покоя. И именно ему, профессору Лукомскому, задним числом было поручено оформить «Историю болезни И. В. Сталина, составленную на основе журнальных записей течения болезни со 2 по 5 марта 1953 года». Важно отметить, что ее Лукомский и другие переделывали не менее четырех раз. Последняя правка сделана в июле 1953 года. Почему? Да потому, что в конце июня был арестован Берия, который во время майских праздников прямо сказал Молотову, что это он спас всех от Сталина!..

Все исследователи болезни и смерти вождя берут за основу воспоминания помощника коменданта дачи, где умер Сталин, — Петра Лозгачева, который якобы первым увидел смертельно больного вождя. Лозгачев утверждает: «Сталин лежал на ковре около стола… Я быстро по домофону вызвал Старостина, Тукова и Бутусову. Видно было, что он уже озяб в одной нижней солдатской рубашке… Бутусова отвернула ему завернутые рукава сорочки… Сталина положили на диван и укрыли пледом… В 9 часов 2 марта прибыли врачи… Начали осматривать Сталина…»

А о том, как все было в действительности, свидетельствуют записи в журнале врачей:

«Первый осмотр больного был произведен в 7 часов утра 2 марта профессорами… в присутствии начальника лечсанупра Кремля тов. Куперина… Больной лежал на диване в бессознательном состоянии в костюме».

Значит, во-первых, врачи были вызваны до 7 часов утра. Во-вторых, Лозгачев нигде не говорит, что Сталина к приезду врачей одели. Почему? Не потому ли, что его сразу нашли мертвым, а потом полураздетого покойного вождя заменили «срочно заболевшим» двойником, одетым в костюм? Кстати, о том, что Сталина сразу нашли мертвым, говорил, со слов коменданта дачи Орлова, и Геннадий Коломейцев, отвечавший за кремлевское питание.

Куда дели мертвого Сталина — неизвестно. Не исключено, что вначале спрятали на даче в огромную имевшуюся там холодильную камеру. Потом тайно захоронили. Или замуровали в подвале. Так могло быть и с самим Сталиным, и с его двойником. А вот то, что на патологоанатомическую экспертизу доставили не Сталина (если верить акту исследования), сомнений не вызывает. Чтобы прийти к такому выводу, достаточно сравнить акт патологоанатомического исследования тела Сталина с врачебными описаниями живого вождя.

Например, при наружном осмотре покойного не обнаружено, что 2-й и 3-й пальцы на левой ноге срослись, хотя при жизни Сталина (при аресте в 1904 году и медобследованиях в 1920-е годы) специально отмечалось наличие такого срастания. Так, в «Амбулаторной истории болезни» в 1925-м и 1926 году врачи Крауз, Ферстер, Розанов, Обросов и Елистратов отмечают «сращение пальцев на левой ступне» у Сталина И. В., 46 лет от роду.

Тело патологоанатомы описывают очень подробно: пятна, порезы, шрамы, углубления, рябины, цвет… Возникает вопрос: почему при столь тщательном осмотре 19 светил медицинской науки не заметили, что левая неразгибавшаяся рука явно отличается от правой, о чем свидетельствуют многие прижизненные обследования Сталина?! В частности, 11 августа 1926 года консультанты Тарасевич, ГЦуровский и Обросов записали в «Истории болезни»: «Левая рука с периартикулярной атрофией плечевого и локтевого сустава, вследствие ушиба в шестилетнем возрасте, с последующим длительным нагноением в области локтевого сустава, которое, однако, не повлекло за собой заращения сустава…» Или: «Неполные движения в левом плечевом суставе и атрофические явления в мышцах левой руки вокруг локтевого и плечевого сустава». На всех кадрах кинофотохроники Сталин одинаково характерно держит поврежденную левую руку.

Окончательно же наталкивает на мысль о двойнике то, что ведущие патологоанатомы страны не обнаружили явное, определяемое даже на глаз различие ног Сталина по толщине, описанное в медкарте профессорами Валединским и Версиловым еще 2 сентября 1929 года: «Правая голень, измерена на расстоянии 20 см от колена, — 33 см, левая — 31, бедро на таком же расстоянии от колена — 51 пр., лев. — 48 см». Известно, что разница в толщине ног даже в 1 см бросается в глаза, не говоря уже об имевшей место у вождя разнице в 2 и 3 см. Такую разницу тем более не могли не заметить медики. Разумеется, если бы она имела место. Все это может означать только одно: вскрываемое тело не было телом умершего Сталина!

Итак, вполне возможно, что в течение нескольких дней последнюю отчаянную схватку жизни со смертью старательно изображал двойник Сталина. В пользу этой гипотезы говорит то, что официально смерть вождя наступила почти сразу после того, как было принято решение о назначении нового руководства страной.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 02:36

Сигизмунд Миронин
Как отравили Сталина. Судебно-медицинская экспертиза

После публикации Добрюхой и Чигириным выписок из истории болезни Сталина все больше и больше сторонников завоевывает версия отравления. Наиболее полно и логично обосновал эту версию П. Краснов. Лучше, чем он, написать сложно, поэтому приведу его статью.

«Почему автор (то есть Краснов. – С. М.) абсолютно уверен, что Сталин был убит, причем не «путем неоказания помощи» (совершенно очевидно, что помощь ему была оказана поздно и оказывалась более чем странно), а именно отравлен? Это очень просто.

По официальной версии (на самом деле существуют несколько довольно противоречивых показаний участников этого действа, хотя показания явно согласованы и подчищены) у Сталина произошел инсульт (кровоизлияние в мозг), он несколько часов пролежал на полу, охрана боялась (!) к нему подойти, вызвала начальника, после чего начальник вызвал членов Политбюро, те – врачей и так далее.

Это все не просто очень странно – сговор убийц просто шит белыми нитками. Удивляет их наглость и дерзость, на это могла толкнуть только немалая храбрость, либо отчаяние.

По официальной версии начальник охраны (которому охрана должна была немедленно доложить о ЧП) не дает никому приближаться к Сталину. Это немыслимое событие могло иметь место только в одном случае – он однозначно знал, что Сталин уже никогда не встанет. Если бы он не знал причины того, что Сталин лежит на полу, то немедленно вызвал бы врача, вплоть до городской скорой, на то он и специально подготовленный для обеспечения безопасности человек.

А вдруг у Сталина просто гипертонический криз или спазм сосудов мозга, он отлежится без особых для себя последствий, а на следующее утро начальник охраны отправится под трибунал?.. Даже если у Сталина инсульт – это далеко не гарантия, что он умрет. Риск все равно очень велик, и даже и полупарализованный вождь имеет все возможности примерно наказать предателя. Рузвельт, например, прекрасно руководил страной, находясь в инвалидном кресле.

У всей охраны во всем мире есть совершенно четкие обязанности и соответствующая подготовка, а советская охрана считалась одной из лучших, если не лучшей в мире. Такая охрана умеет очень многое, она специально тренирована действовать в случае, если охраняемый объект ранен, отравлен (есть специальная инструкция о том, как действовать для предотвращения и в случае отравления), болен и так далее.

То есть начальник охраны пошел на нарушение всех мыслимых правил и инструкций только в одном случае – если он был твердо уверен, что Сталин не встанет. Никогда. Для чего нужно было не подпускать врачей и специально выдержать Сталина без медицинской помощи? Чтобы дать причине болезни и самой болезни принять необратимый характер. Что усиливается в своем действии со временем, усугубляя, что это за причина? Яд. Скорее всего, яд быстроразрушающийся, это еще одна причина, по которой надо было продержать Сталина без помощи какое-то время, чтобы исчезли следы отравления.

Автор (то есть Краснов. – С. М.) ради интереса разговаривал с несколькими опытными криминалистами в самых разных странах – России, Канаде, Германии, Венгрии. Когда-то он называл имя, а когда-то просто описывал обстоятельства, представляя жертву как некоего богатого человека, а членов Политбюро – как родственников. Так вот, все собеседники однозначно заявили – «Убийство!»

Естественно, это маленькое исследование не может быть документальным доказательством, это просто любопытный факт, но любой, у кого есть знакомые специалисты соответствующей квалификации, может повторить сам этот несложный эксперимент. Действует впечатляюще, когда услышите своими ушами. Да, еще когда автор прибавлял, что буквально за день до этого жертва лишила наследников наследства, но после его смерти все было отменено, то специалисты утверждали, что на основании этих фактов можно сразу идти к судье за ордером на арест и смело начинать дело, – и маловероятно, что даже в случае суда присяжных ловкие адвокаты сумеют отмазать обвиняемых – слишком очевидно убийство и его мотивы, даже если не найдут следов яда. Вероятность случайной смерти они просто заявляли равной практически нулю.

Вспомните то, что предшествовало «странной» смерти Сталина, как он попытался отстранить партийную верхушку от власти, какие решения были приняты, а после смерти Сталина сразу отменены. В том, что Сталин был именно убит, был убежден Василий Сталин, Герой Советского Союза, впоследствии втоптанный в грязь Хрущевым, но это другая и очень грустная история.

Геббельсовские вопли о «паранойе» Сталина, его «необычайной вспыльчивости, подозрительности и жестокости» появились целенаправленно и для того, чтобы хоть как-то объяснить – почему Сталину помощь оказана не была. Это из разряда шапки, горящей на голове у вора или о том, что «держи вора» громче всего кричит сам вор.

Это специально созданная шумовая завеса, чтобы переключить внимание и не допустить появления даже мысли о том, насколько абсурдным было официальное объяснение смерти Сталина. Самое интересное, что со Сталиным общались десятки тысяч самых разных людей, публицисты, художники, политические деятели, писатели и так далее. Все они в один голос говорят, что имели дело с очень выдержанным, даже молчаливым и, очевидно, глубоко порядочным человеком. Но, увы, люди разучились думать и сопоставлять, а может быть, просто не хотели этого делать, так им было легче пойти на компромисс и заглушить свою совесть».
* * *

Чтобы провести сравнительный анализ разных версий смерти Сталина, надо продумать последствия, вытекающие из принятия каждой версии за правду и логики развития событий.

1. Официальная версия гласит: Сталин умер от обычного кровоизлияния в мозг. Если это так, тогда: 1) должна быть нормальная история болезни, 2) не должно быть изъятий из истории болезни, 3) в истории не должно быть замен и подделок ЭКГ, 4) должно быть нормальное лечение, 5) должно быть нормальное вскрытие без нарушения инструкций, 6) должно быть нормальное бальзамирование трупа, 7) не должно быть таких противоречий в рассказах очевидцев смерти Сталина, 8) не должно быть противоречий между медицинскими документами, 9) в истории болезни Сталина должны иметься данные о бывшей у Сталина гипертонии.

2. Версия неоказания медицинской помощи. Последствия те же самые.

3. Версия двойника. Не должно быть противоречий между ранними и поздними медицинскими обследованиями Сталина. Далее возникают вопросы, а как убили двойника и как убили Сталина?
4.Версия убийства путем отравления, симулирующего кровоизлияние в мозг. Должно быть предоставлено средство, которое бы симулировало кровоизлияние в мозг. Кроме того, при такой версии не требовалось, чтобы Сталин был болен гипертонической болезнью.

Во всех этих случаях ключевым становится исследование истории болезни Сталина. Да! Главная улика – история болезни. Опубликованная история болезни позволила пролить свет на это дело. О ней и пойдет речь в следующей главе.

2
История болезни Сталина

Начнем наш анализ с немедицинских признаков насильственной смерти. Здесь и далее архивные материалы по истории болезни цитируются по книге И. И. Чигирина «Белые и грязные пятна Истории. О тайне смерти И. В. Сталина и о некоторых обстоятельствах его правления». (Великие Луки, 2008.)

Когда лидер великой страны умирает при странных обстоятельствах, то реакцией общества является подозрение на то, что его убили. При естественной смерти не возникает странных обстоятельств. Можно перечислить следующие признаки естественной смерти лидера.

1. Обычно такая смерть не связана с определенным политическим событием.

2. Все обстоятельства момента смерти четко отражены в литературе и не имеют противоречий.

3. Смерть, как правило, фиксируют лечащие врачи, которые и являются главными участниками событий.

4. История болезни обычно не засекречена или по истечении определенного периода времени она без проблем рассекречивается.

Изучение истории болезни Сталина показало, что все указанные признаки отсутствуют.
* * *

Вокруг истории болезни Сталина всегда было много слухов, возникающих как по незнанию, так и распускаемых специально еще со времен Хрущева с целью дезориентации исследователей. Думаю, что миф о сохранившейся истории болезни Сталина, к которой, однако, вплоть до 1999 г. не было доступа, как и миф об утерянной истории болезни Сталина, – был нужен антисталинистам и либералам для того, чтобы, не дай бог, кто-то не подверг сомнению официальную версию причины смерти Сталина. Так, даже Бушков почему-то считает, что все важнейшие медицинские документы, связанные с болезнью и смертью И. В. Сталина, давно опубликованы и введены в литературный обиход с датами и именами врачей: это Третьяков, Лукомский, Тареев, Коновалов, Мясников, Филимонов, Глазунов, Ткачев, Иванов.

На самом деле, это не так. Как пишет Ю. Мухин, историк А. Фурсенко не обнаружил в архиве полной истории болезни Сталина. Вот как сам А. Фурсенко описывает найденный им архивный документ: «Отпечатанное на 20 страницах машинописного текста и подписанное всем составом консилиума заключение отличается от рукописных подробных записей предшествующих заболеваний. Документ не датирован, но на его черновике стоит дата – июль 1953 г., т. е. 4 месяца спустя после смерти Сталина, что само по себе заставляет усомниться в его полной достоверности. Как следует из текста заключения, оно было составлено на основе рукописного медицинского журнала, который велся на протяжении 2 – 5 марта. Но в деле о болезни Сталина этот журнал отсутствует».

По свидетельству А. Фурсенко, на вырезанной крышке картонной папки, озаглавленной «Черновые записи…», значится «том X», что свидетельствует о том, что в истории болезни Сталина были еще, как минимум, девять томов. Какова их судьба – тоже неясно. Одно это должно насторожить исследователей, потому что исчезновение (по всей вероятности – уничтожение) документов государственной важности – а вопросы жизни и смерти высших руководителей государства как раз и относятся к этой категории – свидетельствует о том, что дело нечисто. Ведь если бы смерть была, как утверждалось, естественной, зачем уничтожать, как минимум, девять десятых документов?

История болезни Сталина представлена какими-то непонятными черновиками, отдельными листками… Стандартная история болезни на форменном бланке с анамнезом, дневниками, которая обязана была быть, исчезла. Нет и амбулаторной карты, которая тоже должна была быть оформлена на форменном бланке и отражать все заболевания Сталина в течение все его жизни.

В своей книге И. Чигирин очень подробно описывает странности того набора документов, которые названы историей болезни Сталина, – документы в папках перемешаны и часто содержат информацию никакого отношения к болезням Сталина не имеющую. Все листы там разделены. Не хватает первых 6 рукописных листов медицинского журнала.

Время, когда сделаны сами записи (или подделаны), вызывает серьезные вопросы. Так, например, запись о состоянии больного 5 марта в 16.00 выполнена перед записью в полдень. Зачем переставлять местами записи? Хорошо, можно допустить, что забыли сделать запись в 12.00 и дописали потом. Но почему часть записей от 3 марта идет после некоторых записей от 5 марта? Возможно, что журнал переписывали после 26 июня 1953 г., когда Берии уже не было в живых. Тогда как ставили подписи? Они очень похожи на настоящие. Заставили, запугали, обманули, сказав, что все сделал Берия, убивший Сталина, и это пока нельзя говорить народу? Пока можно только строить догадки.
* * *

В «Папке черновых записей лекарственных назначений и графиков дежурств во время последней болезни И. В. Сталина» имеется «Предписание о процедурах на 5 – 6 марта 1953 г». Выполнять его должны были медсестры Панина, Васина, Демидова и Моисеева. 5 марта в 20 часов 45 минут медсестра Моисеева ввела умирающему инъекцию глюконата кальция – это был первый и последний укол глюконата кальция, сделанный Сталину за все время лечения его последней болезни. Спустя час и пять минут та же Моисеева распишется в том, что ввела пациенту инъекцию адреналина, тоже первую за все время лечения. И уже – самую последнюю для Сталина: через несколько секунд после этого он скончался. Понимала ли медсестра, что человеку в критическом состоянии адреналин, вызывающий спазмы сосудов, абсолютно противопоказан? Кто дал ей это распоряжение или это была ее собственная инициатива?

Оформить «Историю болезни, составленную на основе журнальных записей течения болезни И. В. Сталина», было поручено профессору Лукомскому. В процессе работы он многократно переписывал некоторые места этого документа, меняя формулировки. Например, отражая события 5 марта 1953 года, профессор первоначально записал: «У больного повторно наблюдались явления острой сердечно-сосудистой недостаточности (коллапс), которые до некоторой степени зависели от желудочного кровотечения… Лукомский». К слову, желудочное кровотечение – один из симптомов сильнейшего отравления.

Несколько позже последняя формулировка была изменена Лукомским на: «до некоторой степени могли зависеть от желудочного кровотечения». В третьей редакции профессор вообще зачеркнет слова «могли» и «до некоторой», а вместо них напишет: «в значительной степени зависели от желудочного кровотечения».

Однако в июле 1953 года, уже после ареста Берии, консилиум врачей поправил коллегу, утвердив следующий текст: «5 марта 1953 года у больного развились повторные явления коллапса, которые до некоторой степени зависели от желудочного кровотечения». Далее в том же тексте вместо написанного Лукомским предложения: «Однако артериальное давление продолжало оставаться на высоком уровне до наступления 5 марта коллапса в связи с желудочным кровотечением» – появилось следующее: «Однако артериальное давление продолжало оставаться на высоком уровне до 5 марта, когда наступил коллапс».

Была также вычеркнута из третьей, июльской, редакции «Истории болезни» и первоначально содержавшаяся в ней фраза о том, что «желудочное кровотечение способствовало возникновению повторных приступов коллапса, которые закончились смертью».

Вообще множественные переписывания и исправления этого места свидетельствуют о том, что согласия между врачами не было до самого конца. Быть может, именно поэтому датированный июлем 1953 года третий вариант «Истории болезни» не подписал ни один из них. Интересно, не правда ли? Сказать же, когда именно членами консилиума был завизирован 4-й, окончательный, вариант «Истории…», содержащий уже только самые нейтральные формулировки, вообще не представляется возможным. Видимо, из-за этого и жив до сих пор слух, согласно которому эта версия документа была подделана в значительно более позднее время. Возможно, но чтобы ответить на этот вопрос, необходимо провести криминалистическую экспертизу. Для нашего расследования в этом нет необходимости – имеющихся материалов вполне достаточно.
* * *

Нельзя пройти мимо того факта, что машинописный текст заключения был, как уже говорилось, составлен через несколько дней после убийства Берии, 26 июня 1953 г. Мы еще впоследствии остановимся на факте, что Берия не был арестован, а был просто убит, а его «дело» – сфальсифицировано, уже когда Берия был мертв. Именно тогда кто-то весьма могущественный из кремлевского руководства решил или получил возможность уничтожить официальную историю болезни и медицинский журнал, чтобы ликвидировать улики того, что Сталина целенаправленно умертвили под видом лечения.

Тот, кто дал команду на уничтожение документов такого уровня, без сомнения, обладал очень большой, если не высшей властью в государстве. Без сомнения, уничтожение таких исключительно важных документов является тяжким государственным преступлением. На такие вещи не идут ради развлечения. Объяснение может быть только одно – документы из истории болезни Сталина были уничтожены с целью сокрытия другого, более серьезного преступления. Думаю, что фальсификаторы не предполагали, что кто-то так быстро (в исторической перспективе) будет расследовать смерть, а точнее убийство Сталина.

Какие улики могут скрывать медицинские документы? Это очевидно каждому, кто хоть отдаленно представляет работу врача, – в данном случае это причины смерти больного. Если они были естественны, то нет ни малейшей необходимости их уничтожать. Но если было совершено убийство, то медицинские записи симптомов будут резко расходиться с клинической картиной естественных событий. А здесь может идти речь об убийстве не кого-нибудь, а руководителя государства, то есть о государственном перевороте.

3
Странный подбор врачей

Как видно из рукописного журнала, у постели И. В. Сталина дежурили врачи, которые в то время будто бы представляли формальный цвет не только советской, но и мировой медицины.

В правительственном сообщении от 3 марта указывалось, что для лечения товарища Сталина привлечены лучшие медицинские силы, профессор-терапевт П. Е. Лукомский, действительные члены АМН СССР: профессор-невропатолог Н. В. Коновалов, профессор-невропатолог И. Н. Филимонов, профессор-невропатолог, Р. А. Ткачев, профессор-невропатолог И. С. Глазунов, профессор-терапевт А. Л. Мясников, профессор-терапевт Е. М. Тареев, доцент-терапевт В. И. Иванов-Незнамов.

Создается впечатление, что если уж такие светила медицины не могли ничего сделать, то шансов на спасение больного не было никаких. Однако при более внимательном рассмотрении становится понятным, что такое впечатление было создано целенаправленно, а в реальности почти все привлеченные медики вообще не были специалистами в необходимой для лечения больного области медицины.

Так, относительно подходящим специалистом в необходимой для спасения Сталина области медицины был лишь один человек среди всех «спецов» – Лукомский, эксперт по кардиологии. Остальные в данном случае, кроме загадочного Иванова-Незнамова, играли роль престиж-профессоров, своего рода свадебных генералов, реальной пользы от которых было меньше, чем от сельского фельдшера. Почему именно так, мы увидим далее. Вполне возможен вариант, что часть членов консилиума была на стороне антисталинского заговора, но тогда речи о том, что это «врачи» и они «лечили» Сталина, быть не может, тогда это обыкновенные убийцы.

Давайте рассмотрим, кто же был в комиссии. Например, Мясников долгие годы занимался гепатитами и только за несколько лет до 1953 г. в сферу его научных интересов попадает гипертония. Кроме того, с 1948 г. А. Л. Мясников был директором Института терапии АМН СССР. Директор института просто физически не имеет возможности работать с реальными больными, он – администратор. Ну какой из него реальный врач?

Тареев вовсе занимался ревматизмом и аутоиммунной нефрологией. Зачем специалист по ревматизму у постели умирающего от инсульта? Возможно, было заподозрено токсическое поражение печени и почек, но это уже более чем странно для инсульта. Для острого отравления же появление таких специалистов может быть оправдано. Не директоров институтов, естественно, и не специалистов по аутоиммунным заболеваниям – но все же.

Странности состава консилиума на этом не заканчиваются: зачем там целых четыре (!) профессора-невропатолога? Эти академики-профессора, судя по стилю их описаний неврологического статуса Сталина, давным-давно превратились в кабинетных ученых. Все эти люди были введены в состав консилиума Постановлением Бюро Президиума ЦК КПСС от 2 марта 1953 года. Я бы не удивился, если бы в такую странную компанию привлекли еще и дерматологов с дантистами. Престиж-профессоров – не продохнуть, а остро необходимых реальных специалистов – практически нет. Странно все это.

Кто в такой комиссии просто обязан был быть – так это нейрохирург. Хотя великий Бурденко, основатель отечественной нейрохирургии и умер в 1946 г., но у него было огромное количество блестящих учеников, которые без проблем могли пунктировать мозг для удаления огромной гематомы и уменьшения сдавления ствола мозга.

Не было среди лечащей комиссии и совершенно необходимого реаниматолога, который немедленно должен был выехать к больному. Реаниматолог Неговский, по официальным документам, появился 5 марта, когда уже все было кончено.
* * *

Итак, для лечения Сталина были вызваны сплошь директора НИИ, завлабы и завкафедрами. Впоследствии комиссия была усилена такими бесценными кадрами, как новый министр здравоохранения А. Ф. Третьяков, бывший директор НИИ курортологии, и новый начальник лечсануправления Кремля И. И. Куперин, занимавшийся до этого в основном хозяйственными делами.

Все собравшиеся врачи не имели никакого отношения к Лечебно-санитарному управлению Кремля. Дочь Сталина – Светлана Аллилуева – никого из них не знала, а Хрущев говорит, что он знал только профессора Лукомского. Остальные вообще в принципе не могли знать организма больного.

Даже не все вызванные доктора-теоретики удосужились осмотреть больного! Они сидели в соседних комнатах и, как свидетельствует Аллилуева, «заседали», как лечить Сталина. Нужно быть очень осторожными с воспоминаниями очевидцев, но тут со Светланой трудно не согласиться – никаких документов осмотра нет, причем нет даже в самом начале, где идут описания симптомов. Вообще-то это, как минимум, вопиющий непрофессионализм, граничащий с преступлением, – пусть врач и не специалист в необходимой области, но просто обязан осмотреть больного и опросить окружающих. Как можно лечить болезнь, не видя пациента?!

Что очень показательно – среди врачей нет не только личных врачей Сталина – Виноградова и Преображенского, – но и тех, кто немедленно обязан был прибыть к больному вождю: начальник Лечебно-санитарного управления (Лечсанупра) Егоров – посажен вместе с Виноградовым; министр здравоохранения СССР Смирнов – исчез как раз накануне болезни Сталина, замененный Третьяковым, которого никто из врачей не знает и который тоже никого из специалистов не знает.

Интересно, что в последние годы делается все возможное, чтобы подогнать друг к другу детали разваливающейся гипотезы о «естественной смерти» Сталина. Одним из важных ее составляющих является утверждение, что, мол, в Лечсанупре работали плохие врачи. А все потому, что медицинский персонал, стоявший на страже здоровья Вождя, подбирали, мол, прежде всего, по признаку безусловной преданности.

Затем штампуются рассказы об ошибках кремлевских врачей. Г. Костырченко пишет: «Следует особо отметить, что при Сталине качество лечения высшей сановной бюрократии, входившей в так называемую «особую группу» медицинского обслуживания, было, мягко выражаясь, далеко не идеальным. В знаменитой «кремлевке», как и повсюду, царил мертвящий дух чиновной иерархичности, корпоративности, круговой поруки со всеми вытекавшими из данной ситуации последствиями».

Прошу обратить внимание на классический способ «аргументации» антисталинистов – набор ничем не обоснованных утверждений. Там и про «мертвящий дух», который был «везде», хотя документы эпохи показывают принципиально противоположную картину – очень высокую активность общества и ярко выраженный энтузиазм. Ну и то, что группа руководителей страны, специалисты по управлению высочайшего класса, представлены сборищем дегенератов, не способных понять, что их лечит чуть ли не шайка шарлатанов. Руководители страны, что, безумцы?

Профессора Лечсанупра получили свой огромный опыт, работая в самых разных местах, и уже впоследствии были приглашены для работы в Кремле. Наверное, их опыт сразу испарился после этого? Нет, люди, заявляющие такое, – бесчестные манипуляторы.
* * *

Костырченко приводит примеры явных ляпов кремлевских врачей. Например, профессор П. Егоров направил летом 1952 года бывшего министра госконтроля Л. Мехлиса, страдавшего от сердечной недостаточности, в Крым. В то время считалось, что это противопоказано при такой болезни. Через несколько месяцев Мехлис умер (ему было 63 года). Ту же ошибку совершил профессор М. Вовси, направивший на лечение в Сочи страдавшего болезнью сердца главного маршала бронетанковых войск Н. Федоренко – тот умер в возрасте 51 года.

Почему так вышло, должно было бы стать причиной, как минимум, должностного расследования. Согласен с теми, кто говорит, что следует решительно осудить сталинские порядки – они были чересчур мягкими…

К списку Г. Костырченко можно присоединить врача Р. Рыжикова, который 9 мая 1945 года подчинился желанию своего пациента, начглавПУРа Щербакова, и разрешил тому выехать на день из санатория в Москву – посмотреть салют Победы, но назавтра Щербаков умер! Здесь можно было бы осуждать врача, если не представлять, чем же был День Победы для человека, отдавшего все силы для приближения этой Победы.

Костырченко приводит еще пример: академик Виноградов, помимо врачебной работы в кремлевской больнице, заведовал кафедрой в 1-м Московском мединституте, был главным редактором журнала «Терапевтический архив», заведовал электрографическим отделением Института терапии, а также занимал несколько других административных должностей. А также все остальные обвиняемые по «делу врачей» были невероятно перегружены многочисленными учебными, редакторскими, научными обязанностями… Но ведь медицина как наука постоянно развивается, необходимо было непрерывно учиться – профессорам же не оставляли никакого жизненного времени и сил на усовершенствование.

Из всего этого у читателя должно сложиться мнение – академик Виноградов лечить не умел. Однако перед нами типичный пример подтасовки фактов и обыкновенного мошенничества – из всего написанного ни в коей мере не следует, что реально практикующий Виноградов был плохим врачом.

Там же приводится случай с маршалом Жуковым: по воспоминаниям доктора Чазова, в Кремлевку привезли полководца полутрупом, консилиум профессоров единодушно приговорил его к неизбежной кончине, и только поэтому начинающему кардиохирургу Чазову разрешили рискнуть и применить особый способ лечения (все равно маршал умрет, так что риска ни для кого особого нет!) – и молодой врач вытащил Жукова с того света! Все это, однако, известно со слов и в интерпретации самого Чазова. Далеко не факт, что именно так все обстояло в реальности.

Приводится также случай с генсеком Брежневым: по мемуарам президента Франции Валери Жискар д’Эстена, он поделился с французским гостем нечаянной радостью – теперь много легче говорить, ибо сделали вождю новую челюсть… Над ним вся страна смеялась, анекдоты сочиняли, мол, лидер говорит «сиськи-масиськи» вместо «систематически», а тупорылые безрукие врачи Кремлевки годами не могли сделать человеку приличный зубной протез, такой, какой был у каждого нуждающегося обывателя на Западе. Опять же, все опять «по воспоминаниям» одного из представителей страны – вероятного противника. Могу ответственно утверждать, кстати, что протезы на Западе есть далеко не у каждого нуждающегося обывателя и полным-полно совершенно беззубых людей, у которых нечем заплатить большие деньги дантистам, которые тоже далеко не безупречны. Как, впрочем, везде. Кстати, а вдруг президент Франции взял да соврал! Поди, проверь, ведь Брежнев давно умер. Но это выдается за аргумент…

Так были ли плохи в реальности врачи Лечсанупра в сталинские годы? Нет никаких оснований это утверждать. Если посмотреть документы того времени, то становится очевидным, что в Кремлевку в сталинские годы отбирали действительно высококлассных врачей. Не зря евреи так стремились попасть на лечение в Кремлевку, а не в обычную больницу. Уж они-то знали, где настоящее качество. Я сам помню разговоры о том, как «круто» было попасть в Кремлевку на лечение. Быть может, граждане СССР, в особенности граждане со связями были сплошь самоубийцами и мазохистами? Нет, это совсем не так. Лечебно санитарное управление Кремля (позднее – IV Главное управление при Министерстве здравоохранения) располагало сетью поликлиник, аптек, больниц, санаториев для работников высшей номенклатуры, но и в этой закрытой системе для генсека и прочих руководителей страны были созданы особые условия. И это правильно. На высших руководителей была завязана безопасность страны.
* * *

В заключение этой части несколько слов о лечащем враче Сталина.

По закону именно лечащий врач несет юридическую ответственность за больного. Никакие консультанты такой ответственности, как лечащий врач, не несут. Поэтому очень важным представляется вопрос, а кто же непосредственно был лечащим врачом Сталина? А вот здесь мы имеем дело с тайной – такой человек был, но судьба личного врача Сталина не известна, а все документы с его именем уничтожены.

В папках с историей болезни Сталина есть, например, листок с неким набором лекарств, который заказал доктор Кулинич в 1946 г., но следов самого доктора Кулинича там нет. Бывший телохранитель Сталина – А. Рыбин – пишет: «Доктор Кулинич брал кровь из пальца, делал уколы от гипертонии». Это характерный пример того, как ненадежны личные воспоминания и сколь осторожно следует к ним относиться, – здесь сразу несколько медицинских ошибок: врач практически никогда не берет кровь из пальца и, как правило, не делает инъекции (уколы) – для этого есть медсестра, которая делает это лучше. В те времена не было уколов от гипертонии, кроме сульфата магнезии. Эти чрезвычайно болезненные и в реальности малоэффективные инъекции Сталин вряд ли разрешил бы себе делать по поводу и без повода. Характер вождя был таков, что он делал бы их только в случае, если бы у него действительно была сильная и реально беспокоящая его гипертония.

Тот же Рыбин пишет, что «за Сталиным наблюдали академики медицины Виноградов, Бакулев и домашний доктор Кулинич». Однако подписи Бакулева в документах в трех папках истории болезни нет. Этому можно найти оправдание – зачем сосудистый хирург нужен для лечения Сталина? Но, тем не менее, то, что профессионал, хорошо знающий организм больного, не был включен в консилиум, – очень странно.

Нет среди консилиума врачей, лечивших Сталина в начале марта 1953 г., и Смирнова, которого Ю. Мухин считает лечащим врачом вождя, на основании того, что Хрущев его отметил в черновике своего доклада как врача, которого будто бы Сталин упек за решетку: «Арестовали крупнейших и честнейших людей, которые были по своей квалификации, по своему политическому мировоззрению советскими людьми, которые допускались до лечения самого Сталина, например, Смирнов лечил Сталина, а ведь известно, что самим Сталиным к нему допускались единицы». Не исключено, что придурковатый Хрущев просто спутал лечащего врача с министром здравоохранения Смирновым, который в 1952 г. действительно был отстранен от должности. Никаких других документальных подтверждений существования мифического Смирнова, кроме хрущевского черновика, нет.

Видимо, реальным лечащим врачом Сталина в марте 1953 г. был все-таки Кулинич. Этому имеется прямое документальное подтверждение – рецепт в истории болезни и косвенное: воспоминания охранника Рыбина. Как установил И. И. Чигирин, доктор Кулинич не был фельдшером – это один из мифов о том, что «Сталина лечили фельдшера», как это любят рассказывать «демократы». В 1943 г. Кулинич защитил кандидатскую диссертацию и был известен как очень опытный врач.

Однако в марте 1953 г. лечащим врачом Сталина стал скромный терапевт Иванов-Незнамов, а опытный и высокообразованный доктор Кулинич был выслан в Ижевск, причем без каких-либо веских причин и безо всякой связи с идущим тогда «делом врачей». Странно все это!

4
Как проводилась диагностика

Основным вопросом, на который мне пришлось искать ответы в литературе, является вопрос о том, а правильно ли поставлен диагноз Сталину?

Но сначала пару слов о медицинском образовании. Знаете ли вы, чему больше всего учат студентов-медиков в институте? Учат писать историю болезни. Главное в деле врача – это тщательный анамнез (то есть сбор информации о болезни); чем больше напишешь, тем меньше ответственность. Объем писанины у врачей – огромнейший. Так, кстати, обстоят дела практически во всех более-менее развитых странах.

За годы моей учебы в медицинском институте я написал не менее 30 историй болезни; неплохие истории болезни писали у нас даже двоечники. Это не столь уж сложно – вначале надо было расспросить персонал и описать в истории болезни, как все это произошло. Обычный врач все это должен был тщательно записать. Так, повторяю, учат в мединституте.

Однако в истории болезни вождя, точнее в том, что от нее осталось, ничего этого нет и близко. Нет всего этого и в рукописном журнале. То есть история болезни Сталина написана либо полным непрофессионалом, либо сознательным фальсификатором.

Поясню это на конкретном примере. Предположим, что некий врач вызван лечить попавшего в беду товарища Сталина. Он прибывает к нему и начинает осмотр. В эпикризе, видимо, написанном Лукомским, отмечено, что «больной лежал в бессознательном состоянии на диване в костюме. Одежда была промочена мочой, что указывало на имевшее место непроизвольное мочеиспускание».

Первым делом должен быть собран анамнез, а в такой ситуации – это опрос свидетелей. Как и в какое время обнаружили Сталина без сознания, в каком состоянии? Почему он лежит в одежде? В журнале написано: «в костюме», «одежда пропитана мочой», а иначе бы написали «белье». Следовательно, Сталин не раздевался и не ложился спать ночью 1 – 2 марта. Ничего этого в истории болезни нет. Почему?

Кто дал врачам команду попридержать язык при собирании анамнеза?
* * *

Далее я бы задался вопросом, а был ли это инсульт? Официальный орган – газета «Правда» сообщала, что это именно инсульт. Однако если кровоизлияние в мозг у Сталина и было, то какой-то необычайно редкой формы. Ведь если был инсульт, то у него должна быть локализация. Даже студент мединститута знает, что необходимо записать, где находится очаг кровоизлияния, каков его тип.

А что же имеется в журнале? Давайте посмотрим сами.

«2 марта. Голова повернута влево. Умеренная гиперемия лица. Отмечено бессознательное состояние больного. Было непроизвольное мочеиспускание. Правая носогубная складка опущена. При поднимании век глазные яблоки уходят то влево, то вправо. Зрачки средней ширины, реакция на свет снижена. Движения в правых конечностях отсутствуют. В левых – временами двигательное беспокойство. Сухожильные рефлексы справа низкие, тонус слегка повышен, рефлекс Бабинского справа. Брюшные рефлексы справа отсутствуют. Менингеальных симптомов нет».

В 15.00 появляется запись, что сухожильные рефлексы справа резко угнетены.

«16.00. Двигательное беспокойство левых конечностей уменьшилось. Реакция зрачков на свет сохранена, но вялая. При наложении манжетки [от аппарата, измеряющего артериальное давление] на правое плечо появилось рефлекторное приведение руки.

17.45. Появились подергивания левой рукой, а иногда и левой ногой».

Такие очень общие описания совершенно не характерны для невропатологов. Они дежурили круглосуточно, что им мешало снять анамнез у окружающих? Снова и более подробно исследовать неврологический статус. Почему эти сведения не получены, не сохранены, либо были удалены?

Читаем далее.

«3 марта. 10.15. Сопорозное состояние сознания. Зрачки узкие, вяло реагируют на свет. При дыхании правая щека отдувается. В правой руке и ноге движения отсутствуют».

Следует отметить, что употребление слов «нога» и «рука» очень не характерны для врачей. Как правило, употребляют более научный термин «конечность».

Далее: «Намечается вызывание сухожильных рефлексов на правой руке, коленные и ахилловы рефлексы отсутствуют с обеих сторон. Справа симптом Бабинского. Слабо выраженный с обеих сторон, больше слева симптом Кернига…»

Тут следует прокомментировать – симптом менингита, при котором сухожилия мышц ног становятся такими жесткими, что больной не может вытянуть ноги в коленях, если их удерживать за бедра под прямым углом к туловищу, – характерный признак раздражения оболочек мозга. Например, начавшегося попадания крови в полость мозга. Или, кстати, воздействия мощных токсинов.

«Защитные рефлексы слева – нижние конечности. Временами двигательное беспокойство в левых конечностях». Запись сделана Глазуновым и Ткачевым.

В 10.30 консилиум отмечает рефлекс Кернига. «Рефлексы левой ноги изменчивы, в частности, во время осмотра удалось вызвать коленный и ахиллов рефлексы, причем первый несколько снижен. Удалось вызвать рефлекс (Какой? Тоже мне, врачи! – С. М.) на правой руке. Рефлексы правой ноги по-прежнему не вызываются. По окончании перерывов в дыхании в левой руке появляется двигательное беспокойство. Правосторонняя гемиплегия.

13.30. «Появляются проблески сознания. Глаза временами открывает, взглядом не фиксирует».
* * *

Состояние Сталина явно улучшается. Но врачи вдруг начинают вводить камфорное масло, цититон, кардиазол (в 14.00), а затем снова дают камфору, кардиазол и цититон (в 16.30).

Опять наступает ухудшение: «Глазные яблоки производят колебательные движения то в вертикальном, то в горизонтальном направлениях; зрачки узкие, реакция на свет вялая, правая носогубная складка опущена. Правосторонняя гемиплегия. Коленные и ахилл. рефлексы справа не вызываются…»

16.45. «Усилились стволовые симптомы: максимальное сужение зрачков, отсутствие реакции на свет. Более отчетлив симптом Керинга».

23.00. «Отклонение головы и глаз влево меньше выражено, чем сутки назад и сегодня утром. Правосторонняя гемиплегия с колеблющимся поведением рефлексов. Обычно коленный и ахиллов рефлексы отсутствуют и резко понижены рефлексы на руке, но иногда удается вызвать отчетливый ахиллов рефлекс. Симптом Бабинского справа. Брюшные рефлексы не вызываются. В левых конечностях временами беспокойство, рефлексы руки живые, коленный рефлекс несколько снижен, ахиллов – нормальный. Величина зрачков изменчива: во времена больших нарушений дыхательного ритма – резкое сужение зрачков с угасанием их светового рефлекса. С улучшением дыхания зрачки приобретают нормальную величину и реагируют на свет».

4 марта. 8.20. Есть описание неврологического статуса, но там нет существенных изменений, и я его не привожу.

5 марта. 3.30. Отмечен глубокий сопор. Остальные симптомы без особых изменений. После этого описаний неврологического статуса почти нет…

Что обращает на себя внимание во всех этих записях, так это исключительная скудость исследования. В районных больницах пишут несравненно больше. Неврология характеризуется чрезвычайно точной диагностикой места поражения и, как правило, полным бессилием вылечить заболевание. Увы, такова специфика. Однако в истории болезни Сталина нет ни одного упоминания о конкретном неврологическом синдроме.

Но и без того видно, что врачи столкнулись с необычным неврологическим статусом. Если исходить из учебника Триумфова, то у Сталина исключительно странная симптоматика. Почему не было обнаружено центрального паралича в правых конечностях? Врач-реаниматолог Чеснокова, прибывшая, скорее всего, 5 марта 1953 г. (хотя она утверждает, что 2 марта), сообщает, что Сталин дышал, правая рука была вытянута вдоль тела, а левая лежала на груди. Но если было кровоизлияние в левое полушарие мозга, то должен быть центральный (гипертонический) паралич справа, и тогда правая рука и нога обязательно должны быть согнуты. Это очень странно. Даже не странно – подозрительно.

Если говорить прямо на «простонародном русском»: диагноз Сталина и история его болезни – фуфло.

Я в этом мнении далеко не одинок. Как пишет Савельев, даже для простого человека, способного логически мыслить, ясно, что подписанный «корифеями» отечественной медицины документ (заключение о вскрытии Сталина, опубликованное в газетах. – С. М.) – «липа», ибо из него совершенно непонятно, отчего именно умер И. В. Сталин.

Допустим, что у И. В. Сталина действительно «обнаружен крупный очаг кровоизлияния, расположенный в области подкорковых узлов левого полушария головного мозга». Допустим, что «Это кровоизлияние разрушило важные области мозга и вызвало необратимые нарушения дыхания и кровообращения». Но откуда тогда взялись «многочисленные кровоизлияния в сердечной мышце, в слизистой желудка и кишечника»?..

К этому следует прибавить, что в истории болезни Сталина нет никаких материалов о будто бы двух инсультах, которые он якобы перенес. Нет об этом и достоверных устных свидетельств. Напротив, министр финансов Зверев оставил свидетельства исключительно здравого ума, памяти и прекрасно поставленной речи у Сталина, которые тот проявил в телефонном разговоре со Зверевым 28 февраля или 1 марта, более точно Зверев не помнит. Почерк Сталина нигде не изменен, что говорит о силе правой кисти и прекрасной координации движений в ней. До самого конца своей жизни Сталин писал твердым почерком. В книге у Чигирина приведена фотокопия сталинской правки статьи в «Правде» от 13 января 1953 г. Никаких следов инсультов.
* * *

Отдельно надо рассмотреть вопрос, была ли у Сталина гипертония. Из опубликованной И. И. Чигириным истории болезни Сталина диагноз «гипертония» из анамнеза никак не следует. А в анамнезе, т.е. тех отрывочных сведениях, что сохранились в архиве, нет никаких оснований для постановки такого диагноза.

16 сентября 1947 г. в Мацесте Сталину был поставлен диагноз «Гипертония в начальной стадии». Тогда давление было 145/85. 4 сентября 1950 г. этот диагноз из медицинской карты исчезает. АД равно 138/75. Очень неплохо. Нет диагноза гипертонической болезни и 9 января 1952 г. Запись в истории болезни гласит: «09.01.52. Пульс 70, полный, правильный. Кровяное давление 140/80…».

Замечу, что Сталину в это время 72 года и что эти измерения сделаны при сильнейшем гриппе с высокой температурой. Вряд ли даже намного более молодой и здоровый человек может похвастаться подобными числами! Такое артериальное давление просто великолепно для человека за семьдесят. Закономерно, что даже о «начальной стадии гипертонии» нет и речи – и это совершенно справедливо. Без сомнения И. В. Сталин – очень здоровый человек, по крайней мере, по части кровообращения.

В фильме «Кремль 9. Последний год Сталина» тогдашний заместитель Главного управления охраны МГБ СССР полковник Н. П. Новик рассказал интересный эпизод своей службы. Неприятное происшествие случилось в августе 52-го. На ближней даче была баня, куда раз в неделю наведывался Сталин.

«Все знали: больше часа он не парится. А тут вдруг «лимит» перебрал. Мне на Лубянку – звонок. Приезжаю: «Ну как?» – «Тишина». Докладываю Игнатьеву: «Час семнадцать товарищ Сталин из бани не выходит». Он: «Ваши предложения?» Я говорю: «Подождать». Докладываю каждые пять минут! Прошло лишних 45 минут. Игнатьев: «Какое ваше предложение?» – «Вскрыть!» А Игнатьев: «Согласовывать с кем-то надо?» …Но я сказал: «Мы сами сделаем все аккуратно». С охранником взяли что-то типа фомки. Идем. Вдруг открывается дверь. На пороге Сталин. Заспанный. Он спал! Там диванчик, постель, боржоми… Он ушел, а я заглянул в баню. Думал, может, все ж таки банщик какой имеется? Черта с два – Сталин сам себя стегал веником!»

Как видим, никакой гипертонии у Сталина не было – гипертоник не сможет так париться в русской бане!..

Далее. Из историй болезней Сталина следует, что за всю жизнь ему было сделано всего четыре электрокардиограммы. Первая – 9 сентября 1926 г., остальные – в начале марта 1953 г., когда он был уже без сознания. Фотокопия электрокардиограммы 1926 г. приведена в книге И. Чигирина, который пишет: «В «единственность» такой прижизненной электрокардиограммы не верится совершенно, тем более что проф. И. Л. Валединский говорил в своих воспоминаниях об ЭКГ, сделанной Сталину в 1927 г. Мало того, что и эта ЭКГ в истории болезни отсутствует, нет также ни одной электрокардиограммы, снятой у Сталина до 2 марта 1953 года».

Документы, находящиеся в истории болезни И. В. Сталина, хотят убедить нас в том, что исследования сердца в течение всей жизни у него не проводились (и это при якобы имевших место «инсультах» и «инфарктах»). Главе государства за 27 лет не сделали ни одной ЭКГ? В это невозможно поверить.

Скорее всего, сделанные с 1926 г. по 1953 г. ЭКГ были изъяты для невозможности их сравнения с теми, которые имеются. Тут имеется еще одно весьма красноречивое обстоятельство – в печатном виде на описаниях последних ЭКГ стоят даты 2 и 5 июля 1953 г. В описаниях и самих ЭКГ можно заметить перемену мест задней и передней стенок левого желудочка сердца. Все это может свидетельствовать только об одном – все электрографические исследования, выполненные 2 и 5 марта 1953 г., сфальсифицированы.
* * *

Существует мнение, что Лукомский был не только крупнейшим специалистом по электрокардиографии, но и «принципиальным и честным человеком». Как же тогда могло получиться, что такие специалисты перепутали или не заметили подмены электрокардиограмм с указанием задней стенки левого желудочка, а не передней? Как П. Е. Лукомский на описаниях электрокардиограмм не увидел указанных на них дат: 2 и 5 июля 1953 г.? А если увидел, то почему не исправил? Специалист уровня Лукомского не мог совершить такой ошибки. Пошел ли Лукомский на сделку с совестью по своей воле или под воздействием угроз либо подкупа, мы пока сказать не можем.

Вывод из анализа имеющихся ЭКГ и их описаний представляется таким: под руководством П. Е. Лукомского врачи, выполняя указание о фальсификации, совершили должностное преступление, подменив настоящие электрокардиограммы И. В. Сталина на чужие, которые должны были скрыть очень важные улики. Следует сказать, что врачи совершили не только должностное, но и, учитывая то, кого и при каких обстоятельствах они лечили, еще два тяжких преступления – соучастие в убийстве (сокрытие улик) и самое тяжкое, которое может быть, – измену Родине.

С какой целью потребовались эти фальсификации? Вывод может быть только один – течение болезни Сталина было совершенно другим, чем заявлялось официально. Подлог происходил тогда, когда Сталин был еще жив. То есть врачи, целенаправленно подтверждающие принципиально неправильное лечение, просто убивали своего пациента. Добровольно или под давлением – в данном случае неважно. Отсюда остается всего один шаг до выводов о том, что послужило причиной болезни Сталина, если потребовалось совершить столь рискованные преступления для ее сокрытия?

5
Данные, свидетельствующие об отравлении

Как установил, работая в архиве, И. Чигирин, в истории болезни Сталина имеется более 180 анализов. В целях секретности все анализы производились без указания фамилии Сталина и выписывались на имя начальника его выездной охраны И. В. Хрусталева. Не надо только путать с однофамильцем – водителем Лаврентия Берии.

В остатках истории болезни есть упоминание о том, что в начале марта 1953 года Сталину делались анализы крови. Однако сама эта запись в рукописном журнале очень странная: «При исследовании крови отмечено увеличение количества белых кровяных телец до 17000 (вместо 7000 – 8000 в норме)». В историях болезни не пишут норму. Исключение делается, если пациенту анализ выдается на руки. Самим врачам норма не нужна, она им прекрасно известна. Кроме того число 17000 не встречается ни в одном анализе. Откуда оно взялось в журнале?

Обратимся к «Исследованию крови № 14966», датированному 5 марта 1953 года: «Гемоглобин по Сали – 83. Эритроциты – 4 740 000 (в норме). Цветной показатель – 0,88 Лейкоциты – 21 000 (При норме 5000 – 8000) Лейкоцитарная формула: Лимфоциты – 4,5% (При норме 22 – 30%). Моноциты – 10,5% (При норме 4 – 8%). Клетки Тюрка – 0% (При норме 0 – 1%) Базофилы – 0% (При норме 0 – 1 %). Эозинофилы – не найдены. Нейтрофилы – 85% (При норме 55 8%)».

В анализах крови до 4 марта нет такого резкого лейкоцитоза, как 5 марта. А ведь Сталину через каждые 4 часа вводили пенициллин. Лейкоцитоз обычно бывает при воспалении. Если в легких при вскрытии воспаления не выявлено, то возникает вопрос, где же было воспаление? При вскрытии живота никакого воспаления брюшины или сепсиса не обнаружили. Но факт – был сильнейший лейкоцитоз 21 000! По заявлению судмедэксперта Москвы В. Жарова, при инсульте лейкоцитоз сразу вообще не характерен. Но у такого сильного лейкоцитоза должна быть причина и это практически наверняка – острое воспаление.

Примечательны в этом смысле результаты предсмертных анализов мочи и рвоты Сталина. Приношу читателям извинения за натуралистические малоприятные подробности, но в данном случае это нужно.

5 марта, 12 дня. «Консилиум обсудил вопрос о причинах кровавой рвоты и пришел к выводу, что она явилась результатом сосудистых трофических поражений слизистой оболочки желудка, связанных с основным заболеванием». Если основное заболевание – действительно хроническая артериальная гипертония, приведшая к кровоизлиянию в мозг, то весь набор слов консилиума – полная чепуха. Как эксперт в области морфологии стенок сосудов ответственно заявляю: такого быть не может.

В Бюллетене о состоянии здоровья И. В. Сталина на 2 часа (у Чигирина на 1 час) 5 марта 1953 г. указано: в моче обнаружен белок и красные кровяные тельца при нормальном удельном весе. При исследовании крови отмечено увеличение количества белых кровяных телец (до 17 тыс.)… Это называется протеинурия и гематурия и связано, наиболее вероятно, с токсическим поражением почек.

