Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Рус » 23 май 2012, 15:03

еще немного с сайта чаромутие.ру..
интересная статья.
Христос и крест. О любительской этимологии Печать E-mail
Представим себе возможное умственное приключение некоего любителя, решившего понять, что значит «крест». В слова [Фасмера] он увидит: ... Кое-что это искажает. Во-первых, незнакомый с лингвистической методологией скорее всего автоматически подумает, что слово «крест» заимствованное. ... Итак, у нас есть подозреваемые лингвистами в близости формы "крес" 'жизнь; огонь; солнцеворот' и "краса" (и, соответственно, "красный"), а также греческое "христос", которое по форме однозначно связано с "крест", а означает 'красить'.
Христос и крест. О любительской этимологии

Прежде чем перейти к этимологии Христа и креста, посмотрим, а что значит собственно «этимология» и что такое любительская этимология, например, этимология Лукашевича. А пример со словом «крест» пояснит сказанное.
О любительской этимологии и Лукашевиче

Буквально «этимология» это 'знание истины'. Истина, суть, сущность - вот что нам обязана давать этимология. Ведь человека интересует именно суть! Обычно только за этим писатель, разрабатывающий важный философский или мифологический мотив - или просто интересующийся существом того или иного вопроса, сутью ключевых его слов - берёт в руки этимологический словарь. Слова действительно много говорят - благодаря тому, что само наименование, называние с древнейших времён было для человека актом выбора смысла, актом выбора очертаний вещи. Наименованием вещь выделялась из среды, отделялась от других, но и связывалась с другими, наименованием подчёркивалось какое-то главное различаемое в ней свойство, и множество второстепенных, связанных. Мы говорим «перст», «один как перст» - а англичанин говорит first 'первый, главный' < перст. 'Палец', 'столб', 'остриё', 'спина', 'вершина' - это смыслы родственных first и перст слов в разных языках. Только у нас они составляют смысловое окружение 'пальца' и «перстня», добавляя к 'столбику' пальца смысл 'одиночества' и к перстню намёк на 'другого одного'. А у англичанина 'остриё, вершина' является сутью слова 'первый', 'главный', 'лучший', 'ранний', 'важный'. Дух Запада связал одиночество столба с превосходством первенства (не только, конечно, словом first) - и теперь «здесь даже первый номер летит как загнанный зверь» (К.Кинчев).

Это пример простой. Чуть сложнее, например, со словами "конец" и "начало". Из словаря можно узнать, что они однокоренные (корень "кон" хорошо виден в "начинаю" с переходом к-ч), и что родственные слова других индоевропейских языков означают 'происхожу, возникаю', 'свежий', 'молодой'. Внимательный к смыслам сразу выдвинет предположение, что главный смысл здесь 'предел', который имело в числе прочих др.-русск. "кон", а все прочие смыслы, в том числе 'конец', 'начало', 'ряд', 'порядок', «(за)кон», 'обычай' вторичны. Но вряд ли он найдёт подтверждение или опровержение своей догадке в словаре - очень редко говорится о первичности и вторичности смыслов.

Увидеть родство слов "красный" и "чёрный", пользуясь словарём, ещё сложнее - как и понять общую суть этих слов и однокоренных к ним со значениями 'ткать' или 'жечь'. Почему эти слова родственны? В чём их суть? Какие переходы между этими значениями? Но этимологический словарь даёт лишь ряд родственных форм и их значений - остальной путь к истине читающий должен проделать сам.