Из литературы известно, что симптом гематурии развивается только при токсикозе с острой почечной недостаточностью. Кроме того, гематурия проявляется при отравлении антикоагулянтами, то есть веществами, подавляющими свертывание крови.

Итак, либо действовал яд, либо в организме Сталина уже накопилось столько лекарств, что почки и печень уже не справлялись и возник токсический нефроз, второй вариант менее вероятен. Причем некроз почек возник только 5 марта. Наиболее вероятный вариант – 5 марта в полной мере проявилось действие дикумарина или подобного яда.

Многие симптомы с очень большой долей вероятности могут свидетельствовать о том, что причиной смерти Сталина был яд. Это и существенное повышение температуры тела, и судороги, и дрожание головы, и расстройство дыхания. Да и в списке «контрмер», призванных облегчить состояние вождя, присутствуют почти все возможные тогда рецепты борьбы с отравлениями: пузырь со льдом на голову, сладкий чай с лимоном, очистка желудка сернокислой магнезией и т.д.

По словам неких специалистов, сказанных Добрюхе на условиях анонимности, данных в истории болезни вполне достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что Сталин, скорее всего, был отравлен. Меня анонимные авторитеты не устроят, поэтому проведу свое собственное расследование.

Об отравлении свидетельствует, прежде всего, состояние печени, это естественно, так как наша печень – главный детоксикатор организма. При клиническом обследовании Сталина установлено, что печень выходит на 3 – 4 см из-под реберной дуги по среднеключичной линии. У Сталина как раз было резкое расширение края печени, скорее всего, это проявление токсического поражения печени. В Акте вскрытия написано: «Рисунок строения печени не ясен». Это также один из признаков токсического поражения печени.

В пользу версии отравления говорят также токсическая зернистость лейкоцитов, множественные кровоизлияния в стенке желудка, кровоизлияние в полость желудочно-кишечного тракта, скорее всего, это следствие нарушения проницаемости стенок сосудов и резкого уменьшения свертываемости крови. Кровь в рвоте тоже может свидетельствовать об отравлении. Косвенным признаком отравления является и нехарактерный лейкоцитоз без существенного сдвига лейкоцитарной формулы влево.

По совокупности симптомов можно сделать практически однозначный вывод – Сталин был отравлен.
* * *

Если Сталина убили, то старались сделать это таким образом, чтобы было очень непросто распознать убийство. Это естественно – преступники ставили на кон свою жизнь. Самый простой способ скрыть преступление – это замаскировать убийство под естественное заболевание. Для этого надо подобрать средства, которые должны были бы инсценировать опасную болезнь, в данном случае – инсульт.

То, что у Сталина нарастал лейкоцитоз, причем без существенного сдвига лейкоцитарной формулы влево, при отсутствии воспалительных реакций в легких и воспаления брюшины, наводит на определенные мысли в пользу того, что были применены для отравления либо дикумарол, либо варфарин. Только инсультом объяснить симптомы очень трудно.

Эффект воздействия дикумарола (дикумарина) проявляется через 2 – 3 часа после попадания в кровь и достигает максимума через 12 – 30 часов, что примерно соответствует характеру течения болезни Сталина. У пораженного повышается проницаемость сосудов, что вызывает кровотечения из полости рта и носоглотки, желудочные и кишечные кровотечения, кровоизлияния в мозг и мышцы, наблюдаются выделения крови с мочой. Яд особо опасен для пожилых людей.

Есть интересные данные, позволяющие предположить, через какой носитель было дано отравляющее вещество. Будто бы 2 марта 1953 года, когда Сталин был найден лежащим у стола, на нем стояли бутылка минеральной воды и стакан. Спустя всего несколько месяцев после этого – 8 ноября 1953 года – Санитарное управление Кремля решило передать для музея Сталина «медикаменты и три бутылки из-под минеральных вод». Передача состоялась на следующий же день, но бутылок, вопреки заявленному намерению, оказалось всего две. Куда и почему подевалась третья, никто не знает. Вопрос: почему не передана третья бутылка, где она находится и какой она могла бы дать анализ, если верить версии, что «Сталина нашли лежащим у стола, на котором стояли стакан и открытая бутылка минеральной воды»? Впрочем, яд мог быть и не в воде.

А вот еще одно косвенное свидетельство. В № 5 за 1998 год журнала «Здоровье» было опубликовано интервью с врачом Чесноковой, которая в 1953 г. вместе с Неговским принимала участие в попытках реанимировать Сталина. В заключение своего интервью она сообщила потрясающую вещь: когда все окончательно удостоверились, что Сталин действительно мертв, дочь Сталина, Светлана, попросила Чеснокову прикрыть глаза отца, так как они были открыты. Говоря о том, как она лично закрывала глаза вождя, Чеснокова подчеркнула, что, когда опускала веки Сталина, они не слушались движений ее рук. И поскольку у нее не было с собой медных пятаков, то ей пришлось очень долго держать руки на веках Сталина.

На основании консультаций с несколькими опытнейшими врачами и патологоанатомами, у каждого из которых за плечами не менее полувека медицинской и судебно-медицинской практики, считаю необходимым сообщить, что подобное, как правило, имеет место именно в случае отравления. Мышцы твердеют именно в том положении, в каком их застигло отравление. И потому не поддаются, во всяком случае, не поддаются сразу внешнему воздействию. Именно потому ей и пришлось очень долго держать руки на веках Сталина, чтобы закрыть глаза вождя!

6
Правильно ли лечили Сталина?

Приступая к своему исследованию, я посмотрел основные нормы лечения, которые были приняты в то время. Чем же лечили Сталина? Если, естественно, не принимать во внимание клизмы и растирания (например, зачем обтирать Сталина ароматическим уксусом? Или зачем вводились глицериновые свечи? Надо было вводить глицерин через зонд для борьбы с отеком мозга), которые, видимо, делались исключительно в качестве демонстрации того, что консилиум что-то делает.

А что пишут сами врачи? Напомню, что врачи пишут: «Лечение И. В.Сталина было направлено в соответствии с указанным выше пониманием характера его заболевания, вначале, главным образом, на понижение сосудистого тонуса и уровня артериального давления, на ограничение дальнейшего распространения очага кровоизлияния. Больному был показан полный покой и он был оставлен на диване, на котором его застали врачи…»

Потрясающе! Какая нежная забота о пациенте! И это всерьез пишется при том, что больному постоянно доставлялась сильная боль: 1 подкожное введение 200 мл (!) глюкозы, калиевая соль пенициллина, масляный раствор камфоры, очень болезненна инъекция сернокислой магнезии без предварительного обезболивания места инъекции новокаином. Даже комплексное антигипертензивное лекарство Мясникова (разработанное его институтом) не было назначено, хотя оно не только было известно, но и руководитель его разработки находился у постели Сталина!

Про инъекцию сернокислой магнезии могу сказать из своего опыта – когда я работал на «скорой помощи», то мы злостным вызывальщикам делали сернокислую магнезию без новокаина. Желание вызывать «скорую» по поводу и без повода пропадало после 1 – 2 инъекций. Укол магнезии – настоящая пытка…

Кроме того, больному были поставлены пиявки. 2 марта в 9.00 Сталин получает 8 пиявок за правое ухо. Еще 6 пиявок были повторены в 17.45.

Зачем спрашивается?! Пиявки – это довольно неплохое антикоагуляционное средство. А в медицинском заключении указан геморрагический инсульт… Однако!

14.10. – 1,0 мл 0,15% раствора цититона, стимулятора дыхания. Но назначение таких стимуляторов дыхания при инсульте противопоказано!

22.30 – пенициллин 300 тыс. единиц. Зачем? Высокая температура больного и подозрение о воспалении? Так нет температуры.

3 марта в 1.00 – 5,0 мл 25% раствора сернокислой магнезии. Тогда же цититон и адонилен – успокаивающее средство. Зачем его вводили, ведь больной, согласно записям, без сознания?

6.00 – опять пенициллин 300 тыс. единиц. Довольно странно, ведь было прекрасно известно, что для достижения эффекта пенициллин надо вводить каждые 4 – 6 часов, а здесь 7 с половиной. Пенициллин более или менее регулярно вводился лишь 4 марта в 12.00 и в 18.00, и в 24.00. Однако потом, 5 марта, его делать прекратили. Почему? Ведь подозревали воспаление.

Камфору регулярно вводят 3 марта (в 4.15, в 5.00 и в 7.30, в 14.00, 16.30, 20.00, 23.30). Ночью и днем 4 марта введение камфоры продолжается (0.15, 0.20, 7.30, 11.30, 15.00, 21.35). Одновременно применялся кофеин (0.25, 1.45, 3.50, 6.25, 13.20, 15.05, 15.40). Цититон вводился в 9.00 (с кардиазолом), в 15.50, 16.05. В 18.30 введено 400 мл глюкозы подкожно.

Представьте себе введение вам под кожу 400 мл жидкости – почти бутылку. Представили? Зачем это вводили Сталину таким образом? Какие были противопоказания для внутривенного введения? Никаких! Боялись повышения давления – ну от 400 мл оно сильно не повысится, более того – вводи одновременно препараты, снижающие давление, и никаких особых проблем. А может быть, если поставить капельницу с глюкозой, то всем станет очевидно, что кровь у больного из вены не коагулирует?..

Еще один интересный момент – врачи вводят больному камфору по 2 мл подкожно в виде 20% масляного раствора через менее чем 3 часа. Любому студенту-медику известно, что масляные подкожные инъекции очень медленно рассасываются. Требуется не менее 6 часов для полного рассасывания одной инъекции (с простонародье – укола). После 3 подряд (в течение чуть более 3 часов 3 марта) подкожных инъекций под кожей должно было скопиться не менее 5 мл масляного раствора. То есть дозировка увеличивается в 2,5 раза, и возникает передозировка с токсическим эффектом.

Более того, камфора даже сейчас используется как местное раздражающее средство. Совершенно ясно, что те места, где ее ввели под кожу, чрезвычайно болезненны. В те моменты, когда больной приходит в себя, он будет испытывать страшные боли. Кроме того, когда человек без сознания, болевые импульсы в полной мере не воспринимаются мозгом, но они идут и оказывают свое негативное воздействие на нервную систему. Зачем надо было так часто делать инъекции камфоры и других лекарств, вызывая сильнейшие боли? С целью вызвать шок у пациента? Или чтобы надорвать почки и печень?

Но это еще не все. Оба этих препарата повышают давление. Зачем вводить кофеин, если давление у Сталина в это время составляло 220/120?! У меня жена, если у нее давление 140/90, уже пьет только декофеинированное кофе, а тут вводят в больших количествах кофеин.

Можно допустить, что камфору вводили как стимулятор дыхания (надо сказать, весьма странным образом). Однако категорически нельзя делать одновременно инъекции цититона, камфоры и кофеина при столь высоком давлении. Именно так бы действовали врачи-убийцы.
* * *

Проводя свой анализ, я нашел учебник по терапии Ланга за 1938 г. Кроме того, я использовал учебник 1962 г. Исходя из инструкций того времени, я бы выделил следующие грубейшие ошибки (или преступные деяния) врачей. О многочисленных «странностях» уже писалось ранее.

1. Они сразу не перевели больного в стационар, хотя 2 марта дыхание у Сталина было нормальным и признаков дыхания Чейн-Стокса не отмечено. В журнале написано: «дыхание не расстроено». Значит, не было причин не госпитализировать больного. Возникает вопрос, а кто этому помешал? Может быть, в стационаре могли оказаться врачи, которых было непросто заставить совершить убийство?

2. Врачи неправильно поставили как главный клинический диагноз, так и сопутствующие диагнозы – «воспаление легких и пр.».

3. Врачи с ошибками поставили даже патологоанатомический и окончательный диагноз. Либо пытались таким образом скрыть преступление. Вспомним, как несколько раз переписывалось заключение. Не было у Сталина гипертонии, как пытаются представить в заключении.

4. Врачи не стали бороться с высоким давлением. Более того, своими действиями они способствовали поддержанию высокого артериального давления, что серьезнейшим образом усугубляло течение инсульта. Как и каким образом они действовали – подробно мы только что разобрали. За одно это весь консилиум следовало отправить на скамью подсудимых.

5. Следующий вопрос – почему 5 марта Сталину при реанимации не стали делать искусственное дыхание рот в рот? Чеснокова указала в своем интервью, что, посовещавшись с Неговским, они пришли к выводу, что делать искусственное дыхание нельзя, так как поражен головной мозг! Чеснокова утверждает, что будто бы при геморрагических инсультах искусственное дыхание рот в рот запрещено. В литературе я не нашел этому никакого подтверждения. По свидетельству Аллилуевой, 2 марта привезли установку для искусственного дыхания. Громоздкий аппарат так и простоял без дела. Почему нет упоминания об использовании дыхательной аппаратуры 5 марта? Почему в истории болезни реанимационные мероприятия не отражены? А может, их и не было?

А если не было, то почему не проводили реанимацию? Получается, что Сталину помогли отойти на тот свет 5 марта. Динамика состояния Сталина говорила о том, что он поправляется. Об этом есть свидетельства дочери, сообщения о том, что Берия будто бы увидел проблески сознания в глазах Сталина.

Вывод очевиден: есть все основания полагать, что под видом лечения Сталина убивали. Создается полное впечатление, что действовали врачи-вредители. Думаю, что Сталину помогли отойти на тот свет 5 марта. У Сталина был плохой прогноз в смысле выздоровления, но хороший в смысле выживания, так как сохранялось высокое давление. И вдруг он умирает, хотя положение стабилизировалось. Динамика его состояния говорила о том, что он поправляется. Об этом есть свидетельства дочери Сталина о том, что Берия будто бы увидел проблески сознания в глазах Сталина.
* * *

А как бы я лечил Сталина? Вот я, выпускник медвуза, бывший врач «скорой помощи» Сигизмунд Миронин, далеко не светило медицины, прибыл на дачу Сталина и что бы я сделал? Первым бы делом я поставил правильный диагноз – это основа основ. Далее я стал бы бороться с повышенным артериальным давлением и отеком мозга. Немедленно. Как это делать – хорошо описано у Ланга в его учебнике 1938 г. Далее, исходя из канонов 1953 г., надо было бороться с обширным кровотечением, причем, как стало понятным, – не только в мозгу, но и в желудке, а возможно и кишечнике. Как остановить кровотечение? Совершенно логично, что для этого надо повысить свертываемость крови. Я бы тут же прописал уколы викасола и глюконат кальция внутривенно.

После этого, я немедленно бы перевел больного в стационар. Некоторые ограничения были на перевозку больных в коме, но Сталину не был поставлен диагноз «кома». Поэтому его просто обязаны были везти в стационар. Но, без сомнения, кто-то запретил это делать.

Я бы немедленно сделал все возможные анализы – крови, мочи, рвотных масс, содержимого желудка, взял бы пункцию спинного мозга и так далее. Если бы кто-то из персонала предложил интенсивно колоть пациенту кофеин, камфору, цититон, кардизал и ввести подкожно 400 мл глюкозы – немедленно отстранил бы такого человека, сразу сообщив сотрудникам государственной безопасности, поскольку очевидно, что такой человек или враг, или общественно опасный сумасшедший. Ну и стал бы делать внутривенно строфантин.

Возможно, я бы предпринял хирургическое лечение: трепанацию черепа и удаление гематомы. Это возможно только в условиях специализированного стационара, когда рядом специализированная реанимационная помощь. Несмотря на то, что нейрохирургия геморрагического инсульта делала лишь первые шаги, трепанацию советские врачи делали прекрасно – уж опыт войны был просто колоссальным. Академик В. Неговский вспоминал: «В то время мы были признанными в мире лидерами в области реанимации. Война позволила накопить бесценный клинический опыт. Мы знали, что если своевременно произвести эвакуацию гематомы после кровоизлияния в мозг, то есть шансы, что больной выживет». Как видим, уже в то время были шансы на успех хирургического лечения.

Так требовали лечить Сталина каноны медицины того времени. Этого не проводилось и близко. Поэтому не только лечение, но и вообще поведение врачей было, мягко говоря, очень странным для врача. Если же для преступника – то в самый раз Ну, не верю я, что такой опытный клиницист, как Лукомский, не знал тех простых медицинских вещей, которые знаю я. Странно все это!

7
Акт патологоанатомического исследования

Фактура Акта вскрытия подробно описана И. Чигириным. «Это одиннадцать листов размером А4. Они напечатаны через 1,5 интервала на пишущей машинке № 89 и с левой стороны вверху имеют несколько отверстий от степлеров. На двух последних, несколько темноватых по сравнению с другими, листах напечатан патологоанатомический диагноз и эпикриз и находятся по виду оригинальные подписи всех членов комиссии. На этих листах слева вверху имеются отверстия, но неровные, типа дыр, размером более 2 мм, при толщине скрепок 0,5 и 0,7 мм. Они свидетельствуют о том, что эти листы многократно прикреплялись к различным, каждый раз к разным вариантам Акта вскрытия, степлерами большого и малого размера.

Слева в верхней части листа с подписями врачей, подписавших «Патологоанатомическое исследование тела И. В. Сталина», видны многочисленные отверстия – следы металлических скрепок, свидетельствующие о том, что листы неоднократно прикреплялись к разным вариантам Акта вскрытия. На последнем листе, на котором стоят подписи врачей, на обратной его стороне, сверху слева простым карандашом написано: «19.1.1954 г.», ниже, синей шариковой ручкой наискосок: «5.11.1953 г., 21 час 50 мин.».

Особого внимания заслуживает шрифт и сама пишущая машинка № 89. Не секрет, что каждая механическая печатная машинка, проработавшая некоторое время, испытывает индивидуальный износ каждой буквы шрифта. Поэтому она, как и отпечаток каждого пальца человека, имеет только ей присущие отличительные признаки.

«Если в 1953 году, когда первоначально подписывали Акт, пишущая машинка, хоть и имела характерные особенности, но была новая или почти новая. Впоследствии ее не берегли только для печати вновь изменяемого и редактируемого текста Акта, а использовали регулярно для повседневной работы. С хозяйственной точки зрения это было разумно. Но для сохранения первоначального вида документа это было неправильным, потому что механический износ всех агрегатов и частей пишущей машинки постоянно увеличивался. На последнем, дошедшем до нас экземпляре Акта, пишущая машинка выглядит весьма потрепанной и состарившейся – изменились расстояния между буквами как по горизонтали, так и по высоте. Стало иным их расположение при различных буквосочетаниях. Но характерные дефекты самих букв остались почти такими же, как и прежде. Это прекрасно видно при сравнении с листами, на которых остались оригинальные подписи, – должности и звания подписавших документ напечатаны на той же пишущей машинке № 89, но, видимо, очень давно» (конец цитаты).

Зачем это нужно было делать, если все соответствовало действительности? Зачем акт вскрытия несколько раз перепечатывали? Это очень интересный вопрос.

В Протоколе № 1 заседания Комиссии по организации похорон т. Сталина сказано, что «Комиссия считает целесообразным вскрытие и долговременное бальзамирование тела товарища Сталина произвести в специальной лаборатории мавзолея В. И. Ленина». Однако, судя по воспоминаниям очевидцев, вскрывали Сталина не там, а во флигеле, во дворе здания, которое занимает кафедра биохимии 1-го Московского медицинского института (сейчас академии).

Вот как описывает вскрытие Рясной: «Шестого марта в 11 часов дня на Садово-Триумфальной улице во флигеле во дворе здания, которое занимала кафедра биохимии 1-го Московского мединститута, состоялось вскрытие тела Сталина. Присутствовали из состава комиссии только Мясников и Лукомский, а также МГБэшники из охраны. Вскрывал А. И. Струков, профессор 1-го Мединститута, присутствовали П. Н. Аничков (президент АМН), биохимик профессор С. Р. Мордашев, который должен был труп бальзамировать, профессора Скворцов, Мигунов, Русаков. По ходу вскрытия врачи, наблюдавшие и лечившие Сталина, конечно, беспокоились – что с сердцем? Откуда кровавая рвота? Все подтвердилось. Инфаркта не оказалось. Результаты вскрытия подтвердили диагноз кровоизлияния в мозг, повлекшего за собой паралич правой половины тела и поражение моторного центра речи, расположенного в левом полушарии головного мозга».

О том же свидетельствует А. Л. Мясников: «Шестого марта в 11 – 12 часов дня на Садово-Триумфальной во флигеле во дворе здания, которое занимает кафедра биохимии 1-го МОЛМИ, состоялось вскрытие тела Сталина. Присутствовали из состава консилиума только я и Лукомский. Были типы из охраны. Вскрывал профессор 1-го МОЛМИ А. И. Струков, присутствовал П. Н. Аничков (президент АМН), биохимик, профессор С. Р. Мордашев, который должен был труп бальзамировать, патологоанатомы: проф. Скворцов, Мигунов, Русаков».

Итак, сразу три свидетеля указывают на то, что вскрытие прошло на «Садово-Триумфальной во флигеле во дворе здания, которое занимает кафедра биохимии 1-го МОЛМИ», находившейся неподалеку от площади Восстания.
* * *

Что же написано в акте вскрытия? «Исследование произведено 6 марта 1953 г., начато в 4 часа утра и окончено в 13 часов того же дня».

Тело почему-то стали вскрывать на следующий день после смерти. Сталин умер в 21.50, а вскрытие производится уже в 4 утра, то есть всего через 6 часов 10 минут после официально объявленного наступления смерти.

Как можно вскрывать тело человека, да еще лидера страны, уже через 6 часов? Он еще даже не остыл! Ни один из моих знакомых патологоанатомов никогда не вскрывал так рано и, более того, такого не слышал. Кроме того, зачем начинать в 4 часа утра, когда все нормальные люди спят?

Это совершенно против правил. Вообще за подобные вещи можно не только потерять работу, но и надолго отправиться в тюрьму. На самом деле патологоанатомы выжидают как минимум день – бывали случаи оживания. А они уже рано утром тело отправили в морг. Кроме того, надо было еще доставить тело из ближней дачи, если там умер Сталин. Почему вскрывали в неприспособленном помещении? Если Сталин умер на ближней даче и тело Сталина было на ближней даче, то почему не повезли сразу в хорошо оборудованную секционную?

Вот что рассказывал в 1995 году писателю Ф. Чуеву бывший фактический начальник охраны Сталина, тогда заместитель министра государственной безопасности СССР B. C. Рясной: «Я снарядил машину с задней дверью, в нее положили тело на носилках, рядом – две машины охраны, и поехали. Подъезжаем к Киевскому вокзалу, а там народ гуляет, танцы, пляски, свадьба, что ли… Никто еще ничего не знает, по радио объявят только утром. Свадьба нас не пропускает – Товарищ генерал, выпейте с нами рюмочку! Знали б они, что я везу в машине тело мертвого вождя! Упросили, толпа разошлась, машины поехали на Садовое кольцо к площади Восстания. Привезли и долго ждали врачей. Третьяков звонит, волнуется…». Это тот, который в 4 часа утра уже вскрытие начал.

Ф. Чуев продолжает: «А Рясной заранее отправил своих помощников на десяти машинах по разным адресам за врачами… Кое-как собрали человек пять врачей (Очень интересно, а где же еще 14 из числа подписантов?! – С. М.), и стали они полосовать мертвое тело Сталина. Рясной видел все, ему полагалось по службе, но не выдержал и отошел в сторону. Ждет Хрущева, он должен был приехать, как договорились, ко вскрытию, но появился только утром, когда Сталина уже одели в привезенный из чистки мундир. Почему-то опоздал Никита Сергеевич на несколько часов».

Интересная получается карусель. По Акту начали вскрытие в 4 часа утра комиссией в составе 19 человек, закончили работу в 13 часов. По Акту, в котором указан и Мясников, написавший свои воспоминания, вскрытие начато в 4 часа утра, когда на дворе еще темно, а в воспоминаниях он пишет, что было «11 – 12 часов дня». По Рясному, ночью «кое-как собрали человек пять врачей», а утром уже обрядили Сталина в мундир и с Хрущевым поехали в Дом Союзов. И вот тогда в «11 – 12 часов дня» подъехал Мясников, и с бригадой в восемь врачей, что стал делать-то? Кто врет, где подделки, не ясно.

Эти сведения подтверждаются дочерью Сталина. По свидетельству С. Аллилуевой, тело Сталина увезли до 5 часов утра 6 марта. Она пишет: «Подъехал белый автомобиль к самым дверям дачи – все вышли. Сняли шапки и те, кто стоял на улице, у крыльца. Я стояла в дверях, кто-то накинул на меня пальто, меня всю колотило. Кто-то обнял за плечи – это оказался Н. А. Булганин. Машина захлопнула дверцы и поехала. Я уткнулась лицом в грудь Николаю Александровичу и, наконец, разревелась. Он тоже плакал и гладил меня по голове. Все постояли еще в дверях, потом стали расходиться. Было часов 5 утра».
* * *

Даже по поводу того, кто же вскрывал, то есть держал аутопсийный нож, показания свидетелей расходятся. Свидетели называют разные имена тех, кто будто бы вскрывал тело Сталина. Это Струков, Кузнецов и Авцын.

Ряд источников сообщает, что вскрытие тела Сталина производил А. И. Струков, впоследствии академик АМН СССР, Герой Соцтруда, основатель советской школы патологоанатомии. К слову, доцент А. Авцын, вскрывавший Сталина, стал академиком-патологоанатомом, директором НИИ Морфологии АМН СССР.

Высокопоставленный чиновник МГБ Рясной вспоминал: «Всех сковал страх – даже перед мертвым диктатором… Министр здравоохранения Третьяков, уже имевший с утра встречу с Берией и спешивший доставить ему официальный результат вскрытия, нетерпеливо дернув головой, приказал молодому человеку в халате: «Товарищ санитар, начинайте!». «Товарищ санитар» оказался кандидатом медицинских наук. Это был один из талантливейших хирургов своего времени – Иван Сергеевич Кузнецов. Он взял реберный нож, поднес его к кадыку Сталина и сделал глубокий надрез – до лобка. Все облегченно вздохнули. Согласно приказу Берия, диагноз был поставлен следующий: «Кровоизлияние в области подкорковых узлов левого полушария головного мозга». Про «приказ Берия», без сомнения, очередное вранье, как может Берия разбираться в медицине, да еще в таких деталях?

Опять либо у Рясного старческое слабоумие, либо он просто врет. Ведь общеизвестно, что вскрывал Сталина именно патологоанатом Струков. При чем здесь хирург Кузнецов? Однако уже несколько раз упоминавшийся Мясников, когда он вспоминал те дни, почему-то заменил А. И. Струкова на некоего А. Н. Струнова. Во времена описываемых событий Мясникову было 53 года, а умер он в 66, и он не мог все забыть. Тем более что он постоянно общался со Струковым на собраниях АМН СССР. А может, опять подделки и вранье?

Другой вопрос, почему на вскрытии присутствовало так много охранников? При вскрытии Сталина будто бы присутствовали охранники Хрусталев и Гусаров. Рыбин свидетельствовал, что будто бы начальник Санитарного управления Куперин, показав охраннику Тукову при вскрытии тела И. В. Сталина место, где лопнул мозговой сосуд (это невозможно увидеть при одном срезе. – С. М.), сгусток крови примерно с пятачок, произнес: «Вот эту кровь сразу бы ликвидировать… Человек бы еще жил…». Значит, по словам Рыбина, охранник Туков присутствовал при вскрытии. Еще один интересный момент – а в акте вскрытия размеры гематомы указаны раза в 3 больше.

Кстати, почему-то в протоколе вскрытия не упомянуты охранники, хотя это непорядок – обязаны быть упомянуты все присутствовавшие. То ли свидетели лгут о том, что они присутствовали, то ли акт вскрытия писали совершенно другие люди, при вскрытии лично не присутствовавшие.

Почему охрана Сталина присутствовала на вскрытии? Это же идиотизм. Это сугубо врачебное мероприятие, а вовсе не шоу, проводимое для показа присутствующим, это событие врачи, согласно врачебной этике, обязаны держать в тайне.

По словам одного из подписантов, Дебова, академики, подписавшие акт патологоанатомической экспертизы, при вскрытии не присутствовали: «Помещение-то было тесное. Они сидели в другой комнате. А товарищи из госбезопасности относили им извлеченные нами органы». Честно говоря, все сказанное Дебовым более чем странно. Почему органы носят сотрудники госбезопасности, а не медики, пусть и под охраной? А если им принесли органы не Сталина, а другого человека? Вообще вопросов здесь много.
* * *

Далее. В акте имеется очень подробное описание внешних данных Сталина: рост, вес и т.д., подробно описан каждый палец ног. Но в акте вскрытия не обнаружено, что 2-й и 3-й пальцы на левой ноге срослись, что было установлено при аресте Сталина царской полицией в 1904 г. и медобследовании в 20-е годы. Вообще факт того, что в акте вскрытия не отмечено сращения двух пальцев на левой ступне, является очень и очень странным. Не говорится и о том, что левая неразгибающаяся рука заметно отличается от правой, – у Сталине еще в детстве были две серьезные травмы руки. Возникает очередной вопрос: а почему?

Может быть, это вскрывали не Сталина, а двойника, именно такую версию выдвигает Добрюха. Другая версия состоит в том, что врачи, когда вскрывали тело Сталина в темной комнате, просто этот факт не заметили, а потом те, кто тело бальзамировал, забыли сообщить тем, кто переписывал протокол вскрытия. Может быть, эти фразы о сросшихся пальцах просто забыли написать при переписывании акта? Прудникова считает, что об этом не написали, чтобы не повредить имиджу Сталина в народе, но ведь для народа эту часть текста можно было бы и не печатать. Зачем публиковать полный акт? Более того, зачем вообще его публиковать? Кстати, до народа эта часть акта дошла только в XXI веке.

При вскрытии полость рта не открывали, а губы открывались, были обнаружены коронки на зубах нижней челюсти. Описания зубов в акте вскрытия нет. И снова вопрос: а почему? Как бывший анатом, скажу, что если у застывшего уже трупа отодвинуть губы и осмотреть зубы, то ничего не случится – губы вернутся на свое место.

Следующий вопрос: был ли у Сталина синяк на голове? Волкогонов сообщает о том, что у Сталина на теле был какой-то кровоподтек, будто его толкнул кто-то. Поскребышев, отдыхая в санатории в последний год жизни, оглядываясь, утверждал: «Сталина убили. Когда он упал с инсультом, Берия прислал новых охранников, и они мешочками с песком били Сталина по голове, чтобы усилить кровоизлияние в мозг».

Конечно, слова Поскребышева – чушь и вранье, либо врет Волкогонов. Поскребышев не был на даче (после своего увольнения с поста секретаря Сталина в декабре 1952 г. или январе 1953 г.) и не видел, что там происходило. Кроме того, способом, которым указал Поскребышев, человека действительно можно убить, но при этом образуются множественные гематомы в мозгу, в особенности в коре головного мозга в местах ударов. Эти гематомы не спутаешь ни с чем. А бить надо действительно насмерть и много раз, чтобы гарантировать смерть потерпевшего, причем убедиться, что жертва действительно мертва. Только безумец в такой ситуации пользовался бы таким методом.

Против гипотезы убийства Сталина ударом говорят и специалисты по рукопашному бою – даже правильный удар, нанесенный с достаточной силой, не дает стопроцентной гарантии уничтожения противника, хотя и практически всегда выводит его из строя. Поэтому, если стоит задача уничтожения врага, этот удар всегда подкрепляют другими действиями, гарантирующими убийство.

Однако вернемся к вопросу кровоподтека – был он или нет? На самом деле, вопрос этот еще более интересен. Если принять официальную версию и сопоставить ее с данными, имеющимися в истории болезни, то получается, что, когда Сталина хватил удар, он упал. При падении он должен был бы удариться о деревянный пол. Значит, у него должен был быть синяк на голове. Однако его в акте вскрытия не отмечено. Почему?..
* * *

Много вопросов вызывает и описание мозга. «На горизонтальном разрезе через полушария обнаруживается очаг кровоизлияния с размягчением мозговой ткани, располагающийся в левых подкорковых узлах, кровоизлиянием разрушены: задняя внутренняя часть головки хвостатого ядра, левый путамен, клауструм, колено внутренней капсулы и передняя ее часть заднего бедра, наружная и самая наружная капсула.

Очаг кровоизлияния вплотную подходит к переднему рогу левого желудочка и выпячивает его внутреннюю стенку в полость желудочка. Размеры очага кровоизлияния на уровне сделанного среза 6x2,5 см. В целях дальнейшего детального изучения головного мозга других разрезов кроме одного горизонтального не производилось».

Как видим, в мозге Сталина будто бы образовалась огромная неправдоподобной величины гематома в области внутренней капсулы.

В Акте также написано: «Вскрытия спинного мозга по условиям бальзамирования и ввиду отсутствия клинических указаний на его поражение не было». На самом деле были все показания для такого исследования, так как было сочетание центрального и периферического паралича.

Самым интересным является тот факт, что в мозге Сталина не найдено следов будто бы имевшихся ранее инсультов. Более того, не найдено и следов так называемых лакунарных инфарктов, которые являются самой частой патологоанатомической находкой, выявляемой при аутопсии у лиц пожилого и старческого возраста, страдающих артериальной гипертонией. Количество лакунарных инфарктов по отношению к общему числу вскрытий составляет от 11 до 26,6%. И это у тех, у кого не было зафиксировано инсультов. Однако, как нам прожужжали все уши демократы, Сталин будто бы перенес аж два инсульта. Однако у Сталина ни следы предыдущих инсультов, ни лакунарные инфаркты не были обнаружены. Не странно ли?

Я не нашел в Акте вскрытия и описания особо выраженного атеросклероза артерий головного мозга. Нет признаков склероза аорты. Нет хрупкости стенок или их кальцификации. Описаны обычные липидные пятна. А это самая ранняя стадия атеросклероза – такие пятна есть практически у всех. В акте нет ни одного признака сильного артериосклероза или повреждения сосудов гипертензией. Если бы у Сталина был сильный атеросклероз, то сосуды обязательно должны быть изменены, но этого нет – сосуды Сталина, особенно аорта и венечные артерии, почти как у ребенка. Не отмечено существенных нарушений проходимости обеих венечных артерий. Судя по акту описания, начальный участок аорты не имеет признаков, характерных для гипертонически измененных сосудов. Точно так же не указано, что стенка венечных артерий хоть как-то повреждена хроническим гипертоническим процессом. Если кто сомневается в моей компетенции по поводу атеросклероза, то таким слишком пытливым читателям даю наводку – название моей диссертации на соискание доктора медицинских наук «Функциональная морфология артериального эндотелия в норме и при хронической артериальной гипертензии».

В те времена патологи уже прекрасно знали все эти изменения, характерные для хронической артериальной гипертонии. А сами патологоанатомические исследования уже давно стали нормой жизни. В целях дальнейшего детального изучения головного мозга других разрезов, кроме одного, не проводилось. Что само по себе исключительно странно.

Если был крупный очаг кровоизлияния, расположенный в области подкорковых узлов левого полушария головного мозга, то это выше жизненно важных центров продолговатого мозга, и при этом не должно быть столь обширной гемиплегии. Если гематома в полушариях, то должна быть поражена вся предцентральная извилина. А это 5 – 10 см в длину.

Отсутствие невропатологов при вскрытии может свидетельствовать, что обычные врачи и особенно академики не могли отличить ядра мозга от очага кровоизлияния. Им могли показать ядра полушарий и сказать, что это и есть кровоизлияние.
* * *

При вскрытии патологоанатомы обнаружили кое-что, о чем ни в каких сводках никогда не упоминалось: «Содержимое желудка, – отмечалось в заключении, – представляет собой черного цвета жидкость в количестве 200 кб. см. На слизистой желудка обнаружены множественные мелкие черно-красные точки, легко снимающиеся ножом. По удалении их на слизистой желудка обнаруживаются мелкоточечные углубления. Слизистая желудка сглажена. Такого же характера изменения обнаружены на слизистой двенадцатиперстной кишки. На вершине складок верхнего отдела тощей кишки в слизистой оболочке обнаружены мелкоточечные кровоизлияния. Такие же кровоизлияния кое-где встречаются и на протяжении всего тонкого кишечника. В просвете верхнего отдела тонкого кишечника обнаружена густая темно-зеленого цвета масса, приобретающая на остальном протяжении кишечника черную окраску. Слизистая тонкого кишечника местами интенсивно окрашивается этой полужидкой массой в черный цвет…»

Сведений о том, что больного последние 4 часа поили, нет в журнале болезни. Откуда жидкость в желудке, и в весьма немалом количестве? Очень просто – это кровь, которая постоянно подтекала из стенки желудка, смешиваясь желудочным соком, возможно, с добавлением фильтрата плазмы. Подробный биохимический и цитологический анализ этой жидкости показал, что там действительно есть следы крови. Анализ рвотных масс тоже показал наличие в ней гемоглобина.

В Акте вскрытия записано, что «многочисленные кровоизлияния в сердечной мышце, в слизистой желудка и кишечника… являются следствием гипертонической болезни». Это полная лажа. Не бывает кровоизлияний в жизненно важных органах при гипертонической болезни. Я работал много лет именно по этой тематике и лично проводил эксперименты на крысах с самыми разными видами наследственной гипертонии, но ни разу не видел мелких кровоизлияний в стенках желудка и кишечника, и в особенности системных диапедезных (то есть путем проникновения клеток крови через мелкие отверстия в стенке сосудов) кровоизлияний.

Впоследствии в заключении консилиума напишут: «Причиной кровавой рвоты считаем сосудисто-трофические поражения слизистой оболочки желудка». А вот отчего они произошли, эти поражения? В заключении медиков об этом нет ни слова. Обращает внимание то, что патологоанатомы оценок увиденному в желудке не дают. Они употребляют общие слова, но, вместе с тем, достаточно добросовестно описывают все, что увидели. Создается впечатление, что они предполагали, что когда-нибудь к их акту обязательно вернутся и сделают на его основании выводы об истинных причинах смерти Сталина.

Бывший директор лаборатории Мавзолея акад. Дебов С. С., лично участвовавший в бальзамировании Сталина, рассказывал, что Сталина вскрывали особым щадящим способом, чтобы легче потом было сохранять забальзамированное тело. В ночь с 5 на 6 марта 1953 г., прежде всего, сделали слепок рук и лица. Потом приступили к вскрытию и временному бальзамированию. Чтобы не ухудшить «условия бальзамирования», при вскрытии «не проверялись щитовидная железа, гипофиз, половые железы, полость рта, язык, миндалины, пищевод, гортань и трахея». Вообще говоря, тем самым врачи не проверили ничего из того, что могло сразу же указать на отравление.

Как вспоминал Дебов, все органы Сталина были кремированы. Почему?! Сванидзе раскопал приказ или решение Главлечупра, согласно которому органы умерших членов ПБ и ЦК должны были храниться в формалине в течение 7 лет. Где эти препараты Сталина, почему их сожгли? Сообщали, что лишь мозг Сталина передали в Институт мозга, где он находился на секретном хранении, разрезанный на тончайшие пластинки. Так где этот мозг, почему он не исследуется и не рассекречен? А может, он уже уничтожен? По сведениям Мартиросяна, головной мозг был мгновенно изъят из черепа усопшего Сталина, едва только врачи официально подтвердили, что тот был мертв. Никто никогда не проводил никаких исследований его мозга, тем более биохимических. Почему нет мозга Сталина, ведь его, как и мозг Ленина, должны были бы сохранить?

Если бы органы Сталина в формалине существовали и если бы не было никакого убийства, то их бы никто не рискнул выкинуть, а если они выкинуты, то по команде хрущевцев. Я пытался связаться с Институтом Мавзолея. Этот институт до сих пор отвечает за сохранность тела Ленина. Мне вежливо отказали, сказав, что это никому не интересно.

Еще один момент. Сталин умер 5 марта. Тело Сталина вскрывали 6 марта, а уже 7 марта был опубликован акт вскрытия. Но ведь одного дня для гистологического анализа совершенно недостаточно – гистологическое исследование может занять до 2 недель! И тем не менее 7 марта 1953 года, когда сообщение о патологоанатомическом исследовании тела Сталина опубликовали все газеты СССР, было опубликовано окончательное заключение, окончательный диагноз. Чудеса, да и только.

Наконец, я не думаю, что для судебно-медицинского эксперта было бы достаточно трудной задачей определить, что Сталина отравили. Но его просто не допустили до вскрытия, чтобы не рисковать.

8
Как Сталин «заболел»?

Попробуем проанализировать события, которые произошли в период между 28 февраля и 2 марта 1953 года, в момент, когда Сталина постигло смертельное заболевание или его отравили.

Чтобы воспроизвести череду событий тех дней, прежде всего, нужны документы, которые должны были храниться в архивах. Сталин был публичным политиком, и его передвижения тщательно фиксировались в различного рода журналах. Он жил на Ближней даче. Там велся журнал дежурств. Кроме того, имелся журнал регистрации посетителей дачи. В кремлевском кабинете Сталина имелся свой журнал посетителей, без всякого сомнения, имелся журнал регистрации входящей документации… Если бы все эти документы сохранились, то любой день Сталина можно было бы воспроизвести по минутам. Однако, увы, сделать это в настоящее время не представляется возможным. Если журнал посетителей кремлевского кабинета каким-то чудом сохранился, то другие журналы в архивах пока не найдены. Почему-то отсутствует и множество других документов, связанных с последними днями Сталина и Берии.

Почему же не сохранился журнал регистрации входящей и выходящей корреспонденции Сталина? Почему пропал журнал посетителей Ближней дачи? Наверное, его уничтожили. Книгу регистрации посетителей дачи тоже, видимо, уничтожили, а вот про книгу посетителей сталинского кабинета в Кремле забыли. Может, из-за того, что там не было улик, а может, просто забыли или не знали. Есть еще много вопросов без ответов: например, почему уничтожены журналы регистрации входа посетителей в Кремль? Интересно, что в Госархиве (ГАРФ) нет также документов Госбезопасности, нет и документов Совета Министров с 1951 г. и МВД с 1961 г.

Но и это не все. Многие ученые не без оснований считают, что архивы в России здорово почищены. Например, Наумов свидетельствует, что ключевые документы были уничтожены после смерти Сталина. Будто бы это сначала делал Берия, а затем – Хрущев. Однако Наумов не предоставил конкретной информации об уничтожении, но некоторые бывшие должностные лица заявляли, что это было и что они непосредственно в этом принимали участие.

Ж. Медведев пишет: «Личный архив Сталина был уничтожен вскоре после его смерти…». По свидетельству С. Кремлева, после ареста Берии его записки были изъяты из протоколов Президиума ЦК. Как записано в протоколе, при обыске в кабинете Берии, «в результате осмотра обнаружены документы, имеющие значение для дела, которые были изъяты и на месте в упакованном виде переданы тов. Суханову Д. Н.», однако Столяров не нашел следов личного архива Берии.

Более того, циркулирует легенда, что будто бы летом 1953 г. по всей стране горели архивы областных управлений МВД. По словам Зеньковича, к осени 1955 г. были уничтожены многие документы, связанные с деятельностью Сталина. Всего будто бы было уничтожено 11 бумажных мешков документов. Чего так боялись, что так хотели скрыть новые руководители страны?

Имеются также свидетельства неких офицеров из органов госбезопасности, которые говорят, что они часто обнаруживали исчезновение документов. Будто бы Хрущев приказал просмотреть центральные архивы и провести некоторую их чистку «в связи с разоблачениями культа личности Сталина». А зачем уничтожать документы – ведь если там написана правда, то это преступление, а если очевидная ложь – так пусть потомки знают, как Сталин оболгал и раздавил достойнейших людей! Нет, очень надо было уничтожить документы, содержащие какие-то чрезвычайно опасные вещи.
* * *

Но самое интересное даже не в этом. Многие документы советского периода, имеющиеся в архивах, до сих пор не открыты. Например, только в самое последнее время начались публикации документов, связанных с голодом 1933 г., с Катынским расстрелом польских офицеров (кстати, там сразу же обнаружилось множество фальшивок). По свидетельству Прудниковой, до сих пор не опубликованы важнейшие документы Ленинградского дела. Не опубликовано полностью и дело Берии. Какую же такую опасность могут представлять все эти документы для демократов? Ведь советский тигр вроде бы побежден?

Доктор исторических наук Ю. Жуков пишет: «Зачем руководителям Архивной службы РФ – и прежнему Р. Пихоя, и нынешнему В. Козлову – упорно прятать от исследователей ключевые для раскрытия нашего прошлого материалы фондов таких отделов ЦК, как:

– административных органов, курировавших ОГПУ-НКВД-МГБ, Верховный суд СССР, Прокуратуру СССР; отдела, который и давал санкции на все без исключения аресты высокопоставленных лиц, на проведение закрытых или открытых политических процессов;

– Судебной комиссии ЦК, или, говоря сегодняшним языком, Комиссии по помилованию, отдельные решения которой выдаются за якобы «расстрельные списки»;

– руководящих партийных органов, позже преобразованного в Управление кадров, содержащее «личные дела» всех без исключения лиц, в просторечии именуемых «номенклатурой».

Мало того, недоступны и документы иного рода. К примеру, необъяснимое «отсутствие» стенограммы Октябрьского 1952 года пленума ЦК. Того, что настойчиво подменяется «воспоминаниями», написанными через четверть века. Руководители Архивной службы наивно разводят руками: да, стенограммы всех пленумов велись, а вот этого – почему-то нет… Интересно, что на июньском 1957 г. пленуме ЦК Молотов критиковал Хрущева, назначенного председателем Комиссии по архиву Сталина, за то, что он ни разу за четыре года не собрал Комиссию.

Изъятия продолжаются и в настоящее время. Так, например, бывший депутат Госдумы В. Алкснис при изучении в архиве дела своего отца и дела Тухачевского обнаружил изъятия, но самое интересное – он обнаружил, что чистка архивного дела была продолжена уже в нынешнее время».

Кроме того, одним из методов сокрытия преступления является изготовление фальшивок. Сейчас даже среди доступных документов имеется огромное количество фальшивок, подделок документов. Вот лишь некоторые примеры. Письмо Абакумова Сталину о практике ведения следствия – фальшивка. Шифровка Сталина о физических методах от января 1939 г. – фальшивка. Письмо с обвинением Сталина в том, что он был агентом охранки, – фальшивка. Катынские документы – сплошь фальшивки…

Руководитель Федеральной архивной службы России, член-корреспондент РАН В. П. Козлов написал книгу о разоблачении фальшивых исторических документов «Обманутая, но торжествующая Клио», в которой, в частности, дал понять, что после развала СССР из архивов России в прессу валом повалили фальшивые документы.
* * *

Далее. Когда читаешь воспоминания о Сталине, то поражаешься тому огромному количеству ошибок и неточностей, которые имеются в подобных воспоминаниях. Очень часто воспоминания «причесываются» под кого-то, путем согласования в деталях, которых на самом деле не было. Мне вообще кажется, что, например, задача воспоминаний Хрущева – синхронизировать и ввести в нужное русло воспоминания других участников событий, как известный психологический прием о назывании черным белого большинством подсаженных будто бы испытуемых, и тогда человек начинает сомневаться сам в себе. Озвученная версия событий Хрущева как бы давит на очевидцев, и они подсознательно ее запоминают.

Для того чтобы сделать воспоминания Хрущева и других очевидцев достовернее, в умы обывателя постоянно внедряется идея о том, что Сталин любил выпить. Подобное утверждение делает «воспоминания» о ночном застолье в ночь с 28 февраля на 1 марта убедительнее. В качестве примера приведу лживую сцену, будто бы зарисованную с натуры дочерью Сталина Светланой: «Застолья последних лет в Сочи и в Кунцеве были многолюдными и пьяными. Я видела это несколько раз и всегда быстро уходила. Отец пил немного; но ему доставляло удовольствие, чтобы другие много пили и ели, и, по обычной русской привычке, гости скоро «выходили из строя». Однажды отец все-таки много выпил и пел народные песни вместе с министром здравоохранения Смирновым, который уже совсем едва держался на ногах, но был вне себя от счастья. Министра еле-еле уняли, усадили в машину и отправили домой. Обычно в конце обеда вмешивалась охрана, каждый «прикрепленный» уволакивал своего упившегося «охраняемого». Разгулявшиеся вожди забавлялись грубыми шутками, жертвами которых чаще всего были Поскребышев и Микоян, а Берия только подзадоривал отца и всех. На стул неожиданно подкладывали помидор, и громко ржали, когда человек садился на него. Сыпали ложкой соль в бокал с вином, смешивали вино с водкой. Отец обычно сидел, посасывая трубку и поглядывая, но сам ничего не делал. По-видимому, Микоян и Поскребышев, которого отец называл не иначе, как «Главный», были самыми безропотными. «Главного» чаще всего увозили домой в беспробудном состоянии, после того, как он уже валялся где-нибудь в ванной комнате и его рвало. В таком же состоянии часто отправлялся домой Берия, хотя ему никто не смел подложить помидор. Его отец называл Прокурором».

Но ведь достоверно известно, что Поскребышев практически не бывал на даче Сталина, что сразу делает ценность вышеприведенного «свидетельства» равной нулю, да и по своему положению секретаря не мог Поскребышев на равных участвовать в гулянках вместе с членами Политбюро. Это примерно как шофер генерала принимал участие на равных в попойке руководителей Генштаба. Водку еще мог бы возить, а пить наравне – никогда. Почему Светлана написала эту гнусность – не ясно. Ясно лишь, что это – вранье.

Между тем о том, что Сталин не был любителем выпить, свидетельствует довольно много фактов. А. Рыбин вспоминает, что охрана с 1930 по 1953 год видела Сталина «в состоянии невесомости» всего два раза: на дне рождения С. М. Штеменко и на похоронах А. А. Жданова. В частности, Рыбин пишет: «Чтобы доверчивые читатели не приняли всерьез очередной анекдот, на которые Хрущев был мастак, уточняю: Сталин предпочитал только вина «Цинандали» и «Телиани». Случалось, выпивал коньяк, а водкой просто не интересовался».

Кстати, та же Аллилуева отмечает, что Сталин «пил немного». Поэтому думать о том, что Сталину доставляло удовольствие пьянствовать в компании своих подхалимистых соратников, по меньшей мере, глупо.
* * *

А теперь вернемся к нашим делам. С начала 1953 года Сталин начинает подготовку страны к чему-то важному. По сути, это подготовка к новому технологическому взлету и смене руководства страны. Планы должны были поменять путь не только страны – без преувеличения путь всего человечества.

За день-два до своей кончины Сталин сказал по телефону Д. Чеснокову: «Вы должны в ближайшее время заняться вопросами дальнейшего развития теории. Мы можем что-то напутать в хозяйстве. Но, так или иначе, но мы выправим положение. Если мы напутаем в теории, то загубим все дело. Без теории нам смерть, смерть, смерть!..».

17 февраля И. В. Сталин провел последний прием в своем кремлевском кабинете: с 20 часов до 20 часов 30 минут Сталин принимал индийскую делегацию во главе с послом Индии в СССР Меноном. С 22 часов 15 минут до 22 часов 30 минут у него на приеме были Л. П. Берия, Н. А. Булганин и Г. М. Маленков. Были они всего 15 минут. В последующие дни Сталин в свой кабинет уже не приезжал, оставаясь на даче. Нет никаких данных о том, что члены «четверки» приглашались к Сталину на дачу в период между 18 и 28 февраля. Чем занимался Сталин во второй половине февраля 1953 года, подписывал ли какие-нибудь документы – сведений нет, скорее всего, все уничтожено. С 18 по 28 февраля не было даже «дружеских посиделок» у вождя.

С. Кремлев и Ж. Медведев считают, что 27 февраля, в пятницу, Сталин был в хорошем настроении и поехал вечером в Большой театр на балет «Лебединое озеро». В правительственной ложе он сидел один, в глубине, так, чтобы публика в зале его не видела. «Лебединое озеро» было любимой постановкой Сталина, и он бывал на этом балете много раз. В этот вечер, 27 февраля, он хотел просто отдохнуть или снять напряжение.

Очень важным шагом Сталина был прием главного контролера Советского Союза, председателя Комитета партийного контроля М. Ф. Шкирятова, – 27 февраля. Для организаторов убийства Сталина это был очень тревожный знак. Действовать следовало немедленно. Кстати, старый несгибаемый большевик, член Партии с 1906 года, славившийся своей принципиальностью и неподкупностью, М. Шкирятов, которого называли «одним из сталинских опричников», тоже «внезапно» умер вскоре после убийства Сталина – в январе 1954 года. «Сталинским опричником» или «Малютой Шкирятовым» его враги называли не зря – у нечестных партработников и коррупционеров стучали зубы при одной мысли о шкирятовской проверке. Кстати, внешне Шкирятов – почти копия Александра Лукашенко.

А теперь – исключительно важный момент. Бывший министр сельского хозяйства Бенедиктов утверждает, что в феврале 1953 г. члены Президиума ЦК партии получили для согласования проект постановления Президиума ЦК о назначении нового Председателя Совета Министров СССР – П. Пономаренко.

Если кому непонятно – суть в том, что фактически назначался преемник Сталина. Молодой глава Советского правительства легко становился в самом недалеком будущем Председателем Президиума Верховного Совета – руководителем СССР. Но и без этого Предсовмина – второе лицо в государстве. Как?! А как же Маленков, Хрущев и Булганин?! А они в «пролете». Сталин обхитрил их, обойдя старых царедворцев и выбрав человека, отличавшегося исключительной скромностью, большим умом, редкой личной храбростью и полной преданностью своему народу.

Основной свидетель по этому вопросу, повторим, Бенедиктов, который в одном из своих интервью заявил: «Сталин достойного, с его точки зрения, преемника, по крайней мере, на один из высших постов подобрал. Я имею в виду П. Пономаренко, бывшего первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии, который во время войны возглавлял штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования. Обладая твердым и самостоятельным характером, Пантелеймон Кондратьевич одновременно был коллективистом и демократом до мозга костей, умел располагать к себе, организовывать дружную работу широкого круга людей. Сталин, видимо, учитывал и то, что Пономаренко не входил в его ближайшее окружение, имел собственную позицию и никогда не старался переложить ответственность на чужие плечи. Документ о назначении П. К. Пономаренко Председателем Совета Министров СССР был завизирован уже несколькими членами Политбюро, и только смерть Сталина помешала выполнению его воли». Если Бенедиктов не путает, то утверждение Пономаренко должно было состояться 2 марта.

Поэтому странно слышать упреки Сталину в том, что все было бы хорошо, но он не подготовил себе преемника, который бы продолжил его дело. Подготовил. Сохранил его имя в тайне до последнего момента, не дав, таким образом, чтобы с ним что-то «случилось», как с Кировым или Ждановым. Все было готово для удаления от власти развратившейся верхушки «партийных паханов». Но Сталин был убит в самый последний момент, когда счет шел буквально на часы. Предатели и их кураторы ввели свой давно подготовленный и чрезвычайно рискованный план в действие, и он сработал. Очень и очень обидно. Не случись этого, мы жили бы в совершенно другом мире. Но надо сказать, что и враг был очень серьезен.
* * *

Что же случилось 28 февраля? В реальности это сейчас никто не знает. Есть множественные версии событий 28 февраля. Если в них и есть доля правды, то она потоплена в потоках дезинформации. Мы уже выяснили – Сталин был убит – отравлен, а потом добит под видом лечения. Из всех этих воспоминаний не совсем ясно, когда же состоялось покушение на убийство. Как я покажу ниже, скорее всего, отравление было совершено 1 марта, а затем могущественные преступники изо всех сил заметали следы.

Из воспоминаний Н. С. Хрущева и охранников (больше никто и никогда об этом не говорил и не писал) следует, что 28 февраля к вечеру, часов в шесть, Сталин якобы поехал в Кремль смотреть кино, пригласив Берию, Булганина, Маленкова и Хрущева. В Кунцево вернулись около 12 часов ночи. По свидетельству Хрущева, от Сталина позвонили, «… чтобы мы пришли в Кремль. Он пригласил туда персонально меня, Маленкова, Берию и Булганина. Приехали. Потом говорит снова: «Поедемте, покушаем на ближней даче». Поехали, поужинали… Ужин затянулся… Сталин был навеселе, в очень хорошем расположении духа». Видите, как много деталей вспомнил старик, которому уже за семьдесят.

При реконструкции вечера 28 февраля надо обязательно учитывать существенный момент – из-за любви Сталина к кино все дачи, на которых он жил, были оборудованы кинозалами. Кроме того, почему-то приход Сталина в свой кабинет 28 февраля перед просмотром фильма, о чем свидетельствует Хрущев, не зарегистрирован в журнале посетителей. Опять забыли или просто Хрущев наврал?

Хрущев с охранниками придумали версию о не менее чем 5-часовом (с 18 до 23 часов) киносеансе. Это что же они такое могли смотреть? А после такого киносеанса поехали еще на 5 часов на ночной обед? Людям и среднего возраста два таких длительных (в общей сложности более 10 часов) мероприятия после рабочего дня нелегко перенести. А ведь Сталину было 73 года.

В хрущевские рассказы о том, что Сталин от нечего делать, со скуки, в выходные дни или в свободное время для собственного развлечения вызывал ближайших соратников к себе на дачу, не верится совершенно. Сталин, который ежедневно, при любых обстоятельствах, помимо основной работы, внимательно не просто прочитывал, а прорабатывал 300 – 400 страниц (свидетельство Шепилова) книжного текста, менял бы книги на, прямо сказать, не обремененных интеллектом людей?..

Итак, просто из самих заявлений Хрущева делаем вывод – очень сомнительно, что 28 февраля Сталин в Кремль ездил. Вот бы узнать, правда ли это? Это было бы очень просто – перемещения деятелей такого уровня (приезд-отъезд) и их посетителей фиксируются в журналах, ведущихся соответствующими лицами. Факт приезда Хрущева, Берии, Булганина и Маленкова должен быть подтвержден записями в журналах кремлевской охраны и охраны Ближней дачи Сталина 28 февраля и 1 марта 1953 года.

Поразительно, но журнал посещений Ближней дачи (документ государственной важности), как уже говорилось, исчез бесследно, а в кремлевском журнале (в кабинете Сталина) о визите Сталина и компании нет ни слова. Нет не только регистрации приезда Сталина в Кремль, нет свидетельств о его прибытии назад, поздно ночью.

Отсутствие в архивах Журнала дежурств охраны в Кремле и на даче сам по себе весьма красноречивый факт, фактически – улика. Отсутствие записей в кабинете Сталина говорит однозначно – в Кремль он не ездил, никакого фильма не смотрел, «четверка» к нему в Кремль не приезжала. Хрущев и охранники лгут.

Есть и другие свидетельства. В дневнике маршала Жукова есть записи будто бы откровений Булганина, говорящие о том, что ужин 28 февраля у Сталина был. Булганин говорит, что ужин затянулся до 2 часов. Однако сын Берии утверждает, что члены ПБ пришли к Сталину поздно вечером. Он их рано отправил по домам, так как плохо себя чувствовал и хотел спать. Кстати, Хрущев не пишет, что приехала вся «четверка», он пишет «мы». Из его контекста ясно, что на дачу приехал еще Маленков, может быть еще кто-то, но Хрущев не называет имен.

Окончательная редакция рассказа выглядит так: «Маленков, Берия, Булганин и я были у него на даче Ближняя в субботу ночью (в ночь с 28 февраля на 1 марта. – С. М.). Как обычно, обед продолжался до 5 – 6 часов утра. Сталин был после обеда изрядно пьяный и в очень приподнятом настроении. Не было никаких признаков какого-нибудь физического недомогания…» Утром 1 марта гости уехали. В доме находились, кроме кастелянши, 3 охранника, все в офицерских чинах. Среди них – полковник Иван Хрусталев. Гости покинули дачу в пятом часу. Сталин и Хрусталев проводили их, а затем оба прошли в одну из спальных комнат. Порученцы считали, что гости разошлись в пятом часу, Хрущев – что в шестом. Разногласий по поводу лиц, приезжавших на дачу 28 февраля 1953 г., у охранников не было. Они якобы запомнили: Маленков, Берия, Булганин и Хрущев.

Однако историк А. Н. Шефов, работавший на Ближней даче в 1955 году, написал, что среди сохранившихся к тому времени документов в деревянной рамке было меню на вечер 28 февраля 1953 года. В этом меню было указано, что Сталин заказал себе «паровые картофельные котлетки, фрукты, сок и простоквашу». Это свидетельствует о том, что он в этот вечер в гости никого не ждал и ехать на ужин никуда не собирался.

Как видим, меню никаких следов того, что у Сталина должны быть гости, не содержит. Сталин всегда заранее предупреждал обслуживающий персонал о подготовке к таким вечерним или ночным обедам и часто заказывал определенные кавказские блюда и грузинские вина. Однако меню на этот день показывает, что никаких дополнительных порций и тем более особого ужина не готовилось.
* * *

Меню на 28 февраля 1953 года – весьма весомый документ, свидетельствующий о желании Сталина в этот вечер побыть дома одному. Конечно, в связи с какими-то важными обстоятельствами он мог покинуть дачу, а потом вернуться. Но что ели и пили гости?

Да и сам ужин какой-то странный, вы не находите? Четыре часа сидеть за столом и пить виноградный сок, созерцая лица тех, кого он постоянно видел в последние 25 лет! И тут снова Хрущев услужливо подает версию – что в последние годы жизни Сталин страдал от одиночества и постоянно приглашал их к себе на дачу. Хрущев пишет: «Его страшно угнетало одиночество. Он нуждался в том, чтобы около него постоянно находились люди. Когда Сталин просыпался утром, он немедленно вызывал нас. Он либо приглашал нас на просмотр кинофильмов, либо начинал разговор, который можно было закончить в две минуты, но который он растягивал в связи с тем, чтобы мы подольше оставались с ним. Для нас это было пустым времяпрепровождением. Правда, иногда мы решали государственные и партийные проблемы, но тратили на них лишь незначительную часть времени». Вообще это не просто очень странно, но и совершенно не похоже на характер Сталина, всю жизнь работавшего чрезвычайно много, и вообще на его поведение.

Светлана Аллилуева вспоминает, что отец в последние годы жизни замкнулся от всех и не особо нуждался в общении. Получается, Хрущев лжет? Конечно. Ему не привыкать. Или, например, в воспоминаниях дипломата Трояновского сказано прямо – Сталин сказал ему: «Я привык к одиночеству, привык, еще будучи в тюрьме». Кроме слов Хрущева нет никаких свидетельств о том, что соратники без конца торчали у него на даче. Тогда зачем они приезжали в ту субботу? Или не приезжали и Хрущев просто нагородил, по своему обыкновению, кучу вранья, чтобы скрыть другую ложь?

Есть еще важное обстоятельство: 28 февраля у дочери И. В. Сталина Светланы был день рождения. Почему Сталин не поздравил Светлану с днем рождения? Почему Сталин не пригласил Светлану к себе в связи с ее днем рождения? Поссорились? Или он уже был отравлен и уже чувствовал себя очень плохо?

Есть серьезные основания утверждать, что 28 февраля никакого ужина с «четверкой» не было. Сталин был один и, видимо, напряженно работал над книгой по политэкономии. Скорее всего, версия разработана Хрущевым и доведена до сведения охраны после убийства Берии 26 июня 1953 г. Тут я согласен с Ю. Мухиным.

История про кино в Кремле и ночные посиделки тоже явно выдумана. Почему же Хрущев и охранники упорно сдвигают визит на глубокую ночь? Ответ прост. Им нужно событие, которое могло бы привести к повышению артериального давления. Мол, Сталин перепил после застолья, и тут его хватил гипертонический криз.

Далее. Хрущев очень старается уверить читателя своих мемуаров в том, что настроение у Сталина в тот вечер было превосходным. «Он много шутил, замахнулся вроде бы пальцем и ткнул меня в живот, назвав Микитой. Когда он бывал в хорошем расположении духа, то всегда называл меня по-украински Микитой. Распрощались мы и разъехались». Для того чтобы воспоминание выглядело достоверным, нужна характерная деталь. Такой деталью являются слова Сталина о Миките.

Еще одна деталь – очень крепких напитков не было, лишь несколько бутылок молодого вина «Маджари», застолье без излишеств. Я попытался спроецировать поведение Хрущева на себя и вспомнить, а какое вино было на застолье, которое я устраивал после защиты своей докторской диссертации несколько лет назад, – и не смог. Хрущев же, будучи довольно старым человеком (он вспоминал и писал свои воспоминания в 1969 – 1970 гг. в возрасте более 75 лет), вдруг отлично помнит детали одного ничем не примечательного вечера. Ведь это только потом этот вечер вдруг стал примечательный – после него очень быстро умер Сталин, а до этого ничего особенного, по словам Хрущева, не произошло.

А вот любимую марку вина, любимого Сталиным, Хрущев забыл. Выше уже приводились слова бывшего телохранителя Сталина А. Рыбина, который говорил, что Сталин предпочитал вина «Цинандали» и «Телиани».
* * *

Идем дальше. Существующие версии событий 1 – 2 марта 1953 года принадлежат людям, которые при наличии заговора неизбежно были его прямыми или косвенными участниками. Они не заинтересованы в раскрытии правдивой картины случившегося. Если отбросить как недостоверные рассказы работников охраны, записанные через 40 с лишним лет отъявленными лжецами вроде Волкогонова и Радзинского, и очевидно лживый рассказ Хрущева, то не остается абсолютно никаких источников о событиях, которые происходили с течение 28 февраля и вплоть до 7 часов утра 2 марта, когда прибыли врачи и начали осмотр Сталина.

Почему-то большинство журналистов и публицистов, описывавших 1 марта, употребляют слова «доподлинно известно». Это полная чушь. На самом деле не известно почти ничего. Пока никто не может достоверно сказать, что же действительно произошло 1 марта 1953 года.

С большей или меньшей долей вероятности можно лишь считать, что состав персонала, который был 28 февраля – 2 марта на даче Сталина, установлен. В воскресенье, 1 марта 1953 года, у коменданта дачи в Кунцеве полковника МГБ Орлова был выходной. В служебном помещении дачи, примыкавшем к комнатам, где жил Сталин, дежурили старший сотрудник М. Старостин, помощник коменданта П. Лозгачев и некоторые другие офицеры. Дежурила также кастелянша Матрена Петровна Бутусова, о которой Хрущев пишет как о «преданной служанке Сталина, работавшей на даче много лет». Следующим установленным с определенной долей вероятности фактом является прибытие врачей и начало осмотра ими Сталина в 7 часов утра 2 марта. И все!

Если брать официальную версию, то дело было так. Днем 1 марта Сталин никого не вызывал к себе в течение всего дня. А без вызова войти к нему никто не осмелился бы, за исключением внезапного важного события. Уже вечером нашли предлог: привезли секретную почту. Его застали на полу малой столовой, возле дивана. Лежал, видимо, давно, успел даже обмочиться, был в сознании, но говорить уже не мог. Сталина бережно перенесли на диван в Большой зал. На дачу срочно приехали Берия с Маленковым. Берия якобы распорядился с вызовом врачей не торопиться: «Он же просто спит!» Врачи появились на Ближней лишь на следующий день, констатировав у вождя инсульт.

Предполагается, что утром Сталин чувствовал себя плохо и потому долго лежал в постели (все-таки, лег спать около 5 – 6 часов утра). И никто не чесался – все ждали… В 18 часов постовой с улицы (значит – с охраной все в порядке, она начеку) сообщил, что у Сталина «зажегся свет в малой столовой», но вызова не последовало. И все снова стали ждать. Человек не появляется, ничего не ест – и никакой реакции со стороны охраны, а это прямой повод для объявления тревоги. 1 марта в 22.30 – помощник коменданта сталинской дачи в Кунцеве П. Лозгачев с пакетом из ЦК, почтой, полученной в 22 часа, вошел в комнаты, где жил И. В. Сталин, и увидел его лежащим на полу в пижамных брюках. На помощь прибежали Старостин, Туков, Бутусова. Вчетвером перенесли Сталина в большую комнату, уложили на диван и укрыли пледом. Однако это ложь. Согласно истории болезни, на Сталине была надета не пижама, а нормальная одежда.

Между тем, маловероятно, что личная канцелярия Сталина или оперативные дежурные Генерального штаба в своих контактах со Сталиным зависели от обслуживающего персонала дачи Сталина, от людей вроде Старостина или Лозгачева. Маловероятно, что за весь день в воскресенье, 1 марта 1953 года, Сталину никто не позвонил по одной из нескольких линий правительственной или особой кремлевской связи, и что в его канцелярии в Кремле не было получено ни одной секретной депеши. В Корее, где шла война, был, кстати, уже понедельник. Глава такой супердержавы, как СССР, не мог рассчитывать на то, что в воскресенье его оставят в покое.
* * *

По официальной версии, последний человек, якобы видевший Сталина живым и дееспособным, был Хрусталев. Будто бы он вернулся от Сталина и сказал двум другим охранникам – Тукову и Лозгачеву – слова, которые можно назвать ключевыми для разгадки тайны смерти Сталина: «Хозяин сказал: «Ложитесь-ка вы спать. Мне ничего не надо. И я тоже ложусь. Вы мне сегодня не понадобитесь». Как будто речь идет не о людях, охранявших жизнь главы сверхдержавы, а о садовниках. Ему-то они могли и не понадобиться, а вот он недобрым людям мог понадобиться запросто. Лозгачев утверждает, что указание Сталина якобы передал им И. Хрусталев, который добавил: «Ну, ребята, никогда раньше такого распоряжения не было…». Никогда ранее охрана такого разрешения от хозяина не получала, а тут на тебе. А это не подозрительно?

Все трое будто бы разошлись. Это было не просто грубое нарушение порядка. За сон на посту охрана наказывалась и наказывается как за нарушение Устава, воинское преступление. Это то же самое, что часовой, спящий на посту. Такую команду Сталин, как человек, немало повоевавший в своей жизни, дать не мог. А если бы Сталин и в самом деле дал команду, то охрана обязана была ее не выполнять. Случись что со Сталиным – его слова никто не слышал, а трибунал в такую чушь не поверит, скажет, сам все придумал, чем ты докажешь, что Сталин действительно это сказал? Устав – вот он, а чем ты подтвердишь слова Сталина?

Представим ситуацию – появляется охранник начальника Гознака (где печатаются деньги) и заявляет охране объекта – «а ложитесь-ка вы, ребятки, спать, начальник разрешил!» В самом лучшем случае он был бы послан подальше, а о его поведении было бы доложено по всем инстанциям. А то и мог бы оказаться в подвале «до выяснения». Очевидно, что значение руководителя сверхдержавы посерьезнее охраны Гознака со всеми деньгами, напечатанными за смену. Такое поведение охранников можно было бы объяснить только одним – они (включая Хрусталева) были недееспособными дебилами от рождения, во что поверить решительно невозможно.

Так спали ли охранники? Вы удивитесь, но наиболее вероятно – да, но не по своей воле. Все их поведение говорит о том, что они или подчинялись участникам заговора, или все намного проще – их усыпили, подсыпав снотворное в еду или питье. Что в таком случае делать охранникам? Идти под трибунал? Поэтому они и придумали версию (с чьего-то согласия и одобрения) о том, что Сталин послал их всех спать. Первый раз в жизни он послал всех спать! И последний.

Раз охрана утверждает, что они спали, будто бы по разрешению Сталина, значит, им подсыпали снотворного и они боялись, что их осудят. Они проспали и попались. Если не хочется обвинений в сонливости и трибунала, а охранники явно этого не хотели, то придумывают объяснения, что Сталин им разрешил спать.

Встанем на место охраны и поиграем в охранников. Охранники должны быть страшно напуганы и сразу же договорились, что им разрешил идти спать сам Сталин. Далее, преступникам очень важно представить дело так, что Сталин целый день 1 марта проспал или пролежал без сознания. Это требуется для того, чтобы отвлечь внимание от того факта, что охрана была усыплена. Судя по рассказам дежуривших на даче Старостина и Лозгачева, в воскресенье, 1 марта, телефонных звонков Сталину не было. Это очень странно. Сталину звонили всегда, никогда не оставляя в покое. Следовательно, охранники лгут, и это подтверждает дочь Сталина, которая утверждала, что она не могла дозвониться отцу вечером 1 марта – никто не брал трубку. Значит, либо все спали, либо была отключена телефонная линия.

Все эти странные события объясняются следующей версией. Утром 1 марта Сталин встал, как обычно, в 10 или 11 часов. Он поел в районе 11 часов. (Кстати, подавала завтрак Сталину не Истомина, которая в воскресенье, 1 марта, получила выходной, что, видимо, и спасло ей жизнь – поэтому ее не убили потом. Она приехала 2 марта, приехала и оставалась здесь до смерти Сталина.)

Сталин весь день работал над книгой по политэкономии и над проектами реформ. По всей видимости, он пообедал и пища была с ядом, но он мог получить первую порцию яда (скорее всего, дикумарола) с едой и утром. После приема дикумарола у него началось внутреннее кровотечение; он, видимо, почувствовал недомогание и захотел пить. С 6 до 10 вечера ему принесли бутылки Боржоми, в которые было подмешано снотворное и вторая доза яда (помните, мы уже отмечали, что эти бутылки потом таинственным образом исчезли?). Видимо, воду со снотворным дали и другим людям, находившимся на даче. Весь персонал заснул. Когда охранники проснулись, где-то в 5 – 5.30 утра, то поняли, что произошло, и бросились к Сталину. Тот лежал на полу в костюме. Тогда бросились звонить по инстанции. Приехали Маленков и Булганин (видимо) и сразу же вызвали врачей. Врачебный осмотр датирован 7 часами утра.

Как видим, официальная версия событий насквозь лжива. Никакого ужина у Сталина вечером 28 февраля не было, в Кремль с соратниками он не ездил, никакого долгого валяния больного Сталина на полу не было, вечером 1 марта охранников, скорее всего, усыпили. Именно в это время, наверное, Сталин и был отравлен.

9
Пленум ЦК. Раздел власти

Как уже говорилось, 5 марта в 10.40 в Кремле в кабинете Сталина было назначено заседание реорганизованного Президиума ЦК КПСС. На заседании присутствовали все члены Бюро Президиума и члены бывшего Политбюро Молотов, Микоян и Шверник, которых на XIX съезде Сталин не включил в состав Бюро Президиума ЦК КПСС. Был приглашен также Шкирятов, председатель Центральной контрольной комиссии КПСС. Заседание продолжалось всего 20 минут, и повестка его не известна. Можно предположить, что решался лишь один вопрос – распределение должностей.

Вечером того же дня под председательством Н. С. Хрущева в Свердловском зале Кремля состоялось расширенное заседание Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР. Хотя заседание в Кремле было назначено на 20.00, на самом деле оно началось в 20.40. Видимо, ждали, что вот-вот поступит сообщение о смерти. Однако решили дальше не ждать и открыли заседание, оставив Сталина в составе Президиума.

На это срочно организованное заседание собралось 118 членов ЦК и 101 кандидат в члены ЦК, 3 члена Президиума Верховного Совета СССР, 8 министров и Председатель Центральной Ревизионной комиссии – всего 232 человека. Отсутствовали лишь 14 человек. 232 человека, затаив дыхание, слушали, что случилось на Ближней даче пять дней назад, как развивалось заболевание и какие меры приняли врачи, чтобы спасти больного. Почти никто не знал о том, что Сталин находится на даче в Кунцеве, а не здесь рядом, в Кремле, на своей квартире, как сообщалось в первом бюллетене о его болезни, опубликованном накануне, 4 марта.

Ровно в 20 часов из задних дверей Свердловского зала вошли и сели за стол не 25 человек, выбранных в Президиум при Сталине, а только те, кто вошел при Сталине в Бюро Президиума, плюс Молотов и Микоян. То есть по факту были отменены решения XIX съезда партии, высшего партийного органа!

Сначала собравшиеся заслушали краткое сообщение министра здравоохранения Третьякова, чтобы не было сомнений в неизбежности исхода болезни. Вторым с краткой речью выступил Маленков, который напомнил собравшимся о необходимости сплоченности руководства. Затем Хрущев предоставил слово Берии о кандидатуре Председателя Совета Министров СССР. От имени Бюро Президиума Берия предложил на этот пост Г. М. Маленкова. На отдельное голосование это предложение не ставилось – его утвердили возгласами с мест: «Правильно! Утвердить».

Затем уже Маленков предложил собравшимся обширную программу реорганизаций, состоявшую из 17 пунктов. Главным из них было сокращение Президиума ЦК КПСС (для большей оперативности в руководстве) до 11 членов. Сталин был еще жив, и он был поэтому включен в состав нового Президиума. Первыми заместителями Председателя Совета Министров СССР назначались Берия, Молотов, Булганин и Каганович. Ворошилов сменил Шверника на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР. МГБ и МВД объединялись в одно общее министерство, во главе которого встал Л. П. Берия.

По характеру реорганизаций было очевидно, что центр власти в стране передвигается из ЦК КПСС к Совету Министров. На заседаниях Президиума ЦК КПСС до конца 1953 года председательствовал также Маленков, сохранивший свой пост секретаря ЦК КПСС. В то время в странах народной демократии также прослеживалась тенденция повышения роли официальных государственных органов над партийными.

Пункт шестой реорганизации подтверждал назначение Булганина военным министром СССР и первыми заместителями военного министра СССР – Василевского и Жукова. Решения расширенного пленума считались окончательными и для партийных, и для государственных инстанций. Однако для того, чтобы решения эти стали действовать, надо было проштамповать их в Верховном Совете СССР. Отмечу, что вывести в одночасье 22 человека из Президиума без предварительного сговора невозможно.

После окончания заседания члены вновь избранного Президиума ЦК КПСС заспешили на дачу в Кунцево. Они успели вовремя. Примерно через полчаса после их прибытия, в 21 час 50 минут, врачи констатировали смерть Сталина. Они вошли в комнату, где умирал Сталин, лишь после констатации смерти и простояли в молчании возле покойного вождя около 20 минут. Затем все уехали в Кремль, где, опять в кабинете Сталина, должны были решать срочные проблемы.
* * *

Конституция СССР, действовавшая в 1953 году, не имела никаких статей, определявших преемственность власти в том случае, если глава государства – формально это был Председатель Совета Министров СССР – не в состоянии выполнять свои обязанности по тем или иным причинам. Устав КПСС в такой же степени не обеспечивал немедленной преемственности лидера партии. Всю полноту власти в СССР имел лишь Верховный Совет СССР. Президиум Верховного Совета, состоявший из председателя, пятнадцати его заместителей, по одному от каждой республики, секретаря и шестнадцати членов, который являлся постоянно действующим законодательным органом, мог назначать и снимать отдельных министров, но не Председателя Совета Министров и его заместителей. Конституция не определяла, сколько заместителей должно быть у премьер-министра, и не предусматривала формальной должности «первого» заместителя.

В Конституции не были также предусмотрены такие органы власти, как «Президиум Совета Министров» и «Бюро Президиума». Это были, по существу, рабочие органы, вводившиеся по решению Политбюро Председателем Совета Министров. В КПСС в это время вообще не было формальной позиции «вождя». Пост Генерального секретаря был упразднен, и члены Секретариата не делились на «первого», «второго» и т. д., хотя эта система для определения ранга секретарей сохранялась в областных организациях. Не было также определено, кто в подобной ситуации выполняет, хотя бы временно, функции Верховного Главнокомандующего.

С точки зрения логики можно было бы считать, что в случае недееспособности Председателя Совета Министров СССР его власть переходит «первому» заместителю. Это был Булганин. Решение о назначении его первым замом премьера так никогда и не было отменено. По мнению Ж. Медведева, Сталин предполагал, но только в личных беседах, что с ролью главы правительства мог бы справиться Булганин.

Постановление совместного заседания было опубликовано в печати 7 марта 1953 г. без указания даты его проведения. В официальной и сокращенной публикации постановления, принятого на этом совещании, сделанной «Правдой» 7 марта 1953 г., имя Сталина среди членов Президиума уже не упоминалось.

Вечернее заседание нового руководства страной продолжалось очень долго и закончилось только к утру. В этом заседании участвовали Суслов, Поспелов, Игнатьев и Шепилов. Был вызван и маршал Василевский. Именно на этом совещании Хрущев был назначен председателем комиссии по похоронам И. В. Сталина. Суслов и Поспелов составили «Обращение к советскому народу», текст которого был утвержден. Оно было сдержанным и суховатым и вызвало некоторое удивление. МГБ на этом заседании представлял Рясной, который был назначен ответственным за соблюдение порядка в Москве во время траурных церемоний. Этот порядок, как известно, соблюсти не удалось, но расследованием причин похоронной трагедии, в которой погибли тысячи людей, никто не стал заниматься.

И все-таки, как можно избирать Предсовмина, если есть еще живой Председатель? Может быть, Сталин был уже убит и даты сместили? Не зря в некоторых учебниках пишут, что заседание было 6 марта.

Заместителями Председателя Совмина стали В. М. Молотов, вернувший себе после смерти Сталина пост министра иностранных дел. Зампредом Совмина стал и Л. М. Каганович. Пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР получил К. Е. Ворошилов, также находившийся в тени в последние годы жизни Сталина. В одном из выступлений на июльском 1953 г. пленуме ЦК указано, что 5 марта при обсуждении состава СМ Берия сказал, что Шверника вообще никто в стране не знает. Было решено заменить его на Ворошилова. Н. С. Хрущев не получил никаких государственных должностей, оставшись «только» секретарем ЦК КПСС и членом Президиума ЦК КПСС. Будто бы он стал «координатором» среди секретарей. Было решено: «Признать необходимым, чтобы тов. Хрущев Н. С. сосредоточился на работе в Центральном Комитете КПСС…»

Хрущев, таким образом, брал под свой прямой контроль партию, а Булганин – армию. Число членов Политбюро сокращено с 25 до 11, т.е. решение Сталина полугодовой давности отменено. Напомним, что на XIX съезде КПСС в Бюро Президиума вошли Сталин, Маленков, Берия, Булганин, Хрущев, Ворошилов, Каганович, Первухин, Сабуров.
* * *

Вопрос о реорганизации и объединении МГБ и МВД в одно ведомство под началом Берии решен в числе 16 других вопросов 5 марта, в день смерти Сталина (но когда Сталин был еще жив). Такие вопросы с бухты-барахты не решаются. Следовательно, вопрос об объединении МВД и МГБ обсуждался уже давно и был в деталях проработан настолько, что в четверг, 5 марта, была просто поставлена точка, а если бы Сталин не заболел и провел заседание 2 марта, то точка была бы поставлена именно на плановом Президиуме ЦК в понедельник. Отмечу, что в феврале 1953 г. Президиум ЦК КПСС не собирался. 2 марта – день штатного заседания Бюро Президиума ЦК КПСС.

Объединение МВД и МГБ проводилось Сталиным под Берию персонально, другого ответа просто нет. Это означает, что ни министр МВД Круглов, ни министр МГБ Игнатьев своим должностям не соответствовали, полноценной замены им Сталин не видел и решился снова поручить МВД и МГБ Берии. То, что Сталин решил перегруженному атомными делами Берии поручить еще и эти министерства, говорит о том, что вопрос о них стал очень остро.

Имеются свидетельства, что Берия неоднократно объяснял сотрудникам объединенного министерства, что в 1938 году партия назначила его на пост наркома НКВД, чтобы он разгромил «ежовщину», сейчас же его поставили сюда для борьбы с «игнатовщиной». Если решение об объединении МГБ и МВД в единое министерство под руководством Берии должно было обсуждаться 2 марта, как это считает Мухин, то ясно, что Игнатьев терял должность министра госбезопасности. Надвигалось разбирательство. Например, в записке ЦК КПСС № П35 от 4 декабря 1952 года говорилось: «Партия слишком доверяла и плохо контролировала и проверяла работу Министерства госбезопасности и его органов… Считать важнейшей и неотложной задачей партии, руководящих партийных органов, партийных организаций осуществление контроля за работой органов Министерства госбезопасности. Необходимо решительно покончить с бесконтрольностью в деятельности органов Министерства госбезопасности и поставить их работу в центре и на местах под систематический и постоянный контроль…»

Что именно было так из рук вон плохо в МГБ – не уточнялось. Но сам факт готовившегося назначения Берии на эту должность и сам тон записки «партия плохо контролировала… считать важнейшей и неотложной задачей» свидетельствовали о том, что ситуация была очень напряженной. Нечто чрезвычайно серьезное, связанное со спецслужбами СССР, настолько озаботило Сталина, что он экстренно бросал на это направление не кого-нибудь, а лучшего менеджера СССР – Л. Берия. Его Сталин бросал на направления, где для страны вставал вопрос жизни и смерти – вроде атомного и ракетного проектов.

Что же это могло быть? Что такое натворили спецслужбы, будучи бесконтрольными по какой-либо причине? Очевидно, что внутри них стали формироваться замкнутые группировки, которые, используя специфику своей работы, стали злоупотреблять чем-то. Но что они могли сделать такого? Расхищать средства, выделенные на спецоперации? Ну и много они могли похитить и использовать в условиях СССР? Неужели для решения этого вопроса нужен уровень Сталина?

Может быть, используя служебную информацию, они шантажировали руководителей партийных, государственных органов и, например, силовых органов, вроде армии? Вот это вполне вероятно. Но с какой целью? Наиболее вероятное и самое опасное – подготовка государственного переворота в той или иной форме. Есть еще один серьезнейший момент – возможные очень странные контакты спецслужб с вероятным противником. По сути, это та же самая подготовка переворота.

Имели ли высшие руководители ГБ в сложившейся обстановке достаточно серьезный мотив для убийства Сталина? Безусловно! Имели ли они возможности? Только они, осуществлявшие охрану руководства страны, по большому счету такую возможность и имели…

А был ли у Сталина другой способ быстро начать расследование ситуации в ГБ? Был. Со времен Ленина внутри партии существовала грозная организация, занимавшаяся внутрипартийными расследованиями, она сменила несколько имен – Контрольная Комиссия, Центральная Контрольная Комиссия, Контрольная Партийная Комиссия, которая могла проверить любой партийный орган. Во главе ее в 1952 г. по настоянию Сталина был поставлен неподкупный большевик Матвей Шкирятов, с 1921 года находившийся на высших должностях партийного контроля, проведения партийных чисток и расследования злоупотреблений. Он обладал колоссальным опытом выявления изменников и перерожденцев. В 1952 году, опять же по настоянию Сталина, он был введен в состав Президиума ЦК. Однако на заседании 6 марта, после смерти Сталина, он сразу же был выведен из состава Президиума. Еще одно свидетельство совершившегося переворота.

Появление Шкирятова на сцене и его активная деятельность вместе с назначением Берии означали практически неизбежную катастрофу для мафии, сформировавшейся в ГБ. 28 февраля Шкирятов был срочно вызван к Сталину на дачу и о чем-то очень долго говорил с ним. Содержание разговора не известно. Но если кабинет Сталина в Кремле прослушивался, то почему бы не прослушиваться и даче в Кунцево? Если Шкирятов получил указание Сталина начать расследование ГБ и деятельности высших руководителей партии, то ситуация для заговорщиков складывалась катастрофически.

Да, кстати, а под неусыпным кураторством кого органы ГБ стали быстро перерождаться? Как мы помним, кандидатур только две – Булганин и Хрущев. Был ли куратор связан с перерожденцами или он был просто лопух? События убийства Сталина говорят о том, перерожденцы в руководстве партии были напрямую связаны с перерожденцами внутри спецслужб. Как, кстати, и во времена «перестройки».

10
Кто организовал заговор?

Итак, в событиях вокруг смерти Сталина слишком много странностей, что мешает верить официальной версии. Допустим, что все прошло естественно и без воздействия субъективного фактора. Получается слишком много нелогичных поступков и т.д. Однако в этой серии алогичных поступков обнаруживается четкая логика, если предположить, что кто-то направляет усилия не знающих общей задумки исполнителей. Каждая отдельная странность может быть объяснена халатностью, неумением, идиотизмом, но ряд странностей уже не может. Когда идиотизмы, халатность и разгильдяйство выстраиваются в ряд, закрадывается подозрение на преступление, тщательно спланированное и прекрасно отрежиссированное. Даже известный антисоветчик В. Суворов припоминает, как его учил матерый волк разведки В. П. Калинин: «Если совпадений больше двух, то это уже не совпадения».

Если предположить, что Сталин умер естественной смертью, а все обнаруженное мною – случайности, то тогда совпадение по времени и логической последовательности такого большого числа случайностей становится чрезвычайно маловероятным. Поэтому нулевую гипотезу о том, что Сталин умер естественной смертью, я отвергаю. Иными словами, шел спектакль под название «Болезнь и смерть товарища Сталина».

Дотошный читатель вправе спросить меня, а почему не раскрыты архивы разведок? Отвечаю. Как правило, разведки не пишут длинных отчетов и вербовку часто не скрепляют документами с печатями, просто покупают документы. Затем даже имеющиеся документы о разведке уничтожают либо их никогда не рассекречивают. Поэтому надеяться на то, что документы будут выложены, по меньшей мере, наивно.

Вот лишь один пример. Поздним вечером 4 июля 1943 года в Гибралтаре потерпел крушение тяжелый бомбардировщик дальнего действия Б-24С «Либерейтор» американского производства. На его борту находился премьер-министр польского эмиграционного правительства и главнокомандующий войсками Республики Польской генерал Владислав Сикорский, его дочь Софья, начальник польского Генштаба генерал Тадеуш Климецкий, а также несколько высокопоставленных пассажиров. Спастись удалось только первому пилоту, причем чеху с английским гражданством (и это при том, что в Великобритании было значительное количество польских летчиков, многие из которых были асами). До сих пор обстоятельства катастрофы не удается внятно сформулировать, несмотря на выводы двух официальных расследований. Более того, все документы обеих комиссий закрыты в Британском военном архиве и не подлежат рассекречиванию на протяжении 90 лет со дня катастрофы, т.е. до 2033 года.

Поэтому никто и никогда не откроет документы, связанные с участием ЦРУ в убийстве Сталина. Даже менее громкие дела не открываются. Но это не значит, что доказательств нет и не будет. Надо искать в архивах. Но что надо искать в архивах? В конце концов, организаторы преступления или мистификации прокалываются на деталях, если эти детали, конечно, анализировать и не быть рабом официальных версий. Как и организаторы теракта из ЦРУ от 11 сентября 2001 года в США, организаторы убийства Сталина не учли массу деталей. Но правда всегда найдет себе дорогу. И свидетельством этому является настоящая книга. При этом никто из убийц Сталина не предполагал, что обстоятельства смерти Сталина будут когда-то анализироваться публично и независимо от официальных властей.
* * *

Еще в Древнем Риме знали – хочешь найти убийцу, ищи того, кому выгодно данное преступление. И тогда я задал себе главный вопрос: а кому было выгодно убрать Сталина? Это было выгодно: 1) советской номенклатуре; 2) было выгодно Великобритании, которая была любителем манипулировать мировой геополитикой. Устами Черчилля она объявила холодную войну СССР; 3). Но больше всего тогда это было выгодно мировому империализму, США и Западу, (и мы почему-то об этом постоянно забываем).

Эти три силы, заинтересованные в смерти Сталина, могли и объединиться для достижения общей цели. Но обо всем по порядку.

Свидетельства в пользу заговора номенклатуры. Наиболее популярной среди патриотов сейчас версией является версия заговора номенклатуры против Сталина. Наиболее основательно и подробно данная версия изложена у Мухина и Прудниковой. Из-за недостатка места я не буду здесь повторять все их аргументы. Отмечу лишь, что, по мнению сторонников данной версии, у номенклатуры были четкие мотивы. Привожу частично их аргументацию: «2 марта в связи с назначением на объединенное МВД Берии Игнатьев должность терял, и надвигалось разбирательство… А там и до Хрущева недалеко. Кстати говоря, это подтверждается смещением Игнатьева с поста через месяц после смерти Сталина. И инициировал это Берия. За что и был убит, т.к. через Игнатьева добрался бы до убийцы Сталина – Хрущева». Однако в данной линии доказательств негласно принимается, что Хрущев курировал органы, а это не так.

В то же время имеется несколько задокументированных свидетельств того, что номенклатура, возможно, организовала заговор. 19 июля 1964 года на приеме в честь венгерской партийно-правительственной делегации во главе с Яношом Кадаром Хрущев сказал: «Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции. Вот за этот произвол мы его осуждаем… В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою власть поддерживали топором».

А генеральный секретарь Албанской компартии Энвер Ходжа дает вот такие свидетельские показания: «Сам Микоян признался мне и Мехмету Шеху, что они с Хрущевым планировали совершить покушение на Сталина, но позже, как уверял Микоян, отказались от этого плана». Микоян вспоминал: «Однажды вместе с Хрущевым мы подумали устроить покушение на него, но бросили эту затею, опасаясь того, что народ и партия не поймут нас».

Наконец, если исходить из версии заговора номенклатуры, то убийство Берии хорошо объяснимо – Берия становился все более опасной фигурой для разных людей и по разным причинам. Берию боялись и ненавидели. Важно и то, что аппарат МВД на местах являлся «параллельной властью». Поэтому он был опасен – и для партийных, и для государственных чиновников, и для хозяйственных руководителей.

Самым важным мотивом для устранения Сталина представляется его борьба с привилегиями. Именно Сталин начал борьбу с привилегиями. Особенно важным вопросом, который автоматически увеличивал количество недругов на всех уровнях номенклатуры и сплачивал ее в ненависти к И. В. Сталину, явилось снижение зарплат партийному и советскому аппарату. (Это к утверждениям некоторых авторов о том, что Сталин постоянно «подкармливал» аппарат.)

В ноябре 1947 года по поручению И. В. Сталина была создана комиссия по упорядочению и ограничению выдачи бесплатных пайков по продовольствию и промышленным товарам руководящим работникам. 9 декабря 1947 г. были установлены денежные оклады Председателям ВС и СМ по 10 000 рублей (что составляло около двенадцати средних зарплат), замам и секретарям ЦК ВКП(б) – по 8 тыс. Кроме того, 29 декабря 1947 г. была прекращена продажа промышленных товаров через закрытую сеть для членов и кандидатов в члены ПБ, секретарей ЦК и других ответственных работников.

Именно Сталин начал ликвидацию «конвертов». В январе 1951 г. Сталин отдал распоряжение – сократить доплаты высшей партноменклатуре с двадцати пяти тысяч рублей до восьми тысяч.

С 1952 г. и далее шло дальнейшее постепенное сокращение привилегий партаппарата. Берия и Маленков поддерживали борьбу Сталина с привилегиями партноменклатуры. Приведу лишь один документ.

«Протокол № 88/87-оп заседания Политбюро.

Особая папка.

От 5.VII.52 г.

О ВРЕМЕННОМ ДЕНЕЖНОМ ДОВОЛЬСТВИИ

В связи с тем, что за последние годы произошло серьезное снижение цен на товары массового потребления ЦК ВКП (б) постановляет:

1. Принять предложение членов Политбюро о сокращении с 1 августа 1952 года денежного довольствия членам Политбюро, секретарям ЦК ВКП(б), заместителям председателя Совета Министров СССР и установить вместо ныне получаемого денежного довольствия в сумме 20 000 рублей ежемесячное денежное довольствие в размере 8 – 12 тысяч рублей, в зависимости от количества членов семьи.

2. Сократить денежное довольствие членам ЦК ВКП(б), министрам союзных министерств и другим работникам центрального аппарата, получающим денежное довольствие в сумме 15 000 рублей ежемесячно, и установить им денежное довольствие в размере от 6 до 9 тысяч рублей, в зависимости от количества членов семьи.

3. Сократить денежное довольствие кандидатам в члены ЦК ВКП(б), первым заместителям министров союзных министерств и другим работникам центрального аппарата, получающим довольствие в сумме 10 000 рублей, и установить им ежемесячное денежное довольствие в размере от 5 до 7 тысяч рублей в зависимости от количества членов семьи.

4. Сократить руководящим работникам центрального аппарата, республиканских и местных партийных и советских органов размер денежного довольствия по сравнению с ныне получаемым по следующей шкале:

– получающим от 6000 до 4000 рублей – на 33%;

– получающим от 4000 до 3000 рублей – на 25%;

– получающим от 3000 до 2000 рублей – на 20%;

– получающим от 2000 до 1000 рублей – на 15%.

5. Работникам, получающим денежное довольствие в размере от 1000 рублей и ниже – выплату денежного довольствия сохранить на прежнем уровне.

6. Установить с 1 августа 1952 года министрам военному, военно-морскому, госбезопасности, внутренних дел и Госконтроля СССР их заместителям должностные оклады независимо от звания на уровне, установленном для министерств и заместителей министров других министерств.

Выписки посланы: тт. Маленкову, Звереву, Помазневу».

После таких постановлений количество врагов или, во всяком случае, недоброжелателей у Сталина увеличилось кратно количеству руководящих работников, членов семей и их родственников, которых оторвали от «кормушки».
* * *

На XIX съезде Сталин продолжил атаку на номенклатуру, подчинив партию Советской власти, восстановил действие Конституции СССР в полном объеме. Партия поменяла свое название с ВКП(б) на КПСС. По мнению Ю. Мухина, Сталин тем самым желал подчеркнуть подчиненное положение партии по отношению к Советскому государству. Название «Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)» менялось на «Коммунистическая партия Советского Союза». Как пишет Мухин, первое название объявляло всем о независимости партии от государства, от Советской власти. Слово «Всесоюзная» обозначало просто территорию, на которой действует эта часть всемирного коммунистического Интернационала. Сталин сделал, по сути, то же, что и Петр I, который Русскую православную церковь сделал структурой государственного аппарата управления.

Политбюро было упразднено не только фактически (в начале 50-х годов оно уже и так выполняло чисто номинальную функцию – большинство вопросов Сталин, как глава правительства, решал со своими заместителями), но и юридически – вместо компактного всесильного органа партии оно превратилось в Президиум ЦК КПСС, орган, состоящий из двух десятков человек и поэтому не способный к оперативному руководству страной. Ю. Мухин отмечает: «И эта замена Политбюро на Президиум означала, что партия лишается органа, непосредственно руководящего всей страной, и ей создается орган, который руководит только партией, и то – в перерывах между пленумами ЦК».

В своем отчетном докладе ЦК на XIX съезде КПСС Маленков резко выступил против коррупции. В качестве примера он взял парторганизацию Ульяновской области. Продолжила эту тему на XIX съезде первый секретарь Московского горкома КПСС Фурцева. Она привела пример – в физическом институте АН СССР 102 работника состояли в родственных отношениях, причем часть из них находились в подчинении друг другу. Более того, на XIX съезде против коррупции выступил и секретарь Сталина Поскребышев. По сути, это было выступление Сталина, поскольку не мог его технический секретарь без ведома Сталина затесаться в число докладчиков съезда, да еще с таким бьющим по номенклатуре текстом.

Наконец, 6 ноября 1952 г. в докладе на торжественном собрании, посвященном Великому Октябрю, Первухин сказал, что плохие руководители будут заменены. Все это показывает, что Сталин после XIX съезда начал активную кампанию по борьбе с коррупцией и кумовством.

Итак, у советской номенклатуры мотивы для убийства Сталина были. Но не у всей, хотя некоторые антисталинисты и антисоветчики считают, что «все сталинское окружение без исключения было заинтересовано в скорейшей смерти Сталина и в разрешении кризиса. Никому, мол, не нужен был ни выздоровевший Сталин, ни Сталин с половиной мозга. Сталин, по их мнению, с нарастающими симптомами маразма, еще до инсульта являлся в руководстве СССР фактором нестабильности, и всем необходимо было его устранение.

В ответ снова замечу, что версии о паранойе Сталина я не обсуждаю.
* * *

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 02:45

Мотивы Запада. Почему Западу было выгодно уничтожить Сталина? Причина проста, как грабли. Во-первых, СССР быстро обгоняет США. В СССР был быстрый рост экономики. В книге «140 бесед с Молотовым» Феликса Чуева приводятся такие слова Сталина: «Когда с маршалом Головановым мы сидели за столом на даче у Молотова, Александр Евгеньевич сказал: «Поживи Сталин еще лет десять, мировому капитализму пришел бы конец».

Американцы рассчитали, что если темпы производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 г. советский объем производства в 3 – 4 раза превысит американский, а в 70-х СССР превзойдет США по потреблению. В 1954 году американцы расценивали колоссальный промышленный и технический прогресс послевоенного сталинского СССР как «самое опасное событие второй половины XX века».

Во-вторых, в 1950 – 1952 гг. Сталин предпринял меры по переводу рубля на золотое содержание и по созданию недолларовой зоны торговли. 1 марта 1950 г. была проведена ревальвация рубля, создание бездолларовой зоны и введение золотой оговорки. В сущности, Сталин попросту подорвал установленную после войны систему золотого стандарта доллара, опиравшегося на схему 34,5 доллара за одну тройскую унцию золота (31,103477 г), под которую янки сумасшедшим образом производили бешеную эмиссию зеленых фантиков.

В апреле 1952 г. в Москве было предложено создать зону торговли, альтернативную доллару. Чтобы современному читателю было понятней, Ю. Мухин предлагает вспомнить, как США реагируют всего лишь на гипотетическую мысль о возможности создания газового аналога ОПЕК во главе с Россией. При одной только тени намека на эту идею янки уже психуют и недвусмысленно грозят весьма суровыми санкциями, не стесняясь намекать даже и на применение силы. Можете себе представить, как психанули янки (и вообще англосаксонское ядро Запада), когда известие об этом совещании и тех идеях, которые на нем прозвучали, докатилось до Вашингтона?!

«Вдумайтесь, на что посягнул Сталин, – подчеркивает Ю. Мухин, – на святая святых США, на их базу паразитирования, на доллар! Ведь благодаря тому, что в международной торговле универсальной валютой является доллар, США имеют возможность всучивать миру крашеную бумагу с портретами своих президентов вместо реальных ценностей. А Сталин не то что отказался использовать доллар во все расширяющейся международной торговле СССР, он даже оценивать товары в долларах прекратил. Можно ли сомневаться, что для США (да Великобритании тоже. – С. М.) он стал самым ненавистным человеком?»

Ведь тогда ситуация была во многом более благоприятная для Советского Союза, чем ныне для современной России. Одно только имя Сталина тогда враз остужало самые горячие на Западе головы – с генералиссимусом шутки и фокусы не проходили. Более того, могли закончиться очень даже плачевно для тех, кто посмел бы «пошутить» с Советским Союзом во главе со Сталиным!

Далее. Сталин стал требовать назад залоговое золото, которое Англия и Франция присвоили себе после 1914 г. Россия держала залоговое золото в западных банках накануне Первой мировой войны. 1 августа был введен мораторий на операции с русским золотом. Именно этот золотой запас позволил в годы Второй мировой войны обеспечить «бескорыстную», а на деле весьма высоко оплаченную помощь союзников, которые в противном случае вполне могли оказаться союзниками Германии. Реально помощь союзников обошлась СССР в 216 тонн золота, не считая обеспечения кредитов.

Третьей причиной являлась возможность проигрыша Запада в открытой войне с СССР, если бы такая началась. 1 апреля 1950 года в докладе начальника оперативного управления ВВС США генерал-майора С. Андерсона министру авиации С. Саймингтону указывалось, что ВВС США в случае войны не в состоянии выполнить план атомных бомбардировок СССР («Тройан») и обеспечить противовоздушную оборону территории США, включая Аляску. Поэтому вопрос о войне с СССР был отодвинут, и ему на смену была выдвинута идея подготовки коалиционной войны с участием всех стран НАТО. Дата начала войны – 1 января 1957 года.