Это бы не беда - но существующая лингвистическая методология и соответствующая практика составления этимологических словарей, вообще этимология, упорно и отчётливо склоняются не к смыслу, а к формам. Истина же, суть, надо полагать, не в формах. И эта склонность проявляется не только в том, что сами смыслы слов, которыми и должна заниматься этимология, оказываются для неё вторичными. Имея в центре внимания форму, этимологический словарь может ввести в заблуждение ищущего суть. В статье приводилась вполне «законная» этимология слова "история" - оказывается, оно связано с "весть". Но попробуйте найти это в словаре! Откроем [Фасмера] - "история" пришла из немецкого, более ранняя "гистория" из польского, вообще слово из латыни, а первоначально греческое. Весьма поучительно знать эту часть пути слова. Но, во-первых, в чём же суть "истории", а во-вторых, неужели это изобретение греков, и, в-третьих, неужели в нашем языке никакой своей "истории" нет? Оказывается, это форма, именно форма не наша - и именно про форму идёт речь. Мы не имеем права говорить «это греческое слово», потому что это лишь греческая форма, которой мы пользуемся. И в других словарях можно обнаружить, что греческое слово istor 'мудрец', от которого и istoria, родственно нашему "весть". Да, мы не говорим "вестор" или "весточ", мы говорим "вестник", да и тот означает лишь 'принесшего весть', а 'мудреца' у нас означает "ведун" (весть и вед - разные формы одного корня). Но у нас есть вестничий, вестовщик, весточный, вестовый. У нас есть полузабытое вежа 'знающий, мудрый, искусный, образованный', и прилагательное от него с исхудавшим смыслом "вежливый". Одним словом, весь смысловой узор, производимый от корня со смыслом 'видеть, знать' (вид, вед, веж - разные формы одного корня), нам понятен, и не просто понятен - он живёт в русском языке. Наши корни вид и вед не менее развиты по смыслу, а производных у них, как обычно, больше чем в каком-либо другом языке. Итак, "история" это "весть" - причём буквально, не в переводе, а по корню, - но разглядеть это в словаре непросто. Именно потому, что в центре внимания - форма. Праславянский древнее греческого, и «праиндоевропейский» корень *wed жил в русском, когда в области, называемые сегодня «Грецией», ещё не хлынули завоеватели, породив новую ветвь «индоевропейского» народа и языка. И если уж говорить о пути формы, так до конца - не греки придумали новое слово, которого никто не знал! Но, наверное, именно такое впечатление возникает почти у каждого, кто увидит в словаре «"история" ... из греческого».

Можно долго говорить о подобных неурядицах и заблуждениях. Вся беда в том, что у лингвистов в центре внимания формы, а человека интересует в первую очередь суть, а не разность произношения и написания слов. А если человек видит в словаре, что "слово из греческого", то верит этому, не спрашивая о методологии и терминах. Последствия весьма серьёзны - как в самой лингвистике, так и в обществе. Очень мало мы знаем про русский язык того, что надо бы знать и что при этом хорошо знают лингвисты. И очень много «знаем» того, что не является правдой - например, про «неприспособленность русского языка к современности» (?!) или про «огромное количество заимствованных слов». Терминология, не переводимая на человеческий язык, да и вообще недостаточное общение лингвистов с народом, вносит свою лепту. Не положено говорить, что русскому языку несколько тысяч лет, можно лишь сказать, что «праславянский», или «язык балто-славянской общности» несколько тысяч лет назад начал выделяться из «праиндоевропейского». И так далее.

Формально-фонетический метод, основной в сравнительном языкознании, конечно, большое достижение лингвистов. Благодаря ему можно обоснованно сказать, например, что в слове "начинать" корень именно "кон", точнее, его форма "чин". Благодаря ему в другом подобном случае можно сказать: «нет, а вот здесь нет перехода к в ч, эти слова не родственники». Благодаря ему, одним словом, можно отделить друг от друга очень похожие слова, и, напротив, уверенно назвать родственниками совершенно непохожие. Возьмём слово elegant. Отбросьте пустое el, учтите переход г-з, разглядите в an носовую гласную - и получите из-ят. Это слово не переводится, а читается как "изящный", а изящный буквально 'избранный', потому как "ять" значит 'брать' (ср. взять). Элегантный = изящный < 'избранный, особый' - вот что может убедительно показать формально-фонетический метод, несмотря на внешнюю непохожесть слов. Более того, и сегодня, когда лингвисты подошли вплотную к восстановлению праязыков макросемей и Праязыка, замены ему нет.