Взрыв в 1949 г. советской атомной бомбы показал, что Советский Союз начинал догонять Соединенные Штаты в области стратегических вооружений. Шпионы уже, наверное, знали о том, что в 1953 г. у СССР будет водородная бомба, и тогда о победе в войне с ним придется забыть. США считали, что к 1955 – 1956 годам СССР будет иметь достаточно бомб для эффективного удара по США. Одновременно с этим в Советском Союзе шли успешные разработки и испытания ракет, позволявших доставлять ядерный заряд сначала в любую точку Европы (ракета Р-5), а затем и баллистическую ракету Р-7, способную доставить бомбу в любую точку мира. В руках у политического руководства СССР оказывалось средство оказания давления на своих внешнеполитических противников. Надо было решать проблему.
* * *

Итак, мотивы для устранения Сталина имелись как у Запада, так и у советской номенклатуры. А теперь давайте разберем вопрос, могла ли номенклатура сама по себе, без помощи извне, организовать заговор?

Я считаю, что нет. Я отвергаю заговор номенклатуры по нескольким причинам: 1) сложность заговора, 2) отсутствие подходящего яда в СССР, 3) многочисленность участников из разных социальных слоев, которые бы давно накатали телегу в органы, 4) тупость и боязливость той номенклатуры (ведь вся страна следила за ними), которая могла бы пойти против Сталина, а это только Булганин и Хрущев, 5) чтобы продумать все фальшивки, тоже нужна тщательная проработка, анализ и организация.

Перефразируя Жванецкого, можно сказать – в ум и аналитические способности Сталина и Берии я верю сразу окончательно и бесповоротно, а в ум Булганина, Хрущева и Маленкова – не верю, не верю, не верю. Ни один из них, кроме Берии, не был способен организовать такой заговор. Но Берия явно не делал этого.

Нет. Они тупые. Не верю я в мозги номенклатуры и их способность создавать и организовывать заговоры. Не верю я в такие аналитические способности Хрущева, Булганина и Маленкова. Ну не верю – и все тут. Это же надо, так скоординированно все сделать! Очень уж все организовано хорошо. Так тщательно Хрущев и его помощники бы не сделали. Они бы обязательно прокололись.

Значит, надо искать организатора вне номенклатуры. Номенклатура могла быть использована вслепую. Кроме того, формальный заговор в то время не мог возникнуть – обязательно бы настучали. Но если руководить со стороны, когда никто из исполнителей точно ничего не знает и даже не догадывается, что он убийца, то все это сделать можно.

Мне могут возразить, что партийная номенклатура дважды пыталась организовать путч: в 1957 г. (безуспешно) и в 1964 г. (успешно свалила Хрущева). Однако в 1964 г. бунт против Хрущева поддержала почти вся верхушка страны (за исключением Микояна, да и он потом присоединился). А могла ли в 1953 г. вся «четверка» сговориться? Думаю, что нет. Слишком разные интересы. В руководящей группе не было единства. Берия и Маленков явно поддерживали Сталина, Хрущев еще не имел авторитета, чтобы заставить рядовых участников вешать (как говорил актер Н. Олялин в фильме «Бег»: «Кто вешать будет?»), Булганин же показал себя полным неумехой в организаторском искусстве, мало каши ел.

Допустим, что четверка собралась и устранила Сталина, но вокруг Сталина преданные ему охранники, солдаты. Они расправятся с любой «четверкой». При Сталине элита была под контролем Вождя и народа. Если бы народ узнал, что Сталина убили, он бы смел любого убийцу.

А могла ли номенклатура отравить Сталина? Мухин убежден, что да. Действительно, П. Судоплатов свидетельствует, что в составе МГБ была токсикологическая лаборатория («Лаборатория-Х»), которая находилась в Варсонофьевском переулке и в которой создавались яды скрытого действия. Возглавлявший эту лабораторию профессор Майрановский чаще всего и был палачом, приводившим в исполнение приговоры при помощи своих ядов. Приговоры выносились на самом высоком уровне, тщательно документировались, а приказ палачу поступал не от МГБ, а от первых руководителей страны или республик. Курировал же и «Лабораторию-Х», и спецоперации с применением ядов С. И. Огольцов – именно он вел всю отчетную документацию по ядам.

Судоплатов пишет: «Отчеты о ликвидациях нежелательных правительству лиц в 1946 – 1951 гг. составлялись Огольцовым как старшим должностным лицом, выезжавшим на место их проведения, и министром госбезопасности Украины Савченко. Они хранились в специальном запечатанном пакете. После каждой операции печать вскрывали, добавляли новый отчет, написанный от руки, и вновь запечатывали пакет. На пакете стоял штамп: «Без разрешения министра не вскрывать. Огольцов».

Лаборатория существовала еще с 1921 г. в системе ВЧК-ОГПУ-НКВД и имела на своем счету немало успешных тайных дел. Из протокола допроса Майрановского (23 сентября 1953 года): «Мы яды давали через пищу, различные напитки, вводили яды при помощи уколов шприцем, тростью, ручкой и других колющих, специально оборудованных предметов. Также вводили яды через кожу, обрызгивая и поливая ее…»

Полковник Майрановский, по данным специалистов общества «Мемориал», отбыв в 1961 году полученный срок, вышел из тюрьмы и спустя три года, в 1964 году, умер в Махачкале, причем будто бы умер с симптомами, почему-то похожими на те, которые проявлялись при смерти у его «пациентов».

Вроде бы наличие такой лаборатории доказывает, что номенклатура могла отравить Сталина, но дело в том, что она не имела доступа к дикумаролу и варфарину, которыми, как я уже говорил, был отравлен Сталин и которых в СССР тогда не было. Поэтому я эту идею отвергаю.
* * *

Таким образом, у нас остается лишь одна версия – Сталин был убит при «помощи» ЦРУ. Тут я не одинок в своих подозрениях. Прудникова тоже догадалась об участии ЦРУ в событиях 1 – 5 марта и 26 июня 1953 г. – о том, что заговором руководили иностранные шпионы Израиля, США, Англии, используя партноменклатуру в качестве слепых котят, как, кстати, и в 1991 году.

Мартиросян уверен: «Тут надо искать руку Запада. Потому как при ясном осознании того факта, что языком Марса (бога войны) со Сталиным лучше не разговаривать, тем более после 1949 года, когда СССР стал атомной державой, Запад по-настоящему испугался перспектив реального в скором времени экономического и политического доминирования СССР (тем более во главе целой системы стран народной демократии). Ведь темпы роста в 2 – 3 раза превышали американские. В сочетании же с мотивами, которые были указаны выше, именно это и послужило основанием для принятия решения об устранении Сталина самым подлым, самым коварным, но столь характерным для Запада образом: убийством! Идея операции ЦРУ озвучена даже в фильме «Сталин-live», созданном на либеральном канале НТВ. И только Авторханов не заметил ЦРУ. Но его поведение понятно – как предатель он должен был сделать так, чтобы это выглядело абсурдом, как «держи вора», и указывать на Берию. Ему было важно отвести подозрения от своих спонсоров.

Недавно показали фильм «Китайская шкатулка». Там показано, что покушения на Сталина готовились. Гитлер правильно определил, кто главный виновник победы СССР, кто головной мозг СССР. Почему мы должны отказывать ЦРУ в праве быть не глупее Гитлера. Почему у Гитлера не получилось? Потому что тогда абверу противостояли два гения сыска: Берия и Абакумов. В 1953 г. после удаления Берии и Абакумова профессионализму ЦРУ противостоять было некому.

Некоторые сведения иностранным спецслужбам передавали лица, знакомившиеся с решениями Политбюро официально, как это было с дипломатом, занимавшим пост заместителя Генерального секретаря ООН А. Шевченко. (Оперативная разработка Шевченко резидентурой ПГУ КГБ в Нью-Йорке выявила его предательство, но предотвратить его побег 7 апреля 1977 г. не смогла)».

Мартиросян продолжает: «18 августа 1948 года была принята директива СНБ (Совета национальной безопасности) США № 20/1 под названием «Задачи в отношении России». Некоторые ошибочно называют ее «Планом Даллеса». Этот день стал, по существу, днем объявления войны СССР. Было создано управление национальных оценок, теоретические разработки которого направлены на предсказание будущих действий СССР, понимание тенденций его развития, возможностей влияния на процессы, анализ слабых мест и выработку рекомендаций».

Не думаю, что в таком грандиозном плане не нашлось секретных указаний и ликвидации Сталина. События последних лет подтверждают тот факт, что директива продолжает действовать. И одной из главных задач является задача разрушения научного и экономического потенциала России. В рамках данной директивы в 1987 году Конгрессом США был утвержден так называемый «Русский проект», на который тот сразу же выделил 350 миллионов долларов.

А в директиве Совета национальной безопасности (СНБ-58), утвержденной Трумэном 14 сентября 1949 года, подчеркивалось значение поддержки в СССР «дружественных групп на вражеской территории», ставилась задача «интеграции психологической, экономической и подпольной войны и военных операций», а также «создания группы антимосковских коммунистических государств».
* * *

Западом постоянно велась подрывная работа против СССР, организовывались заговоры, и нет оснований думать, что такой заговор был полностью исключен. В 1949 г. американское посольство получило указания взять на особый учет всех более или менее видных партийных и советских работников, которым были нанесены обиды. В октябре 1951 года Конгресс США принял акт об ассигновании значительной суммы на «подрывную» работу против соцлагеря.

ЦРУ, получив в конце 1951 г. основательные финансовые вливания на цели борьбы с СССР, решало свои задачи. Согласно данным МГБ, американцы и англичане только в Западной Германии содержали 90 разведывательных органов и разведшкол.

Гипотеза об убийстве Сталина с участием ЦРУ нашла косвенное подтверждение в следующем факте. Недавно Центральное разведывательное управление США рассекретило свои архивы, которые относятся к периоду с 1953 по 1973 год. Среди прочего эти документы содержат отчет о смерти Сталина. Специалистам ЦРУ не удалось установить причину смерти Сталина: «невозможно определить, был ли Сталин уже мертв какое-то время до момента, когда о его гибели было объявлено официально, был ли он убит или умер таким образом, как об этом говорится в медицинских бюллетенях». При этом эксперты ЦРУ, которые готовили отчет, не исключали, что генералиссимус мог умереть насильственной смертью за несколько дней до официального объявления о его кончине.

Президентом США Г. Трумэном в июне 1951 года в Вашингтоне был образован Совет по психологической стратегии (Psychological Strategy Board, PSB), в котором была создана рабочая группа «Сталин» (кодовое обозначение PSB D-40), которая ставила своей целью изучение возможности отхода (или отстранения) Сталина от власти. Эта инициатива называлась «Планом устранения Сталина» («Plan for Stalin’s passing from power»).

Добавочными доводами в пользу участия Запада в организации убийства Сталина могут быть следующие факты:

1) абсолютное молчание Запада о возможных насильственных вариантах устранения Сталина и Берии;

2) странный визит Хрущева в Англию;

3) начало стремительной деградации советских разведслужб;

4) чрезмерно показательная НА СЛОВАХ «кузькина мать Западу» при начавшемся НА ДЕЛЕ поклонении всему западному – от кукурузы до музыки, шмоток, холодильников и пр.;

5) судя по утечкам, сам хрущевский доклад на XX съезде мог быть написан за рубежом; а уж тот факт, что текст доклада немедленно появился на Западе, свидетельствует в пользу наличия «крота»;

6) КГБ раскрыла шифр американских посольств, которыми они пользовались во время связи с Вашингтоном, это стало известно Хрущеву, и на переговорах с американцами он им буквально сказал: «Мы вас слушаем». После этого американцы сменили все шифры.

США организовали провокацию Японии к началу Второй мировой войны, провокацию Вьетнама, провокацию Мексики и т.д. Неужели вы думаете, что документы, связанные с разработкой ЦРУ террористической атаки 11 сентября, когда-нибудь будут опубликованы? Так и документы, связанные с операцией ЦРУ по убийству Сталина, никогда не будут рассекречены.
* * *

Кто мог еще осуществить столь многоходовую и сложную комбинацию? Среди кандидатов на эту роль есть и израильская разведка.

Создание Израиля и его победа в войне за независимость усилили среди советских евреев осознание собственной культурной общности, не связанной в будущем с СССР. Израиль активно использовал эти настроения для стимулирования эмиграции евреев в Израиль. И это происходило не только в СССР. Начиная с 1948 г. только из Польши уехали 25 тыс. евреев.

Вначале у Сталина существовали иллюзии, что Израиль сможет стать советским форпостом на Ближнем Востоке. Сталин помог Израилю сохранить независимость во время нападения на него окружающих арабских стран. Помощь оружием шла через Чехословакию. Сбор и подготовка добровольцев для израильской армии также осуществлялись в Чехословакии. Не всем известно, что в качестве своеобразной платы в декабре 1948 г. еврейская разведка похитила в США и доставила в Прагу и передала СССР образец новейшего секретного мобильного радара раннего обнаружения.

Но дальше отношения между странами ухудшились. 3 сентября 1948 года первый израильский посол Голда Меерсон (Меир) вместе с сотрудниками прилетела в Москву. Голда и ее помощники не придумали ничего умнее, как в первую же субботу после вручения верительных грамот пешком отправиться в главную московскую синагогу. После этого в «Правде» была напечатана статья Ильи Эренбурга. Он писал, что если бы не Сталин, никакого еврейского государства не было бы, но Израиль не имеет никакого отношения к евреям СССР, «где нет еврейского вопроса и где в еврейском государстве нужды не ощущается».

Израильские дипломаты не поняли прозрачный намек и в следующую субботу снова пошли в синагогу. Была устроена грандиозная демонстрация евреев, многие из которых пришли увидеться с послом в военной форме, с орденами. Израильское посольство так и не поняло, что происходит вокруг, и не сделало элементарный шаг: не объявило, что не занимается вербовкой граждан страны аккредитации для переезда и не уполномочено призывать евреев СССР переезжать в Израиль. Брент и Наумов подтверждают, что тысячи москвичей встречали Меир около московской синагоги и кричали: «Народ Израиля живет!» В кулуарах ООН поведение Голды Меир назвали «неуместным». Такое поведение евреев показало Сталину, что на них нельзя опираться в строительстве социализма в СССР, особенно при наличии вражеского окружения.

Андрей Вышинский, будучи еще заместителем министра иностранных дел Молотова, встретился с Шаретом в Париже 10 октября 1948 года. Он расспрашивал, удается ли Государству Израиль иммиграция евреев и как обстоят дела с его военной силой. Во второй раз Вышинский беседовал с Шаретом 12 декабря 1948 года, также в Париже, на Ассамблее ООН. Шарет сказал, что хочет коснуться вопроса вне рамок дипломатии, а именно репатриации евреев: «Те 700 тысяч, которые живут в Израиле, не прибыли сразу. Господин министр, безусловно, знает, что основное ядро сионистов сложилось в России. Без пополнения кадров Израиль не сможет существовать. СССР может способствовать или препятствовать репатриации евреев из Польши (там живут 70 – 80 тысяч), Югославии (8 тысяч), Болгарии (40 тысяч), Венгрии (200 тысяч), а также Румынии (350 тысяч)… Советский Союз, как вытекает из статей Эренбурга, не видит необходимости в переезде евреев в Израиль».

В отчете Шарета записано: «Вышинский сказал: «Здесь, в Париже, мы одержали крупную победу – провалили… первую англо-американскую резолюцию по Палестине. Значение Франции равно нулю. Вчера мы с вами потерпели неудачу. Это американская ассамблея, и они провели резолюцию об умиротворении».

Следующая встреча министра иностранных дел Израиля с советским коллегой имела место в ноябре 1950 года в Нью-Йорке, в здании ООН. Шарет беседовал с Вышинским об алие. Вышинский дал отрицательный ответ, правда, в очень вежливой форме: «Вы же не станете ожидать от нас, что мы позволим уехать миллиону евреев?»

В 1951 году еврейская эмиграция из Восточной Европы была прекращена. Поэтому летом 1951 г. Израиль столкнулся с нехваткой приезжающих евреев. Более того многие приехавшие стали Израиль покидать. Он начал везде провоцировать антисемитизм, чтобы евреи стали уезжать. Болгария, Румыния, Чехословакия. Спровоцировать гонения, чтобы ехали.

В феврале 1952 г. Сталину сообщили о том, что к нему обратилось правительство Израиля с просьбой помочь в миграции евреев в эту страну. В «Записке», направленной ему замминистра иностранных дел А. А. Громыко, говорилось, что «правительство Израиля ставит перед советским правительством вопрос о разрешении выезда евреев из СССР в Израиль». Громыко от имени МИД предложил «…указать, что содержащаяся в заявлении правительства Израиля… постановка вопроса является по существу вмешательством во внутренние дела СССР, а также разъяснить существующий в СССР общий для всех советских граждан порядок выезда из СССР, установленный действующим законодательством».12 мая 1952 года посланник СССР в Израиле Ершов отправил своему начальству «Политический отчет миссии СССР в Израиле за 1951 год», в котором он потребовал, среди прочего, «прекращения иммиграции в Израиль евреев из стран народной демократии».

Но Израиль не унимался. В феврале 1952 г. лидер Израиля Бен Гурион зачитал израильскому парламенту ответ на ноту Советского правительства, в которой Израиль призывался воздержаться от присоединения к блокам, направленным против СССР. Израиль заверил СССР в том, что не будет этого делать. Одновременно Советскому правительству была направлена просьба израильского правительства, в которой содержалась просьба к Советскому правительству разрешить евреям, живущим в СССР, выезд в Израиль.

Такая активная наступательная политика дала неплохие результаты. По данным историка Михаила Назарова, с 1948 по 1952 год в Израиль переселились 296 813 восточноевропейских евреев. Однако к 1952 г. этот источник стал иссякать.
* * *

Следовательно, Моссад мог участвовать в организации убийства Сталина вместе с ЦРУ. Могла ли организовать такую сложнейшую операцию, как убийство Сталина, разведка Израиля самостоятельно? Думается, что нет, и вот почему. 1. Израильские евреи Сталина любили, и народ бы их не понял. Израиль передал Советскому Союзу американские планы войны с СССР, похищенные израильским шпионом Джонатаном Поллардом, – в обмен на разрешения на выезд для русских евреев. 2. У них не было технологии для такого рода убийства. 3. У них не было денег для такого количества агентов.

А вот на роль подсобника, который решает свою локальную задачу, Моссад вполне подходит. Поскольку дикумаролом обладали только США, а переселенцы были нужны только Израилю, то первым кандидатом на пост кукловода стало ЦРУ со своим помощником Моссадом.

Не исключено, что ЦРУ и Моссадом было завербовано несколько агентов. Причем некоторые могли работать в связке, а некоторые автономно. В США есть так называемые «постоянные программы» по «превентивной» агрессии в том числе и системной постоянной вербовке в рамках программы национального строительства. Т.е. уже тогда процесс вербовки мог быть поставлен на поток.

Даже небольшой коллектив вербовщиков может сформировать постоянную агрессивную вербовочную среду-сеть, в которую слабые управленцы ГАРАНТИРОВАННО ПОПАДУТ, особенно когда ЕСТь ЧЕМ ШАНТАЖИРОВАТь, а шантажировать СЛАБЫХ можно ВСЕГДА, поскольку есть ВЕСОМЫЙ АРГУМЕНТ ШАНТАЖА – УЩЕРБ СТРАНЕ ОТ ИХ СЛАБОСТИ. Поэтому можно говорить, наоборот, о редких исключениях, когда слабый управленец почему-то никем не завербован, это как беззащитная овечка спокойно прошла сквозь волчью стаю – такого просто не бывает в природе.

11
Берия Сталина не убивал

После того, как установлено, что все сходится на ЦРУ, следует решить, а кто помогал ЦРУ. Начнем с Лаврентия Павловича Берии. Единственным доказательством убийства Сталина Берией является свидетельство В. М. Молотова писателю Ф. Чуеву. В одной из бесед Молотов поведал, что Берия 1 мая 1953 года ему сказал: «Это я вас всех спас. Это я его убрал». Молотов продолжает: «Хрущев вряд ли помог. Он мог догадываться. А возможно… Они все-таки были близки. Маленков знает больше… Что Берия причастен к этому делу, я допускаю… Он сыграл очень коварную роль». В беседе с писателем В. Карповым В. М. Молотов уточняет: «На трибуне Мавзолея 1 мая 1953 года произошел такой разговор… Берия очень значительно сказал мне, но так, чтобы слышали стоявшие рядом Хрущев и Маленков: «Я всех вас спас… Я убрал его очень вовремя».

Но были ли мотивы у Берии для убийства Сталина? Было ли убийство Сталина ему выгодно? Скорее всего, слухи о том, что Сталин хотел устранить Берию, как и то, что Берия причастен к смерти Сталина, исходят из одного источника – из Политбюро. Сказал Хрущев, повторил Микоян, поддакнул Молотов…

Почему у Берии не было мотивов желать Сталину смерти? Да по очень простой причине – он ничего от нее не выигрывал. Смерть Сталина приводила к переходу руководства страной к Маленкову и Берии. Но они и так руководили страной. В 1947 году было образовано бюро Совета Министров СССР с широкими полномочиями. Председателем бюро назначили Берию, заместителями – Н. Вознесенского и А. Косыгина. Очень скоро Берия стал вторым человеком в стране. В 1951 году все документы по линии Совета Министров докладывались Сталину после визы Берия.

Рука технократа Берии чувствуется в управлении послевоенной экономикой – там все больше звучала тема науки, технологии, модного сейчас слова «инновации»… Ученым были даны беспрецедентно большие права в решении всех тех вопросов, которые касались науки и технологического развития страны. Сталин же, видя, что Берия прекрасно справляется, практически отошел от повседневного управления страной.

Если выкинуть идиотские домыслы о патологическом властолюбии Берии в то же помойное ведро, где покоится чепуха о сталинской паранойе, и посмотреть реальные, шкурные мотивы, то мы тут же видим, что ему, единственному из всех, в случае передачи власти от партии к правительству ничего не грозило. Берия был «промышленник», а не аппаратчик, как остальные, и в этом случае только выигрывал, он был заинтересован в сталинских преобразованиях, в результате которых мог получить гораздо большие власть и влияние, чем имел. Какие? Если говорить о преемнике Сталина на должности Предсовмина, то в его окружении другой фигуры, кроме Берии, просто не просматривалось. Не было другого человека, сочетавшего в себе относительную молодость (Берии в то время было всего 54 года, столько же, сколько Сталину в 1933 году), опыт работы (огромный), практическую хватку и незаурядный ум.

Единственным его недостатком была национальность – но, в конце концов, это вопрос решаемый, если на посту формального главы государства будет стоять русский, как часто делалось в национальных республиках: первый секретарь – представитель коренной национальности, а второй – тот, кто хорошо работает. Нет, он ничего не выигрывал от смерти Сталина – зато проигрывал все, вплоть до самой жизни.

Зачем Берии заговор? Берия и так всех обгонял в своей информационной активности. Он был просто их умнее. Он генерировал идеи. Как в свое время Сталин.

Сталин опекал Берию и в Грузии, и в Москве. Он предложил ему поселиться в Кремле. Наконец, Берия был вхож в семью Сталина. Есть фото, где Берия держит на руках Светлану (но почему-то, судя по ее воспоминаниям, Светлана ненавидит Берию).

А были ли у Берии возможности организовать убийство Сталина без участия Игнатьева? Нет. Напомню, что в 1953 г. охрана Сталина и Ближней дачи подчинялась не Лаврентию Павловичу Берии, а лично министру госбезопасности С. Д. Игнатьеву. Хрущев подбрехивает, что будто бы Берия участвовал в подборе обслуги и охраны Сталина. Мол, было время, когда Берия окружил Сталина только грузинами. Сталин обратил на это внимание и обвинил Берию, что он верит только грузинам, тогда как русские ему, Сталину, не менее преданы. Берии пришлось заменить охрану.

По свидетельству хорошо информированного Судоплатова, все сплетни о том, что Сталина убили люди Берии, голословны. Без ведома Игнатьева и Маленкова получить выход на Сталина никто из сталинского окружения не мог.

Берия по линии правительства мог давать директивы только МВД СССР, то есть Круглову. Однако из МВД в МГБ были в 1949 – 1951 годах переданы все оперативные подразделения, внутренние войска, пограничники, милиция и уголовный розыск. В МВД остался лишь ГУЛАГ, и его иногда называли «министерством лагерей». Правда, Берия еще курировал внешнюю разведку, но только ту ее часть, которая добывала секреты для атомного проекта. Всего этого явно недостаточно для столь широкого заговора.

Далее. Если Берия организовал убийство Сталина, то какие факты должны были иметь место?

1. Было бы удобнее, если бы охрана дачи Сталина подчинялась Берии. Но это было не так.

2. Берия бы сделал все гораздо более профессионально, он был профессионалом высочайшего класса. Фальшивки бы не были так грубо скроены. Фальшивки же сделаны по-топорному.

3. Если бы он организовал убийство Сталина, то это можно было бы доказать во время следствия и на суде над Берией, который состоялся 23 декабря 1953 года. Тут, правда, накладывается еще одно обстоятельство, возможное убийство Берии 26 июня 1953 года (об этом позже). Но даже если бы Берия был замешан в убийстве Сталина, то это можно было бы доказать путем изучения всех тех, кто это убийство реализовал. Но для этого надо проводить следствие по обвинению живого или мертвого Берии в убийстве Сталина. Если бы удалось хоть какую-то веточку зацепить, то раскрутить всех на признание, что Сталина убил Берия, было бы вполне возможно. В этом случае для народа Берия стал бы монстром, который заслуживает самого жестокого наказания. Поскольку нигде и никогда в официальных документах об этой версии нет ни одного намека, то, скорее всего, в этом направлении и не копали, видимо, очень боялись.

Итак, сопоставление фактов однозначно показывает, что мотивов у Берии убивать Сталина не было. Более того, у Берия было меньше всего возможностей.
* * *

Думаю, что в данной книге мне нет необходимости вновь и вновь доказывать, что Берия был убит 26 июня 1953 г. Я об этом уже писал несколько раз. Этот факт также убедительно доказан Мухиным и Прудниковой.

Свидетельства об этом оставили сын Берии Серго, бывший Главный санитарный врач СССР Бургасов. Наконец, 11 мая 2002 г. житель Санкт-Петербурга В. Пригодич засвидетельствовал: его отец, который в 1952 – 1954 годах был главным рентгенологом и радиологом Советской Армии, участвовал в осуществлении проекта водородной бомбы (защита от радиации), многократно встречался с Берией, ценил его деловую хватку, служил в здании рядом с Кремлем, заработал на испытательном полигоне хроническую лучевую болезнь, всегда говорил о том, что Сталин и Берия были убиты, причем Берия – в день ареста, а суд и расстрел в декабре 1953 года – фальшивка и инсценировка. Дочь Сталина Светлана Аллилуева писала в книге «Только один год»: «После того как Берия был арестован в июне 1953 года и немедленно же расстрелян, спустя некоторое время правительство распространило длинный секретный документ о его «преступлениях»…».

Допустим, что сын Берии и дочь Сталина наврали, Бургасов выжил из ума, но как быть с воспоминаниями доктора технических наук А. Веденина, опубликованными в 1997 году в еженедельнике «Неделя»? Он пишет: «В первых числах июня поздно вечером на нашу базу приехал заместитель министра Круглов. Он был в генеральской форме, в сопровождении двух человек в штатском. Круглов с ходу, без всяких предисловий заявил, что Берия готовит антиправительственный переворот и необходимо его остановить и что нашему подразделению отводится ключевая роль в этом деле. Впечатление от его слов было шоковое. После смерти Сталина Берия был вновь назначен министром, причем сохранил за собой пост первого заместителя председателя Совмина, авторитет его в органах был очень высок, и он только что приступил к глубокой реорганизации всей системы государственной безопасности. Нам стало ясно, что после слов Круглова мы оказались в положении заложников, даже, пожалуй, смертников. Предположение о возможной провокации было, очевидно, несостоятельным – ведь сами по себе мы ничего серьезного не представляли.

Начиная с этого дня к нам стали поступать агентурные материалы на Берию и его ближайшее окружение. Эти досье привозил человек Круглова, которого мы знали под именем Николая Коротко. Обычно он был в штатском, но однажды приехал в форме подполковника МГБ. Все особенности поведения, маршруты, расположение помещений в особняке на улице Качалова, состав охраны Берии были изучены досконально. Было разработано несколько сценариев ликвидации.

Так прошли три недели, с каждым днем обстановка в группе становилась все более гнетущей. Наконец 26 июня примерно в 6 утра нам сообщили, что операция будет проведена сегодня. Вначале предполагалось, что будет использован вариант «Автокатастрофа», но к 8 часам поступила команда на вариант «Особняк».

К 10 часам на трех «Победах» мы подъехали к дому Берии на Качалова, д. 28. Группой руководил Коротко. Круглов позвонил Берии по ВЧ и договорился, что Коротко привезет секретные документы и будет с охраной из трех человек. На этот час нам уже было известно, что, кроме самого Берии, в особняке были четыре человека. Коротко и трое «сопровождающих» из нашей группы были беспрепятственно пропущены внутрь здания, остальные заняли оговоренные схемой операции позиции у фасада и во внутреннем дворе. Спустя две или три минуты раздалось несколько выстрелов – я слышал пять, может быть, шесть».

Сам факт убийства Берии 26 июня 1953 г. свидетельствует против того, что Берия организовал убийство Сталина.
* * *

Почему Берию убили? Ответ прост: Берия начал расследование убийства Сталина. Сначала Берия подумал на Игнатьева. Но уж слишком это была ничтожная личность. Далее он стал копать глубже и понял, что Игнатьев просто не способен был организовать эту операцию один.

Берию уничтожили в момент, когда он начал аресты крупных фигур. 25 июня 1953 года Берия официально запросил санкцию ЦК и Политбюро на арест Игнатьева, а уже к обеду 26 июня был застрелен военными в собственном же доме. Как все похоже на события начала марта 1953 г. Берия наступил на одни и те же грабли – 5 июня, то есть за 3 недели до 26 июня, был заменен начальник охраны Берии Саркисов Р. С., который был отстранен на основе неких прегрешений.

А после убийства Берии почти все высокопоставленные сотрудники МГБ, связанные с расследованием убийства Сталина были арестованы и расстреляны. Концы в воду.

В нынешней патриотической литературе бытует стойкое убеждение, что их убили (за ними ведь вины нет) за то, что они сохранили верность Берии. Не верится, что из-за того только, что они отказались оговорить Берию. Мне кажется, что нынешние патриоты несколько преувеличивают значение корпоративной солидарности в те времена. Тысячи и миллионы граждан немедленно отрекались от врагов народа, если это было нужно партии и государству.

С другой стороны, зачем убивать, если слишком верных можно отправить в места не столь отдаленные? Для этого есть особое совещание, и их легко могли также отправить сторожить лагеря, как отправили Власика весной 1952 г.

Я больше, чем уверен, что в ходе расследования, если оно вообще было, соратникам Берии делались прозрачные намеки, что Берии уже нет в живых, и даже показывали того псевдо-Берию, которого держали в бункере, – и им не было никакого резона сохранять верность убитому товарищу.

Совсем другое дело, если мы предположим, что их убили не за верность, а за то, что офицеры слишком много знали. Моя версия подсказывает, что эти офицеры что-то знали о ходе расследования Берией убийства Сталина, и надо было, чтобы их рот навсегда закрылся. Вот за это их и необходимо было убить. Видимо, в ходе допросов их спрашивали, что они знают о расследовании убийства Сталина, и тех, кто хоть что-то знал, затем убили.

Именно поэтому так долго держали в тюрьме совершенно невиновного сына Сталина, а потом, в конце концов, тоже убили. Курировал органы в этот момент Булганин. Дело Берии могло бы помочь в выяснении истинной причины убийства этих офицеров. Как свидетельствуют те, кто его читал, там нет обвинений, которые тянули бы на расстрел.

Итак, отсутствие серьезных доказательств того, что Берия убил Сталина, отсутствие у него мотивов и возможностей, а также поведение Берии во время болезни и после смерти Сталина не допускают мысли о том, что именно Берия помогал заокеанским кукловодам в организации убийства Сталина. Убийство Берии и сразу же прекращение реформ и демонтаж сталинского социализма также свидетельствуют, что это не он организовал убийство Сталина.

12
Роль Хрущева

Что можно сказать по поводу роли Хрущева в организации убийства Сталина? Главным доказательством являются рассуждения Мухина о том, что именно партноменклатура организовала антисталинский заговор. А поскольку после всех событий у руля оказался Хрущев, то он будто бы больше всего и подходит на роль организатора.

Давайте же посмотрим, были ли у Хрущева мотивы для такого преступления, мог ли он его совершить и есть ли в его поведении после смерти Сталина свидетельства того, что именно он организовал убийство.

Одним из мотивов может быть желание уйти от возмездия за участие в репрессиях. Например, и Мухин, и Прудникова убедительно доказывают, что Хрущев по самые уши был замазан репрессиями. А. З. Кобулов в письме, написанном в апреле 1954 г. в Бутырской тюрьме на имя Г. М. Маленкова, приводит сведения о широчайших масштабах репрессий на Украине в 1938 г.

Другим возможным мотивом могла быть личная месть Хрущева за сына. Есть свидетельства того, что сын Хрущева Леонид был расстрелян за предательство. Очень тщательно версии данного факта разбирает в своей книге Добрюха. Он обнаружил, что из личного дела Леонида Хрущева вырвано 36 листов. Поэтому вполне вероятно, пишет Добрюха, что Хрущев хотел отомстить за сына. Но думается, что такой мотив для убийства вряд ли достаточен для организации заговора, да и не безопасно в условиях тотального контроля за номенклатурой.

Третьим мотивом Хрущева поучаствовать в антисталинском заговоре могла быть разгромная критика идеи об агрогородках. 4 марта 1951 г. в «Правде» было опубликовано выступление Хрущева о создании агрогородов, о необходимости укрупнения колхозов. На следующий день «Правда» напечатала, что по недосмотру редакции выпало примечание, где говорилось, что статья т. Хрущева печатается в дискуссионном порядке.

А 2 апреля было разослано закрытое письмо ЦК ВКП(б) осуждающее хрущевское новаторство. Для реализации хрущевских идей требовались огромные капиталовложения. Сталин раскритиковал статью, и Хрущев написал покаянное письмо Сталину.

На XIX съезде Хрущев был раскритикован Маленковым. Не называя имен, Маленков в отчетном докладе критиковал некоторых руководящих работников, которые «предлагали снести дома колхозников, форсированно осуществить массовое переселение деревень в крупные колхозные поселки, тем самым создавая агрогорода». Это говорит о том, что либо Сталин заставил Маленкова раскритиковать Хрущева, либо Маленков не был заодно с Хрущевым. Однако Хрущев не был наказан, и ничего Хрущеву не было сделано. Поэтому на мотив эти факты не тянут.

В то же время следует отметить, что 10 ноября 1952 г. Хрущев был освобожден от обязанностей члена Бюро Президиума СМ СССР, он должен был сосредоточиться на работе в Московской парторганизации и в Бюро Президиума ЦК КПСС. Как видим, прослеживается тенденция к понижению роли Хрущева. В своих воспоминаниях Шепилов пишет: «Ни один человек в партии и стране не думал ни о Хрущеве, ни о Берии как о возможных преемниках Сталина на постах Председателя Совета Министров или Генерального секретаря ЦК».

Чего еще мог бояться Хрущев? Может, шантажа за «ленинградское дело»? За участие в группе? Вряд ли. Пока найти хотя бы одно косвенное подтверждение того, что Хрущев был участником ленинградской группы, не удалось.

К тому же нельзя забывать, что возможности Хрущева были ограничены. Да, у него была масса знакомых в МГБ. Ну и что? Неужели вы думаете, что из-за знакомства они бы рискнули участвовать в расстрельном деле? Он не входил в число тройки лидеров, с которыми Сталин обсуждал реформу. Как показал журнал посетителей кремлевского кабинета Сталина, 16 и 17 февраля «тройка» встречалась со Сталиным в Кремле без участия Хрущева.

А как черты характера Хрущева? Подходят для лидера переворота или нет? Мог ли рискнуть? Сложно сказать… Когда Сталин умер, будто бы Хрущев особенно сильно рыдал по Сталину. Этот факт может иметь несколько толкований. 1. Не было этого, и свидетели наврали. 2. Хрущев был искусным актером. 3. Хрущев не убивал.

Сын Хрущева говорит, что, узнав о смерти Сталина, Хрущев тяжело поднялся и медленно направился в спальню. Поведение отца поразило сына Хрущева – как можно в такую минуту идти спать и ни слова не сказать о нем, как будто ничего не случилось. Думаю, что сына просто подвела память. Судя по обстоятельствам дела, Хрущев приехал к умершему Сталину. Сомнения Хрущева по поводу своего доклада, его разговоры с известным певцом из Франции говорят, что он сомневался и не он убил.
* * *

Самое интересное, что одному только Хрущеву смерть Сталина не прибавила власти. Он остался тем же, кем и был. После смерти Сталина членов руководства в официальных сообщениях перечисляли не по алфавиту, а по месту в партийной иерархии. Хрущев стоял на пятом месте – после Маленкова, Молотова, Берии и Кагановича.

Почему же председателем по организации похорон Сталина стал Хрущев? В последующем СССР тот, кто хоронит умершего лидера, становится лидером, но при Сталине подобное положение соблюдалось не всегда. Хоронил Сталина Хрущев, но кто хоронил Жданова, Щербакова, Калинина? Думаю, что Хрущев был назначен председателем комиссии по организации похорон из-за того, что он был первым секретарем в Москве.

Ю. Мухин обратил внимание, что со Сталиным прощалась только Советская власть – только правительство СССР – Председатель Совета Министров Маленков, первый заместитель Председателя Совмина Берия и еще один первый заместитель – Молотов. Ни один секретарь ЦК КПСС на похоронах не выступил. Но возглавлял-то похоронную команду секретарь ЦК!

В целом процесс преодоления кризиса власти, вызванного смертью Сталина, и выдвижения Хрущева в качестве единоличного лидера прошел в своем развитии четыре этапа: 1) период триумвирата – Берия, Маленков, Хрущев (март-июнь 1953 г.); 2) период формального лидерства Маленкова (июнь 1953 – январь 1955 г.); 3) период борьбы Хрущева за единоличную власть с Булганиным (февраль 1955 – июнь 1957 г.); 4) период единоличного лидерства Хрущева и формирования оппозиции «молодого» аппарата (июнь 1957 – октябрь 1964 г.). О политике Хрущева в «чистом» виде можно говорить, таким образом, только со второй половины 1957 г., когда он начал действовать как единоличный лидер.

Для этого Хрущев должен был поддерживать союз с Булганиным и Маленковым. Истоки такого союза находились в прошлом. В 1934 – 1938 годах молодой Хрущев занимал пост лидера московской партийной организации и уже тогда сблизился с Булганиным, который с 1931 года возглавлял Московский городской исполнительный комитет.

Позже, согласно диктовкам Хрущева, он предупреждал Булганина об опасности занятия Берией поста министра МВД. Вот характерное признание Хрущева: «Я был более откровенен с Булганиным, чем с другими: – Ты знаешь, какая ситуация сложится, если Сталин умрет? Ты знаешь, какой пост захочет занять Берия? – Какой? – Он хочет стать министром госбезопасности. Если он им станет, то это начало конца для всех нас… Что бы ни случилось, мы абсолютно не должны допустить этого.

Булганин сказал, что согласен со мною, и мы начали обсуждать, что мы отныне должны делать. Я сказал, что поговорю обо всем этом с Маленковым». Конечно, Хрущев привирает, но сам по себе факт конфиденциального обсуждения очень острого вопроса с Булганиным говорит о многом.

В последние годы, по словам Н. Зеньковича, Булганин и Хрущев держались вместе и в момент смерти Сталина, и в момент свержения Берия. Булганин, Маленков и Хрущев жили в одном доме. Булганин и Хрущев на 5-м этаже напротив друг друга, а Маленков на 4-м этаже.

Личные отношения Хрущева и Маленкова, по свидетельству очевидцев, до определенного момента тоже были достаточно дружелюбными. Как пишет сын Маленкова, наименее официальные отношения у его отца некоторое время были, пожалуй, именно с Хрущевым. Однажды Хрущев даже помог Маленкову выйти из затруднительного положения. В 1937 г. на Московской городской конференции ВКП(б) шло персональное обсуждение кандидатов в члены МГК ВКП(б). Хрущев к тому времени был уже первым секретарем МГК, а Маленков – заведующим отделом ЦК ВКП(б). Маленков во время обсуждения своей кандидатуры рассказывал о периоде Гражданской войны и упомянул город Оренбург, где он вступил в Красную Армию. И тогда из зала был задан вопрос: «В Оренбурге были белые?» – «Да, в Оренбурге были белые», – ответил Маленков и тут же услышал: «Значит, был с ними!» На помощь неожиданно пришел Хрущев: «Товарищи, я считаю, что такие вопросы могут ввести в заблуждение конференцию. На территории Оренбурга могли быть в то время белые, но т. Маленков был не на их стороне».
* * *

Исходя из всего вышеизложенного, мне думается, что Хрущеву не было необходимости свергать Сталина и в заговоре он не участвовал, по крайней мере, до 1 марта 1953 г. Да и вряд ли сам Никита Сергеевич был эмиссаром «мировой закулисы». По своему складу и натуре очень уж он не подходил в «оборотни». Складывается впечатление, что его «вели» другие силы. Куда более умные, куда более могущественные, чем он сам. Прудникова тоже считает, что Хрущева использовали втемную.

А какую роль сыграл Хрущев в организации убийства Берии? Ю. Мухин полагает, что решающую. Действительно, после убийства Берии Хрущев стал вторым лицом в государстве, а через год – фактически первым. Налицо очевидный мотив – ищите, кому выгодно. Но не так все просто, как кажется. Хрущев не имел влияния ни на армию, ни на госструктуры, ни на «органы». Он не имел прямого отношения к контролю МГБ, только через влияние на Булганина. Когда сын Этингера спросил Н. А. Булганина, имел ли Хрущев отношение к «делу врачей», тот ответил: «Хотя у меня на Никиту большой зуб, но тут он ни при чем. Нет, нет».

И еще одно соображение. В Интернете да и в печатной литературе гуляет версия – будто бы Хрущева вызвали и запретили писать мемуары. А он не послушал и даже отослал их на Запад (неслыханное дело при таком эффективном КГБ. – С. М.). И вы верите в это? Попытка Таубера и других представить дело так, будто бы Хрущев сам переправил записи за рубеж и КГБ не смогло ему помешать, никого не убеждает и похожа на лепет ребенка.

Скорее всего, ПБ через КГБ разрешило Хрущеву написать свои воспоминания и переправить для закрепления официальной версии событий, произошедших в начале марта 1953 г., как способ высшей советской элиты отмазаться от угрозы разоблачения. Воспоминания Хрущева играют очень большую роль в маскировке того, что на самом деле случилось 28 февраля и 1 марта 1953 г. Поэтому думаю, что все эти разговоры о том, что Хрущев писал мемуары подпольно и потом переправил их за границу вопреки разрешению Политбюро, – это для того, чтобы обмануть обывателя.

13
А не Маленков ли убил Сталина?

А что же Маленков, какова роль Маленкова в убийстве Сталина? Можно ли предположить, что готовилось убийство и переворот со стороны Маленкова?

Казалось бы, Маленков больше всего выиграл от смерти Сталина. После убийства Сталина Маленков стал первым. Поэтому, вроде бы, убийство Сталина было Маленкову выгодным больше, чем остальным. Вроде бы вот он – мотив! Однако угроз Маленкову со стороны Сталина не было. Был один эпизодик: 4 мая 1946 г. по докладу Сталина Маленкова вывели из состава Политбюро. Это было связано с конфликтом между Кузнецовым и Маленковым. Кузнецов был одним из исполнителей «дела авиаторов» и, как вспоминали позже сотрудники аппарата ЦК ВКП(б), «т. Кузнецов вскрыл целый ряд недостатков, допущенных Маленковым в руководстве управлением кадров и Министерством авиационной промышленности, и подвергал их заслуженной критике на собраниях аппарата ЦК ВКП(б)».

Маленков был обвинен в некачественной приемке авиационной техники в годы войны (Маленков отвечал в ЦК за работу авиационной промышленности). 6 мая того же года, опросом, его сняли с должности из секретаря ЦК, на его место был избран Н. С. Патоличев. 13 мая 1946 г. постановлением Совета Министров СССР Маленков был назначен председателем специальной комиссии по ракетной технике (Маленков был председателем Комитета по реактивной технике ровно год – до мая 1947 года, с 10 июля – председателем комиссии по радиолокации, а второго августа – заместителем председателя Совета Министров СССР, заместителем председателя оперативного бюро Совета Министров (руководителем этого оперативного бюро был Л. П. Берия).

Несколькими годами позже, когда перед партийным судом окажется уже сам Маленков, на июньском Пленуме (1957 г.) он напомнит, что он был подвергнут допросам Берии, что «вместе с ним (маршалом Новиковым. – С. М.) выгнали и меня из секретарей ЦК».

Если Маленкова действительно наказали за авиационное дело, то Сталин быстро понял, что Маленков на административной работе незаменим и вернул его. Маленков, судя по его неподдельной реакции на Пленуме 16 октября 1952 г., не хотел, чтобы Сталин ушел. Более того, Маленков особо и не хотел стать преемником Сталина. Об этом свидетельствует его ответ Андрееву на июльском пленуме ЦК 1953 г.

С другой стороны, у Маленкова были достаточно скромные возможности по организации такого широкого заговора. Маленков работал по партийной линии, а в годы сталинского СССР правительство считалось выше по положению, чем партия. Маленков, считавшийся как Второй секретарь формальным наследником Сталина в КПСС, не имел в своем распоряжении каких-либо оперативных соединений армии или МГБ. Он не мог напрямую давать распоряжения, например, начальнику Московского военного округа маршалу К. Москаленко или министру госбезопасности Игнатьеву. Сталин был еще жив, и до формальной передачи власти новому лидеру Москаленко и Игнатьев не обязаны были подчиняться Маленкову. Маленков не мог давать личные директивы и по линии КПСС, так как в партии вообще не было единоначалия.

Конечно, с точки зрения обладания возможностями, Маленков имел некие ресурсы для силовых акций. Маленков создал военное ведомство внутри ЦК. ПБ утвердило создание войсковых частей для Главного управления специальной службы при ЦК. 18 октября 1952 г. на заседании президиума ЦК КПСС был создан единый орган по изучению, распределению партийных и советских кадров. Его будто бы возглавил сам Маленков.

Но соответствовал ли Маленков по складу характера человеку, который бы решился организовать убийство? Нет. Он был скромен в быту. Черты характера Маленкова не подходят для такого авантюриста, который рискнул бы организовать убийство Сталина. Они не подходят для человека, который бы решился влезть в такую авантюру.
* * *

Ю. Жуков в книге «Сталин: тайны власти» пытается доказать, что оттепель и осуждение культа – это идея Маленкова. А Хрущев был выдвинут именно как оппонент этому курсу, дабы остановить это. Другой вопрос, что прорвавшись к власти, он значительно позднее использовал наработки своих противников. Вроде бы тот факт, что Маленков начал свертывать культ личности Сталина может свидетельствовать о его участии в заговоре. Но это не так. И вот почему. Уже 10 марта 1953 года на заседании Президиума ЦК Маленков, касаясь советской печати, заявил: «Считаем обязательным прекратить политику культа личности». Поначалу вопрос о «культе личности» приобрел чисто пропагандистское звучание: из средств массовой информации изымались наиболее одиозные материалы, прославляющие Сталина; было запрещено вывешивать портреты ныне здравствующих руководителей, называть их именами города, заводы и населенные пункты.

В июне 1953-го в центральном печатном органе КПСС – газете «Правда» – была опубликована статья, в которой впервые в осторожной форме подвергался критике «культ личности». Но Маленков рассматривал культ личности как главным образом нравственную проблему. «То, что принято именовать «культом личности», – писал он много позднее, – заключает в себе прежде всего утверждение и самоутверждение руководителя в положении человека непогрешимого в действиях и поведении, независимо от того, правильны они или порочны и ошибочны». Он никогда не сводил проблему культа к личности Сталина.

В то же время Маленков проводил в отношении партии ту же политику, что и Сталин. Именно Маленков подготовил революционный, по сути, новый Устав КПСС.

На XVIII партконференции, прошедшей в феврале 1941 г., всего за четыре месяца до начала войны, начальник Управления кадров ЦК ВКП(б) и ближайший соратник Сталина Георгий Маленков в своем открывшем конференцию докладе поведал, что выполнение плана минувшего года оказалось сорванным чуть ли не во всех отраслях. И дал объяснение тому, объяснение со своей профессиональной точки зрения. «Основным вопросом в деле подбора кадров, – четко объяснил он, – является вопрос о правильном выдвижении новых работников, умеющих организовать живое дело. При этом надо усвоить, что речь идет о выдвижении не только партийных, но и беспартийных большевиков. Среди беспартийных много честных и способных работников, которые хотя и не состоят в партии, не имеют коммунистического стажа, но работают часто лучше, добросовестнее, чем некоторые коммунисты со стажем». Маленков предложил избавляться от некомпетентных коммунистов, назвав их болтунами и невеждами. «Пора, – сказал он, – товарищи, вытащить такого сорта хозяйственников на свет божий. Болтунов, людей, не способных на живое дело, нужно освобождать и ставить на меньшую работу, безотносительно к тому, являются они партийными или беспартийными. Надо, товарищи, разоблачать таких невежд и гнать их в шею от руководства. Нельзя терпеть невежд во главе предприятий и вообще на руководящих постах».

В 1944 году Маленков подготовил проект решения о совмещении должностей первых секретарей КПСС и председателей исполкомов. Первый секретарь ЦК коммунистической партии союзной республики, крайкома, обкома, окружкома, горкома, райкома партии должен был стать одновременно и председателем совнаркома союзной (автономной) республики, исполкома краевого, областного, окружного, городского, районного Совета депутатов трудящихся. Заручился – в его поддержку – подписями Молотова и Хрущева и 24 января направил Сталину:

«Пленум ЦК ВКП(б) считает необходимым:

1) признать целесообразным, чтобы первый секретарь ЦК коммунистической партии союзной республики, крайкома, обкома, окружкома, горкома, райкома партии был одновременно и председателем совнаркома союзной (автономной) республики, исполкома краевого, областного, окружного, городского, районного Совета депутатов трудящихся;

2) укрепить руководящие кадры и аппарат совнаркома союзных и автономных республик, исполкомов краевых, областных, окружных, городских и районных Советов, переведя для этой цели в советские органы из партийных органов руководящих работников, занятых в настоящее время вопросами хозяйственной работы;

3) упразднить в горкомах, окружкомах, обкомах, крайкомах, ЦК компартий союзных республик должности заместителей секретарей по отдельным отраслям промышленности, торговли, транспорта и сельского хозяйства, а также соответствующие отделы партийных органов;

4) поручить Политбюро ЦК определить порядок и сроки практического осуществления указаний, изложенных в пунктах 1, 2, 3 настоящего постановления».

Сталин проект поддержал. Собственноручно начертал резолюцию: «За (с поправками в тексте). И. Сталин». Правку же внес не смысловую, принципиальную, а чисто стилистическую. Вычеркнул явные повторы и предложил свой вариант названия: «Об объединении руководства партийных и государственных органов на местах».

После столь явно выраженного мнения Сталина к сторонникам проекта присоединился еще один член политбюро, секретарь ЦК Андреев. Казалось, теперь уже не будет никаких неожиданностей, сбоев. Документ безоговорочно одобрят все. Но именно этого и не произошло. 26 января вместо пленума состоялось заседание Политбюро, на котором проект этого постановления не только категорически отвергли, но и вычеркнули вообще из повестки дня пленума. Так провалилась вторая попытка Сталина и Маленкова поставить элиту под контроль народа.
* * *

В мае 1953 г. будто бы по инициативе Маленкова (на самом деле, скорее всего, этот шаг был одобрен и Берией) было принято постановление правительства о пересмотре норм денежного вознаграждения для партийных и хозяйственных чиновников. Раньше, например, руководитель отдела ЦК КПСС приравнивался по размеру денежного довольствия к министру, заместитель заведующего отделом – к замминистра и так далее. С 26 мая 1953 г. партийные работники стали получать меньше, чем работники исполнительных структур. По новым правилам партийные чиновники должны были получать меньше хозяйственников, при этом те и другие теряли часть своих доходов, особенно тех, что выдавались в пресловутых конвертах.

Конечно, это вызвало возмущение аппаратчиков. Маленков замахнулся на «святая святых» – на привилегии партийных чиновников. И вот этого Маленкову простить потом не смогли.

На Маленкова и, видимо, Берию обиделись тогда не только партаппаратчики. Даже самые близкие соратники, казалось бы, люди вовсе не бедствующие, накинулись на него с упреками. По словам дочери Маленкова, Булганин как-то сказал ей на прогулке: «Что это выдумал твой батюшка, говорит, у меня же не будет денег, что же я буду есть, у меня, если только в оранжерее какой-то огурец вырастет, а то мне завтракать будет нечем».

Перед сентябрьским Пленумом 1953 года Хрущев из кассы ЦК, поскольку он контролировал средства партии, выплатил ее функционерам все, что «недоплатил» Маленков. Так Хрущев заручился поддержкой партноменклатуры, вернув им конверты. Из благодарности по предложению Маленкова они единодушно избрали Хрущева Первым секретарем ЦК КПСС. Хрущев стал благодетелем партноменклатуры, за что члены ЦК были ему безмерно признательны, а Маленкову – не простили.

Итак, Маленков в это время был гораздо большей грозой партийного аппарата, чем тот же Берия, которого антисталинисты записывают в продолжатели «антипартийного» государственнического сталинского курса. Ведь именно Маленков готовил решения съезда, и на самом съезде критиковал партийные органы за ухудшение качественного состава партии, «отрыв партийных органов от масс» и превращение в «своеобразные административно-распорядительные учреждения».

Далее. Маленков предлагал существенно изменить Устав партии. Как уже говорилось, в проекте измененного Устава предлагалось преобразовать Политбюро в Президиум Центрального Комитета партии, организуемый для руководства работой ЦК между пленумами. Новый Устав Коммунистической партии, одобренный на XIX съезде КПСС, имел существенные отличия. По этому Уставу правящий орган был лишь один – Президиум Центрального Комитета, сильно расширенный. Политбюро, в котором было только одиннадцать членов, было упразднено. В новом Президиуме было двадцать пять человек. А также 11 кандидатов в члены.

Отмечу, что, по мнению Ю. Мухина, в новый Устав КПСС, принятый на XIX съезде, будто бы лично И. В. Сталиным вписаны следующие пункты:

1. В партии не должно быть двух дисциплин – одна для руководителей, другая – для рядовых.

2. Неправдивость коммуниста перед партией и обман партии являются тягчайшим злом и несовместимы с пребыванием в рядах партии.

3. Не допускается подбор кадров по признакам родства и кумовства, землячества, личной преданности. Нарушение этих норм: подбор работников по признакам приятельских отношений, личной преданности, землячества и родства – несовместимы с пребыванием в рядах партии.

Некоторые считают эти пункты политическим завещанием И. В. Сталина (в период десталинизации они будут вычеркнуты из Устава партии). Мне подобная версия не кажется обоснованной. Во-первых, я не нашел ссылки на то, что кто-то из историков смотрел Устав или его проект и заметил эти слова, вписанные Сталиным. Во-вторых, Сталин был занят учебником по политэкономии и никак не интересовался подготовкой съезда. Более того, в ходе его проведения он его демонстративно игнорировал. Поэтому я не могу исключить, что внесение данных пунктов Устава могло быть личной инициативой председателя комиссии по переработке Устава партии Маленкова, который в 1944 году уже пытался ограничить власть партноменклатуры. Все это дает еще одно основание для утверждения, что включать Маленкова в состав номенклатурных заговорщиков неверно.
* * *

Далее. Известно, в январе 1955 г. Маленков без всякой борьбы был освобожден с поста премьер-министра. Почему Маленков не стал бороться с Хрущевым и Булганиным за положение лидера страны? Хрущев ведь не был тогда всесилен.

Можно предположить несколько гипотез.

1. Маленков не имел желания руководить.

2. Маленков не умел руководить.

3. Маленков чего-то боялся.

Разберем эти гипотезы последовательно.

1. Было ли у Маленкова желание быть лидером? Маленков, несмотря на то, что он наследовал пост Сталина, никогда не был, подобно своему предшественнику, единоличным лидером. Он делил власть сначала с Берией, Хрущевым и отчасти Булганиным, затем – после ареста Берии – только с Хрущевым. Маленков командовал Советом Министров, а Хрущев – партией. И если Маленкова это двоевластие вполне устраивало, то Хрущева его двойственное положение явно тяготило.

В своих воспоминаниях Шепилов пишет «Георгий Маленков. По своей натуре этот человек был лишен всяких диктаторских черт, и у меня сложилось впечатление, что он не был честолюбивым человеком. Он был мягок, податлив всяким влияниям и всегда испытывал необходимость притулиться к какому-нибудь человеку с сильной волей. И он притулялся: к Сталину, к Ежову, к Берии, затем к Хрущеву. Он был идеальным и талантливым исполнителем чужой воли, и в исполнительской роли проявлял блестящие организаторские способности, поразительную работоспособность и рвение.

Он не был человеком широкой инициативы или новатором. Но когда он получал какое-либо указание от Сталина, то ломал любые барьеры, мог идти на любые жертвы и затраты, чтобы выполнить это задание молниеносно, безукоризненно и доложить об этом Сталину. Поэтому в аппарате ЦК шутили, что Маленков всегда требует, чтобы всякое поручение Сталина было выполнено «вчера». В своей преданности Сталину и убежденности в его непогрешимости он даже не ставил перед собой вопроса: будет ли от выполнения этого задания польза или вред государству.

В этом смысле Маленков был даже более правоверным, чем Молотов. В. Молотов по праву старейшего и наиболее влиятельного соратника Сталина мог позволить себе иногда в форме полувопроса, краткой реплики или подходящей шутки поспорить со Сталиным, взять кого-нибудь под защиту или поставить новый вопрос. Маленков не позволял себе таких вольностей и действовал только по формуле: «сказано – сделано».

Маленков был резко против своего возвеличивания. 10 марта он пригласил на внеочередное заседание Президиума ЦК КПСС идеологических секретарей Суслова и Поспелова и отчитал их за выделение своей речи, произнесенной на траурном митинге, более крупным шрифтом, чем были напечатаны речи Берии и Молотова.

При Берии Маленков отдал место ответственного секретаря ЦК Хрущеву, а после убийства Берии не стал противиться избранию Хрущева Первым секретарем ЦК КПСС. Более того, Маленков активно противодействует закреплению его в качестве преемника. Его заключительное слово на июльском 1953 г. пленуме ЦК КПСС об этом хорошо говорит. Маленков резко ответил на слова Андреева о преемнике.

2. Плохо ли руководил Маленков? Маленков был опытнейшим аппаратчиком. Все реформы Берии и Маленкова дали огромный экономический эффект. В 1953 – 1958 годах СССР имел самые высокие темпы роста за всю свою историю.

3. Маленков был чем-то подавлен и чего-то боялся. Эта гипотеза, хотя и очень спекулятивная, во многом проливает свет на несколько странное поведение лидеров в январе 1955 года. Почему Хрущев заменил Маленкова Булганиным, который тоже имел свои амбиции, а сам отказался стать премьером? Почему допустил в армию Жукова на высшую роль? Ведь Маленков не мешал Хрущеву и даже помогал ему в его аппаратном росте. Ведь и Сталин, обладая большей властью в 1924 году, 6 лет терпел Рыкова на посту Председателя СНК.

Почему вдруг Хрущев приобрел огромное влияние после июльского пленума ЦК КПСС 1953 года, посвященного Берии? Предположим, что Сталин был убит, а 26 июня 1953 года Берия был убит у себя на квартире в момент ареста. Как в этом случае будет выглядеть поведение Маленкова? Вполне логично. То есть главное 26 июня было убедить Маленкова не раздувать дело. Маленков потерял лидирующую роль уже через 6 месяцев.

Но в январе 1955 года Маленков, видимо, заявил о том, что он придаст гласности убийство Берии, и был снят, хотя его потом уговорили не предавать те события гласности. Версия об убийстве Берии легко объясняет странности поведения Маленкова зимой 1955 года, когда он без борьбы уступил свой пост премьер-министра Булганину. Создается впечатление, что Маленков дважды уступил Булганину и Хрущеву, скрывая беззаконие, а затем оказался заложником своей уступчивости и моральных компромиссов, что и привело к его падению в начале 1955 года.

Самое интересное, что сразу после убийства Берии хрущевцы стали копать под Маленкова. Судоплатов свидетельствовал, что после суда над ним его отвели в кабинет Серова. «Слушайте внимательно, – сказал Серов, – вас отправят во Владимирскую тюрьму. И если там вы вспомните о каких-нибудь подозрительных действиях или преступных приказах Молотова или Маленкова, связанных с теми или иными делами внутри страны или за рубежом, сообщите мне, но не упоминайте Никиту Сергеевича».

Наконец, в 1957 г., после разгрома так называемой «антипартийной группы», круче всех обошлись с Маленковым – ему пришлось провести в ссылке 10 лет. Это косвенно доказывает, что он что-то знал.
* * *

Наверное, единственным, кто поддерживал Маленкова в его взглядах, был Берия. По воспоминаниям Мясникова, Маленков и Берия всегда вместе. По свидетельству Молотова, Берия и Маленков были друзьями. Василий Сталин также отмечает, что Маленков и Берия «друг друга тянули и выручали… они одно целое». По словам сына Маленкова, само возвышение Берии и его перевод из Тбилиси в Москву произошли с участием его отца: это он предложил Сталину семь кандидатур на пост наркома внутренних дел вместо Ежова. Из них Сталин выбрал Берию. В 1939 году Маленков был избран членом ЦК ВКП(б), и с этого времени началось его тесное сотрудничество с Берией. Сын Маленкова отмечает, что после этого Маленков тесно работал с Берией по некоторым важным направлениям.

Они были в очень хороших отношениях все эти годы. Например, во время снятия Абакумова Берия поддерживал Маленкова и не скрывал, что они часто встречаются. После смерти Сталина они работали дружным тандемом. Можно предположить, что Маленков был вынужден согласиться считать убийство Берии, совершенное 26 июня, арестом…

Итак, вероятность того, что Маленков участвовал в организации убийства Сталина, исчезающе мала. Он не курировал «органы» и не имел очевидных мотивов для убийства. Поэтому, если принять во внимание, что мы исключили из числа претендентов не только Берию, но и Хрущева и Маленкова, то наиболее вероятным кандидатом становится Булганин. В следующей части книги я попробую это доказать.

14
Мог ли в убийстве Сталина участвовать Булганин?

Когда читаешь литературу о смерти Сталина, то создается впечатление, что внимание читателя специально фокусируется на Хрущеве и Берии, чуть меньше внимания уделяется Маленкову, а вот в тени специально оставляют Булганина. Эти рефрены настолько вбиты в голову обывателям, что они по-другому и помыслить не могут. Вот типичное рассуждение: «Булганин – это самовлюбленная посредственность. Своей козлиной бородкой Булганин наверняка соблазнял женщин (тогда это было несложно – мужчин было мало!). Чтобы состряпать такую интригу, этот человек не подходил. Даже на фронте он был на вторых ролях. Ни партаппаратчиком, ни хозяйственником он никогда не был».

Между тем, если принять во внимание, что у Маленкова, Берии и Хрущева не было явного мотива рисковать головой, чтобы организовывать убийство Сталина, если вспомнить, что Берия потом начал реализовывать реформы, выношенные Сталиным, и ему не было никакого резона убивать Сталина, то единственным кандидатом становится Булганин – и об этом я буду говорить ниже…

Итак, в отличие от Хрущева или Берии с Маленковым Булганин, всегда прекрасно одетый, имел благородный вид. По словам сына профессора Этингера, даже уже будучи на пенсии, Булганин «производил впечатление старого русского интеллигента, кадетского профессора или чеховского врача с неизменной бородкой клинышком». Встречавшийся с Булганиным бывший разведчик Судоплатов пишет: «Внешность Булганина была обманчива. В отличие от Хрущева или Берии Булганин, всегда прекрасно одетый, имел благородный вид… Позже я узнал, что он был алкоголиком и очень ценил балерин и певиц из Большого театра». Отмечу, что Булганин был женат на Елене Михайловне Коровиной (преподавательница английского языка). Дети: сын Лева (1925 – 1975), друг Василия Сталина, и дочь Вера, которая в течение 17 лет была замужем за сыном адмирала Н. Г. Кузнецова Виктором. Семейственность!..

Булганин был единственным человеком в истории СССР, который трижды возглавлял правление Госбанка СССР – последний раз с 31 марта 15 августа 1958 г. (для бухгалтеров характерна страсть к деталям. Поэтому я не удивлюсь, если окажется, что документы в архивах подделывались под контролем Булганина) и дважды – военное ведомство. Кроме того, он был единственным министром обороны СССР, который с этой должности ушел на пост премьера.

6 сентября 1945 г. ПБ образовало оперативное бюро СНК СССР под председательством Берии. Булганина в его составе еще не было. В 1947 году Сталин, решив отказаться от поста министра обороны СССР, преобразовал это министерство в менее всеобъемлющее Министерство вооруженных сил. С 3 марта 1947 г. по 24 марта 1949 г. Булганин работал министром Вооруженных Сил СССР. Ему было присвоено звание маршала, хотя он был гражданским человеком.

Булганина военные не уважали. Назначение Булганина, гражданского политического деятеля, никогда не командовавшего войсками, было, вероятно, связано со стремлением Сталина сохранить контроль над армией в послевоенный период и избежать усиления популярных военачальников. Сталин поставил его, боясь военного переворота, после случая с Жуковым, когда генералы стали проявлять бонапартистские замашки.
* * *

Карьера Булганина происходила на фоне удаления из властных структур его конкурентов. Напомню, что в августе 1948 г. при странных обстоятельствах умер Жданов, 4 марта 1949 г. были освобождены со своих постов Молотов и Микоян (министр внешней торговли). Летом 1949 г. Булганин смог удалить еще одного своего конкурента Вознесенского. По данным Ю. Жукова, 5 марта 1949 г. (по другим данным, в сентябре 1949 г). Вознесенский был выведен из состава ПБ в связи с подозрением на участие в Ленинградской группе. Вознесенского арестовали 27 октября 1949 г.

В 1949 году военное министерство вооруженных сил было раздроблено на военное, военно-морское и командование военно-воздушных сил. В 1951 г. были вновь организованы 2 министерства вооруженных сил и ВМФ. Армия в создавшейся ситуации подчинялась военному министру маршалу Василевскому, флот – военно-морскому министру, адмиралу Н. Кузнецову. В свою очередь Василевский и Кузнецов подчинялись по линии правительства Булганину, так как он и после последней реорганизации СМ, произведенной в 1952 году, сохранял руководство военным и военно-промышленным сектором, и только потом Сталину. Через Василевского Булганину подчинялись не только войска, но и ГРУ. Очень вероятно, что в список комитетов и министерств, которые курировал Булганин, вошло и МГБ.

7 апреля 1950 г. Булганин становится вторым лицом в государстве – его назначили первым заместителем Сталина. Поскребышев вспоминал, что, когда в апреле 1950 г. Булганин был назначен первым заместителем т. Сталина по СМ, Берия был недоволен этим решением, характеризуя Булганина как слабо подготовленного и не способного справиться с этой работой. Было также создано Бюро Президиума Совета Министров СССР, в которое вошли Сталин как председатель, Булганин как первый заместитель и заместители Берия, Каганович, Микоян и Молотов. Политбюро постановило: «… председательствование на заседаниях Бюро Президиума Совета Министров СССР в случае отсутствия тов. Сталина осуществлять первому заместителю Председателя Совета Министров СССР тов. Булганину Н. А.». Этому новому узкому органу власти, сокращенно БПСМ, было поручено «рассмотрение срочных вопросов текущего характера, а также вопросов секретных». То есть в работе СМ Булганин был поставлен над Берией. На июльском 1953 г. пленуме ЦК КПСС Поскребышев не выступал, но свое выступление сдал. Он написал: «Когда же последовало решение утвердить тов. Булганина первым заместителем тов. Сталина по Совмину, то Берия был недоволен этим решением, характеризуя т. Булганина как слабо подготовленного и не способного справиться с этой работой».

Итак, Булганин сразу и резко пошел в гору. За один год, с марта 1949 г. по 7 апреля 1950 г., Булганин вырос до первого заместителя Председателя СМ. Кстати, потом это решение формально так и не было отменено.

6 ноября 1951 г. на заседании, посвященном годовщине Октября и прошедшем, видимо, в отсутствие Сталина, доклад сделал Булганин. Во время Корейской войны Булганин был председателем Координационного Комитета, иными словами, Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами СССР в мирное время. Лишь 16 февраля 1951 г. его от этих обязанностей освободили. Будто бы Сталин даже говорил о том, что его возможным преемником на посту Председателя Совмина СССР может быть Булганин.

Однако Булганин не оправдал доверия Сталина. После того как Булганина поставили первым замом Сталина, он в полной мере проявил свою редкостную неспособность руководить. По свидетельству военно-морского министра Н. Г. Кузнецова, Булганин работал очень неэффективно. Булганин, пользуясь термином Сталина, создал «центростоп». Булганин никогда бы не взял на себя ответственность за любое серьезное решение, даже входящее в его компетенцию, хотя никто не мог ничего сделать без его резолюции.

Как вспоминал Павел Судоплатов, в то время ответственный работник Министерства госбезопасности, «Булганин всеми средствами старался избегать ответственности за принятие решений. Письма, требующие немедленной реакции, месяцами оставались без подписи. Весь секретариат Совета Министров был в ужасе от такого стиля работы, особенно когда Сталин, уехав на Кавказ в отпуск, возложил исполнение обязанностей Председателя Совета Министров на Булганина. Берия лично обратился к Сталину с просьбой ускорить прохождение через Булганина документов по атомной бомбе, находившихся в секретариате Булганина. Сталин разрешил своим заместителям подписывать самые важные постановления в обход Булганина. Так в Совете Министров возник прецедент создания бюро по различным направлениям работы правительства».

Тот же Судоплатов отмечает низкий профессионализм Булганина: «Некомпетентность Булганина просто поражала. Я несколько раз сталкивался с ним в Кремле во время совещаний глав разведслужб. Булганин не разбирался в таких вопросах, как быстрое развертывание сил и средств, состояние боевой готовности, стратегическое планирование… У этого человека не было ни малейших политических принципов – послушный раб любого лидера».
* * *

14 октября 1952 г. закончился XIX съезд КПСС. В комиссию по переработке программы КПСС под председательством Сталина не вошли ни Хрущев, ни Булганин. После XIX съезда Булганин не председательствовал на заседаниях Президиума и Бюро Президиума СМ СССР. В то же время Берия председательствовал 8 раз, Сабуров 6 раз, Первухин – 5 раз, Маленков – 1 раз.

10 ноября 1952 г. вышло постановление Бюро Президиума ЦК, которое признало необходимым, чтобы Маленков сосредоточился на работе в ЦК и Постоянной комиссии по внешним делам, освободив его от обязанностей, связанных с СМ СССР. Булганин должен был сосредоточиться на работе в постоянной комиссии по вопросам обороны при Президиуме ЦК КПСС. Хрущев на работе в ЦК и в Московской парторганизации. Бюро президиума ЦК КПСС решило, что в случае отсутствия т. Сталина председательствовать на заседаниях Президиума ЦК будут Маленков, Хрущев, Булганин, секретариата – Маленков, Пегов, Суслов, президиума СМ – Берия, Первухин, Сабуров. Тем самым Булганин был оттеснен на вторые роли, хотя формально никто его первого вице-премьерства не отменял.

После всех этих перемещений Булганин имел основания для недовольства Сталиным, то есть мог иметь мотивы для убийства. Он был обижен оттеснением на вторые роли; к тому же Булганин постепенно был оттеснен Сталиным и от руководства МГБ – однако формально он продолжал курировать органы. Но далее последовало решение Сталина о перемещении Берии на пост министра объединенного министерства госбезопасности и внутренних дел – оно было принято на даче Сталина после 17 февраля 1953 г. Это окончательно отстраняло Булганина от силовых структур и стремительно ускорило ход событий.

Добавим, что Булганин имел черты характера, которые могли быть использованы западными спецслужбами для его вербовки. Честолюбив. Вспыльчив. Любил женщин и красивую жизнь. Булганина могли поймать на многочисленных амурных похождениях, в которых он был горазд.

Наконец, Булганин имел все возможности для того, чтобы подобрать врачей и организовать отравление Сталина. Он курировал весь ВПК, оба военных министерства и органы госбезопасности; именно он курировал Игнатьева. Булганину хотелось послушного министра МГБ. Он по совету Хрущева выбрал Игнатьева и добился его назначения, когда Сталин торопился на юг, в отпуск.

Странным выглядит поведение Булганина сначала после убийства Сталина, а потом после убийства Берии. Например, странным является тот факт, что 5 марта 1953 г. Булганин остался у умиравшего Сталина и не пошел на заседание ЦК и СМ, где распределялись руководящие должности. Почему он остался дежурить у Сталина вместо того, чтобы участвовать в дележке портфелей? Видимо, для него гораздо важнее было обеспечить смерть Сталина, чтобы спрятать концы в воду, чем получение властных дивидендов.

Сын Хрущева засвидетельствовал, что Хрущев и Булганин меньше всех беспокоились о здоровье Сталина 2 марта и когда Сталин умер. Как вспоминал Мясников, природа кровавой рвоты несколько озадачила профессоров. В тот период от ЦК дежурил Н. А. Булганин. Мясников заметил, что он стал посматривать на профессоров подозрительно и, пожалуй, даже враждебно. Стоя у дивана, на котором лежал Сталин, он спросил непосредственно у Александра Леонидовича о причине кровавой рвоты. На что тот ответил ему о возможности мелких множественных кровоизлияний в стенке желудка сосудистого характера в связи с артериальной гипертонией и мозговым инсультом, приведших к кровотечению. Предположительный характер ответа вызвал у Н. А. Булганина весьма неприязненную реакцию. После ответа Мясникова Булганин пытался переориентировать внимание врачей – он с оттенком угрозы сам высказал мнение, что врачи пропускают у Сталина диагноз рака желудка. Странную реакцию Булганина на рвоту Сталина можно объяснить и тем, что он боялся, что отравление Сталина будет раскрыто.
* * *

Если предположить, что Булганин участвовал в организации убийства Сталина, то получается, что он остался дежурить у Сталина 5 марта совсем не случайно. Как уже было сказано, ему было важнее, что вождь умрет, чем деление постов. В его отсутствие его понизили. Он стал лишь министром вооруженных сил (лишь 16 марта он вновь стал первым замом премьер-министра), но он был готов на это, лишь бы доделать дело.

Хрущев в своих воспоминаниях проговаривается в сговоре с Булганиным, произошедшем еще при жизни смертельно больного Сталина. Хрущев признался 7 июля 1953 г., что они с Булганиным боялись выступить против Берии, но обсуждали, как не дать ему стать министром. А вот и выступление Булганина на июльском пленуме ЦК КПСС: «Товарищ Никита Сергеевич Хрущев перед кончиной товарища Сталина действительно говорил мне: «Как видишь… мы стоим накануне смерти нашего вождя, но я предвижу и боюсь, что Берия нам сильно осложнит дело…». 5 марта, по словам Хрущева, он очень волновался, как бы Булганин «не выскочил не вовремя, потому что было бы неправильно выдать себя заранее» (проговорился! – С. М.).

Есть неподтвержденные сведения, что во время болезни Сталина войска были приведены в боевую готовность. В начале марта 1953 года военным министром СССР был маршал Александр Василевский. Будто бы в первых числах марта 1953 года Жуков вернулся с тактических учений в Свердловск. И вовремя – ему звонил министр обороны Булганин и, не застав, приказал дежурному, чтобы маршала разыскали и чтобы он ему позвонил. Жуков немедленно соединился с Булганиным, который сказал: «Завтра утром вам нужно быть в Москве». Зачем нужны были войска во время смерти Сталина? Почему Жуков оказался вызванным в Москву? Ведь Булганин и Жуков были вроде на ножах. Странные совпадения!

Кроме того, мне кажется, что к началу 5 марта ситуация в верхах оказалась переломленной. Власть вновь оказалась в руках у группировки Берии – Маленкова, которых, видимо, поддержали Молотов и Ворошилов. Эта гипотеза объясняет также факт понижения после смерти Сталина иерархического положения Хрущева и Булганина. Хрущев и Булганин оказались во властной иерархии ниже Молотова. Интересно, но в почетном карауле у гроба с телом умершего Сталина ближе к Сталину с двух сторон стояли Булганин и Маленков. Если смотреть на гроб, то Булганин стоял справа. Затем около Маленкова Берия, а около Булганина Хрущев. Как видим, и здесь лидирующее положение Булганина в тот период времени налицо.

В биографии Булганина также указывается, что после смерти Сталина, сохранив пост первого заместителя главы Советского правительства (хотя их стало четверо), Булганин был назначен военным министром СССР (5 марта 1953 – 15 марта 1953), а затем министром обороны СССР (15 марта 1953 – 9 февраля 1955) вместо Маршала Советского Союза A. M. Василевского.

То есть только 15 марта 1953 г. Булганин официально стал 1-м замом Маленкова. Следовательно, Булганин 5 марта потерял пост заместителя Председателя Совета Министров, но потом он сумел чуть компенсировать потери. К этому времени за 10 дней, прошедших после смерти Сталина, вдруг выросли акции Хрущева. Почему-то Маленков отказался от роли секретаря ЦК КПСС и фактически передал эту должность Хрущеву. Это свидетельствует о том, что борьба за власть продолжалась.
* * *

На первый план снова выступает вопрос, а кто в СССР курировал «органы»? Действительно ли это был Булганин или кто-то еще?

Для чего важно знать, кто курировал «органы»? Для того чтобы понять, кому министр госбезопасности сообщил о болезни Сталина первым, кто участвовал в подборе врачей для лечения Сталина.

Споры о том, кто из секретарей ЦК ВКП(б) – КПСС в то время «курировал», как сегодня сказали бы, силовые структуры, ведутся до настоящего времени. Практика курирования органов кем-то из членов ПБ была в СССР общепринятой. Например, до 1930 года «органы» курировал Бухарин. После войны и во время войны сам Сталин контролировал «органы». В марте 1946 г. на Пленуме ЦК ВКП(б) А. А. Кузнецов стал секретарем ЦК и членом Оргбюро ЦК ВКП(б), получив должность начальника Управления кадров ЦК КПСС. Он отвечал за партийный контроль над административными органами, Министерствами внутренних дел и государственной безопасности, армией. Кузнецов курировал «органы» вплоть до своей отставки.

После ареста Кузнецова так и не найдено документов о назначении следующего после него куратора «органов» от ПБ. Однако эта практика сохранилась. Действительно, Хрущев в воспоминаниях утверждает, что у МГБ был тогда тайный куратор, но не говорит кто. По мнению Ж. Медведева, ключевой силовой орган страны – Министерство государственной безопасности – в эти годы подчинялся лично Сталину.

Если Сталин так следил за МГБ, то почему количество рассылок, идущих к нему из МГБ, резко сократилось? Да! Он был занят теорией. Может быть и так, но резкое снижение рассылок говорит, по крайней мере, о том, что Сталин утратил интерес к «органам». Рассылки МГБ, МВД и ОС интересовали Сталина мало. Но он не мог их пустить в свободное плавание и должен был бы, пусть даже неофициально, назначить куратора. Если число рассылок МГБ, МВД уменьшилось, а дел не уменьшилось, то, значит, решения принимались без Сталина. Значит, «крот» и Игнатьев стали практически бесконтрольными. 27 декабря 1952 г. Абакумов в своем письме Берии из тюрьмы упоминает, что иногда в период отпуска (Сталина. – С. М.) некоторые вопросы решались острее. Значит, кто-то их решал.

Итак, кто же курировал МГБ? Наиболее авторитетными в 1951 – 1953 гг. были Маленков, Берия и Булганин. Следом за ними стоял Хрущев. Именно этих кандидатов на подобное кураторство мы и разберем.

Начнем с Лаврентия Павловича Берии, потому что предположение о том, что именно Берия курировал МГБ, встречается в литературе чаще всего. Идет эта практика от «воспоминаний» Хрущева, который, хотя и признает, что Абакумова «Сталин назначил в Госбезопасность тогда, когда Берия был освобожден от этой работы», – но, по его словам, «Сталин мог и не знать», что «Абакумов не ставил ни одного вопроса перед Сталиным, не спросив у Берия… Берия давал директивы, а потом Абакумов докладывал, не ссылаясь на Берия».

Хрущев уверяет, что «тайный» куратор Берия осуществил «ленинградское дело», сам же он ни в коей мере не был к нему причастен. Ко времени суда над «ленинградцами» Хрущев уже около десяти месяцев был секретарем ЦК, но, если верить его воспоминаниям, он не только не участвовал в этом деле, но и почти ничего о нем не знал: «…обвинили «группу Кузнецова» в Ленинграде, будто там проявили «русский национализм» и противопоставили себя общесоюзному ЦК. Что-то в этом духе, точно не помню, а документов я не видел… Со мной о «ленинградском деле» Сталин никогда не говорил».

Хрущев сообщает, что Берия участвовал в подборе обслуги и охраны Сталина. Было время, когда Берия окружил Сталина только грузинами. Сталин обратил на это внимание и обвинил Берию, что он верит только грузинам, тогда как русские ему, Сталину, не менее преданы. Берии пришлось заменить охрану. Однако влияние Берия и на новую охрану Сталина, по словам Хрущева, было велико. Хрущев замечает: «Берия и после изгнания грузин продолжал контролировать и дальше свиту Сталина. Берия так долго работал в Чека, что знал всех чекистов. Они все искали расположения Берия, и Берия было легко их использовать для своих целей».

Здесь мы имеем дело с обычной хрущевской тупой ложью. Как можно знать «всех чекистов», даже обладая феноменальной памятью Берии? Очевидно, искать расположение, лично знать и напрямую подчиняться – совершенно разные вещи. А если бы Берия приказал им нарушить закон? Они бы это сделали? Они послали бы его подальше, потому что в случае разбирательства их ссылки на Берию никто бы не принял во внимание – он не их прямой начальник. А когда, кстати, Берия работал в ЧК? 8 лет назад! Да за это время ушло множество людей, которые Берию знали, и пришло множество людей, которые в глаза его не видели.

В июле 1953-го на Пленуме Шаталин, обличая Берию, намекнул, что раньше «органы» присматривались куратором из ПБ, имея в виду именно Берию. А недавно в печати промелькнули сенсационные сообщения: «Берия в Кремле подслушивал Сталина!» Оказывается, что во время современной реконструкции Кремля были обнаружены неоспоримые доказательства того, что кабинет Сталина прослушивался. И сразу же в этом обвинили Берия. Но при чем здесь Берия? Прослушкой ведь руководил начальник Главного управления специальной службы ЦК ВКП(б) хрущевский сослуживец по Украине И. Т. Савченко.

Далее. Берия постоянно получал рассылки из МГБ. Но если человек курирует органы, то он сам должен участвовать в составлении рассылок и нет никакой необходимости их ему посылать! Наконец, в 1951 году Сталин создал комиссию для проверки работы МГБ в следующем составе: Маленков, Берия, Шкирятов и Игнатьев. Если Берия (или Маленков) – куратор «органов», то он сам себя проверял. Это полный бред. Это говорит о том, что Берия «органы» не курировал, причем даже не скорее всего, а наверняка.

Берия занимался секретными вещами, был загружен практической текучкой и технологическими решениями. Берия был занят промышленностью и наукой. Именно при нем ученые получили беспрецедентные права в принятии решений, касающихся технического прогресса. Он занимался также текущими вопросами промышленности и теми, которые были связаны с техникой.

Развитие новой техники также контролировал Берия. Он же после того, как Булганин оказался неспособным, а Сталин отошел от дел в «творческий отпуск» и начал заниматься теорией, решал большинство оперативных вопросов управления промышленностью. У него просто не было ни сил, ни времени курировать «органы» с их особой спецификой. Поэтому можно почти с уверенностью заключить, что «органы» курировал не Берия.

Даже упертые историки признали, что Берия не мог в те годы курировать МГБ. По мнению Ж. Медведева, Берия, как член БПСМ, контролировал МВД, но не МГБ.
* * *

Некоторые публицисты утверждают, что Маленков контролировал органы безопасности, хотя и по линии СМ. «В январе – феврале 1953 года, – пишет Костырченко, – в отличие от ранее существовавшего порядка, все важнейшие документы, в том числе запросы из МГБ о санкциях на аресты наиболее значимых лиц, направлялись не Сталину, а в основном Маленкову, который тогда полностью сосредоточил в своих руках управление текущими делами в партии и государстве». По мнению Зеньковича и Прудниковой, Игнатьев был человеком Маленкова. Назначение Игнатьева на пост министра МГБ также рассматривалось как успех Маленкова. О том, что «органы» курировал Маленков, намекает в своих воспоминаниях Судоплатов. Он пишет: «Без ведома Игнатьева и Маленкова получить выход на Сталина никто из сталинского окружения не мог».

Однако имеется ряд фактов, противоречащих данному утверждению. Как уже говорилось, в 1951 году Сталин «создал комиссию для проверки работы МГБ в следующем составе: Маленков, Берия, Шкирятов и Игнатьев». Тот факт, что Маленков входил в комиссию, делает его кураторство «органами» невероятным.

Кроме того, Маленков был загружен партийной работой. Он готовил XIX съезд, а это очень большая работа. Следовательно, в 1951 – 1952 гг. Маленков не мог заниматься рутинной работой с органами. Помимо подготовки к съезду Маленков был загружен под завязку – он работал по партийной линии, которая включала молодежную политику, спорт, занимался социальными вопросами. Это и зарплаты, и образование, и здравоохранение. Маленков занимался и советскими органами. Кроме того, Маленков в 1948 – 1951 годы курировал сельское хозяйство. После голода 1947 г. это было одним из важнейших и трудозатратных направлений народного хозяйства.

В общем, не хватило бы у Маленкова сил, чтобы руководить еще и «органами». Если еще заниматься органами, то это сверхогромный пласт работы, и я не думаю, что Сталин бы взвалил все это на одного Маленкова.

Наконец, Маленков, так же как и Берия, постоянно получал рассылки из МГБ. Если человек курирует МГБ, то зачем ему рассылки, он сам все прекрасно знает и следит за доставкой рассылок адресатам? Интересный факт – Маленков добился еще одного важнейшего преимущества: создания в ЦК собственной защищенной линии связи, неподконтрольной МГБ. Маленков утвердил на ПБ создание войсковых частей для Главного управления специальной службы при ЦК. Вопрос – зачем Маленкову создавать свои «микроорганы» в ЦК, если он и так их курирует? Зачем ему собственная силовая структура, если он и так куратор «органов»? Зачем, если, курируя «органы», ты имеешь под рукой все что хочешь?

Далее. На известном Пленуме ЦК в июне 1957 года, «разоблачавшем» Молотова, Маленкова и Кагановича, Генеральный прокурор Р. А. Руденко утверждал, что Абакумов организовывал «ленинградское дело» «с ведома» Маленкова, но тот резонно возразил: «Почему с моего ведома, когда Абакумов не был мне подчинен». Следовательно, по крайней мере с 1949 г. (момента ареста Кузнецова) по 1951 г. (момента ареста Абакумова), Маленков не курировал «органы».

На том же Пленуме Маленкова обвинили в том, что он однажды в «особой тюрьме» допрашивал арестованных по «ленинградскому делу» людей. Маленков признал, что «выезжал в тюрьму по поручению тов. Сталина в присутствии товарищей, которые сидят здесь» (то есть других членов Политбюро 1949 года). На что последовала реплика: «Хрущев: Я тоже здесь сижу, но я не выезжал и не знаю, кто туда выезжал. Маленков: Ты у нас чист совершенно, тов. Хрущев». Однако там сидел не только Хрущев, но и Булганин, а Берии уже не было. Остается только один человек из присутствовавших там – Булганин.
* * *

А какие есть свидетельства в пользу того, что «органы» курировал именно Хрущев? Кожинов пытается доказать, что в 1949 – 1953 годах куратором органов безопасности был именно Хрущев. Мол, именно он везде расставил своих людей. Именно человеком Хрущева был министр госбезопасности Игнатьев, именно министра Игнатьева собрался убрать Сталин и заменить на Берию, для чего было решено снова объединить два министерства. Мухин считает, что Игнатьев был назначен министром ГБ по рекомендации Хрущева и Маленкова, а раз так, то именно Хрущев курировал МГБ по линии ЦК.

Как правило, с приходом нового министра (в данном случае Игнатьева) на ведущие должности в аппарате назначают людей по его представлению. В те времена утверждение на должности заместителей министров МГБ и МВД происходило на Политбюро по представлению Управления кадров и Отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВКП(б), т.е. отдела того же Игнатьева. Учитывая, что Игнатьев по работе в ЦК подчинялся члену Политбюро, секретарю ЦК Н. С. Хрущеву, а также приведенные выше обстоятельства, появление именно этих девяти заместителей, служивших ранее под началом Хрущева, у нового министра не связать с ним невозможно. Наибольшее количество встреч с И. В. Сталиным у Хрущева было в 1950 – 1951 гг. В то же самое время им были подготовлены и решены главные кадровые задачи в «силовых министерствах». Естественно, что за заместителями министров не мог не следовать шлейф руководителей среднего и исполнительского звена – главной опоры любого начальства, которое само подбирало себе верных подчиненных.

Пути Игнатьева и Хрущева неоднократно пересекались. Более того, двух партийных функционеров, С. Д. Игнатьева и Н. С. Хрущева, связывало давнее знакомство еще со времен Промышленной академии им. Сталина, где оба учились с переменным успехом.

Как установил Г. В. Костырченко, после ареста Абакумова и многих его сослуживцев «освободившиеся» руководящие посты в МГБ занял целый ряд «людей Хрущева», переведенных в Москву. Наиболее полный список лиц из верхов власти, с которыми был связан Хрущев на прежних местах службы, приводится в книге И. Чигирина. Если верить И. Чигирину, то все специальные службы были буквально «нашпигованы» бывшими подчиненными Хрущева.

Например, все, кто работал раньше с Хрущевым, были назначены на должности заместителей министра госбезопасности после ареста B. C. Абакумова и назначения министром С. Д. Игнатьева. Из 10 человек – девять заместителей министра госбезопасности и внутренних дел СССР и министр Игнатьев – это были люди, которых Никита Сергеевич Хрущев не только хорошо знал по совместной работе, но и мог оказывать на них влияние (для того и были поставлены) как на бывших подчиненных, обязанных ему старыми продвижениями по службе и новыми высокими назначениями. Можно спорить о том, что не он, а кто-то другой способствовал их проникновению на ключевые должности в «силовые структуры» и «курировал» их. Но факт остается фактом, там оказались люди именно Хрущева, а не кого-то другого.

Но хотя список сослуживцев Хрущева в «органах», приведенный Чигириным, внушителен, однако он не доказывает, что именно Хрущев курировал «органы». С одной стороны, можно считать, что фактически все эти ведомства находились в руках Н. С. Хрущева, включая исполняющего обязанности начальника охраны И. В. Сталина, заместителя министра госбезопасности СССР B. C. Рясного. С другой стороны, если бы все подельники Хрущева ежедневно делились с ним секретами МГБ, это бы стало известно Сталину, и тогда их бы сурово наказали.

Самым главным аргументом против Хрущева является такой факт. Вопрос о курировании должен был бы быть решен сразу же после смещения Кузнецова, то есть еще до февраля 1949 г. Хрущев был возвращен в Москву в декабре 1949 г. МГБ был одним из важнейших направлений работы правительства. Значит, куратором должен был быть зам. премьер-министра. Хрущев не был заместителем министра.

Положение Хрущева в «четверке» было самым слабым. Он не имел прямых выходов к силовым структурам и по партийной линии командовал лишь Московским городским комитетом КПСС. Хрущев был секретарем ЦК КПСС, но без определенных полномочий в пределах всего СССР.

Казалось бы, в пользу Хрущева говорит тот факт, что Хрущев не всегда получал рассылки из МГБ. Ведь куратор «органов», который плотно их опекал, не нуждался в рассылках. Однако более тщательный анализ показывает, что не получал рассылки и Булганин, а он был вторым лицом в государстве. Поэтому более вероятно, что это был именно Булганин.

Как видим, о том, что Хрущев был куратором «органов», нет ни документов, ни свидетельств очевидцев. Поэтому следует сделать заключение, что очень маловероятно, что именно Хрущев контролировал Кремлевскую охрану и «органы». Мне думается, что вплоть до 26 июня 1953 г. Хрущев не участвовал в заговоре.
* * *

А есть ли свидетельства, что «органы» курировал Булганин, который входил в тройку замов Сталина? Напомню. В ПБ социальные вопросы решал Маленков, который был ответственным за сельское хозяйство, партийное строительство, секретариат и идеологию. Берия обеспечивал научно-технический прогресс и каждодневную работу промышленности, решал вопросы технологической разведки и, скорее всего, ВПК. Ворошилову поручили курировать культуру, здравоохранение, а также Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту. Хрущев был занят Москвой. Вопросы обороны курировал Булганин – логично предположить, что он занимался не только вопросами армии и флота, но и государственной безопасности. Конечно, часть из этих доказательств откровенно слабые, но их совокупность сильнее, чем совокупность свидетельств в пользу Берии, Хрущева или Маленкова. Поэтому я беру на себя смелость утверждать, что МГБ курировалось Булганиным.

Есть несколько свидетельств того, что именно Булганин выполнял эту функцию.

1. Абакумов напомнил при своем допросе, что именно МГБ 15 апреля 1950 г. просило у ЦК ВКП(б) разрешение на арест Этингера. Санкцию на арест тогда вновь не получили. «Такие аресты, как аресты ученых, – писал в свое оправдание Абакумов, – всегда являлись важными, и к ним по указанию ЦК ВКП(б) мы подходили всегда с особой тщательностью». 16 ноября Абакумов вновь направил записку, на этот раз – Сталину, в Сочи, с просьбой дать разрешение на арест Этингера. Эта записка была у Поскребышева, затем попала Булганину. Тот запросил Абакумова, «как быть?», и «я, – писал опальный министр госбезопасности, – ему ответил, что Этингер большая сволочь и его следует арестовать, после чего тов. Булганин дал согласие на арест». Итак, судя по показаниям Абакумова, именно Булганин и разрешил ему произвести арест кардиолога. Это – прямое указание на кураторство. Он обратился ни к Берии, ни к Маленкову, ни к Хрущеву – к Булганину.

2. А вот еще свидетельство Судоплатова о том, что именно Булганин курировал «органы»: «Булганин не разбирался в таких вопросах, как быстрое развертывание сил и средств, состояние боевой готовности, стратегическое планирование. Он не понимал, что диверсии на тыловых складских сооружениях гораздо важнее, чем прямое нападение на аэродромы. Обсуждая эти планы, Булганин (как военный министр) спорил со мной и генералом Захаровым, начальником разведывательного управления Генерального штаба, утверждая, что вместо взрывов в Инсбруке, в Австрии – в районах, где находятся американские склады горючего, – гораздо результативнее было бы взрывать американские самолеты прямо на аэродромах в Германии и Франции. Он говорил, что это подорвет американский боевой дух и американцы не смогут пользоваться своими базами в Европе». Как видим, Судоплатов пишет, что он обсуждал с Булганиным главнейшие вопросы диверсионной работы и нигде не оговаривается о том, что он это делал с Хрущевым. Следовательно, именно Булганин, а не Хрущев был посвящен в дела «органов» после смещения Кузнецова.

3. Берем журнал посетителей кабинета Сталина в Кремле. Оказывается, что Булганин его посещал 2, 5, 23 июля, а затем 3, 4, 6 и 8 августа 1951 года, после чего Сталин уехал на отдых на юг. Это как раз и был момент, когда решался вопрос о назначении Игнатьева. Вероятно, с подачи Хрущева именно Булганин добился назначения Игнатьева, а для этого Булганину надо было курировать «органы».

А как же расстановка хрущевских протеже на ключевые посты? А все просто – хорошие отношения Хрущева и Булганина могли стать причиной того, чтобы знакомые Хрущева расставлялись на ключевых постах. Сам Булганин, видимо, таких кадров не имел. Он ведь долгое время работал начальником Госбанка СССР.
* * *

Как уже упоминалось, имя куратора МГБ можно попробовать вычислить исходя из так называемых рассылок. В конце 1946 года Сталину на стол поступало около 40 – 50 секретных докладных записок и рапортов МВД и МГБ каждый месяц. Некоторые из таких рапортов, прежде всего о репрессивных актах, осуществлявшихся Особыми Совещаниями по групповым делам, посылались только Сталину. Для их утверждения была нужна лишь его санкция. По другим событиям и проблемам копии рапортов Сталину посылались также и другим членам Политбюро. Списки на рассылку такой информации утверждались лично Сталиным. Опубликованные «рассылки Сталина», порядок имен в которых соответствовал влиянию лидеров, показывают, что после 1949 г., когда был дискредитирован и смещен с поста министра иностранных дел Молотов, наиболее часто этот поток секретной информации поступал, кроме Сталина, к Молотову, Берия и Маленкову. В 1951 – 1952 годах поток рапортов от МВД и МГБ Сталину был резко сокращен. Булганин, хотя он и стал вторым лицом в государстве, рассылок уже не получал. Большая часть этих рапортов шла теперь только Маленкову и Берии. В рассылке МГБ от 1951 г., о том, что надо возобновить расследование дела ЕАК, есть Маленков и Берия, но нет имени Булганина и Хрущева.

Далее. По указанию Игнатьева от 19 августа 1951 г. протоколы допросов Абакумова были посланы Сталину, Маленкову и Берии. Они не посылались Хрущеву и Булганину. Между тем, Булганин в то время был Председателем тройки, которая наделялась правом принимать решения и подписываться, как Сталин. Не правда ли, получается странная ситуация: второе лицо в государстве не получает рассылок? Если «органы» курировал Хрущев, то рассылка записок второму лицу страны Булганину должна была быть обязательной. Однако все легко объясняется, если принять гипотезу, что тому, кто курировал «органы», нет необходимости направлять секретные материалы из органов, так как он сам все знает из первых рук. Видимо, доклады обсуждались с Булганиным и не требовалось их рассылать. Поэтому гораздо логичнее выглядит предположение, что «органы» курировал Булганин, а не Хрущев. Тогда странностей не возникает. Кстати, такая ситуация обнаруживается как раз после того, как был арестован и расстрелян Кузнецов, который ранее курировал «органы» и который не фигурировал в списке тех, кому направлялись рассылки.

Верна ли моя гипотеза? Если верна, то в рассылках, имеющихся до ареста Кузнецова, его имени в списке тех, кому разосланы материалы, быть не должно. И точно. Вот, например, «Записка М. Ф. Шкирятова и В. С. Абакумова о П. С. Жемчужиной» от 27 декабря 1948 г., которая была разослана тт. Сталину, Молотову, Маленкову, Кагановичу, Берии, Вознесенскому, Микояну, Булганину, Косыгину. Однако в списке нет Кузнецова, который, как это точно установлено, в то время курировал «органы» и по положению был выше Косыгина. Однако тому послали, а Кузнецову нет. Значит, куратор «органов» записки не получал. Он участвовал в составлении рассылаемых материалов.

Вот почему наиболее вероятным ответом на вопрос, кто курировал «органы», является «Булганин.
* * *

Еще раз приведу свои аргументы: почему я считаю, что «крот» в верхах – это Булганин.

1. Потому, что Сталина убили.

2. Без «крота» организовать такое сложнейшее убийство невозможно.

3. Я исключил Берию по многим причинам. Менее вероятны, чем Булганин, Хрущев и Маленков. Остальные совсем маловероятны.

4. Булганин по чертам характера имел предрасположенность для того, чтобы быть завербованным.

5. Мотивы его понятны.

6. Имел все возможности, будучи куратором «органов».

7. Его странное поведение во время «болезни» Сталина и после смерти вождя.

Кстати, именно Булганин в 1956 г. подписал с Японией соглашение о передаче ей в будущем островов Шикотан и Хабомаи, «плоды» которого мы пожинаем в наше время…

Поведение Булганина при подготовке к XX съезду еще больше укрепляет подозрения о великой нелюбви Булганина к Сталину. Наконец, его странное разжалование из маршалов в 1958 г. по странному совпадению одновременно с внезапной смертью Иванова-Незнамова и захоронении простого доцента-терапевта на Новодевичьем кладбище и высылкой Кулинича с семьей, который, как я установил, скорее всего, и был лечащим врачом Сталина, в Ижевск, превращает подозрения в почти уверенность.

Кроме того, в своих разговорах с сыном профессора Этингера Булганин обнаружил звериный страх перед событиями, которые бы последовали, если бы не умер Сталин. Булганин очень боялся.

Сын профессора Этингера так описал свои беседы с Булганиным: «В одной из бесед я затронул вопрос об обстоятельствах смерти Сталина. Ведь до сих пор многие западные историки считают, что Сталин умер в результате некоего заговора в руководстве КПСС и что имела место чуть ли не насильственная смерть кремлевского диктатора. Н. А. Булганин, как мне показалось, не хотел распространяться на эту тему, ограничившись лишь фразой, что «как известно, у Сталина было кровоизлияние в мозг, и спасти его не было никакой возможности». После этого, помолчав несколько минут, он произнес: «Вообще, знаете, если бы он не умер, нам бы всем пришел конец». Думаю, что Булганин имел в виду прежде всего себя.

Скорее всего, ЦРУ завербовало Булганина до того, как он стал военным министром. Можно предположить, что внедрение Булганина – «крота» – началось задолго до начала завершающего этапа операции по убийству Сталина. А вот кто помогал Булганину, остается неясным. Ну не мог же он все проделать один?..

Чистки в архивах тоже в основном касаются Булганина. Он как бы исчез из поля зрения и из рассмотрения большинства историков. Дежурным рефреном во всех работах, касающихся темы смерти Сталина, является упоминание имени Булганина вскользь и немедленное отрицание возможности его участия. Булганин стал незаметен, незаметный маршал. Тщательно убрано все, что его так или иначе касается.

Во всех этих чистках в архивах и подделках документов чувствуется рука очень скрупулезного человека, который учитывает массу деталей и обстоятельств. Таким человеком не мог быть Хрущев. Мы отвергли роль Берии, остаются Маленков и Булганин. Последний трижды возглавлял Госбанк СССР, что как раз и говорит о его скрупулезности. Тщательность – характерная черта Булганина. Тщательность проработки операции по убийству Сталина чувствуется даже в том, что задолго до покушения убрали «главного бальзаматора» СССР академика Збарского.

Но почему после смерти Сталина Булганин поддержал Молотова, Маленкова и Кагановича? Потому, что ему становился опасным растущий авторитет в стране Хрущева. Убрав Хрущева, Булганин становился в СССР главным и формально, и фактически. Когда Хрущев победил, то он почему-то не удалил сразу Булганина, хотя убрал главных зачинщиков.

15
XX съезд и «разоблачение» Сталина

Самое интересное, что Булганин был наиболее ярый и последовательный сторонник развенчивания культа личности Сталина. На заседании Президиума ЦК КПСС от 1 февраля 1956 г. Булганин говорил: «Надо (показать. – С. М.), что Сталин из себя представляет, линию занять такую, чтобы не быть дураками. Состав ЦК XVII съезда ликвидировал. Не согласен с т. Молотовым, не согласен, что великий продолжатель. Можно и не говорить «продолжатель», и в докладе можно обойтись без этого. Не раздувать личность Сталина…».