Но вот лингвисты создали великолепный узор форм. А смысловой уровень слова рассматривается только от форм, только в их плоскости. Самостоятельного узора смыслов нет, есть только проекция на формы. Можно изобразить что угодно объёмное на плоском листе бумаги, но два измерения не могут дать полное представление о трёх. Человек сегодня пытается не только убогий мир о четырёх измерениях, в котором кроме пространства и времени ничего нет, но и саму жизнь и творчество свести к ряду единиц и нулей. Но сколько ни сокращай количество единиц и нулей новыми хитроумными методами упаковки, сколько ни ускоряй их обработку, представление о жизни виртуальный мир даёт столько же, сколько ряд узелков на верёвке может рассказать о вашей первой мысли сегодня утром.

Так и здесь. Изученные формы, связанные в словарях и базах данных формы тысяч языков образуют замечательный узор. Но плоский - как кружевная салфетка. А объёмные смыслы лишь отображаются на его плоской поверхности, жёстко связываются с формами, придавая им разный цвет. Да, только за счёт цвета на плоскости и можно передать объём - но о размере предмета в третьем измерении, вообще о форме и перспективе или о действительных цветах плоскость врёт. С картиной проще - мы на самом деле имеем довольно чёткое представление о передаваемом цветом третьем измерении пространства, поскольку сталкиваемся с ним без картин, напрямую. А со смыслом сложнее. Глядя на буйство и аляповатую мешанину «рисунка» формально-фонетической салфетки (или её участка, например, в словарной статье), сделать выводы о смыслах, сделать осмысленные выводы можно далеко не всегда. Потому что здесь нет узора смыслов, а только его проекция на формы. Разнобой смыслов, зачастую присутствующий в статьях этимологических словарей, должен быть связан в смысловой узор. Или, наоборот, одно единственное значение, особенно важных, ёмких со смысловой, культурной, философской точки зрения слов, должно окружаться таким узором - именно это покажет наш пример с «Христом» и «крестом».

Как мы видели (см. всю статью), на смысловом уровне есть не просто устойчивые, одинаковые во всех языках переходы смыслов, но и целые устойчивые каскады, или узоры значений. А вообще смыслы тоже представляют собой какое-то многомерное Древо. Смысловое древо живёт в своём измерении, и отражает родство смыслов, не обращая внимания на разное звучание одного корня в разных языках и уж тем более на прочие приставки-окончания с порядками построения предложений. Можно пытаться проникнуть в глубины человеческого мышления и изучать смысловой уровень отдельно - и он не менее достоин быть представленным в виде узора, более сложного и тонкого, конечно. Но самое главное - соотнести форму и смысл. Только тогда можно говорить о «языковых картинах мира», только тогда можно привлекать язык к изучению истории культуры, только тогда можно задействовать смысловые инструменты для доказательства родства слов. Вот Лукашевич создавал «Распределительный чертёж всесветной Славянской речи». Это и были целые деревья смыслов, не привязанные жёстко ни к одному языку (но написанные на русском), передающие характерные, устойчивые смысловые связи. Это нужно было Лукашевичу для того, чтобы проверять формальное сходство, отвергать его или принимать, вынося окончательный вердикт о родстве слов. И если слово одного языка 'смерть' было похоже (с учётом устойчивых соответствий согласных и т.н. «музыкальной грамматике», которые Лукашевич выводил сам) на слово другого языка 'люди', Лукашевич ставил между ними знак равенства, потому как есть такой устойчивый смысловой переход. И заметьте, это позволяло поправлять узор форм, заполнить многие дыры и разобрать завалы, уверенно говорить, есть ли в данном случае связь между формами или нет.

Но у него был и какой-то