Как отмечал югославский посол в СССР, при обсуждении роли Сталина в марте – апреле 1956 г., а также 1 мая 1956 г. на приеме в честь праздника Хрущева поддержал в очернении Сталина в основном Булганин и частично Микоян. Остальные отмалчивались, уклонялись от обсуждения. А ведь именно Сталин все сделал для стремительного возвышения довольно серой личности, каковой являлся Булганин. Как видим, Булганину было очень важно опорочить Сталина.

Если следовать логике нашей версии о роли ЦРУ в организации убийства Сталина, то совсем по-другому начинает видеться и роль XX съезда КПСС. Зачем нужно было развенчивать Сталина, зачем Хрущев так «испачкал» имя Сталина на съезде? Официальная версия гласит, что сделано это было для того, чтобы покончить с прошлым, покончить с репрессиями. Но сам Хрущев был по горло запачкан своим участием в репрессиях, и он не мог точно предсказать реакцию делегатов съезда, реакцию партии и в особенности того, как поведут себя его соратники в случае, если съезд выскажет недовольство докладом Хрущева. Зачем же тогда надо было так рисковать? А для того, чтобы соскочить с крючка ЦРУ. Речь Хрущева на XX съезде легко объясняется, если принять, что тем самым он и Булганин пытались соскочить с крючка иностранной разведки. После XX съезда убийство Сталина и «расстрел» Берии воспринимались обществом в уже ином историческом контексте. Очернив Сталина в 1956 г. и убрав потом Булганина в 1958 г., Хрущев освобождался от свидетеля и соскакивал с крючка ЦРУ.

Очернение Сталина аукнулось в отношениях СССР с другими странами, особенно странами социализма. Сразу после XX съезда начались будто бы крупные провалы советской внешней политики. Обострилась ситуация в Польше и Венгрии, осенью дошедшая до крупного политического кризиса в Польше и революции в Венгрии. СССР вел себя довольно сумбурно во время Суэцкого кризиса, прекратившегося отнюдь не из-за угроз Хрущева ударить ракетами по Тель-Авиву и Лондону, а потому, что США не поддержали своих союзников (на угрозу же Хрущева США тут же ответили, что тогда сами немедленно атакуют СССР). Поскольку Хрущев уже был независим от ЦРУ во время Карибского кризиса, он действовал резко и непредсказуемо. Все это свидетельствует о том, что, соскочив с крючка ЦРУ, Хрущев во внешней политике стал вести себя дерзко.
* * *

В 1957 году Булганин вроде бы совершенно неожиданно поддержал антихрущевский путч Маленкова и др. – вошел в состав т.н. «антипартийной группы Молотова – Кагановича – Маленкова», выступившей против политики Хрущева, однако успел отойти от них и покаяться. Они были за то, чтобы прекратить очернение Сталина. А ведь годом ранее именно Булганин был наиболее активным сторонником низвержения и очернения Сталина. Сначала Булганин сделал все возможное, чтобы очернить Сталина, затем вдруг стал борцом на очищение имени Сталина, а в душе так и остался антисталинистом.

Казалось бы, противоречие. Однако если принять во внимание тот факт, что Булганин был под колпаком ЦРУ, то вполне возможно предположение, что после XX съезда на Булганина стали давить его заокеанские кукловоды, заставляя предпринять меры к тому, чтобы Булганин сам стал лидером СССР. Булганин подтявкивал в 1957 г., пытаясь сместить Хрущева и стать лидером. Он был премьером, и если бы Хрущева сместили, то Булганин стал бы во главе СССР. Тогда заокеанским кукловодам было бы легче начать разрушение СССР так, как это они осуществили, приняв все меры к тому, чтобы во главе СССР в 1985 г. был поставлен предатель Горбачев…

Если предположить, что убийство Сталина было организовано ЦРУ с привлечением для этой цели Булганина, а потом и Хрущева, то после убийства Берии и получения всей полноты власти Булганин и Хрущев должны были бы немедленно по указке Вашингтонского обкома начать слом сталинского способа производства. Если так, то мы должны обнаружить следующие предсказания из модели. 1. Берия и Маленков должны быть потом смещены. Они мешали. Они и были смещены. 2. Булганин должен был расти. Он вырос по премьера. 3. Курс сталинских реформ должен был быть свернут. И он был свернут в 1954 – 1955 гг.

Чтобы найти подтверждение своей гипотезы, мне пришлось порыскать по Интернету. Я выяснил, что после смерти Сталина был отменен ежегодный пересмотр норм выработки, ликвидированы планы по снижению себестоимости. Но я не знал когда. Оказалось, сразу же после убийства Берии.

После реформ Сталина – Берии Хрущев получил отлично отлаженную, самостоятельно работающую, слаженную экономическую систему. Однако потом в СССР начались реформы, направленные на развал социализма. Реформы были точечными, но они били по краеугольным камням системы. Слом был произведен за 2 года, 1954 – 1955. Очень быстро. Значит, вредители знали узловые ахиллесовы пяты, болевые точки советского способа производства. Хрущев не мог все это знать. Тогда кто? Только ЦРУ. Да и до сих пор значение реформ, которые провели убийцы Берии, мало кто понимает.

Даже такой проницательный историк, как Ю. Мухин, не заметил, что в 1954 – 1955 гг. происходил демонтаж сталинского социализма. Он пишет: «… до бреда Хрущева с Целиной в государственном строительстве ничего не менялось». Да, вроде бы ничего не происходило, но шло целенаправленное разрушение, со знанием дела.

1. До 1954 г. секретари обкомов (райкомов) и председатели исполкомов контролировались на местах в экономической деятельности аппаратом уполномоченных Госплана СССР, назначаемых постановлениями Совета Министров СССР (как правило, за подписью Сталина). После убийства Берии и назначения Хрущева первым секретарем было увеличено число секретарей среднего райкома с трех до пяти. Это означало резкое усиление роли партии.

2. Ежегодный пересмотр норм выработки был отменен.

3. План по снижению себестоимости продукции был отменен.

4. Увеличили закупочные цены, что привело к необходимости напечатать лишние рубли и вызвало инфляцию и ценовые перекосы.

5. Сталин был против передачи МТС колхозам. Хрущевцы создали колхозные ремонтно-тракторные станции.

Кроме того, в течение последней недели 1953 года была воссоздана старая структура СМ СССР, фактическое разделение экономического сектора между несколькими направлениями. В 1954 г. власть министерств и главков увеличилась еще больше. Это было связано с тем, что партийные лидеры стали министрами и начальниками главков. К 1957 г. число министерств увеличилось до 52. Все эти пертурбации привели к резкому нарушению координируемости планов, что и стало одной из главных причин реформы 1957 года.
* * *

Как пишет в своей докторской диссертации Г. Явлинский, к 1953 году (году смерти Сталина) раздел в национальном экономическом плане, посвященный распределению произведенной продукции и материалов, содержал вдвое больше конкретных показателей, чем в 1940 году. Он пишет: «Эта тенденция была обращена вспять в 1954 году: указом Центрального Комитета Коммунистической партии и Совета Министров СССР упразднялось большое число отделов в министерствах, а число плановых показателей в ежегодном плане сокращалось на 46%. Число производственных показателей, по которым госпредприятиям требовалось отчитываться перед государством и министерствами (эти показатели, хотя и не были формально связаны с планом, но служили средством централизованного контроля за деятельностью предприятий), было сокращено до одной трети от прежнего количества. Особенно важным, с точки зрения нашего анализа, был указ, повышавший роль государственных предприятий в верстке ежегодных планов.

…Нам представляется, что незамеченным остается решение о прекращении централизованного пересмотра норм труда (норм выработки) при сохранении директивного планирования фонда оплаты труда. Противоречие, когда финансовые ресурсы предоставляются по произвольно рассчитанным нормам, явилось началом конца системы. Произошло это, кстати говоря, под жестким давлением снизу, от предприятий. Политбюро после первых шагов по либерализации политической жизни не видело возможности сохранить ситуацию. Не помогало более и ежегодное снижение цен, составляющее по существу лишь некоторую долю от принудительного пересмотра норм. В результате отношения между планирующими органами и государственными предприятиями стали гораздо более индивидуализированными, что было одним из факторов, которые, в конечном счете, привели систему к ее логическому распаду».

Демонтаж Хрущевым и Булганиным основ сталинской системы немедленно дал себя знать. Уже к 1955 – 1956 гг. начало проявляться отставание Советского Союза в области внедрения новой техники. С конца 50-х гг. наметились негативные тенденции и в развитии промышленности. Темпы роста производства стали снижаться. Если в 1950 – 1956 гг. они составляли около 11% в год, то в 1957 – 1959 гг. снизились до 7%, а к 1963 г. – до 5%.

Плохой капитан способен посадить на мель самое хорошее судно. Как пишет И. А. Бенедиктов, «не желая открыто признать свою беспомощность, явное несоответствие высоким постам, Хрущев стал сваливать все на «корабль», на «систему», поставив на конвейерный поток производство бесконечных решений и постановлений о ее «развитии» и «совершенствовании». А «теоретики» и ученые начали оправдывать эту бумажную карусель высокоумными рассуждениями о некой «оптимальной экономической модели», которая-де сама по себе, автоматически, обеспечила бы решение всех наших проблем».

16
Судьба заговорщиков

Дальнейшая судьба Булганина и его приближенных более чем странная. Странным, например, является тот факт, что 27 марта 1958 г. Булганин не был переизбран премьер-министром СССР и был назначен председателем правления Госбанка. А 5 сентября 1958 г. Пленум ЦК освободил Булганина от обязанностей члена Президиума ЦК КПСС.

Официальная версия утверждает, что после того, как политические позиции Хрущева окончательно упрочились (победа над «антипартийной группировкой» в 1957 г., в которую также входил Булганин), в марте 1958 года, при истечении полномочий Верховного Совета СССР, Булганин не был переизбран на пост советского премьера. Согласно Конституции СССР 1936 г., срок полномочий правительства истекал во время первой сессии Верховного Совета СССР нового созыва. Соответственно, Булганин и его правительство, назначенные Верховным Советом IV созыва, подали прошение об отставке 8 февраля 1955 г. Верховному Совету V созыва.

Нам сообщают, что, мол, Хрущев хотел стать премьером, чтобы именно ему оказывали почести при визитах за рубеж. Для того чтобы понять, кто и за что в то время отвечал, я специально просмотрел документальные фильмы в Интернете. Я видел несколько роликов. Вот, например, маршал Тито прибывает в Москву. На вокзале в Москве в 1955 или в 1956 году первым его встречает Ворошилов, потом Булганин. Вот фильм о поездке Хрущева и Булганина в Болгарию летом 1955 года, после визита Белграда. Первым там всегда идет Булганин. Он лидер страны, а не Хрущев, который был в то время только Первым секретарем. Далее, среди болгарских руководителей лидером явно выступает В. Червенков, который был председателем СМ. В 1954 г. на должность персека в Болгарии избрали Т. Живкова. Он практически нигде не фигурирует, в фильме везде первыми идут Червенков и Булганин, а потом Хрущев. Живков же где-то рядом, но не лидер. Хотя в самолет первым поднимался Хрущев, а не Булганин.

После смещения Булганина Хрущев совместил посты Первого секретаря ЦК и Председателя Совета Министров. Поскольку, мол, в июне 1957 г. Булганин поддержал попытку «антипартийной группы» отстранить Хрущева от власти. Нелояльность Булганина стоила ему поста главы правительства. Пока все логично и никаких странностей вроде бы нет. На XXII съезде Хрущев перечислил Булганина в ряду антипартийной группы (Молотов, Каганович, Маленков, Ворошилов, Булганин, Первухин, Сабуров, Шепилов). Однако до этого три года очень успешно работал вместе с премьером Булганиным. Странно!

Но это еще не все – главные странности начинаются потом. Ни с того ни с сего 26 ноября 1958 г. Булганин был лишен воинского звания Маршала Советского Союза (понижен до генерал-полковника), а 30 декабря 1958 г. Н. А. Булганин был отправлен в фактическую ссылку в Ставрополь на должность председателя совнархоза, – в область, где никому тогда не известный Михаил Горбачев начинал свою карьеру. В конце концов, в 1960 г. Булганин был вышвырнут на пенсию.

Что же такое совершил Булганин? Почему его карьера так резко оборвалась вдруг именно в конце 1958 года, а не в 1957 году, когда он поддержал попытку группы Маленкова сместить Хрущева? Но самый главный вопрос, за что был понижен в звании Булганин? Почему его лишили звания маршала? Официальная версия этот вопрос обходит стороной. Может быть, за то, что пытался надавить на Хрущева, упрекая того, что он его вывел из состава Президиума ЦК.

Существует легенда (а может, и вправду так было. – С. М.), что будто бы в 1957 году, когда Булганин вместе с Маленковым, Молотовым, Кагановичем и Ворошиловым попытался сместить Хрущева, Никита Сергеевич на заседании партактива выдвинул против него оригинальное обвинение. «Он был сталинским стукачом. За это Сталин сделал его Маршалом Советского Союза, – заявил Хрущев. – Конечно, после того, как мы раскрыли его антипартийное предательское поведение, мы лишим его звания и разжалуем». Но разжаловали почему-то только через год… Думаю, что данного объяснения для беспрецедентного понижения в звании и выгона на пенсию мало. Моя версия позволяет предположить, что Булганин был наказан за то, что шантажировал Хрущева и, видимо, что-то хотел или пытался обнародовать. Что же? Видимо, тот факт, что Сталина убили.

Примерно в то же время Круглов был тихо убран с поста министра внутренних дел СССР и переведен на пост заместителя министра строительства электростанций СССР, тем более что строительный опыт у него был, так как в ГУЛАГе он курировал Главпромстрой.

В августе 1957 г. Круглов был снова понижен – до заместителя председателя Кировского Совета народного хозяйства, а в июле 1958-го уволен на пенсию по инвалидности. В 1959 г. Круглов был лишен генеральской пенсии и выселен из элитной квартиры, а 6 июня 1960 г. Круглов был исключен из партии за «причастность к политическим репрессиям». Почему его исключили из КПСС в 1960 г., а не в 1956 г.?

После этого Круглов жил скромно, а 6 июля 1977 года погиб, попав под поезд.
* * *

А что же Игнатьев? Игнатьев – первый после Менжинского глава органов госбезопасности, который остался штатским и не получил звания. Вообще это странная фигура со странной биографией. Он, собственно, оказался и единственным уцелевшим руководящим чекистом из сталинского окружения: его заместителя Рюмина расстреляли, расстреляли его предшественника – министра госбезопасности Абакумова и всех его помощников, расстреляли предшественника Абакумова – министра госбезопасности Меркулова и всех его помощников, расстреляли Берию и всех его помощников, ликвидировали министров внутренних дел и госбезопасности Круглова и Серова и всех их помощников, а вот Игнатьев остался жив (в 1974 году, к своему семидесятилетию, он даже получил орден)…

Естественно, что в Министерстве госбезопасности он ощущал себя не профессиональным чекистом, а резидентом партаппарата, его посланником и исполнителем его воли. Министром он был очень слабым. Его подчиненный П. Судоплатов наверняка не без оснований характеризует его так: «Всякий раз, встречаясь с Игнатьевым, поражался, насколько этот человек некомпетентен. Каждое агентурное сообщение принималось им как открытие Америки. Его можно было убедить в чем угодно: стоило ему прочесть любой документ, как он тут же подпадал под влияние прочитанного, не стараясь перепроверить факты».

При Игнатьеве МГБ начало борьбу с еврейским космополитизмом, при нем были произведены аресты по «делу врачей», при нем было расследовано дело Еврейского антифашистского комитета, члены которого при нем же были и расстреляны. Тем не менее, еврейское сообщество никаких претензий к Игнатьеву не имеет…

После удаления Власика Игнатьев стал и.о. охраны Сталина: 23 мая 1952 г. ГУО было преобразовано в просто управление охраны (УО), и начальником его, «по совместительству», назначили министра ГБ Игнатьева. И снова не ясно, кто инициировал совмещение Игнатьевым должностей министра ГБ и начальника управления охраны МГБ?..

При Сталине Игнатьев обнаружил странную выживаемость. 9 января 1952 г. в отсутствие Сталина Бюро Президиума ЦК КПСС создало комиссию по реорганизации разведывательной и контрразведывательной служб МГБ СССР. Следовательно, как министр Игнатьев работал очень плохо, но его не уволили.

3 ноября 1952 года Сталин вызвал к себе в Кремль Игнатьева и его заместителей – Гоглидзе, Рясного и Рюмина. Из членов нового Бюро на этом совещании присутствовал лишь Маленков. Обсуждение накопившихся проблем государственной безопасности продлилось почти два часа. Видимо, на этой встрече в Кремле Игнатьев получил санкцию Сталина и Маленкова на новые аресты.

1 декабря 1952 г. на встрече со своим ближайшим окружением (скорее всего – на своей даче) Сталин говорил (как записал министр Малышев): «чем больше у нас успехов, тем больше враги будут стараться вредить. Об этом наши люди забыли под влиянием наших больших успехов, явилось благодушие, ротозейство, зазнайство». Малышев записывал высказывания Сталина: «Неблагополучно в ГПУ (так Сталин по-старинке именовал МГБ). Притупилась бдительность. Они сами признались, что сидят в навозе, в провале. Надо лечить ГПУ… ГПУ не свободно от опасности для всех организаций – самоуспокоение от успехов, головокружение… Контроль со стороны ЦК над работой МГБ. Лень, разложение глубоко коснулись МГБ». После таких обвинений Игнатьева надо было расстрелять, однако он выжил и оказался во главе МГБ в момент убийства Сталина. Не странно ли все это?

Невиданное дело – дважды принимается постановление ЦК о плохой работе МГБ и оба раза Игнатьев остается на своем посту, а куратор органов остается тем же самым. Далее. Обычно после постановления о недостатках идет смена министра МГБ. Такое постановление появилось в декабре 1952 г., но министра не сменили, он был болен. И видимо, из-за этого сразу начинают отвлекать Сталина делом врачей. Явно, что кто-то в ПБ его прикрывает. Кто? Тот, кто курировал «органы».
* * *

За несколько дней до смерти Сталина Судоплатов будто бы заметил в поведении Игнатьева нарастающую неуверенность. А после рапорта Старостина о болезни Сталина Игнатьев, по здравому смыслу, должен был немедленно отправиться на дачу, более важного дела, чем это, у него не могло быть. Однако участие Игнатьева в лечении Сталина совершенно не отражено ни в документах, ни в воспоминаниях.

При заболевшем Сталине МГБ и, соответственно, Игнатьев формально подчинялись лишь коллегиальным органам – БПСМ или Бюро Президиума ЦК КПСС. Игнатьев поэтому обладал в период с 1 по 5 марта огромной властью, так как его приказы сохраняли силу по всей системе МГБ СССР.

Наиболее вероятно, что если Игнатьев узнал о болезни Сталина раньше других, то он в первую очередь известил об этом военное министерство и Булганина, а может быть, также и министерство военно-морского флота. Не исключено, что он мог также привести в боевую готовность особое спецподразделение МГБ, созданное решением Политбюро от 9 сентября 1950 года под названием «Бюро № 2» и подконтрольное только министру госбезопасности. Это спецподразделение было образовано для «выполнения специальных заданий внутри Советского Союза». Начальником Бюро № 2 был назначен генерал В. А. Дроздов, переведенный для этого с поста заместителя министра государственной безопасности Украинской ССР. В составе оперативного персонала Бюро № 2 было 12 гласных и 60 законспирированных сотрудников. Опергруппы Бюро № 2 в 1951 и 1952 годах направлялись в Литву и на Северный Кавказ для «практической помощи МГБ по ликвидациям националистических формирований и бандитизма».

11 января 1957 г. Игнатьев был награжден орденом Ленина. Ему было 53 года. Вопрос – за что ему дали орден? Самое интересное, но в трехтомном энциклопедическом словаре от 1954 г. биографическая справка на члена ЦК КПСС Игнатьева отсутствует, а тут вдруг орден. Думаю, что дело в том, что Хрущев благодарил Игнатьева за молчание…

Подчинение охраны Игнатьеву и полнейшая некомпетентность последнего делают реализацию убийства достаточно простой. Но мог ли Игнатьев сам все организовать? Не мог. Спонтанно все это не организуешь. Нужен опытный глаз и организатор. Черты характера Игнатьева тут не подходят. Какую же роль тогда он играл? Слепца, которого ведут? Видимо, Булганин постоянно присматривал за Игнатьевым. Игнатьев, видимо, делился с Хрущевым или Булганиным секретными материалами или просто обсуждал.

Мой вывод таков: Игнатьев мог помогать кукловодам, но сам организовать убийство Сталина не был способен.

Замечу, что в деле убийства Сталина имеется еще две странные судьбы. Это чекисты Цанава и Гоглидзе. 29 октября 1951 года Цанава был назначен заместителем министра госбезопасности СССР, а 6 ноября того же года – еще и начальником 2-го Главного управления (контрразведки) МГБ СССР. 15 февраля 1952 года его сняли с должности за допущенные «серьезные ошибки» и уволили на пенсию. Будто бы Цанаву назначили одним из распорядителей на похоронах Сталина. Через месяц после этого, 4 апреля 1953 г., его вызвали в министерство и арестовали. Приказ на арест отдал Берия. Цанава умер в тюрьме 12 октября 1955 г. Во время болезни Игнатьева, в январе 1953 года, обязанности министра государственной безопасности исполнял Гоглидзе.

Кто еще помогал Булганину в его заговорщической деятельности? Мне кажется, что еще кандидаты в помощники ЦРУ и Булганина это: Иванов-Незнамов и Лукомский.

Давайте сначала посмотрим на Лукомского. Именно его вызвали к больному Сталину, именно он оформлял историю болезни и убрал из нее все странные моменты.

Самый лучший кандидат на место врача, который помогал Лукомскому реализовать сложный план умерщвления Сталина, – Иванов-Незнамов. Он играл роль лечащего врача, а потом помогал Лукомскому в составлении истории болезни. Напомню, что, как установил И. И. Чигирин, Иванов-Незнамов умер в 1958 г. в возрасте 56 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Интересный вопрос, а почему обычный терапевт-доцент похоронен там, где хоронят только знаменитостей?.. Почему не убрали Лукомского? Видимо, Лукомский молчал.

17
Итоги расследования

Обычно в финале романа Агаты Кристи следователь собирает участников событий и рассказывает правильную версию. Пуаро или мисс Марпл начинают рассказывать, как они расследовали дело и как пришли к таким выводам. Их задача – выстроить все факты в логическую цепочку. При этом необходимо не только учесть все факты, но и оценить вероятность лжи подозреваемых и свидетелей и т.д. – и затем убедить всех в том, что расследование проведено верно, найти и схватить убийцу.

Так и я в конце книги, когда мною уже обозначены все странности этой истории и участники нестыковок, приглашаю читателя вновь пройтись по пройденному пути. Я хочу предложить подозреваемым Хрущеву, Булганину, Берии, Маленкову, Моссаду, ЦРУ и разведке Великобритании сесть и послушать, почему я считаю так, а не иначе. Я изложу логику, на основе которой я пришел к выводу о том, что Сталина убили в результате заговора. Сразу скажу, что прямых доказательств моей версии, кроме логического анализа событий, в том числе и поступков участников после убийства Сталина, у меня нет. Тем не менее, я попробую восстановить цепочку событий на основе имеющейся информации и логики здравого смысла.

Замечу, что этот сценарий событий с произвольными деталями, которые сейчас точно мы не знаем. Они частично придуманы мною для того, чтобы сделать сценарий более понятным. Впоследствии многие из представленных здесь деталей, наверное, окажутся неверными.

Моя реконструкция событий выглядит следующим образом. Когда США уяснили смертельную для них опасность, которая исходила от Сталина и возглавляемого им СССР, было принято решение о его устранении. Надо было сделать так, чтобы не только Сталин умер, но он должен был умереть естественным путем, а после смерти Сталина сама советская элита зачеркнула бы имя Сталина как символ успехов СССР.

Почему ЦРУ решило убить Сталина? Ответ прост – потому, что он решил залезть в карман Америки, введя бездолларовую зону денежных расчетов. А Америка не любит, когда у нее забирают ее деньги. А почему же раньше не хотели убить? Во-первых, хотели или нет, я не знаю. Во-вторых, видимо, Сталин до какого-то момента был полезен Америке в ее намерениях достичь мирового господства, для чего ей нужно было сокрушить, прежде всего, Англию и Германию. Однако появление могущественного СССР не входило в планы Америки, и было решено это безобразие ликвидировать.

Просто так убить Сталина было сложно, и не только из-за того, что его охрана была хорошо организована (это-то как раз не так – см. выше), но, главным образом, из-за того, что явное и наглое убийство Сталина могло спровоцировать гнев народов всего мира. К тому времени Сталин приобрел огромный международный авторитет. Поэтому убийство Сталина должно было быть организовано таким образом, чтобы оно выглядело как смерть от естественной причины.

Задолго до получения приказа (или намека) из Вашингтонского обкома об убийстве Сталина ЦРУ начало готовить подходы к Сталину. Нет никакого сомнения в том, что были тщательно изучены деловые и нравственные качества советских лидеров. ЦРУ искало среди них тех, кто мог бы помочь в реализации операции. Наиболее подходящей фигурой для решения данной задачи оказался Булганин. Никакими особыми качествами он не обладал. Не зря Берия был категорически против его назначения первым замом Сталина. Он пьянствовал, любил слабый пол, был честолюбив. Он был обижен тем, что в гонке за место преемника Сталина его обходил Берия.

Думается также, что ЦРУ разузнало, как охраняется Сталин, получило сведения о его привычках и о системе принятия решений в СССР. ЦРУ, несомненно, знало, что основную работу по созданию советской сверхдержавы тащит на себе Берия. Значит, надо было не допустить прихода Берии к власти после убийства Сталина или потом его убить, если первая часть задачи не удастся.
* * *

Первым делом необходимо было вывести «крота» на высокую орбиту. Важно было выдвинуть Булганина на самый верх, сделать его одним из реальных лидеров СССР.

Первым шагом операции стала попытка дискредитации Маленкова с помощью раскрутки «дела авиаторов». Она была успешной лишь частично: в 1948 г. Сталин вернул Маленкова в число приближенных. Затем надо было дискредитировать Жданова. Жданов к 1948 г. стал вторым лицом в СССР. И тут случай помог ЦРУ вообще убрать Жданова. Жданов умер из-за халатности врачей, хотя, может быть, его тоже отравили.

Следующим шагом стала дискредитация Молотова. ЦРУ сыграло на еврейских амбициях и пристрастиях жены Молотова и, видимо, на ее сексуальной неудовлетворенности. Для этого организовывается визит Голды Меир в Москву и ее встреча с женой Молотова. Жена Молотова была спровоцирована на встречу с Голдой Меир. Их беседу записывают и по каким-то каналам подбрасывают в МГБ или с самого начала сообщили о ней в МГБ.

Кроме того, жене Молотова подсовывают некоего обожателя. Жена Молотова клюет на наживку и оказывается на крючке у Абакумова. Молотову подсунули информацию о ее сексуальных контактах со слесарем. В конце концов, жену Молотова сослали. В 1949 году Молотов оказывается в опале и заменяется на посту министра иностранных дел Вышинским. Молотов тащил на себе огромную работу и до войны, и во время войны. Удаление Молотова лишало Сталина надежного, безотказного помощника и даже друга, советчика, оппонента в размышлениях, обсуждениях.

Дискредитировав Маленкова, а затем Молотова, убрав Жданова, ЦРУ достигает своей задачи – в 1950 г. Булганин становится вторым человеком в СССР. Напомню, что это решение не было отменено вплоть до 5 марта 1953 г. Как и Ежов, он руками иностранных агентов направлялся в лидеры государства. Замечу, что данный метод, когда предатель усаживается в кресло лидера или рядом около того, – оказался очень эффективным и не раз потом использовался. Вспомните Горбачева и лидеров стран народной демократии Восточной Европы…

Булганин получил контроль и над МГБ. Теперь можно было думать о «зачистке» окружения Сталина.

Министр госбезопасности Абакумов был предан Сталину и отказался далее следовать указаниям Булганина. Абакумов стал мешать Булганину. Тогда тот организует арест Абакумова. Сделать это было несложно. Абакумов стал слишком самостоятельным и уже нажил себе врагов на всех уровнях власти. Его отстранение становится делом техники.

Следователь Рюмин доводит профессора Этингера, проходящего по «делу врачей», до смерти. Абакумов решает наказать Рюмина, но тот по чьему-то совету действует на опережение и бьет первым – он пишет донос на Абакумова. В этом доносе описываются все недостатки в работе Абакумова, о которых Рюмин, в принципе, и знать-то не мог. Помимо этого, Абакумов обвиняется в воровстве, а также в слежке за членами ПБ.

О письме докладывают Сталину. Поскольку Булганин уже к тому времени действует под водительством кукловода, то он докладывает о письме под таким соусом, что Абакумов все развалил и имеет бонапартистские замашки, что Абакумова давно пора удалить. На Абакумова постоянно жалуется Серов, который одновременно с письмом Рюмина настрочил очередную телегу, другие члены ПБ.

Сталин создает комиссию по проверке письма Рюмина. Булганину не составило большого труда убедить Сталина, а Хрущев поддакнул, что Абакумов стал опасен, что Абакумов темнит перед ЦК. Благо дело, уже были прецеденты в виде Ежова. Тем самым Булганин показал, что он эффективно курирует органы и втерся в доверие к Сталину.

Очередная цель ЦРУ достигнута. Удаление Абакумова при удачно складывающихся обстоятельствах сулило ЦРУ убийство сразу трех зайцев.

1. Удаление опытного сыщика, сверхбдительно охранявшего Сталина.

2. Удаление профессионалов из МГБ.

3. Внедрение на пост министра МГБ идиота, ничего не понимающего в разыскном деле и не имеющего абсолютно никакого опыта в сыскной работе.

Булганин добивается назначения на место министра ГБ безвольного и послушного непрофессионала Игнатьева. Сталину было некогда: уезжая на юг работать над статьями и книгами, он совершил ошибку – он соглашается с Булганиным, чтобы непрофессионал Игнатьев временно стал министром МГБ. Игнатьев, человек Хрущева, который, видимо, и посоветовал Булганину назначить Игнатьева.
* * *

В 1952 году Сталин согласился на предложение Маленкова созвать съезд. Сталин задумал реформу партии и на съезде попытался осуществить ее, изменив Устав и состав ЦК и Президиума. Сталин ясно продемонстрировал направления реформы. Об этом свидетельствует обнаруженный Кремлевым документ, свидетельствующий о создании специального комитета по проведению реформ. А также документ о том, что Берия уже начал заседания по поводу реформ. Это означало, что СССР пойдет вперед еще быстрее.

После съезда Сталин увидел, к чему ведет отсутствие его персонального контроля. Он хотел снова взять под свой контроль работу государственной машины. Сталин стал снова вникать в государственные дела. 27 октября 1952 г. Сталин провел первое заседание Бюро Президиума ЦК КПСС. 20 ноября 1952 г. Сталин собрал в рабочем кабинете секретарей ЦК, ответственных за идеологию. А 26 января 1953 г. состоялось уже седьмое заседание Бюро Президиума.

Далее Сталин стал смотреть, что вершит МГБ, и пришел в ужас. Он вызвал министра МГБ и его замов и устроил им разнос. Судьба Игнатьева была предопределена, и заговорщикам надо было действовать быстро. Однако пока Поскребышев стоял во главе «внутреннего кабинета», а Власик – во главе охраны, заговорщикам нелегко было использовать охрану Сталина для своих целей.

Сначала надо было удалить Власика. На него начали «капать» (об этом пишет в своих воспоминаниях Рясной). Наконец, в апреле 1952 г. Власик допустил прокол в поддержании секретности. На него был написан донос, и Сталин дал санкцию на проверку хозяйства Власика. Отчет комиссии был сделан в такой форме, что из него следовало, что Власик проворовался. Но Власик также «проамурился» – занимался амурными похождениями. Сталин же воровство и такое поведение не терпел.

Теперь необходимо было вместо Власика поставить идиота. Случается непонятное – Сталин согласился с аргументами Булганина и охрану Сталина по совместительству (невиданное дело!) возглавил министр госбезопасности Игнатьев. Недопустимая централизация в органах! Блестящая комбинация ЦРУ! Тем самым были убиты два зайца: удален Власик и подходы к Сталину взяты под контроль Булганина. До этого были убраны под разными предлогами заместители Власика.

Дальше приходит очередь Поскребышева. В его действиях тоже находят прокол – в 1948 году он не показал Сталину письмо Лидии Тимашук о неправильном лечении Жданова. Тот факт, что письмо ему не показали, стало основанием для гнева Сталина. Поскребышева Сталин мог удалить и за разрешение вскрывать тело Жданова не по инструкции.

Теперь путь к Сталину для заговорщиков открыт, можно приступать к его ликвидации. Следующая задача – надо сделать так, чтобы это было похоже на естественную смерть, иначе народы мира сметут любое правительство, настолько Сталин был популярен.

Кукловодами заранее подбираются русские врачи-академики, директора, которые имеют что-то порочащее в своей биографии или просто согласны на все. И которые совсем ничего не понимают в проблеме лечения кровоизлияния в мозг. Если это академик и если он не знает вопроса, он будет с умным видом кивать головой и подписывать бумаги – характер у академиков такой. Они ведь корифеи. Хотя, видимо, не все врачи пошли на сотрудничество с заговорщиками, и последним снова пришлось поработать. В 1953 г. странным образом умирает судмедэксперт Русаков. За отказ сотрудничать с убийцами изгоняется с поста президента АМН СССР академик Аничков.
* * *

Итак, кукловоды с помощью Булганина последовательно убрали Абакумова, затем офицеров МГБ, которые могли бы предупредить, затем Власика и Поскребышева, затем подобрали врачей, способных не заметить отравления, разработали схему отравления. Все готово.

Непосредственным поводом стало назначенное на 2 марта заседание президиума ЦК, где Игнатьева должен был заменить Берия. Видимо, когда Булганин узнает, что ставят Берию, а он узнал это на встрече со Сталиным, то он бежит к своему заокеанскому (или островному) куратору: «Шеф, все пропало». И тогда ЦРУ зашевелилось и дало команду отравить.

Дикумарол или варфарин был дан Сталину утром или вечером 28 февраля. Кто-то был еще в это время на даче Сталина, кроме охраны и обслуживающего персонала. Для того чтобы скрыть следы убийцы, журнал посещений Ближней дачи был уничтожен немедленно после смерти Сталина. Яд был добавлен в еду и питье Сталина, а затем охранникам было подсыпано снотворное. Поздней ночью 2 марта они обнаружили себя спящими, что категорически воспрещалось и чего ранее с ними никогда не случалось. Охранники забеспокоились, пошли проведать Сталина и нашли его лежащим в костюме на полу. Сразу подняли тревогу и сообщили Игнатьеву, а тот – Булганину.

Приглашенные им врачи сразу же стали поддерживать давление, чтобы была клиническая картина инсульта. Затем они должны сделать так, чтобы ничего не было заметно и все стало необратимо. Повышение АД и симуляция под гемморагический инсульт. Из-за дикумарола было снижение свертываемости, но потом было последействие и было обнаружено повышение тромбина.

Затем снова стали давать дикумарол, – видимо, с чаем, который совершенно бесполезен для такого больного. После дачи дикумарола свертываемость снова понизилось, и это привело к коллапсу и кровотечению из желудка, что и было зафиксировано в протоколе вскрытия.

Надо предъявить Сталина всем. Он болен. Ему ставят диагноз гемиплегии, хотя у него есть признаки тетраплегии и кровоизлияния в ствол мозга. Подкидывается идея, что у него гипертония, – при этом пропускают некоторую нормализацию давления 5 марта и называют это коллапсом, хотя нет измерения артериального давления.

Затем подделана история болезни и акт вскрытия. Затем следы заметают и сразу вскрывают тело, хотя оно еще и не остыло. По горячим следам, чтобы никто не вякнул. Действовавший министр Третьяков выполнил задачу – подписал нужное заключение о смерти Сталина и в 1954 году был заменен Марией Ковригиной. Был уволен и начальник Лечсанупра Кремля Куперин. Их судьба вообще окутана тайной.

Пока Берия не овладел властью, быстро удаляются вообще все следы преступления. Решение по выносу вещей с дачи Сталина могло быть решением Игнатьева или Булганина. Хрущев же поддерживал Булганина.
* * *

Но не все удалось. Сталин ликвидирован, но Берия остался. После смерти Сталина образовалась двойка лидеров: Берия и Маленков. Но вот вскоре Хрущев был выдвинут на пост секретаря ЦК КПСС, а Маленков от данных обязанностей был освобожден. Тем самым Хрущев фактически стал Первым секретарем ЦК КПСС. Почему Берия не возражал против возвышения Хрущева? Видимо, он решал свои вопросы. Для него усиление Хрущева за счет Маленкова было полезным в борьбе за фактическое лидерство. После того как Хрущев фактически возглавил партию, а Булганин, напомню, был министром обороны, возникло противостояние: партия и аппарат и армия с одной стороны – им противостояли органы: МГБ в лице Берии. Маленков был в стороне. Советские органы были за Маленкова. Но они были не такие сплоченные, как партия, МГБ и армия.

В это время Берия уже начал расследование обстоятельств смерти (а точнее убийства) Сталина. 5 апреля 1953 г. Игнатьев был освобожден от обязанностей секретаря ЦК КПСС, 28 апреля – выведен из членов ЦК – «в связи с выявленными новыми обстоятельствами неправильного и нечестного поведения бывшего министра госбезопасности… скрывшего от Правительства ряд важных государственных документов».

Утром 26 июня на заседании Президиума Берия требует исключения Игнатьева из партии, чтобы потом арестовать. Намекает на Булганина. Тот опять бежит к своему шефу, а тот приказывает убить Берию – и он был убит, пока обедал в своем доме. Когда Булганин и компания убили Берию, то они сказали членам ПБ: либо с нами, либо расстрел. Булганин для пущей убедительности вызывает войска в Москву. Танки были вызваны для того, чтобы убедить Маленкова и Молотова. Что делать? Булганин и поддерживающий его Хрущев убеждают Маленкова, что нельзя говорить народу правду. После этого Маленков позволил опорочить Берию.

А кто же выдвинул Хрущева на пост Первого секретаря ЦК КПСС? Все тот же Булганин. Далее начался тихий демонтаж сталинизма. Причем удары по его основанию были очень точны. Кто-то хорошо знал, как сталинизм функционировал, и это была явно не номенклатура. Она, кстати, не знает до сих пор…

Маленков один не мог противостоять партии и госбезопасности с армией. Маленков проиграл, когда отдал кресло партии. Сначала Хрущев оттеснил Маленкова, так как он имел контроль над КГБ и МВД. Круглов и Серов поддержали Хрущева. Потом их выгнали из МВД и из КГБ.

После того как в 1955 г. был удален Маленков, Хрущев решается на хитрый маневр. Он понимает, что пока Сталин остается гением, информация о том, что его убили, немедленно приведет к смене власти в СССР. Значит, надо развенчать Сталина, сделав его злодеем. Он убеждает в этом Булганина, и тот соглашается, не поняв цели Хрущева. Хрущев решается на свою речь на XX съезде КПСС. После съезда Хрущев уже не боится разоблачения, тем более что он в самом убийстве Сталина не был задействован. Булганин понимает, что Хрущев его обманул, и решается поддержать Маленкова, Молотова и Кагановича, но вовремя дает задний ход. В 1958 г. Хрущев решается, наконец, убрать Булганина, выйдя из-под контроля ЦРУ.
* * *

Как видите, мой анализ позволяет совершенно по-новому взглянуть на историю СССР послевоенного периода. Моя версия хорошо объясняет все странные события, которые совершались в период с 1948 по 1954 год.

Если не использовать мою версию событий, то все это представляет одни загадки. Напротив, если принять мою версию, то все оказывается чрезвычайно логичным. Единственное, что отсутствует, – это рассекреченные документы о заговоре ЦРУ. Но ведь нет рассекреченных документов о заговоре английской разведки, помогавшей свергнуть Николая Второго. До сих пор не раскрыты сведения о Гессе – документам о полете Гесса продлили режим секретности.

Но это общеизвестные факты. А факт убийства Сталина не общеизвестен. Для того чтобы моя версия стала гипотезой, а затем установленным фактом, требуется провести огромную работу в архивах, а они пока что по-прежнему остаются наглухо закрытыми по части многих обстоятельств смерти Сталина.

Заключение

Разговоры о том, что Сталина убили, ведутся давно. Предложено множество версий данного события, но ни одна из них не имеет исчерпывающего обоснования. В данной книге я поставил перед собой задачу исследования аргументов в пользу той или иной версии. Метод моего анализа – кросс-корреляция, или перекрестное сопоставление событий. В книге я ответил на три главных вопроса. 1. Почему это отравление? 2. Почему организатор убийства Сталина ЦРУ, а не номенклатура? 3. Кто из тогдашних соратников Сталина замешан в убийстве Сталина?

Я восстановил способ убийства, который был легко выполним. Я нашел главного участника убийства – Булганина и организатора убийства – ЦРУ.

Надеюсь, что, прочитав книгу, вы увидели, что в ней изложено весьма необычное прочтение событий 1948 – 1953 гг. Здесь я проанализировал действия врачей, лечивших Сталина, состав комиссий, действия врачей после смерти Сталина, поведение лидеров СССР. Я провел тщательный анализ истории болезни Сталина, которую мне предоставил И. И. Чигирин. Думаю, что мне удалось доказать, что Сталина убили.

Оказалось, что врачи специально лечили Сталина неправильно или же ими были допущены грубейшие нарушения врачебных инструкций. Сопоставляя этот факт с событиями, развернувшимися в стране в тот период, я выдвинул версию об участии иностранных разведок в организации убийства Сталина – события четко укладываются в схему заговора ЦРУ.

Многим может показаться, что я обелил Хрущева, сделал из него ангела. На самом деле, нет никакого ангела. Хрущев – это человек, поддержавший Булганина, потом вместе с ним убивший Берию, затем точечными ударами разваливший сталинский способ производства, а потом оболгавший Сталина.

В предложенной мною версии все становится на свои места, исчезают странности в действиях Сталина и его окружения, – наоборот, моя версия делает действия всех участников исторической драмы очень логичными. Анализ событий, происходящих вокруг Сталина в 1948 – 1953 гг., позволил мне вдобавок к странностям в истории болезни найти еще целый ворох странностей в развитии всех этих событий.
* * *

Напомню, что логика моего поиска была следующей. Начал я с того, что тщательно проанализировал историю болезни Сталина и нашел массу труднообъяснимых вещей. Это вызвало подозрение, что Сталина убили, и что врачи помогали убийцам доделывать свое дело во время лечения. Однако принять данную версию мне мешал так называемый общеизвестный факт, что симулировать кровоизлияние в мозг с помощью яда невозможно. Поэтому я стал тщательно анализировать признаки, которые указывали на отравление, особенно те из них, которые были необычными, и обратил внимание на два странных обстоятельства, отраженных в истории болезни: 1) сильный лейкоцитоз без сдвига лейкоцитарной формулы влево и 2) был повышен уровень протромбина (странное повышение, а потом его падение в ходе лечения) – и это при наличии будто бы большой гематомы в ткани головного мозга (если на самом деле такое кровотечение было).

Затем мне удалось раскопать, что те необычные анализы, которые имеются в истории болезни Сталина, характерны для отравления антикоагулянтами непрямого действия. В частности варфарином и дикумаролом. Эти два вещества подобного действия уже были синтезированы в США в 1950 – 1952 гг. и поэтому могли быть в распоряжении спецслужб наших заклятых друзей.

Но спецслужбам надо было преодолеть многослойную систему защиты Сталина. Я выявил многочисленные линии обороны. 1. Надо было внедрить во властные структуры своего «крота», а для этого необходимо было дискредитировать его соперников в верхушке СССР. 2. Необходимо было убрать из МГБ опытного сыщика Абакумова и вместо него поставить идиота-непрофессионала. Конечно, лучше если бы сразу поставить на МГБ шпиона, но это было маловероятно. 3. Требовалось убрать из МГБ опытных профессионалов-сыщиков. 4. Необходимо было удалить от Сталина его телохранителя Власика. 5. Надо было заменить руководство Лечсанупра и Министерства здравоохранения. 6. Необходимо было заменить Поскребышева. 7. Необходимо было иметь своих людей не только в верхушке партии и государства, но и среди персонала Ближней дачи, среди врачей, которые начнут Сталина лечить, среди помощников и соратников Сталина.

К своему удивлению я обнаружил, что все пункты этого плана выполнены один к одному.

Итак, в нашем расследовании все нити сходятся в одной точке, на имени Н. Булганина. Я не знаю, как он был завербован ЦРУ, я не знаю детали того, как именно все произошло. Для того чтобы узнать это, нужны дополнительные исследования в архивах и судебные разбирательства. Пока они не проведены, мои выводы носят вероятностный характер. Неоспоримым является лишь тот факт, что «крот» был и помогал ЦРУ убить Сталина.

Для тех, кто не осознал все правовые аспекты, не понял, что в книге приведено не уголовное дело, а журналистское расследование, объясняю, что мои обвинения построены на вероятностном анализе. Они не могут служить основанием для обвинения в клевете, поскольку все факты я взял из книг, документов и из Интернета. Собственно моей является лишь логика анализа.

Наложение моей версии на известные и хорошо установленные факты дает удивительный эффект – очень четкое совпадение интересов, появление логики в действиях большинства участников драмы. Все становится логичным. Одновременно проясняется зловещая картина многослойного заговора, который готовился опытной рукою.

Поэтому я могу утверждать, что 5 марта 1953 года – день, когда в результате заговора ЦРУ был убит Великий Сталин. Прямых улик у меня нет, но думается, что традиция в общественном мнении считать доказательствами почему-то только прямые улики категорически противоречит теории судебных доказательств и вообще теории криминалистики. Совокупность косвенных улик – такие же доказательства, если смыкается одно звено с другим. В противном случае преступников нельзя было бы судить: 90% преступников, как говорил Кони, ушли бы тогда от ответа, если бы косвенные доказательства не имели такой же доказательной силы.
* * *

Помимо цели расследования обстоятельств смерти Сталина у меня была и другая задача при написании этой книги. Ведь, по мнению «демократов», Сталин по-прежнему есть главная угроза для России и главная помеха на пути ее выздоровления. По их мнению, Сталин нанес удар по человеку, в самое сплетение личности, Сталин разрушил важнейшие ценности, которые сотворили современный мир. В итоге жизнь в России при Сталине была страшной, бедной, варварской. Ничего, что это ложь, опровергаемая как историческими данными, так и мнением народа о Вожде. Просто подонкам так очень хочется думать.

Говорят, что при Сталине в СССР был страх, поэтому и был порядок. Да, при Сталине был страх, но не у простого народа, а у всех преступников, воров, предателей и врагов этого самого народа. Мерзавцам при Сталине жилось плохо и страшно – все время тряслись, что придется отвечать за совершенные мерзости. А у большинства простых советских людей была радость, это мне рассказывали сотни людей, живших при Сталине, в том числе и моя мать, которая сама пострадала от депортации немцев Поволжья в годы войны.

Как пишут в Интернете, «сейчас преступники, воры, предатели и враги – у власти в России и бывших республиках СССР, но у них еще больший страх только при упоминании имени Сталина. Потому что они, как никто другой, понимают, что Сталин – это не просто человек. Сталин – это душа всего русского народа, всех народов России, всего советского народа».

Именно поэтому его имя надо было оплевать любыми способами. На это были потрачены десятки миллиардов долларов. На это бросаются колоссальные деньги и сейчас – почти 60 лет после его смерти. Но самое интересное, что нынешние правители так и не решатся снести дачу Сталина под престижное жилье. До какой же степени они боятся этого Великого Человека!..

Ну как может настоящий патриот русского народа считать, что наш народ настолько глуп, что будет терпеть «тоталитарный режим Сталина», как русофобы любят его называть? Как может народ, спасший человечество от фашистской заразы именно под руководством Сталина, его полюбить так, что 95% населения плакало после его смерти.

Англофильные русофобы не понимают, что именно Сталин вытащил науку СССР на второе место в мире и после падения СССР она никогда больше не достигнет этого высокого рубежа. Никогда! Русская культура достигла невиданного, мирового расцвета именно в годы Советской Власти и благодаря Сталину. Ее высшим достижением является литература и кино для детей, которые уже никогда не смогут быть достигнуты. Никогда!!!

В отличие от «демократов» настоящие русские патриоты любят Сталина. Почему? Это очень просто – если русский народ Сталина любил, значит, Сталин был хороший. Если сейчас умрет Путин, никто и искренней слезинки не проронит, а ведь, как нас убеждают, «Путин никого не репрессировал», сделал сытой жизнь обывателя (правда далеко не всех), «поднял Россию с колен» – и прочая, прочая, прочая. Ельцин умер, и все плевать на него хотели. «Любят» так, что у его могилы до сих пор милицейский пост стоит – чтоб не плевали. Отзывы в основном были такие – собаке собачья смерть. Умрет Горбачев – тоже будут вслед гробу плевать…

Я процитирую сказанное Мухиным: «Сталинизм – это когда мы можем все!» Сталинизм, это когда мы идем впереди всего мира. Так драматург Корнейчук в 1952 году водил по Киеву итальянскую делегацию и когда те увидели телевышку и узнали, что на Киев регулярно вещает телевидение, то были потрясены – в это время в Италии о телевидении еще и не помышляли. Откуда телевидение в СССР? А оттуда – с 30-х годов СССР был первой страной мира, начавшей регулярное телевещание. При Сталине учили, что изобретателем радио был не итальянец Маркони, а русский Попов, что телевидение было создано в России, перед самой революцией. И учили не потому, чтобы воспитать патриотизм, – для этого поводов было более чем достаточно, а чтобы внушить – ты, русский (советский), сам можешь все! И самого страшного врага победить, и создать все что угодно. Сталинизм – это уметь все самому! Сталинизм – это быть сверхчеловеком».

Сталин – не просто человек идеи, а апостол. Несмотря на чудовищное, нечеловеческое противодействие врагов изнутри и вне страны, Сталин почти реализовал Великую мечту, дал поколениям людей 1930 – 1940-х годов всего мира новое измерение человеческого существования, немыслимое до этого ощущение счастья. Поразительный, почти вертикальный взлет страны – это он, Иосиф Виссарионович Сталин, который вечно будет жить в человеческой истории и сердцах людей.
* * *

Позвольте процитировать еще одни замечательные слова, взятые мною из Интернета: «Но кто сказал, что Сталин действительно умер? Сталин живет среди нас. Он живет в сердцах больных старушек, мечтающих о справедливости, он живет в униженных и оскорбленных, которые лишились права на жизнь. Он живет в молодых людях, которые видят, куда завели страну нынешние «демократы» и путиноиды. Сталин живет в душах изобретателей новых невиданных путей.

Сталин жив – он живет в людях, которые видят, как воры в высших эшелонах власти жируют и проедают национальные богатства, как их распущенные дети гоняют на скоростных иномарках, наплевав на все правила и безнаказанно убивая людей на дорогах; Сталина на них нет – говорят «про себя» русские, у которых в сердцах звучат слова и дела Сталина».

Многие порядочные люди думают, что убежденным антисталинистам можно что-то объяснить, раскрыть глаза, объяснить ошибки, научить уважать людей и свою страну. Это наивная ошибка. Нельзя перестать ненавидеть Сталина тем, кто зажрался, кто устраивает пир во время чумы, кто уничтожает русский народ и его душу – русскую культуру. Это ненависть не от незнания – они все давным-давно знают. Это ненависть лютая, нечеловеческая, мировоззренческая.

Ю. Мухин пишет: «Кто такие антисталинисты? Это те, кто пролез к власти руководить хозяйством страны, а потом объявил, что хозяйство страны должно работать без руководства. Это те, кто считает себя экономистами, а экономическую часть предвыборной программы им пишут американцы. Это те, кто наворовали, нахапали предприятий, а потом начали звать из-за границы менеджеров этими предприятиями управлять. Это те, кто кичится своими телевизионными талантами, а дает в эфир копии иностранных телепередач, вроде «Поля чудес». Это те, кто сам не способен даже объяснить народу, зачем он нужен во власти, и нанимает американских специалистов провести выборы».

А вот еще! Как здорово сказано: «Никогда не обижай россиянина, который не любит Сталина: он сам себя на всю жизнь обидел, он не понял Великую русскую идею».

Как истинная культура неразрывно связана с почитанием того, что сделано художниками и учеными предшествующих поколений, так и истинный народ не будет хулить тех, кто спас его в годины лихолетий, несмотря даже на некоторые их ошибки. «За Родину, за Сталина!» – кричали бойцы, бросавшиеся на немецкие танки, держа в руках бутылку с «коктейлем Молотова», закрывавшие амбразуры немецких дотов. Последние слова героев, горящих в огне, сражаемых вражеской пулей, удушенных веревкой палача, были тоже «За Родину, за Сталина!». Неужели же все они идиоты? Конечно же, нет.

А пока надо просто пожалеть тех людей, которые не понимают всего этого и поддались на ложь и провокации о Сталине, у которых не хватает мозгов перестать верить вранью, несущемуся с экранов телевизора, со страниц газет и других средств массовой дезинформации.

Сталин уже оправдан историей, и идиотские высказывания неких недалеких президентов и заявления туповатых госдум не могут поколебать уверенность русских людей в этом.

Литература

Alexandrov V. The Kremlin. London. 1963.

Brent J., Naumov V. Stalin's Last Crime: The Plot Against the Jewish Doctors, 1948 – 1953. New York, 2003.

Elliott J., Smith M. The acute management of intracerebral hemorrhage: a clinical review. Anesth Analg. 110(5). 2010.

Fang M. Advanced age, anticoagulation intensity, and risk for intracranial hemorrhage among patients taking warfarin for atrial fibrillation. Ann Intern Med. 141. 2004.

Fl!botte JJ. et al. Warfarin, hematoma expansion, and outcome of intracerebral hemorrhage. Neurology. 28. 2004.

M!ronov A.A. et al. Dicumarol, an inhibitor of ADP-ribosylation of CtBP3/BARS, fragments Golgi non-compact tubular zones and inhibits intra-Golgi transport. Eur. J. Cell Biol. 83. 2004.

Neo-Synephrine. http://neosynephrine.com/faqs.html.

Nove A. An economic history of the USSR 1917 – 1991. Harmondworthy. 1992.

Pollock E. Stalin and the soviet science wars. Princeton and Oxford. Princeton University Press. 2006.

Raman S.V.The hypertensive heart. An integrated understanding informed by imaging. J Am Coll Cardiol. 55(2) 2010.

R!az K.. Ahmed A. Hypertensive heart disease. http://emedicine.medscape.com/article/162449-overview.

Rosand J. et al. The effect of warfarin and intensity of anticoagulation on outcome of intracerebral hemorrhage. Arch Intern Med. 164.2004.

http://neurodoctor.ru/2008/08/05/krovoi ... -mozg.html.

Авторханов А. Загадки смерти Сталина. Барнаул. Алтайское книжное издательство, 1993.

Аллилуева С. Только один год. М., 1996.

Аллилуева С. Двадцать писем другу. М., 2000.

Аспиз М. Судьба двух Этингеров. http://www.lechaim.ru/ARHIV/107/aspiz.htm.

Астраков СВ. Неспецифические синдромы у больных с тяжелыми повреждениями головного мозга на нейрореанимационном этапе. Автореф. дисс. д.м.н. СПб. гос. педиатрическая академия, 2007.

Балан В. Старые письма, http://berkovich-zametki.com/Nomer49/Balan 1.htm

Баркова признали пострадавшим, http://www.chaskor.ru/news/barkova_priz ... shim_19249.

Бенедиктов И., Рыбин А. Рядом со Сталиным. М., 2010.

Биографии, http://www.knowbysight.info/index.asp.

Борее Ю. Сталиниада. http://lib.rus.ec/b/166012/read.

БрентД. и Наумов В. Последнее дело Сталина. М., 2004.

Булганин Н.А. http://www.hrono.ru/biograf/bio_b/bulganin_na.php.

Был ли Сталин убит? Очерк десятый, http://my-shop.ru/_files/product/pdf/193920.pdf.

Ведомости Верховного Совета СССР. М., 1946, № 10.

Волкогонов Д. Сталин. М., 1991.

Воронин С Цели США в войне против России. http://www.zlev.ru/index.php?p=article& ... rticle=754.

ВТС России. Исторический очерк. М. http://www.vif2ne.ru/nvk/forum/0/co/2104337.htm.

Гамов А. Своей ли смертью умер Сталин? http://www.flb.ru/info/15823.html.

Геллер М., НекричА. Утопия у власти. М., 2000.

Георгий Маленков. 50 лет со дня отставки. http://www.svoboda.org/programs/hd/2005/hd.020505.asp.

Государственная власть СССР. Высшие органы власти и управления и их руководители. 1923 – 1991 гг. М., 1999.

Граевская Н.Д., Гончаров ГА., Калугина Г.Е. Еще раз к проблеме «спортивного сердца», http://www.lot-marafon.narod.ru/stati/O6OOOI.htm.

Грегори П. Политическая экономия сталинизма. М., 2008.

Грибанов С. Заложники времени. М., 1992.

Гусляров Е. Сталин в жизни. М, 2003.

Дмитриев А.К. Рассказы о том времени, http://stalinism.ru/ZHivoy-Stalin/Rassk ... emeni.html.

Добрюха Н. Как убивали Сталина. М., 2007.

Ерунов В.М. «Следствие» по делу о смерти Сталина, http://otchizna.info/archiv2OO6/Otchizn ... talina.htm.

Емельянов Ю. Сталин. На вершине власти. М., 2007.

Жирное Е. Полвека без вождя http://www.kommersant.ru/doc-rss.aspx?DocslD=368876.

Жуков Ю. Сталин: тайны власти. М., 2005.

Записка М.Ф. Шкирятова и B.C. Абакумова о П.С. Жемчужиной. http://www.hrono.info/dokum/194_dok/19481227zhem.html.

Захаров ЮЛ. Смерть В.И. Ленина и И.В. Сталина – насильственная или естественная? http://www.znat.ru/data/news/62-zakharo ... alina.html.

Збарский Борис Ильич, http://www.hrono.ru/biograf/bio_z/zbarski_bi.php.

Звягинцев А., Орлов Ю. Прокуроры двух эпох. М., 2001.

Зенькович Н. Тайны ушедшего века. Лжесвидетельства. Фальсификации. Компромат. М., 2004.

Зубкова Е.Ю. Маленков и Хрущев: личный фактор в политике послесталинского руководства, http://www.mubiu.ru/ogd/ISTORIA/20/Lite ... a%20mh.htm

История учений о головной боли, http://www.migreni.net/golovnaya-bol/is ... ovnoj-boli.

Кеворков В. Исповедь перед казнью. М., 2006.

Кожинов В. Лаврентий Берия, послевоенные репрессии, сталинский культ… http://www.koginov.ru/stati/lavrentiy-b ... -kult.html.

Кожинов В.В. Россия, век XX. 1939 – 1964. http://www.fictionbook.ru/author/kojino ... _yi_1939_l 964.html.

Колесник Л.H. Главный телохранитель Сталина (Судебное дело Н.С. Власика). Харьков, 1990.

Косолапое Р. Из интервью, опубликованного в газете «Завтра» №50 (211), декабрь 1997 г.

Костырченко Г. Маленков против Жданова. http://www.akhmatova.org/articles/kostyrchenko.htm.

Кочуков А. Берия, встать! Вы арестованы! http://www.redstar.ru/2003/06/28_06/5_01.html.

Краснов П. Сталин был отравлен. http://www.anti-orange-ua.com.ru/content/view/483/50/.

Кремлев С. Берия. Лучший менеджер XX века. М., 2008.

Кремлев С. Зачем убили Сталина? Преступление века. http://knigosite.ru/75371-zachem-ubili- ... ergej.html

Кропотов Д. Две попытки демократических реформ Сталина. Опыт параллельной рецензии, http://stalinism.ru/gosudar/perestr2.htm.

Ланг Г. Учебник внутренних болезней. П., 1938.

Лубянка: органы ВЧК – ОГПУ – НКВД – НКГБ – МГБ – МВД – КГБ. 1917 – 1991. М., 2003.

Лурье Л. Новая версия. ЦРУ против Берии, http://www.5-tv.ru/video/1016145.

Мартиросян А. Сталин после войны. М., 2009.

Мартиросян А. Как умер Иосиф Виссарионович Сталин? http://delostalina.ru/?p=160.

Маршалы Советского Союза: личные дела рассказывают. М., 1996.

Медведев Ж. Существует ли загадка смерти Сталина? http://www.zn.ua/3000/3150/26137.

Медведев Ж., Медведев Р. Неизвестный Сталин. М., 2001.

Милое Л. История России XX – начала XXI века. М., 2006.

Миронин С. Сталинский порядок. М., 2007.

Миронин С. Дело генетиков. М., 2008.

Миронин С. Правление Маленкова, http://www.zlev.ru/138/138_11.htm#_ftn1.

Миронин С. Смещение Маленкова, http://www.contrtv.ru/common/2376.

Миронин С. 110 лет со дня рождения Лаврентия Берии http://www.za-nauku.ru/index.php?option ... ew&id=l596<emid=36.

Миронин С. Как убивали Берия, http://www.contrtv.ru/common/2455.

Митрофанов А. Россия перед распадом. http://www.alexeymitrofanov.ru/books_russia02.html.

Мухин Ю. Убийство Сталина и Берия. М., 2002.

Мухин Ю. Убийцы Сталина. М., 2005.

Мухин Ю.Сталинаубил Берия? http://www.duel.ru/200804/708_5_2.

Мухин Ю. Персональный сайт. http://ymuhin.ru/?q=articles.

Паршев А. Почему Америка наступает. М., 2002.

Паршев А. Лаврентий Павлович Берия, http://www.anti-orange-ua.corn.ru/index ... iew/326/50.

Пихоя Р. 1999. Аналитические исследования в исторической науке: Социально-политическое развитие и борьба за власть в послевоенном Советском Союзе (1945 – 1953 гг.). Опала Маленкова. МИЖ. № 6, 1999.

Пленум ЦК КПСС. Июнь 1957 года. Стенографический отчет. М., 1957.

Посетители кремлевского кабинета И.В. Сталина. Исторический архив. № 1. 1997.

Протокол совместного совещания Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР 5 марта 1953 г. Источник. № 1. 1994.

Прудникова Е. 2004. Сталин: второе убийство. http://books.google.it/books?id=lp93YHnHJXcC&pg

Прудникова Е. Берия. Последний рыцарь Сталина. СПб., 2005.

Прудникова Е. 1953. Роковой год советской истории. М., 2008.

Прудникова Е. Иосиф Джугашвили, http://modernlib.ru/books/prudnikova_el ... li/read_l4.

Пыхалов И., Денисов И. СССР без Сталина. Путь к катастрофе. М., 2009.

Руденко В. Мнение профессионала, http://www.duel.ru/200834/?34_6_4.

Рыжов В. Так как же произошла смерть Сталина? http://h!s.1september.ru/articlef.php?ID=200301908.

Симонов К. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине. http://hrono.!nfo/dokum/197_dok/1979O3O9s!m. html#voznes.

Скворцова В., Крылов В. Геморрагический инсульт. Практическое руководство. М., 2005.

Смолянников С. Один конец на две судьбы. http://www.russian.kiev.ua./material.php?id=11604889.

Соколов Б. Берия. Судьба всесильного наркома. М., 2008.

Справочник невропатолога. М., 1962.

Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898 – 1991. http://www.knowbysight.info/index.asp.

Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. М., 1952.

Сталин И.В. Архив выступлений. http://rutube.ru/tracks/33O9943.html?an ... c6cb23c600.

Степаков В. Апостол «Смерша». М., 2009.

Столяров К. Палачи и жертвы. М., 1998.

Струмилин С. Планирование в СССР. М., 1957.

Судоплатов П. Разведка и Кремль. М., 1996.

Судоплатов П. Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930 – 1950-е годы. М., 1997.

Судоплатов П. Кадровые перестановки в Кремле и органах безопасности в канун смерти Сталина. http://lib.ru/POLITOLOG/SUDOPLATOW/spec ... Piece40.24.

Тайны «поместья» Сталина, http://vlasti.net/news/83871.

Таубман У. Хрущев. М., 2008.

Ферр Г. Антисталинская подлость. М., 2007.

Хлобустов О. Является ли «План Даллеса» фальшивкой? http://www.chekist.ru/article/886.

Хрущев Н. «Вопросы истории». № 12. 1991.

Черушев Н. Коменданты Кремля в лабиринтах власти. М., 2005.

Четыре «дворцовых переворота» http://www.stalin.su/book.php?action=header&id=l.

Чигирин И. Белые и грязные пятна Истории. О тайне смерти И.В. Сталина и о некоторых обстоятельствах его правления. Великие Луки, 2008.

Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева.М., 1991.

Шамир И. Израиль как проект. http://zavtra.ru/cgi//ve!l//data/zavtra/10/852/31.html .

Шепилов Д. Воспоминания. Вопросы истории. № 6, 7.1998.

Шепилов Д. Непримкнувший. Воспоминания. М., 2001.

Элевтеров Г. Сталин и Берия, http://www.specnaz.ru/article/?1561.

Яковлев Н. ЦРУ против СССР. М., 2002.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 26 сен 2016, 23:56


Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 30 сен 2016, 02:40

КАК ПРОИЗОШЕЛ ПЕРЕВОРОТ?

Если существование антисталинского заговора надо считать фактом неоспоримым (как по условиям сложившейся наверху олигархии, так и по объективным результатам переворота), то вопрос, как произошел сам переворот, остается все еще одной из самых глубоких тайн Кремля.

После XX съезда, после "Закрытого письма ЦК" к партии, после ряда статей в печати в начале 1956 года с разоблачениями Сталина советские и иностранные коммунисты начали бомбардировать ЦК КПСС письмами и запросами: "Если Сталин был такой негодяй, то что же делали вы, ведь он без вас был ничто?" ЦК решил, что настало время сказать что-то важное. Было издано постановление ЦК КПСС от 30 июня 1956 года "О преодолении культа личности и его последствий". В нем ЦК первый и последний раз признал, что антисталинские руководители ЦК (четверка) не сидели сложа руки. В их лице был создан противовес Сталину: "XX съезд партии и вся политика ЦК после смерти Сталина ярко свидетельствуют о том, что внутри ЦК партии имелось сложившееся ленинское ядро руководителей" ("Правда", 2.07.56).

Так как в это "сложившееся ленинское ядро руководителей" не входил сам Сталин, то абсолютно ясно, что оно и сложилось против него. Таким образом, это "ленинское ядро" и есть псевдоним антисталинского заговора. Заговор фактически признается, но о технике его осуществления умалчивается (только через десять лет после смерти Сталина Хрущев немножко приподнял завесу над этой тайной). Однако сначала разберем версии, появившиеся в западной прессе.

Первая версия принадлежит Илье Эренбургу – подставному лицу, рупору тогдашнего руководства Кремля. Поручая Эренбургу эту миссию, Кремль преследовал те же цели, что и в постановлении ЦК от 30 июня 1956 года о культе личности: дать понять, что, когда Сталин создавал дело «врачей-вредителей», руководители ЦК не сидели сложа руки. Свою версию Эренбург рассказал французскому философу и писателю Жану Полю Сартру. После публикации во французской прессе она обошла и всю мировую печать.

Вкратце рассказ Эренбурга сводится к следующему: 1 марта 1953 года происходило заседание Президиума ЦК КПСС. На этом заседании выступил Л. Каганович, требуя от Сталина: 1) создания особой комиссии По объективному расследованию "дела врачей"; 2) отмены отданного Сталиным распоряжения о депортации всех евреев в отдаленную зону СССР (новая черта оседлости). Кагановича поддержали все члены старого Политбюро, кроме Берия (?!). Это необычное и небывалое единодушие показало Сталину, что он имеет дело с заранее организованным заговором. Потеряв самообладание, Сталин не только разразился площадной руганью, но и начал угрожать бунтовщикам самой жестокой расправой. Однако подобную реакцию на сделанный от имени Политбюро ультиматум Кагановича заговорщики предвидели. Знали они и то, что свободными им из Кремля не выйти, если на то будет воля Сталина.

Поэтому они приняли и соответствующие предупредительные меры, о чем Микоян заявил бушующему Сталину: "Если через полчаса мы не выйдем свободными из этого помещения, армия займет Кремль!" После этого заявления Берия тоже отошел от Сталина. Предательство Берия окончательно вывело Сталина из равновесия. А Каганович вдобавок тут же на глазах Сталина изорвал в мелкие клочки свой членский билет Президиума ЦК КПСС и швырнул Сталину в лицо. Не успел Сталин вызвать охрану Кремля, как его поразил удар: он упал без сознания. Только в шесть часов утра 2 марта к Сталину были допущены врачи (см.: "Die Welt", 1.09.56).

"Выстрелом" Эренбурга послесталинский ЦК хотел убить трех зайцев; во-первых, мы не бездействовала, когда Сталин хотел создать новую черту оседлости для советских евреев; во-вторых, Сталин умер не без нашей помощи; в-третьих, Берия, как всегда, был со Сталиным, но перешел на нашу сторону, когда увидел, что армия с нами. Отметим, что, как и в будущих рассказах Хрущева, в версии Оренбурга врачи к Сталину вызываются только на второй день его смертельного удара.

Через год – в 1957 году – Кремль инспирировал выступление за границей бывшего члена Президиума ЦК КПСС и секретаря ЦК КПСС, а потом посла СССР в Нидерландах Пономаренко. И хотя Пономаренко, по существу, лишь подтвердил рассказ Эренбурга, его версия, поскольку он был официальным лицом и членом ЦК, была подхвачена мировой прессой как величайшая сенсация.

Вот эта версия. Сталин в конце февраля 1953 года созвал заседание Президиума ЦК и сообщил о показаниях «врачей-вредителей» – как они умерщвляли видных деятелей партии и как они собирались делать это и дальше. Одновременно Сталин представил на утверждение Президиума ЦК проект декрета о депортации всех евреев в Среднюю Азию. Тогда выступили Молотов и Каганович с заявлениями, что такая депортация произведет катастрофическое впечатление на внешний мир. Сталин пришел в раж, начал разносить всех, кто осмеливался не соглашаться с его проектом. Еще раз выступил Каганович, на этот раз резко и непримиримо, демонстративно порвал свой партбилет (членский билет Президиума ЦК? – А. А.) и бросил его на стол перед Сталиным. Каганович кончил речь словами: "Сталин позорит нашу страну!"

Кагановича и Молотова поддержали все, и негодующий Сталин вдруг упал без сознания – с ним случился коллапс. Берия пришел в восторг и начал кричать:

"Тиран умер, мы – свободны!" – но когда Сталин вдруг открыл глаза, Берия якобы стал на колени и начал просить у Сталина извинения. (Эта банальная сцена с Берия присутствует во многих советских инспирациях.)

Автор, у которого мы взяли версию Пономаренко, спрашивает: "Было ли Сталину разрешено умереть своей смертью или, как упорно утверждают слухи, против него организовался заговор его наследников?"

По словам Эренбурга, сам Сталин был глубоко убежден, что члены Политбюро организовали заговор с целью убить его. Только очень странно и в свете дальнейших событий просто необъяснимо, что Сталин перепутал воображаемых заговорщиков с подлинными. В рассказе, приписываемом Эренбургу, говорится:

"После XIX съезда стало ясно, что у Сталина мания преследования… Он готовил самую великую кровавую чистку, хотел физически уничтожить ЦК XIX съезда. Он в разговорах высказывал мысль, что Ворошилов, Молотов, Каганович, Микоян хотят убить его" (там же).

Эти высказывания или подозрения Сталина полностью согласуются с его повседневным поведением и с его отношением к своим соратникам. Как мы видели, Сталин их всех открыто обвинял в измене.

После XXII съезда КПСС вновь встал вопрос о смерти Сталина: неужели тиран, совершивший столько преступлений (о них говорил на съезде не только Хрущев, но и все новые члены Президиума ЦК), умер своей смертью? Разоблачения чудовищных преступлений Сталина (от массовых расстрелов по «спискам», без суда старых большевиков и даже жен многих из них и до новых подробностей убийства Кирова) так, видно, задели партию, что в ней нарастало возмущение: почему же такого негодяя не убили?

В 1963 году Хрущев, открыто сказав, что люди негодуют, что Сталин не умер на десять лет раньше, заявил: "Они правы".

Как раз через десять лет после смерти Сталина, после двухлетней интенсивной антисталинской пропаганды со времени XXII съезда Хрущев впервые отважился осветить и некоторые подробности смерти Сталина. Сделал он это перед деятелями Польской компартии. Или круг слушателей был слишком широк, или это входило в планы Хрущева, но кое-какие рассказанные им новые детали попали на страницы французского журнала "Paris Match" и были перепечатаны с комментариями в немецком журнале "Der Spiegel" (1963, № 32). Свой анализ «Шпигель» начинает с утверждения: "Целый ряд улик говорит за то, что Сталин ни в коем случае не умер естественной смертью, как нас в свое время хотели уверить официальные сообщения".

Эта версия Хрущева рисует события так: Сталин умер вовсе не на кремлевской квартире, а в бывшем имении графа Орлова (это и есть кунцевская дача). Здесь, полностью изолированный от внешнего мира, Сталин был "пленником собственного страха". В ночь на 2 марта охраной Сталина сюда были срочно вызваны Хрущев, Маленков, Берия и Молотов (мы уже знаем, что Молотова среди них не было, но был Булганин. – А. А.). Охрана сообщила, что Сталин уже много часов не подает признаков жизни. Охрана не могла узнать, в чем дело, из-за сложности внутренней системы сообщения между тремя отдельными помещениями, в одном из которых находился Сталин. Открыть двери мог только он сам при помощи специального электрического механизма. Так как никто из охраны не знал, в какой именно комнате находился Сталин, пришлось взламывать все двери подряд: открыли одну, открыли другую – и здесь нашли Сталина. Он безжизненно лежал на полу, одетый в форму генералиссимуса. Первым отозвался Берия. "Тиран мертв, мертв, мертв", – торжествующе кричал он. В этот момент Сталин широко открыл глаза. Нет, он жив.

Маленков, Хрущев, Молотов вышли из комнаты. Берия, постоянно носивший с собой ампулы с ядом, остался наедине со своим мстительным владыкой. Только через пять часов (якобы из-за большой гололедицы на дорогах) вызвали врачей.

Такова версия Хрущева, поляков, французского журнала. Очень важно заметить, что немного ранее (8 марта 1963 года) Хрущев на приеме представителей советской интеллигенции совершенно недвусмысленно намекнул, что Берия не только не скрывал своего торжества по поводу смерти Сталина, но был и заинтересован в его преждевременной смерти ("Шпигель", 1963, № 32). Если в смерти Сталина заинтересован только один Берия, так зачем же его оставлять наедине, да еще с ядом, с беспомощным, тяжко больным Сталиным?

Мы разобрали в этих двух главах пять версий последних дней Сталина: 1) Эренбурга – 1956-й, 2) Пономаренко – 1957-й, 3) Гарримана – 1959-й, 4) журнала "Пари Матч" – 1963-й, 5) "Khrushchev. Remembers" – 1970 год. Существует еще одна, шестая версия, исходящая из кругов реабилитированных старых большевиков. Эта версия получена при исключительных обстоятельствах, о которых еще рано писать…

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 30 сен 2016, 02:54

Многие из реабилитированных еще при жизни старых большевиков принимали видное участие в комиссиях по расследованию преступлений Сталина (некоторых из них автор этих строк хорошо знал по Москве и Кавказу). Их-то в первую очередь интересовало: при каких все-таки обстоятельствах умер Сталин?

Версия старых большевиков, конечно, тоже могла родиться под влиянием Хрущева, который очень хотел морально реабилитировать себя перед ними: здесь инициатором устранения Сталина выступает Хрущев, а Берия поручается лишь "грязная работа".

Однако, анализируя обстоятельства смерти Сталина, я этой версией не воспользовался, за исключением того, что относится к "делу врачей". Почему? По двум причинам: во-первых, установить ее подлинное происхождение отсюда, из-за границы, невозможно; во-вторых, на некоторых местах рассказа старых большевиков лежит налет хрущевской пропаганды. Тем не менее в этом рассказе попадаются вполне правдоподобные сцены.

Согласно этой версии события 28 февраля – 1 марта развиваются так, как рассказано у Хрущева: четверка посетила Сталина, они вместе мирно и весело ужинали, но встреча состоялась вовсе не по инициативе Сталина. Ее предложил Маленков под предлогом, что нужны указания Сталина по вопросам, которые будут обсуждаться на заседании Совета министров в понедельник, 2 марта. За неделю до этого Сталин сообщил Бюро Президиума ЦК, что процесс над «врачами-вредителями» назначен на середину марта, и вручил им копии "Обвинительного заключения", подписанного генеральным прокурором СССР. Этот документ, как и комментарии генерального прокурора, ставленника Берия, Сафонова, о беседе со Сталиным окончательно рассеяли всякие сомнения в истинных намерениях Сталина. Выходило, что американцы во время войны сумели создать свои агентурные точки не только в кремлевском лечебно-санитарном управлении, но даже в ЦК (Лозовский) и МГБ (Абакумов). Англичане то же самое сделали еще до войны, а во время войны расширили свою сеть, завербовав туда членов ЦК Кузнецова, Попкова, Родионова. Об армии ничего не говорилось, кроме того, что были предназначены к отравлению Василевский, Говоров, Штеменко, Конев. Но и здесь между строк было видно, что только такие обиженные маршалы, как Жуков, Воронов, Юмашев, Богданов, могли быть заинтересованы в этом. Вопрос о том, кто был заинтересован в умерщвлении Жданова и Щербакова, оставался открытым. Однако все знали, что Берия и Маленков никогда не были в хороших отношениях с ними и если, например, Сталин действительно убил Жданова, то он его убил руками Берия, как Кирова – руками Ягоды.

Словом, стало ясно, что процессом врачей дело не кончится, а, как в 1937 году, полетят головы и у многих членов Политбюро. Когда Берия, Маленков, Хрущев и Булганин проштудировали этот документ, то, по предложению Хрущева, они решили коллективно обсудить положение. Встреча состоялась в подмосковном лесу под видом охоты (в четырех стенах на данную тему никогда не говорилось). Было решено – из-за состояния здоровья Сталина, не позволяющего ему участвовать в оперативной работе партии и правительства, предложить ему подать в отставку со всех постов.

Но ведь Сталин, чтобы выиграть время, мог подписать любой документ, а потом уничтожить его инициаторов. Как быть? Хрущев якобы обратился к Берия: "Лаврентий Павлович! Ты специалист в таких делах, а мы в этом ни черта не понимаем, скажи, как сделать так, чтобы Сталин и дальше жил, но не вмешиваясь в дела партии и государства?"

Берия понял намек и без всяких экивоков ответил, что Сталин за решеткой был бы еще более опасен, чем на воле; он и после смерти еще долго будет вмешиваться в дела, если от него не отмежеваться. Однако ничего конкретного Берия не предложил.

Тогда Маленков предложил заставить Сталина прочесть заявление об отставке по радио и телевидению, а потом изолировать его от всего мира на Соловецком острове.

Однако Берия заявил, что он и его чекисты могут ручаться только за мертвого Сталина. Это было то, что думал и Хрущев, но он хотел это услышать от Берия.

Искренность Берия была несомненна: ведь и его собственная голова находилась в опасности. Маленков не без колебания присоединился к Берия и Хрущеву.

Через несколько дней Берия пригласил к себе на дачу Маленкова, Хрущева и Булганина и предложил им два детально разработанных плана: «малый» и «оптимальный».

"Малый план" предусматривал отставку Сталина без участия посторонних сил. У Сталина на очередном ужине с четверкой в Кунцеве должен случиться смертельный удар – такой, чтобы он сразу не умер, но и не смог бы выжить. Умирать Сталин должен был при свидетелях, в том числе таких, как его дети и врачи.

"Оптимальный план" предусматривал взрыв дачи Сталина, когда он спит (значит, днем). Под видом продуктов нужно было доставить динамит для взрыва не только помещения Сталина, но и прилегающих зданий, чтобы заодно ликвидировать и лишних свидетелей.

За успех "малого плана" должны отвечать все четверо, ответственность за успех "оптимального плана" Берия брал на себя лично. В каждом из этих планов предусматривались и превентивные меры: из Москвы надо было удалить под разными предлогами явных сторонников Сталина, особенно тех, кто ведал средствами коммуникации и информации (Министерство связи, радио и телевидения, ТАСС, редакции «Правды» и "Известий"), а также некоторых видных руководителей из Министерства обороны, МГБ, МВД и комендатуры Кремля. В то же время наиболее надежных сторонников четверки (маршал Жуков и другие) следовало вызвать в Москву. Все средства связи дачи Сталина, его кремлевской квартиры и служебных кабинетов начиная с определенного Х-часа отключались от всех общих и специальных правительственных проводов. Все машины, дачи Сталина, охраны и обслуги «конфисковывались» с начала Х-часа. Все дороги к даче и от нее – как по земле, так и по воздуху – закрывались для всех, в том числе для всех членов Президиума ЦК, кроме четверки.

Функции членов четверки были четко разграничены: Берия отвечал за "оперативную часть" плана, Маленков – за мобилизацию партийно-государственного аппарата, Хрущев – за столицу и коммуникацию, Булганин – за наблюдение за военными. С самого начала Х-часа четверка объявляла о "тяжелой болезни" Сталина и брала в руки власть "до его полного выздоровления". Так легализовались все действия заговорщиков. Самым оригинальным в этом рассказе надо считать, пожалуй, то, что заговорщики утвердили оба плана сразу! Начать решили с "малого плана", но в случае его провала тут же пускался в ход запасной, "оптимальный план". Если заговор, так с абсолютно гарантированным успехом – этому учил ведь и сам Сталин ("бить врага надо наверняка!"). После такой подготовки и состоялась встреча четверки со Сталиным на его даче в Кунцеве вечером 28 февраля 1953 года.

Поговорив по деловым вопросам и изрядно выпив, Маленков, Хрущев и Булганин уезжают довольно рано – но не домой, а в Кремль. Берия, как это часто бывало, остается под предлогом согласования со Сталиным некоторых своих мероприятий. Вот теперь на сцене появляется новое лицо: по одному варианту – мужчина, адъютант Берия, а по другому – женщина, его сотрудница. Сообщив Сталину, что имеются убийственные данные против Хрущева в связи с "делом врачей", Берия вызывает свою сотрудницу с папкой документов. Не успел Берия положить папку перед Сталиным, как женщина плеснула Сталину в лицо какой-то летучей жидкостью, вероятно, эфиром. Сталин сразу потерял сознание, и она сделала ему несколько уколов, введя яд замедленного действия. Во время «лечения» Сталина в последующие дни эта женщина, уже в качестве врача, их повторяла в таких точных дозах, чтобы Сталин умер не сразу, а медленно и естественно.

Таков рассказ старых большевиков. При этом невольно вспоминается то место из книги Аллилуевой, где сказано несколько слов о какой-то таинственной женщине-враче у постели умирающего Сталина: "Молодые врачи ошалело озирались вокруг… Я вдруг сообразила, что вот эту молодую женщину-врача я знаю, – где я ее видела? Мы кивнули друг другу, но не разговаривали" ("Двадцать писем к другу", стр. 7).

Я думаю, что выяснение роли данной женщины-врача при Берия было бы очень важно.

Интересно, где же Аллилуева видела эту женщину до смерти Сталина и видела ли она ее после его смерти?

В связи с разбираемыми версиями интересно и следующее замечание А. Солженицына:

"Есть признаки, что перед смертью Сталина Берия был в угрожаемом положении – и может через него-то Сталин и был убран" ("Архипелаг ГУЛАГ", т. 1, стр. 166).

Во всех версиях, рассказанных двумя членами Президиума сталинского ЦК и одним советским писателем, поразительно неизменны три утверждения:

1) смерть Сталина сторожат из Политбюро только четыре человека – Берия, Маленков, Хрущев и Булганин; 2) к Сталину врачей вызывают только на вторые сутки; 3) в смерти Сталина заинтересован лично Берия.

Отсюда два логических вывода:

1) несмотря на исключительную тяжесть болезни Сталина (потеря сознания), к нему намеренно не вызывали врачей, пока четверка не убедилась, что смертельный исход неизбежен; 2) поскольку вызовом врачей распоряжался (даже по долгу службы) один Берия, то он, очевидно, вызывал тех, кто будет исполнять его волю – поможет Сталину умереть.

Эти врачи, видимо, не имели никакого отношения к Лечебно-санитарному управлению Кремля. По крайней мере Аллилуева никого из них не знала, а Хрущев говорит, что он знал только профессора Лукомского. Не все вызванные врачи и осмотрели Сталина. Они сидели в соседних комнатах и, как рассказывает Аллилуева, «заседали» – как лечить Сталина. Данные о ходе болезни и ее симптомах сообщал другой врач, тоже никому, кроме Берия, не известный.

Предположение о причине болезни Сталина также может быть двояким:

1) Сталин получил удар, когда ему предъявили ультиматум о «врачах-вредителях» с угрозой пустить в ход вооруженные силы; 2) Берия отравил Сталина ядом замедленного действия.

Итак: или удар от Политбюро, или яд от Берия?

Относительно возможного покушения на его жизнь у Сталина был определенный комплекс всех восточноазиатских деспотов – он боялся именно отравления. Сталин считал потенциальным отравителем любого из членов Политбюро. Хрущев рассказывает просто анекдотические случаи, когда, садясь со своими соратниками за стол, Сталин сначала заставлял каждого из них под различными, хотя и весьма прозрачными предлогами пробовать все, что подано, и лишь после этого сам начинал пить и есть. Лишь Берия не должен был пробовать пищу: он ел только зелень и привозил ее с собою (см.: Khrushchev. Remembers, vol. I, р. 321). Это не очень правдоподобное исключение для Берия (от которого, по предыдущему рассказу Хрущева, Сталин ожидал любой подлости) Хрущев делает, видимо, чтобы показать, как Берия мог перехитрить самого Сталина.

Что Сталин больше всего боялся отравления, показывает и та тщательность, с которой он оградил свою крепость-дачу от проникновения яда не только в пище, но и в воздухе; "К его столу везли рыбу из специальных прудов, фазанов и барашков из специальных питомников, грузинское вино специального разлива, свежие фрукты доставляли с юга самолетом. Он не знал, сколько требовалось транспортировок за государственный счет, чтобы регулярно доставлять все это к столу… «база» существовала главным образом для того, чтобы специальные врачи подвергали химическому анализу на яды все съедобное, поставлявшееся ему на кухню. К каждому свертку с хлебом, мясом или фруктами прилагался специальный «акт», скрепленный печатями и подписью ответственного «ядолога»: "Отравляющих веществ не обнаружено". Иногда доктор Дьяков появлялся у нас на квартире в Кремле со своими пробирками и "брал пробу воздуха" из всех комнат" (С. Аллилуева. Только один год, стр. 335–336).Ну вот тут хочется вмешаться, чтобы приостановить сию ложь о Сталине. Именно то, что Сталин , узнав сколько стоит привозимая ему селедка самолетом, уволил своего давнего помощника Власика, начальника главного управления Кремля. И резолюция Сталина была направлена как раз на безхозяйственное и не бережное растранжирование народных денег.- рус

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 30 сен 2016, 02:58

Разумеется, когда сам Берия захочет отравить Сталина, все эти предосторожности не будут играть никакой роли, тем более что "внутренний кабинет" Поскребышева исчез, как и генерал Власик, как и все врачи Сталина. После этого Сталин жил только милостью Берия.

"Проблема Сталина" для Берия в принципе тогда уже была решена, важнее для него Было другое – заполучить дружелюбный нейтралитет молотовцев и активную поддержку членов четверки. Хрущев не отрицает, что Берия умел ловко подбирать людей, обиженных Сталиным: "Берия имел привычку завербовывать в свою сеть людей, у которых возникали трудности со Сталиным. Он ими тогда пользовался для собственной интриги" (Khrushchev. Remembers, vol. 1, р. 95).

Ход и исход антисталинского переворота показывают блестящий успех этого метода "вербовки обиженных". В решающие минуты около Сталина не оказалось никого; ни "старой гвардии" Сталина – молотовцев, ни "вернейшего оруженосца" Поскребышева, ни пожизненного лейб-охранника Власика, ни преданного сына Василия, ни даже личного врача Виноградова. Смерть Сталина караулит и регулирует Берия при неизменном присутствии трех его соучастников – Маленкова, Хрущева, Булганина, изменивших и Сталину и Берия.

На митинге 19 июля 1964 года, устроенном в честь венгерской партийно-правительственной делегации во главе с Яношем Кадаром, Хрущев в своей речи, передававшейся через прямую трансляцию по всему СССР в через Intervision по всей Восточной Европе, во всеуслышание признался в насильственной смерти советского диктатора: "Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции. Вот за этот произвол мы его осуждаем… Напрасны потуги тех, которые хотят руководство изменить в нашей стране и взять под защиту все злоупотребления, которые совершил Сталин… И никто не обелит (его – А. А.) – Черного кобеля не отмоешь добела…

(Аплодисменты.) В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою власть поддерживали топором" (Радио Москва 1, 19 июля 1964 года, 11.55 среднеевропейского времени, мониторная радиозапись станции "Свобода"). Слова о тиранах газеты «Правда» и «Известия» при напечатании речи Хрущева вычеркнули, но их слышали многие миллионы людей в СССР и Европе.

Не в том загадка смерти Сталина, был ли он умерщвлен, а в том, как это произошло. Поставленные перед альтернативой, кому умереть – Сталину или всему составу Политбюро, члены Политбюро выбрали смерть Сталина.

Рус
Сообщения: 1179
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: СТАЛИН

Сообщение Рус » 30 сен 2016, 03:13

КОНЕЦ БЕРИЯ

Замести следы преступления и создать себе безупречное алиби инстинктивная реакция всякого убийцы. Чем интеллигентнее убийца, тем искуснее он это делает.

Но только убийцы, имеющие абсолютную власть, могут создать себе абсолютное алиби. Чтобы замести следы, они совершают серию новых убийств: свидетели, исполнители, близкие люди убитого исчезают навсегда. Однако только у Сталина и его учеников организация политических убийств лиц, групп, классов и даже целых народов впервые сделалась особой отраслью криминального искусства с заранее созданными алиби.


Вот за тех, кто "знал слишком много", и взялся Берия сразу после смерти Сталина.

К ним, кроме соучастников Берия, относились: 1) две комиссии врачей одна, «лечившая» Сталина, и другая, засвидетельствовавшая, что Сталина лечили «правильно»; 2) охрана и прислуга Сталина на даче в Кунцеве.

Большинство врачей из этих двух комиссий исчезли сразу после смерти Сталина.

Один из врачей, участвовавших во вскрытии тела Сталина, профессор Русаков, «внезапно» умер. Лечебно-санитарное управление Кремля, ответственное за лечение Сталина, немедленно упраздняется, а его начальник И. И. Куперин арестовывается.

Министра здравоохранения СССР А. Ф. Третьякова, стоявшего по чину во главе обеих комиссий, снимают с должности, арестовывают и вместе с Купериным и еще с двумя врачами, членами комиссии, отправляют в Воркуту. Там он получает должность главврача лагерной больницы. Реабилитация их происходит только спустя несколько лет, а это доказывает, что заметал следы не один Берия, а вся четверка.

Не менее круто поступил Берия с кунцевской охраной и обслугой Сталина: ведь эти люди не только были свидетелями того, что происходило вокруг Сталина, но, очевидно, и рассказали Василию Сталину, как бериевские «врачи» залечили его отца.

Если бы Сталин умер естественной смертью "под постоянным наблюдением ЦК КПСС и Правительства", как гласило "Правительственное сообщение", то не происходили бы те "странные события" в Кунцеве, о которых пишет, впрочем, не вдаваясь в причины происходящего, дочь Сталина:

"Дом в Кунцеве пережил, после смерти отца, странные события. На второй день после смерти его хозяина, – еще не было похорон, – по распоряжению Берия созвали всю прислугу и охрану, весь штат обслуживавших дачу, и объявили им, что вещи должны быть немедленно вывезены отсюда (неизвестно куда), а все должны покинуть это помещение. Спорить с Берия было никому невозможно. Совершенно растерянные, ничего не понимающие люди собрали вещи, книги, посуду, мебель, грузили со слезами все на грузовики, – все куда-то увозилось, на какие-то склады… Людей, прослуживших здесь по десять-пятнадцать лет не за страх, а за совесть, вышвыривали на улицу. Их разогнали всех, кого куда. Многих офицеров из охраны послали в другие города. Двое застрелились в те же дни. Люди не понимали ничего, не понимали – в чем их вина? Почему на них так ополчились?" ("Двадцать писем к другу", стр. 21–22).

Берия мог бы ответить на это так же, как и Сталин: они "знали слишком много".

Поэтому их разослали по дальним городам, чтобы там без суда и без шума ликвидировать.

Наконец, была еще одна группа свидетелей – соучастники Берия: Маленков, Хрущев и Булганин. Сами по себе личности невыдающиеся, они все-таки представляли важнейшие институции: Маленков – государственную бюрократию, Хрущев – партийный аппарат, Булганин – армию. С ними Берия думал поступить так, как поступает всякий уважающий себя бандит: честно поделить добычу власть. Будучи на вторых ролях во время «лечения» Сталина, они после его смерти получили от Берия всю юридическую партийно-государственную власть с одной негласной оговоркой, запечатленной в новом кремлевском протоколе иерархии вождей: Берия согласился быть вторым лицом в государстве, чтобы управлять первым.

Берия был не только полицейским: как политик он был намного выше своих коллег и понимал, что Сталиным кончалась целая эпоха, что отныне стать великим и успешно править может только анти-Сталин. Действительно, выяснилось, что штыками можно завоевать и собственную страну, но управлять ею, вечно сидя на этих штыках, более чем неудобно. "Спуск на тормозах" такой представляется мне политическая программа Берия.

Конечно, располагая только антибериевской информацией советской официальной истории и зная самого Берия как верховного инквизитора страны на протяжении почти двадцати лет, трудно представить себе, что он мог превратиться в собственного антипода. В политике, однако, возможны всякие метаморфозы. Еще Ленин пророчески предсказал перерождение своих учеников: "История знает превращения всяких сортов; полагаться на убежденность, преданность и прочие превосходные душевные качества – это вещь в политике совсем не серьезная" ("Одиннадцатый съезд РКП(б). Стенографический отчет". М. 1961, стр. 28). Так оно и оказалось, когда, по словам Муссолини, "большевизм переродился в славянский фашизм".

После смерти Ленина партия выдвинула лозунг: "Без Ленина, но по ленинскому пути" – и попала в точку. Ленин отменил "военный коммунизм", дал нэп, сохранил Советы, ограничил ГПУ, разрешил творческие объединения в искусстве без соцреализма, но с частными издательствами, боролся с пролеткультами, заигрывал со сменовеховцами, обещал восстановить все свободы и права (Программа партии) – и умер. Страна была согласна идти по этому пути. Можно ли теперь сказать народу: без Сталина, но по сталинскому пути? Из бесконечного потока сводок сексотов Берия первым из членов Политбюро знал ответ народа на этот вопрос: великий вздох облегчения, всеобщие надежды на перемены. Берия отлично понимал, что только используя эти надежды, можно добиться успеха.

Не из любви к народу, не из ненависти к Сталину и не из раскаяния в содеянных преступлениях, а исходя из политических расчетов и личных интересов в новых условиях, Берия решил возглавить движение за реформы. Убивая Робеспьера, термидорианцы совсем не собирались сдать в музей гильотину, но когда они увидели, с каким ликованьем народ встретил гибель вершителя террора, то решили воспользоваться этим недоразумением и возглавить движение за гуманность. То, что Хрущев сделал со Сталиным через три года на XX съезде (1956), Берия хотел начать сейчас же. Он и начал это, освободив 4 апреля 1953 года «врачей-вредителей» и сам же обвинив сталинско-бериевскую полицейскую систему в фальсификации, фабрикации дел и инквизиции.

Начало десталинизации и даже возникновения самого выражения "культ личности" ошибочно связываются с Хрущевым и XX съездом: впервые это выражение было употреблено через три месяца после смерти Сталина, когда Берия был фактически правителем страны. В статье без подписи "Коммунистическая партия – направляющая и руководящая сила советского народа" (безусловно напечатанной по решению Президиума ЦК) «Правда» от 10 июня 1953 года писала: "…пережитки давно осужденных партией антимарксистских взглядов на роль масс, классов, партий, элементы культа личности до самого последнего времени имели место в пропагандистской работе, проникли на страницы отдельных книг, журналов и газет".

Статья констатировала: "сила нашего партийного и государственного руководства в его коллективности", а "существо политики нашей партии изложено в выступлениях Г. М. Маленкова, Л. П. Берия и В. М. Молотова".

Эту скрытую антисталинскую программу Берия, несомненно, разделял и Маленков, но Хрущев был против нее, ибо она вела к популярности Берия и Маленкова, что не входило в его честолюбивые планы. Никакой собственной программы при этом у Хрущева не было, его только не устраивало создание новой тройки – Маленков, Берия, Молотов.

Как и всякому выученику Сталина. Хрущеву была важна не программа, сталинская или антисталинская, а власть, важно было взять этот самый "руль партии и государства" из "тех рук" в свои собственные руки. Мы уже знаем, что Хрущев этого потом добился, но добился потому, что никто из его коллег и не помышлял, что ему по плечу такая задача…

Тут история той же партии как бы вновь повторилась: Сталина единодушно выдвинули на пост генсека при Ленине, ибо его считали «тихоней» и бездарью и собирались использовать его в своих целях. Выдвигая Хрущева исполняющим обязанности первого секретаря ЦК после смерти Сталина, думали примерно то же: мужик, недотепа, партийный винтик, его так же можно использовать в своих целях, как на протяжении двадцати лет это делал Сталин…

Но вернемся к Берия и культу личности. Лучшее доказательство того, что первым инициатором курса десталинизации был лично Берия, мы находим в идеологической жизни партии. Как только покончили с траурной тарабарщиной в марте, имя Сталина стало постепенно исчезать со страниц газет и журналов. Сочинения Сталина прекращают издавать – последним оказался том 13. Издание уже подписанных к печати следующих томов его Сочинений (14 и 15) приостанавливают, а потом вообще набор рассыпают. Если в апреле и мае в передовых статьях «Правды» все еще встречается имя Сталина, то за целый месяц (с конца мая до 29 июня) на Сталина ссылаются лишь один раз! Зато после ареста Берия имя Сталина названо только за одну неделю 12 раз со всеми прилагательными в превосходной степени.

В том же плане десталинизации Берия начал пересмотр пресловутой "сталинской национальной политики".

Внимание внешнего мира было приковано только к "делу врачей", поэтому прошли незамеченными десятки "национальных дел" в союзных и автономных республиках. Все эти дела тоже создавались по стандарту 30-х годов: во всех национальных республиках СССР орудуют озверелые банды "буржуазных националистов", которые подготавливают выход их республик из "братской семьи". После систематического глумления (в 20-х годах) над всем русским теперь "старший брат" призывался поднять свою имперскую дубину против малых народов.

Берия, в котором имперский жандарм легко уживался рядом с грузинским шовинистом (после депортации чеченцев, ингушей, балкарцев и карачаевцев по приказу Берия горная Чечня и гора Эльбрус были аннексированы Грузинской ССР), великолепно понимал, что слабое место Советского Союза – не мифическое капиталистическое окружение, а двойное окружение покоренных им народов: на окраинах России и в странах Восточной Европы. Берия хотел вернуть национальную политику хотя бы к ее ленинским истокам: коренизация партийно-государственного аппарата и введение делопроизводства на родном языке. Этой цели служило решение Президиума ЦК КПСС от 12 июня 1953 года, принятое по докладу Берия. В нем было сказано:

"Президиум ЦК КПСС принял решение:

1) обязать все партийные и государственные органы коренным образом исправить положение в национальных республиках – покончить с извращениями советской национальной политики; 2) организовать подготовку выращивания и широкое выдвижение на руководящую работу людей местной национальности; отменить практику выдвижения кадров не из местной национальности; освобождающихся номенклатурных работников, не знающих местный язык, отозвать в распоряжение ЦК КПСС; 3) делопроизводство в национальных республиках вести на родном, местном языке".

Дело не ограничилось этим постановлением. В национальных республиках приступили к ликвидации института вторых секретарей. Его создал Сталин. Он сводился и сводится к следующему: первый секретарь ЦК партии союзной республики назначается из националов, а второй секретарь ЦК – русский, прямо из Москвы. Ни языка, ни истории, ни культуры местного народа он не знает, и знать ему не надо. Он глаза и уши Москвы против потенциального сепаратизма. Лишь безнадежные донкихоты из местных первых секретарей могли всерьез воображать себя первыми (такими были, например, Бабаев в Туркмении, Мустафаев в Азербайджане, Даниялов в Дагестане, Мжаванадзе в Грузии, которых ЦК поэтому снял). На самом деле первый – это второй, а номинальный первый секретарь – всего лишь национальная бутафория при нем. Это все знают и к этому все привыкли. В национальных республиках были и есть должности, которые вообще могут быть заняты только русскими или обрусевшими националами. Таковы должности командующих военными округами, начальников гарнизонов, начальников пограничных отрядов, председателей КГБ республик, министров внутренних дел, управляющих железными дорогами и воздушными линиями, министров связи республик, директоров предприятий союзного значения, заведующих главными отделами ЦК. Первые заместители председателей советов министров союзных республик и первые заместители всех министров (где русский не министр) тоже обязательно русские.

Берия понял и, вероятно, убедил других, что в интересах самой партии отказаться от этой уродливой великодержавной практики и взять курс на коренизацию партийного и государственного аппарата. Начали с Украины и Белоруссии. Там даже первыми секретарями ЦК были русские: на Украине Л. Мельникова заменили украинцем Кириченко, в Белоруссии Патоличева заменили белорусом Зимяниным. В Латвии второго секретаря ЦК В. Ершова заменил латыш В. Круминьш.

До других союзных республик очередь так и не дошла: 26 июня Берия арестовали. В числе прочего его обвинили в ставке на "буржуазных националистов", как примеры приводились Украина, Белоруссия и Латвия!

Сталинская национальная политика на окраинах осталась прежней.

Два вопроса – десталинизация политической жизни вообще и национальной политики в особенности – были теми двумя китами, на которых Берия собирался строить свою новую программу.

Однако партия и народ еще ничего не знали о программе Берия, а Хрущев уже начал интриговать против нее:

"Президиум начал обсуждать меморандум Берия о национальном составе правительственных органов на Украине. Идея Берия сводилась к тому, что местные (нерусские) кадры должны руководить своими собственными республиками… Потом меморандум касался прибалтийских республик и Белоруссии. В обоих случаях подчеркивался принцип выдвижения к руководству республиками местных людей. Мы приняли решение, что пост первого секретаря каждой республики должен быть занят местным человеком, а не русским. Так случилось потому, что в этом вопросе позиция Берия была правильная, но он преследовал свою антипартийную цель. Он призывал отменить практику преобладания русских в руководствах нерусских республик. Каждый знал, что это находится в согласии с линией партии, но сперва люди не разобрались в том, что Берия выдвигает эту идею с целью увеличения национального напряжения между русскими и нерусскими, между центральным руководством в Москве и руководствами в республиках. В связи с этим я отвел Маленкова в сторону и сказал ему: "Слушай, т. Маленков, разве ты не видишь, куда это ведет? Мы идем к катастрофе. Берия точит свой нож". – "Да, но что делать?" – "Пришло время сопротивляться. Мы не должны допустить то, что он делает"".

Впрочем, вспомним, что интриговать против Берия Хрущев начал еще при умирающем Сталине. Мы видели, как Хрущев обвинял Берия, что тот не скрывал своей радости по поводу смерти Сталина, но и сам, видно, скрывал ее с трудом. Правда, его радость была не полной: он боялся Сталина, но еще больше боится теперь Берия.

Как переселить Берия к Сталину (а этим заодно лишить и Маленкова его первого, и последнего, союзника) – такова была проблема, которой Хрущев посвятил отныне всю свою кипучую энергию и недюжинный талант природного хитреца. Положение, создавшееся после смерти Сталина, он рисует в весьма мрачных тонах:

"Когда Сталин умер, он оставил нам в наследство беспокойство и страх. Берия больше чем кто-либо позаботился, чтобы этот страх и беспокойство оставались среди нас живучими и постоянными. Я давно не верил Берия. Много раз я убеждал Маленкова и Булганина, что я рассматриваю Берия как авантюриста во внешней политике. Я знал, что он занят укреплением своей позиции и расставляет своих людей на важнейших постах".

У нас нет никакого основания не верить Хрущеву, что именно он, соучастник Берия в заговоре против Сталина, тут же, у постели умирающего Сталина, плел интриги против Берия. Характерно, что антибериевский заговор он сначала организовывал только с членами четверки, а потом только начал завербовывать против Берия и остальных членов Политбюро, что было очень легко. Советские граждане были приятно ошарашены, когда прочли 10 июля 1953 года в «Правде»:

"На днях состоялся Пленум Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза. Пленум ЦК КПСС, заслушав и обсудив доклад Президиума ЦК – тов. Маленкова Г. М. о преступных антипартийных и антигосударственных действиях Л. П. Берия, направленных на подрыв Советского государства в интересах иностранного капитала и выразившихся в вероломных попытках поставить Министерство внутренних дел СССР над Правительством и Коммунистической партией Советского Союза, принял решение – вывести Л. П. Берия из состава ЦК КПСС и исключить его из рядов Коммунистической партии Советского Союза как врага Коммунистической партии и советского народа".

Берия на этом пленуме ЦК не был, как не было его и на судебном процессе в декабре. Судебный процесс над ним был обычным спектаклем, который Берия много раз устраивал над другими, с той лишь разницей, что главным героем был теперь не человек, а труп.

Хрущев постоянно рассказывал своим иностранным собеседникам, как Берия был арестован и убит. Непосредственными физическими убийцами Берия у Хрущева в разных вариантах рассказа выступают разные лица, но сюжет рассказа остается один и тот же.

Согласно одному из рассказов конец Берия был такой. Хрущев убедил сначала Маленкова и Булганина, а потом остальных членов Президиума ЦК, что если Берия не ликвидировать сейчас же, то он ликвидирует всех членов Президиума. Так, вероятно, думали все, хотя каждый боялся сказать об этом другому. Хрущев не побоялся. Трудна была лишь техника проведения операции против Берия. Нормальная процедура – свободное обсуждение обвинения против него в Президиуме ЦК или на его пленуме – совершенно отпадала. Опасаясь, что как только Берия узнает об обвинениях против него, то немедленно произведет государственный переворот и перестреляет всех своих соперников. Оставалось только классическое оружие всех подлецов: обман, засада, ловушка. А поскольку по этой части сам Берия был великим мастером, надо было ловкость обмана перемножить на искусность ловушки.

Поэтому операцию против Берия приурочили к началу летних маневров Советской Армии. В маневрах Московского военного округа должны были участвовать и несколько сибирских дивизий (не всякий случай, если в московских дивизиях окажутся сторонники Берия). На заседании Совета министров министр обороны, его заместителя и начальник Генерального штаба должны были докладывать о ходе маневров, а поэтому было приглашено много военных. Повестка дня этого заседания, как обычно, была заранее разослана членам Совета министров со всякими проектами решений и с указанием имен всех приглашенных докладчиков и экспертов. Словом, рутина рутин. Явились все. Члены правительства собрались в зале заседаний Совета министров, а приглашенные, в том числе а военные, расположились, опять-таки как обычно, в комнате ожидания, откуда приглашенных вызывают в зал только во время обсуждения их вопроса. Первым поставили на обсуждение вопрос о ходе маневров Советской Армии. В зал вошла группа военных во главе с маршалом Жуковым и командующим войсками Московского военного округа генералом Москаленко. Маленков объявил объединенное заседание Президиума ЦК и Совета министров открытым. И тут же обратился к Жукову:

– Товарищ Маршал Советского Союза, предлагаю вам от имени Советского правительства взять под стражу врага народа Лаврентия Павловича Берия.

Военные берут Берия под стражу и уводят в соседнюю комнату. Президиум ЦК начинает обсуждать вопрос о его дальнейшей судьбе.

Теперь, рассказывал Хрущев, мы стали перед сложной, одинаково неприятной дилеммой: держать Берия в заключении и вести нормальное следствие или расстрелять его тут же, а потом оформить смертный приговор и судебном порядке.

Принять первое решение было опасно, ибо за Берия стоял весь аппарат чекистов и внутренние войска и его легко могли освободить. Принять второе решение я немедленно расстрелять Берия у нас не было юридических оснований. После всестороннего обсуждения минусов и плюсов обоих вариантов мы пришли к выводу:

Берия надо немедленно расстрелять, поскольку из-за мертвого Берия бунтовать никто не станет. Исполнителем этого приговора (в той же соседней комнате) в рассказах Хрущева выступает один раз генерал Москаленко, другой раз Микоян, а в третий раз даже сам Хрущев. Хрущев подчеркнуто добавлял: наше дальнейшее расследование дела Берия полностью подтвердило, что мы правильно расстреляли его.

Т. Витлин в своей монографии о Берия пишет:

"Трудно сказать определенно, был ли он расстрелян Москаленко или Хрущевым, задушен Микояном или Молотовым при помощи тех трех генералов, которые схватили его за горло, как об этом тоже говорилось. Также трудно сказать, был ли он арестован на пути в Большой театр 27 июня (где все члены Президиума, кроме него, присутствовали на опере «Декабристы» – А. А.), или он был арестован после приема в польском посольстве, или он был арестован на заседании Президиума ЦК…

Поскольку Хрущев пустил в ход несколько версий о смерти Берия и каждая последующая разнится от предыдущей, трудно верить любой из них".

Было принято считать, что Берия арестован 27 июня. В доказательство ссылались на отсутствие Берия на вышеназванной опере. Но в том же номере газеты «Известия», где приведен список членов правительства, присутствовавших в театре без Берия, напечатана большая политическая статья "Нерушимое единство партии и народа", где о Берия говорится как об одном из руководителей партии и государства. Однако вся статья направлена против десталинизации и национальной программы Берия. Снова повторяются фразы о "ленинско-сталинской науке о коммунизме", о необходимости борьбы "против буржуазной идеологии национализма и космополитизма" и о том, что "партия всегда предостерегала и предостерегает советских людей от беспечности и ротозейства, воспитывает коммунистов и всех трудящихся в духе высокой политической бдительности, в духе непримиримости и твердости в борьбе с внутренними и внешними врагами". Это язык сталинской статьи ("Правда", 13.01.53) против Берия!

Зачем о Берия упомянули как об одном из руководителей, неизвестно. Редакция «Известий» не могла не знать, что Берия действительно был арестован за день до этой статьи, то есть 26 июня 1953 года, как об этом официально сообщила Прокуратура СССР ("Правда", 17.12.53).

Суд над Берия и его шестью помощниками был инсценирован 18–23 декабря 1953 года. В приговоре сказано, что Берия был с 1919 года и по день ареста иностранным шпионом (мусаватистским в Азербайджане, меньшевистским в Грузии, английским в СССР). Далее сказано, что Берия хотел поставить Министерство внутренних дел СССР над партией и правительством для захвата власти, чтобы потом провести "реставрацию капитализма и восстановление господства буржуазии"; Берия был против "повышения благосостояния советского народа" и "с целью создания продовольственных затруднений в нашей стране саботировал, мешал проведению важнейших мероприятий Партии", "подсудимый Берия Л. П. и его соучастники совершали террористические расправы над людьми", "Берия Л. П. и его соучастники предприняли ряд преступных мер для того, чтобы активизировать остатки буржуазно-националистических элементов в союзных республиках", "судом установлено, что подсудимые Берия Л. П., Меркулов В. Н., Деканозов В. Г., Кобулов Б. 3., Гоглидзе С. А., Мешик П. Я. и Влодзимирский Л. Е., используя свое служебное положение в органах НКВД – МГБ – МВД, совершили ряд тягчайших преступлений с целью истребления честных, преданных делу Коммунистической партии и Советской власти кадров". Во всех этих преступлениях подсудимые признали себя виновными. 23 декабря их всех приговорили к смерти. В тот же день они были и расстреляны.

Непредубежденный наблюдатель легко может заметить, что в этом обвинительном приговоре сущая правда соседствует с большой ложью. Что Берия и его коллеги (как их предшественники, так и их наследники) – враги народа, это правда, но что они хотели поставить свою политическую полицию над партией и правительством – это ложь. Незачем было им это делать: она уже двадцать лет стояла над партией и правительством. Что данный суд в декабре происходил над группой чекистов – это верно, но что там присутствовал и Берия – это мистификация. Хорошо осведомленная и близко задетая бериевским террором С. Аллилуева ничего не пишет о суде над Берия. Более того, из ее слов следует, что Берия был убит сразу после ареста:

"После того как Берия был арестован в июне 1953 года и немедленно же расстрелян, спустя некоторое время правительство распространило длинный секретный документ о его «преступлениях». Читка его на партийных собраниях занимала больше трех часов подряд. Кроме того, что Берия был обвинен в "международном шпионаже в пользу империализма", больше половины секретного письма ЦК было посвящено его "аморальному облику". Партийные следователи с упоением рылись в грязном белье уже не опасного противника, и еще не одно партийное собрание не бывало столь увлекательным: описание любовных похождений поверженного «вождя» было сделано со всеми подробностями. Неизвестно только, в чем ЦК хотел убедить партийную массу: к политике это не имело никакого отношения. К внутрипартийной борьбе тоже.

Документ ничего не объяснял я ни в чем не убеждал – разве лишь в том, что ханжи из ЦК обнаружили собственную грязную натуру. После 1953 года жена и сын Берия были высланы из Москвы на Урал" ("Только один год", стр. 357–358).

Что Берия не было в живых во время суда над ним, свидетельствует и весьма солидный источник: согласно "Большой универсальной польской энциклопедии" Берия был расстрелян в июне 1953 года.

Сталин как-то заметил: "Беспечность – идиотская болезнь наших людей". И сам же стал жертвой этой болезни, недооценив подлость Берия. От той же болезни погиб и Берия, переоценив собственную подлость.

* * *

Девизом своего поведения Сталин сделал знаменитые слова Лютера: "Здесь я стою и не могу иначе. Да поможет мне бог истории" – с маленькой поправкой: у Лютера был просто Бог, а у Сталина – "бог истории". "Я не Сталин, но в Сталине и я", – говорили большевики. Понятно, что такое олицетворение всей партии в собственной персоне лишало Сталина свободы маневрирования по какому-нибудь личному капризу.

Самое страшное: как каждый бог, Сталин был лишен права ошибаться. Он знал, что его первая ошибка будет и последней – бога низведут. Так и случилось…

Тбилисский Дантон все-таки оказался пророком…

Еще раз о "загадке смерти Сталина"

1

"Загадка…" впервые вышла на русском в 1975 году, а потом была переведена и на ряд европейских и азиатских языков. В Советском Союзе она, как и другие мои книги, сразу попала под арест – в спецхран. Тем не менее по разным каналам она доходила и до русского читателя. "Загадка…" была и первой моей книгой, которую освободили из-под ареста в начале 1990 года. Тогда же важнейший фрагмент из нее был напечатан в «Слове» литературно-художественном и общественно-политическом журнале Госкомпечати СССР.

Еще в декабре 1989 года, до освобождения моих книг из-под ареста, инициатором печатания меня в СССР явился журнал "Новый мир", попросив у меня разрешение напечатать в очередном номере журнала главу из "Происхождения партократии". С точки зрения все еще существовавшей цензуры с ее острым догматическим глазом, журнал совершил святотатственный поступок – он выбрал самую стержневую, по его же определению, главу: "X съезд и осадное положение в партии". Она посвящена Ленину как основоположнику партократии. Догматики из ЦК КПСС, вероятно, взбунтовались, и мартовский номер журнала 1990 года, в котором была напечатана эта глава, вышел с опозданием на несколько месяцев, а последующие номера задержались еще дольше.

Несмотря на гласность, отмену цензуры, на поток разоблачительной литературы о Сталине и его преступлениях, сама центральная тема моей книги – какой смертью умер Сталин – все еще мало исследована.

Недавно мне довелось ознакомиться с письмом дочери Сталина Светланы Аллилуевой на имя главного редактора нью-йоркского "Нового журнала" Романа Гуля. История и содержание этого письма вкратце таковы. Как явствует из переписки между Аллилуевой и Гулем, узнав из печати о появлении книги "Загадка смерти Сталина", С. Аллилуева обратилась к Р. Гулю с просьбой достать ей эту книгу. Отправляя ей собственный экземпляр, Р. Гуль попросил С. Аллилуеву написать рецензию на нее, добавив, что "я тоже, может быть, напишу об этой книге. Ничего не значит, что в "Новом журнале" будет два-три отзыва о книге, она того стоит, по-моему. Тем более что Ваш отзыв (напишите, пожалуйста, как Вы хотели, мне просто письмо о книге, это лучше всего) – отзыв исключительно важный (будь он положительный или отрицательный)" ("Новый журнал", 1986, № 165). Соответствующее «письмо-отзыв» С. Аллилуева и написала Гулю: "Только для Вас, личное письмо. Господину Авторханову, если желаете, покажите…" Р. Гуль не нашел нужным показать его мне. Я прочел его впервые после смерти Гуля в "Н. ж.". С. Аллилуева допускает:

"Что оппозиция Сталину была наверху в 1952–1953 годах – весьма вероятно".

Сделав мне комплимент: "Надо сказать, что г-н Авторханов обладает исключительным знанием жизни советской верхушки", С. Аллилуева тем не менее отводила мою версию, что Сталин умер в результате заговора Берия. Как видно из дальнейшего содержания ее письма, С. Аллилуева термин «заговор» понимает очень узко.

Заговоры могут быть в разных формах: как в действиях, так и в бездействии.

Заговор против Сталина не был, конечно, заговором прямых действий, чтобы его убить, но был, выражаясь юридическим языком, заговором "преступного бездействия", когда Сталину, получившему тяжкий удар, дали умереть, не вызывая врачей. С. Аллилуева выставляет на этот счет два тезиса, один противоречащий другому: 1) "Никакого заговора или приведения в исполнение такового, в злодейское исполнение, – я не видела и не вижу" и 2) "Из моих двух книг ясно: семидесятитрехлетнему старику с повышенным кровяным давлением б е з у с л о в н о п о м о г л и п о м е р е т ь т е м, ч т о о с т а в и л и е г о в с о с т о я н и и у д а р а б е з врачебной помощи в течение 12 (и больше…) часов" (слова "помогли помереть" выделены Аллилуевой, а остальные мной. – А. А.) (там же, письмо С. Аллилуевой датировано 23.01.77). Вот это "помогли помереть" Сталину невызовом врачей я и считал в книге наиболее вероятной формой заговора Берия против жизни Сталина.

Отводила С. Аллилуева и другую мою версию – ее брат умер не от алкоголизма, а от политики, иначе говоря, его убрали как опасного свидетеля. Она писала: "Брата моего Василия я бы очень хотела видеть таким бравым х р а б р ы м генералом, каким его рисует г-н А. К сожалению, брат был р а з р у ш е н алкоголем физически и умственно… Не будем и здесь п о д о з р е в а т ь убийства…" (выделено С. Аллилуевой. – А. А.). Письмо С. Аллилуева кончает загадочно: "Мои две книги содержат все, что я знала: надо лишь уметь читать их внимательно. Спасибо за это Авторханову, однако no comments".

Через двадцать пять лет после своих первых книг и более десяти лет после критики моей "Загадки…" С. Аллилуева написала новую "Книгу для внучек", которая будет опубликована в журнале «Октябрь» в Москве. Отрывок из нее напечатала газета "Московские новости" (21.10.90). В новой книге С. Аллилуева пересмотрела некоторые свои старые оценки и внесла очень важные дополнения, которые связаны с событиями в Кремле накануне и в первые дни после смерти Сталина. Она пишет:

"Здесь уместно, мне думается, вспомнить о двух событиях, которые произошли зимой 1952–1953 годов, событиях, предшествовавших и последовавших за смертью моего отца. Я не писала о них в своих ранних книгах. И значение их как-то больше раскрывается именно со временем, из перспективы. Сейчас мне кажется, что я вижу определенную связь между ними, чего я не видела ясно, когда писала "Двадцать писем". В обоих этих событиях странно фигурировал один и тот же человек… Я полагаю, что необходимо сейчас дополнить мои старые книги нижеследующими фактами. Последний разговор с моим отцом произошел у меня в январе или феврале 1953 года. Он внезапно позвонил мне тогда и спросил, как обычно, безо всяких обиняков: "Это ты передала мне письмо от Надирашвили?" – "Нет, папа, я не знаю такого". – «Ладно». – И он повесил трубку. После смерти Сталина, когда в Колонном зале проходили люди мимо его открытого гроба, дочь Сталина заметила в составе большой грузинской делегации "высокого грузного человека" в одежде рабочего, который остановился, задерживая ход других. Он "снял шапку и заплакал, размазывая по лицу слезы и утирая их своей бесформенной шапкой. Не заметить и не запомнить его крупную фигуру было невозможно". Через день или два этот же самый грузин явился на квартиру С. Аллилуевой. "Здравствуйте, – сказал он с сильным грузинским акцентом. – Я – Надирашвили". Это имя Аллилуевой еще недавно назвал отец. С. Аллилуева пустила его в квартиру. Он сел, показал ей туго набитую бумагами папку и заплакал. ""Поздно! Поздно!"" – только и сказал он, добавив, что Берия "хотел меня убить… он никогда не поймает меня…". И тут же спросил адреса маршалов Жукова и Ворошилова. "Я д о л ж е н увидеть Жукова. Я должен все ему передать. Я все собрал об этом человеке. Он меня не поймает"".

Аллилуева продолжает: "Через день… раздался звонок телефона, и я с удивлением узнала, что мне звонит не кто иной, как сам Берия". Берия вежливо, «по-братски», справлялся о делах С. Аллилуевой, говорил, что правительство назначит ей пенсию, и неожиданно перешел к делу: "Этот человек – Надирашвили, который был у тебя, – где он остановился?" Удивительно, то С. Аллилуева, которая писала в своей книге, что Берия был хитрее Сталина, даже сейчас не понимает, что весь этот театр, начиная от плача Надирашвили в Колонном зале и кончая его визитом к ней, всего лишь разведывательная провокация Берия, а Надирашвили – это просто агентурный псевдоним сексота Берия. Такой же театр Берия, несомненно, устроил и вокруг ее доверчивого и темпераментного брата Василия. Вероятно, Василий поддался провокации, что могло служить непосредственным поводом для его ареста, а Аллилуева отделалась строгим выговором с предупреждением "за с о д е й с т в и е и з в е с т н о м у к л е в е т н и к у Надирашвили". Выговор закатил ей по доносу того же Берия известный инквизитор Шкирятов. После расстрела Берия выговор сняли, но брата не освободили. Это свидетельствует о том, что Василия с воли убрал не один Берия, а вся четверка. Новая книга С. Аллилуевой проливает свет и на события, связанные с разгромом "внутреннего кабинета" Сталина во главе с генералом Поскребышевым. В "Загадке…" я писал, что заговор против Сталина мог быть успешным лишь после ликвидации верноподданных ему генералов: начальника "внутреннего кабинета" генерала Поскребышева, начальника личной охраны генерала Власика, – а также личного врача Сталина академика Виноградова. Я утверждал, что Берия, вероятно, косвенными путями спровоцировал Сталина, чтобы тот собственноручно и провел эту операцию. Теперь становится ясно, что Берия использовал для этой цели того же Надирашвили. Почему?

Ответ на это вопрос вытекает из дальнейшего изложения Аллилуевой: "Когда во вторую половину дня 1 марта 1953 года прислуга нашла отца лежащим в о з л е с т о л и к а с т е л е ф о н а м и на полу без сознания и потребовала, чтобы вызвали немедленно ВРАЧА, никто этого не сделал. Безусловно, такие старые служаки, как Власик и Поскребышев, немедленно распорядились бы б е з уведомления правительства и врач прибыл бы тут же". Вот чтобы этого не случилось, Берия доносами его мнимого врага Надирашвили спровоцировал вечно подозрительного Сталина убрать из своего окружения преданных ему людей. С. Аллилуева констатирует этот факт, не понимая его подоплеки, когда пишет:

"Таинственный Надирашвили, как я полагаю, все же сумел как-то передать Сталину что-то насчет деятельности Берия. Последовали немедленные аресты ближайших к Сталину лиц: генерала охраны Н. С. Власика, личного секретаря А. Н. Поскребышева. Это были январь – февраль 1953 года. Академик В. Н. Виноградов у ж е находился в тюрьме". "Таинственный Надирашвили", разумеется, не писал ничего "насчет деятельности Берия", ибо Сталин убрал не Берия, а своих верных и преданных помощников.

В цепи косвенных улик заговора Берия против Сталина, которые я собрал в "Загадке…", "таинственный Надирашвили" как раз и был недостающим звеном. Я утверждал, что именно Берия спровоцировал Сталина на разгром своего "внутреннего кабинета". Почему надо было заговор начать с разгрома этого кабинета? Напомню, что я писал в "Загадке…": "Лишите Сталина этого «кабинета», и тогда он в ваших руках – таков и был план Берия. Надо было убрать от Сталина его личного врача, начальника его личной охраны, начальника его личного кабинета, его представителя в Кремле – коменданта Кремля. Их можно было убрать только руками самого Сталина.

Здесь Берия был в своей стихии".

К своим прежним наблюдениям, что руководители правительства "помогли помереть" Сталину тем, что не вызвали врачей после его удара, Аллилуева добавляет новые существенные факты: "Врача так и не позвали в течение последующих 12–14 часов, когда на даче в Кунцеве разыгрывалась драма: обслуга и охрана, взбунтовавшись, требовали немедленного вызова врача, а правительство уверяло их, что "не надо паниковать". Берия же утверждал, что "ничего не случилось, он с п и т". И с этим вердиктом правительство уехало, чтобы вновь возвратиться обратно через несколько часов, так как вся охрана да и вся обслуга теперь уже не на шутку разъярились. Наконец члены правительства потребовали, чтобы больного перенесли в другую комнату, раздели и положили на постель – ВСЕ ЕЩЁ без врачей… Наконец на следующее утро начался весь цирк с Академией медицинских наук – как будто для определения диагноза нужна академия! Не ранее чем в 10 часов утра прибыли наконец врачи… Вся прислуга и охрана, требовавшие немедленного вызова врача, были у в о л е н ы. Всем было велено м о л ч а т ь… Они молчали. Но… в 1966 году одна из проработавших на даче в Кунцеве в течение почти двадцати лет пришла ко мне и рассказала всю вышеприведенную историю". Аллилуева сообщает, что она "н е п и с а л а об этом в "Двадцати письмах"… Я не хотела, чтобы в 1967, году когда я не вернулась в СССР, кто-либо на Западе мог бы подумать, что я «бежала» просто из чувства личной обиды или мести". Она добавляет, что о смерти брата тоже не написала все, что знает.

Причина смерти Сталина абсолютно ясна – намеренное неоказание своевременной медицинской помощи больному, но загадкой все еще остается другой вопрос: был удар естественный или он был вызван искусственно медицинскими агентами Берия в ту последнюю ночь 27 февраля, когда четверка пила со Сталиным. Вероятно, это еще долго останется тайной Кремля.

Новые данные С. Аллилуевой подтверждают мою версию о судьбе брата, которую она отрицала в письме Р. Гулю. Теперь она пишет: "Ему (брату Василию. – А. А.) тоже "помогли умереть" в его казанской ссылке, приставив к нему информантку из КГБ под видом медицинской сестры. О том, что она была платным агентом КГБ, знали (и предупреждали меня) в Институте Вишневского, где она работала и где Василий лежал некоторое время на обследовании… Василий, конечно, знал куда больше, чем я, так как с ним говорили все обслуживающие кунцевской дачи в те же дни марта 1953 года. Он пытался встретиться с иностранными корреспондентами и говорить с ними. За ним следили и в конце концов арестовали его. Правительство не желало иметь его на свободе. Позже КГБ просто «помог» ему умереть". Я чувствую, что даже теперь, в эру гласности, С. Аллилуева не хочет или не свободна рассказать, на чем были основаны обвинения Василия, когда он заявлял, что "они убили отца, они его отравили!" Ведь она же засвидетельствовала нам, что он кричал об этом не только в Кунцеве, но и на похоронах Сталина на Красной площади.

Другой наблюдатель – тоже высокого ранга, сын Георгия Маленкова, доктор биологических наук Андрей Георгиевич Маленков – также пишет о событиях, связанных со смертью Сталина. Отрывок из его будущей книги опубликовал «Журналист» (1991, № 2). Из него я хочу привести здесь то место, которое касается нашей темы: "Деспотическая личная власть Сталина строилась на балансе трех сил: партократии, репрессивных органов и технократов". По А. Маленкову, партократию возглавлял Хрущев, технократию – Маленков, а репрессивные органы, естественно, Берия. Однако "Сталину нужен был баланс сил. Но чем ближе становился его неизбежный конец, тем больше полагался Сталин на Маленкова… в борьбе с Маленковым Берия не мог рассчитывать на поддержку Сталина. Поэтому он решает создать почву для устранения их обоих. С этой целью он раздувает "дело врачей", придав ему зловещую истерическую окраску и размах. Расчет был прост: обвинив кремлевских медиков в умышленном неправильном лечении и отравлении представителей высшей власти, можно безопасно убрать и Маленкова и Сталина, используя медицинские методы"… Отец, как я знаю, сразу же понял смысл этой кампании, но для подозрительного Сталина необходимы были конкретные доказательства – ведь "дело врачей" вел Рюмин, только что возвышенный Сталиным.

Поэтому отец поручает С. Д. Игнатьеву неотступно следить за Рюминым и его командой. И уже через месяц Игнатьев докладывает отцу, что у него есть данные, раскрывающие истинный замысел "дела врачей". Маленков и Игнатьев докладывают эти данные Сталину, и тот произносит не оставляющую сомнений фразу: "В этом деле ищите Большого Мингрела" (на мафиозном жаргоне Берия). Над Берия нависла непосредственная угроза: он стал опасен самому Сталину. Тогда Берия решается на прямую борьбу с грозным Хозяином. В декабре 1952 г. он организует налет на дачу Сталина, устраняет всех преданных Сталину людей (в частности, Поскребышева, Власика) и окружает его своими людьми. Готовится последняя акция режима, которая должна была уничтожить его творца. Я не знаю, завершил ли Берия этот замысел или Сталин умер своей смертью. Во всяком случае, отрицать возможность того, что Берия убил Сталина, тоже нет полных оснований".

Однако объективные факты говорят за то, что в заговоре Берия участвовали также Маленков, Хрущев и Булганин. Ведь только они вместе с Берия провели ночь рядом с умирающим Сталиным, они караулили его смерть, они же вместе с Берия отказались вызвать врача к больному, пока ясно не обозначился летальный исход. Бесспорно и другое: четверка была искусственной и противоречивой комбинацией, созданной по расчету. Каждый из четверки – Берия, Маленков, Хрущев, Булганин – метил самого себя в наследники Сталина: Берия, Маленков и Хрущев претендовали на это по своим рангам в иерархии, вождей, а Булганин, как выражаются американцы, в качестве темной лошадки, то есть бесцветного компромиссного кандидата.

В своей работе я разбирал только одну политическую сторону загадки смерти Сталина: организовался ли в Кремле заговор против жизни Сталина. Анализируя все доступные мне официальные и неофициальные документы о политической обстановке в стране и на верхах Кремля к началу 1953 года, взвешивая все аспекты знаменитого дела кремлевских врачей-"убийц" и его политико-стратегического умысла, присматриваясь к объективной логике развития политических событий накануне и в первые дни после смерти Сталина, изучая материалы XX съезда КПСС и кампании по разоблачению культа личности Сталина, читая, наконец, мемуары Хрущева и Аллилуевой, я пришел в своей книге к выводу: не в том загадка смерти Сталина, был ли он умерщвлен, а в том, как это произошло. Этого вывода я держусь до сих пор. Близка к нему и Светлана Аллилуева, которая так неубедительно оспаривала его в письме-отзыве.

Для исследования первой стороны загадки я опирался на так называемые косвенные улики, но чтобы выяснить вторую сторону загадки, как Сталин был умерщвлен, нужны улики прямые – судебно-медицинские. Накануне или в первые дни болезни Сталина четверка во главе с Берия сняла с постов министра здравоохранения СССР, а также начальника Лечебно-санитарного управления Кремля. Обе должности заняли доверенные люди Берия. Цель ясна: они должны руководить комиссией по «лечению»

Сталина. После смерти Сталина создается и другая комиссия во главе с теми же лицами – эта комиссия должна подтвердить, что первая комиссия правильно поставила диагноз болезни Сталина и правильно его лечила, тем более, как указывало официальное коммюнике, "лечение товарища Сталина проводится под постоянным наблюдением Центрального Комитета КПСС и Советского Правительства".

Вторая комиссия засвидетельствовала то, что от нее требовали: "Данные патологоанатомического исследования установили необратимый характер болезни И. В. Сталина". Никому эти «данные» не известны. Они остались секретными. К тому же, чтобы исследовать данные вскрытия трупа о том, не стал ли покойник жертвой преступления, нужна не комиссия врачей, пусть даже из академиков, а нужны эксперты из специальной области медицины – судебной. Разумеется, таких экспертов в составе комиссии не было, и поэтому подлинная причина смерти Сталина осталась неизвестной. Также осталась неизвестной и причина смерти Василия Сталина. С. Аллилуева замечает: "19 марта 1962 года он (Василий) умер при загадочных обстоятельствах. Не было медицинского заключения, вскрытия… Мы так и не знаем в семье, от чего он умер… еще не хотят раскрытия всех обстоятельств".

Если правовое государство не пустышка, то надо расследовать не только преступления Сталина, но и преступления против Сталина и его сына. Такое расследование возможно и сейчас, поскольку их останки не были преданы кремации, а некоторые из членов бериевских комиссий, вероятно, еще живут.

2

Передо мною лежит сейчас стенографический отчет пленума ЦК КПСС от 2 7 июля 1953 года, на котором обсуждалось "дело Берия". Этот отчет тридцать восемь лет держался в строгом секрете и только теперь впервые опубликован в "Известиях ЦК КПСС" (1991, № 1, 2). На этом пленуме с докладом о заговоре Берия против партии и правительства выступил Г. М. Маленков. В прениях участвовали все члены сталинского Политбюро плюс ряд министров и местных секретарей партии. И докладчик и ораторы в прениях доказали одно: не было заговора Берия против нового руководства, а был заговор этого нового руководства против Берия, который возглавила группа в составе Хрущева, Маленкова, Булганина, Кагановича и Молотова. Другие члены сталинского Политбюро, Ворошилов и Микоян, присоединились к заговору против Берия на самом заседании Президиума ЦК КПСС 26 июня 1953 года, на котором Берия был арестован и, вероятно, через несколько часов расстрелян, ибо следующие слова Кагановича на пленуме я не считаю случайной обмолвкой:

"Центральный Комитет уничтожил авантюриста Берия" ("Известия ЦК КПСС", 1991, № 1, стр. 192–193). За что же? За то, что Берия хотел провести десталинизацию во внутренней и внешней политике, что мы увидим из анализа докладов и прений.

Я проанализировал отчет июльского пленума ЦК КПСС с тем вниманием, какое заслуживает этот исторический документ в свете уже исследованных мною событий и проблем в "Загадке смерти Сталина". Такой анализ только подкрепил меня в старом убеждении, что в последние месяцы жизни Сталина внутри руководства сложилось два заговора: один – заговор четверки (Берия, Маленков, Хрущев, Булганин) во главе с Берия против Сталина, второй заговор внутри четверки (Хрущев, Маленков, Булганин) во главе с Хрущевым против Берия. Позволю себе напомнить, что говорится в "Загадке…" в отношении обоих заговоров. Сначала о заговоре против Берия. Хрущев рассказывал, что еще тогда, когда Сталин заболел, он говорил Булганину: "Если Сталин умрет, Берия хочет стать министром госбезопасности. Если он им станет, то это начало конца для всех нас… Мы абсолютно не должны допустить этого. Булганин сказал, что он согласен со мною… Я сказал, что я поговорю обо всем этом с т. Маленковым". Это я взял из английского текста "Khrushchev Remembers", опубликованного в Америке. Кремль заставил пенсионера Хрущева объявить на страницах «Правды» свои подлинные воспоминания, продиктованные им на магнитофон, фальшивкой ЦРУ.

Отчет пленума подтверждает, что заговор троих из четверки – Хрущева, Маленкова и Булганина – составился еще тогда, когда Сталин боролся со смертью. Вот выступление Хрущева на пленуме: "…примерно за сутки до смерти товарища Сталина я товарищу Булганину сказал: "…после смерти Сталина Берия будет всеми способами рваться к посту министра внутренних дел… это приведет к очень плохим последствиям для партии". Булганин: "Был такой разговор"" (там же, стр. 149–150). А вот и выступление Булганина: "Товарищ Никита Сергеевич Хрущев перед кончиной товарища Сталина действительно говорил мне о Берия… "Как видишь… мы стоим накануне смерти нашего вождя, но я предвижу и боюсь, что Берия нам сильно осложнит дело. Я предвижу, что, когда умрет Сталин, он рванется к МВД. А зачем, ты думаешь, ему нужно МВД? Затем, чтобы… подчинить себе партию и государство"" (там же, стр. 172–173).

Так что заговор против Берия образовался еще внутри большого заговора против самого Сталина. Однако заговор против Берия совсем не означал, что тройка этим самым хочет реабилитировать Сталина и осудить Берия за то, что он поднял кампанию против культа личности Сталина. Именно так поняли разоблачения Берия старые соратники Сталина Ворошилов, Каганович, Андреев. Они, члены Президиума ЦК, как и весь ЦК, не знали и не могли знать, что осуждение культа личности и свержение Сталина – совместное решение всех членов четверки. Не потому они свергли Берия, что тот вместе с ними низверг Сталина с трона диктатора, а потому, что он хотел сам занять его место. Вот из-за этой неосведомленности и звучали такие речи на пленуме:

К а г а н о в и ч: "Начал он (Берия. – А. А.) атаку на партию с атаки на Сталина. На другой день после смерти Сталина, когда еще Сталин лежал в Колонном зале, он фактически начал готовить переворот, начал свергать мертвого Сталина, он стал мутить, пакостить, то рассказывал, что Сталин говорил про тебя то-то, про другого то-то, то говорил, что Сталин и против него, Берия, шел. Он нам… говорил: "Сталин не знал, что если бы он меня попробовал арестовать, то чекисты устроили бы восстание". Говорил это?" Голоса из Президиума: «Говорил». "Берия враждебно относился к заявлениям о том, что Сталин великий продолжатель дела Ленина, Маркса – Энгельса… и все это подносилось под видом того, что н а м н у ж н о ж и т ь т е п е р ь п о н о в о м у" (там же, стр. 196–197; выделено мною. – А. А.); А н д р е е в: Берия "начал дискредитировать имя товарища Сталина… Он делал это сознательно, чтобы имя товарища Сталина похоронить и чтобы легче прийти к власти… имя товарища Сталина исчезло (из печати – А. А.)… это его рука…

Появился откуда-то вопрос о культе личности. Почему стал этот вопрос?… Это проделки Берия". Ворошилов из Президиума: «Правильно» (там же, № 2, стр. 185).

Эти выступления бывших членов сталинского Политбюро в защиту Сталина и его политики как продолжателя дела Ленина поставили тройку (Маленкова, Хрущева и Булганина) перед тяжелой необходимостью: как осудить культ личности Сталина, не обеляя самого Берия? В заключительном слове Маленков вынужден был осудить культ Сталина, но уже в чисто деловом аспекте: "Здесь на Пленуме ЦК говорили о культе личности и, надо сказать, говорили неправильно… Прежде всего, надо открыто признать, и мы предлагаем записать это в решении Пленума ЦК, что в нашей пропаганде за последние годы имело место отступление от марксистско-ленинского понимания вопроса о роли личности в истории… Вы должны знать, что культ личности т. Сталина в повседневной практике руководства принял болезненные формы и размеры, методы коллективности в работе были отброшены" (там же, стр. 195).

Маленков добавил, что съезд не созывался тринадцать лет, годами не созывались пленумы ЦК, Политбюро не работало. "Мы не имеем права скрывать от вас, что такой уродливый культ личности привел к безапелляционности единоличных решений и в последние годы стал наносить серьезный ущерб делу руководства партией и страной" (там же). Маленков сослался и на известное выступление Сталина против Молотова и Микояна на октябрьском пленуме ЦК (1952), потом Маленков обратился к залу с вопросом: "Разве Пленум ЦК, все мы были согласны с этим? Нет! А ведь все мы молчали. Почему? Потому что до абсурда довели культ личности и наступила полная бесконтрольность. Хотим ли мы чего-либо подобного в дальнейшем? Решительно – нет" (там же, стр. 196). Маленков тут же покритиковал и "экономические проблемы социализма в СССР" Сталина, которые он, как и все ораторы, так высоко возносил в отчетном докладе ЦК КПСС XIX съезду партии. Насколько прочно и глубоко всосался в кровь и мозг партократии «священный» образ «бога» Сталина, показывает тот памятный факт, что даже после такого выступления тогдашнего первого лидера партии и государства Маленкова, поддержанного вторым лидером – Хрущевым, а также соответствующим постановлением данного пленума ЦК КПСС, в стране вспыхнула с прежним размахом новая эпидемия культа Сталина. Что же касается уголовных преступлений Берия против нового руководства, то многие обвинения надуманны, притянуты за уши, а серьезные политические обвинения против Берия, наоборот, свидетельствуют о правоте и политической дальнозоркости Берия. Маленков обвинил его в следующем:

1) Берия подслушивал наши телефонные разговоры и шпионил против нас через наших личных охранников; 2) Берия хотел ликвидировать ГДР и создать объединенную буржуазную Германию; 3) Берия хотел восстановить нормальные отношения с Югославией; 4) Берия объявил амнистию заключенных, чтобы поднять свой авторитет; 5) Берия атомными делами занимался, игнорируя ЦК, и без ведома ЦК организовал взрыв водородной бомбы; 6) Берия еще при Сталине сеял недоверие между членами руководства; 7) Берия добился от ЦК КПСС принятия ошибочного решения о проведении в союзных республиках новой национальной политики на основе новой «коренизации», то есть на руководящие посты в аппаратах партии и государства республик назначать представителей коренных национальностей, этим он намеренно хотел поссорить националов с русскими (как пример Маленков указал на решения ЦК КПСС об Украине, Литве); 8) Берия, обходя ЦК, лично освобождал от имени МВД СССР арестованных Сталиным с 1946 по 1953 год генералов, министров, врачей-"вредителей", «мингрельцев» и других, чтобы поднять свой авторитет; 9) Берия – "преступно разложившийся человек" (там же, № 1, стр. 143–151).

Ко всем этим обвинениям Хрущев от себя добавил еще такое ""страшное" обвинение" по докладу Ракоши о Венгрии Берия сказал, что государственными делами должно заниматься правительство, а "ЦК пусть занимается кадрами и пропагандой" (там же, стр. 153). Находя список уголовных обвинений Маленкова в адрес Берия недостаточно весомым, Хрущев предложил объявить, Берия шпионом буквально в следующих словах: "Берия может быть и шпион" (там же). Резолюция пленума ЦК потом запишет: Берия был "агентом международного империализма" (там же, стр. 205).

После войны Берия непосредственно не руководил органами госбезопасности, но надзирал над ними в качестве заместителя Сталина по Совету Министров СССР. Берия весьма критически относился к деятельности «органов» после своего ухода оттуда.

Это, может быть, конечно, просто профессиональная ревность бывшего шефа, но сам же Хрущев замечает: "Он иногда сам возмущался тем, что делалось в МВД или в МГБ" (там же, стр. 153). Микоян в своей речи на пленуме сообщил, чем мотивировал Берия свое желание вновь возглавить МВД СССР. Микоян начал с того, что подтвердил: "Надо сказать, что товарищ Сталин в последнее время не доверял Берия. Берия вынужден был признать на последнем для него заседании Президиума ЦК, что товарищ Сталин ему не доверял, что мингрельское дело создано было для того, чтобы на этом основании арестовать Берия, что Сталин не успел довести до конца то, что хотел" (там же, № 2, стр. 150).

Потом Микоян выставил весьма важное свидетельство о мотивах Берия возглавить МВД СССР после Сталина: "Как-то я его спрашивал: зачем тебе НКВД? А он отвечал: надо восстановить законность, нельзя терпеть такое положение в стране. У нас много арестованных, их надо освободить и зря людей не посылать в лагеря. НКВД надо сократить, у нас не охрана, а надзор за нами… оставить по одному-два человека для охраны членов Правительства. Вот такие утверждения он делал" (там же, стр. 150–151). Конечно, и Хрущев и Микоян считают все это «двурушничеством» Берия.

Я остаюсь при своем мнении, что и пленум ЦК в июле 1953 года и Верховный суд СССР в декабре 1953 года судили не живого Берия из тюрьмы, а мертвеца. Поэтому не зачитывались показания Берия на предварительном следствии перед пленумом ЦК в июле 1953 года, поэтому не сообщались показания Берия и перед Верховным судом в декабре 1953 года. Вероятно, большинство членов пленума ЦК были о смерти Берия информированы, кроме его близких друзей и подручных Берия в аппарате партии, как, например, первый секретарь ЦК Азербайджана и кандидат в члены Президиума ЦК КПСС Багиров. Отсюда понятен и смех в зале, вызванный ответом Багирова на одну из реплик Маленкова. Багиров в своей очень путаной и пугливой речи начал рассказывать, что Берия недавно звонил ему, что он хочет создать новые республиканские ордена. Когда Маленков начал атаковать Багирова вопросами, какие ордена и для кого, то растерявшийся Багиров сказал: спросите об этом Берия, – что и вызвало смех в зале.

Анализируя многочисленные улики, изучая атмосферу внутри и на верхах партии, логику развития политических событий, психологию их ведущих участников, я пришел в "Загадке смерти Сталина" к выводу: е щ е п р и ж и з н и б о л ь н о г о С т а л и н а е г о у ч е н и к и п р о и з в е л и п о л и т и ч е с к и й п е р е в о р о т п р о т и в д и к т а т о р а. Напомню, что сказано на этот счет в книге: "Четверка – Берия, Маленков, Хрущев и Булганин – совершила в ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года переворот, завуалированный ссылкой на болезнь Сталина, временно отошедшего от власти. Четверка немедленно распределила между собою власть в обход Президиума ЦК КПСС. Всем же остальным наследникам Сталина из Политбюро старым, законным, но не участвовавшим в перевороте, – достались вторые роли". Подтверждается ли этот вывод из анализа материалов июльского пленума? Глупо было бы думать, что кто-нибудь из участников переворота признается в этом перед сталинским ЦК, но зато горбачевский ЦК – вольно или невольно – выдал великую тайну в своем воистину историческом примечании 41 к речи Молотова: "5 марта 1953 г. состоялось совместное заседание Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Президиума Верховного Совета СССР, которое продолжалось с 20 час. до 20 час. 40 мин., т. е. з а к о н ч и л о с ь з а 1 ч а с 1 0 м и н. д о с м е р т и И. В. С т а л и н а (как сообщалось в извещении о кончине И. В. Сталина, он умер 5 марта 1953 г. в 21 час. 50 мин.). На заседании приняты решения по организационным вопросам – о Председателе и первых заместителях Председателя Совета Министров СССР, о Президиуме Совета Министров СССР, и его составе, о Председателе и секретаре Президиума Верховного Совета СССР, об объединении ряда министерств и назначении министров, о председателе Госплана СССР и председателе ВЦСПС, а также о составе Президиума и секретарей ЦК КПСС. П о с т а н о в л е н и е с о в м е с т н о г о з а с е д а н и я б ы л о о п у б л и к о в а н о в п е ч а т и 7 м а р т а 1 9 5 3 г. б е з у к а з а н и я д а т ы е г о п р о в е д е н и я" (там же. № 1, стр. 160; выделено мною. – А. А.). Тут уж действительно нет сомнения: власть Сталина перешла к его диадохам, когда Сталин еще дышал. Теперь уже понятно и то, почему Хрущев и Микоян так настойчиво подчеркивали в своих речах на пленуме, что врачи с самого начала болезни Сталина им заявили, что смерть Сталина неизбежна. Ложь, призванная оправдать захват власти у все еще живого Сталина. Это не во врачебной этике – заявить, что пациент, да еще такой, как Сталин, не имеет шансов на выздоровление. Ведь тот же Хрущев рассказывал, что один из врачей продолжал лечить мертвого Сталина, пока кто-то из четверки не сказал: "Ты что, не видишь, человек умер".

Какую политику хотел проводить Берия, став после смерти Сталина фактическим правителем страны? В "Загадке…" я ответил на этот вопрос так: "Берия был не только полицейским: как политик он был намного выше своих коллег и понимал, что со Сталиным кончилась целая эпоха, что отныне стать великим и успешно править страной может только анти-Сталин… десталинизация политической жизни вообще и национальной политики в особенности были теми двумя китами, на которых Берия собирался строить свою новую программу". (Я должен извиниться перед читателями, что занялся самоцитированием, это потому, что как раз "Загадку смерти Сталина" литературные кагэбисты объявили мифическим произведением.) Выступления организаторов заговора против Берия с абсолютной достоверностью свидетельствуют, что Берия хотел не ремонтировать сталинскую систему, а уничтожить ее, что не устраивало никого – ни заговорщиков против Берия, ни партию с армией. Какая же была бериевская альтернатива в конкретном плане, остается под вопросом. В свете развития дальнейших событий, особенно в эпоху Горбачева, становится ясно, как далеко смотрел Берия. Из выступлений антибериевских заговорщиков на пленуме все-таки видны и некоторые приоритеты будущей политики Берия:

1) ликвидация репрессивной системы Сталина – Берия; 2) консолидация политики в европейских странах-сателлитах, начав ее с ликвидации «социализма» в ГДР и объединения двух Германий; 3) предупредить развал СССР, вернувшись к ленинской политике «коренизации»; 4) перемещение власти от партаппарата к госаппарату.

Вот это все не устраивало партократию, отсюда и заговор против Берия. Огромную роль, конечно, играли и личные мотивы в действиях заговорщиков. После смерти Сталина соучастники антисталинского заговора увидели, что поменяли одного диктатора на другого. Лишенный дипломатического дара Сталина в обращении с потенциальными противниками и находясь в эйфории от блестящего успеха своего заговора против Сталина, Берия, переоценив себя, начал рубить сплеча. Уже первый его шаг был опрометчивым – послесталинское правительство фактически было назначено им вопреки требованию Молотова рекомендовать правительство от имени ЦК КПСС, а не от имени одного Берия (Молотов рассказывал на пленуме о своем звонке Берия на этот счет и об отказе Берия принять его предложение). Такие его действия оценены в постановлении пленума ЦК как попытка поставить политическую полицию над партией. Абсурд. Еще с 30-х годов сам Сталин поставил ее над партией, а Берия только воспользовался этим наследием культа личности, чтобы оперативно организовать новое "временное правительство", а дальше будет видно.

Во "временном правительстве" Берия взял на себя роль второго лидера, чтобы править первым. Все это видели, и никто этим как будто не возмущался. Не возмущался и сам юридически первый лидер, классик данной системы – Маленков, не возмущался бесцветный бюрократ Булганин, правда, возмущались Молотов и Каганович: первый тем, что Берия не соблюдает традиционного порядка назначения правительства через ЦК КПСС, а второй тем, что Берия в присутствии всего Президиума ЦК говорит о Сталине всякие «пакости». Ворошилов и Микоян оказались вообще невозмутимыми: им был хорош Сталин, теперь им хорош и Берия. Однако один «возмутитель» все-таки нашелся, который у Берия числился в политических клоунах, способный в его глазах на роль затейника, а не серьезного политика, – Хрущев. Но «затейник» оказался в сталинском искусстве внезапных ударов на класс выше самого Берия. Как мы узнали из выступлений Хрущева и Булганина на пленуме, Хрущев, завербовавший еще во время болезни Сталина Маленкова и Булганина против Берия (все трое жили в одном доме, что облегчило задачу конспирации при встречах), начал искать новых союзников. После смерти Сталина Хрущев очень легко убедил Молотова и Кагановича, что Берия был и остался их врагом и метит в диктаторы.

Таким образом, в реорганизованном Президиуме ЦК КПСС создалось авторитетное большинство против Берия. Одновременно Хрущев и Булганин подобрали и команду из среды военных во главе с маршалом Жуковым для ареста Берия. Техника исполнения заговора была до гениальности проста: арестовать Берия на очередном заседании правительства. Прежде всего Хрущев и по его режиссуре Маленков провели предварительную подготовку во время их уединенных прогулок с Берия, внушая ему, что в их лице он имеет глубоко преданных единомышленников и верных соратников (участие в заговоре против Сталина – лучшее доказательство).

Хрущев рассказал на пленуме, какова была цель такой «дружбы»: "Некоторые говорили: как же так, Маленков часто под руку ходит с Берия… Хрущев с ним также ходит… Я считаю, что до поры до времени это хождение нам пользу приносило и было нужно. В четверг (25 июня 1953 г.) мы Маленков, я и Берия – ехали в одной машине, хотя мы знали, что он интриган, что он меня интригует против Маленкова и против других… Прощается он, руку жмет, я ему тоже отвечаю «горячим» пожатием: ну, думаю, подлец, последнее пожатие, завтра в 2 часа мы тебя подожмем. (С м е х). Мы тебе не руку пожмем, а хвост подожмем… С таким вероломным человеком только так надо было поступить. Если бы мы ему сказали хоть немного раньше, что он негодяй, то я убежден, что он расправился бы с нами… п о х о р о н и т тебя, речь п р о и з н е с е т и табличку повесит: "Здесь покоится деятель партии и правительства"… Он способен на это.

Он способен п о д л и т ь о т р а в у" (там же, стр. 158; выделено мною. – А. А.). Хрущев признался, что с вероломным Берия он поступил вероломно.
Это были выдержки из книги
Авторханов Абдурахман. Загадка смерти Сталина .
Часть ну совсем оголтелых штампов про якобы тиранизм Сталина я убрал, ибо автор явно не понимал ни ситуации, в которой Сталин был вынужден жить и работать. С такими "ангелами "как Хрущев и Берия и Ежов, не говорю уже про Лёву Бронштейна -Троцкого и иже, надо было поступать только их же методами. Главное не методы, а МОТИВЫ. И На кого направлены были те или иные дела. К чему они приводили. Или к уничтожению и вырезанию русского народа, как это делали троцкий и Хрущев, особенно на Украине и в средней части России, или наоборот - как Сталин, который уничтожал эту заразу, которая разжигала мировой "пожар революции".


Вернуться в «Видео Библиотека»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей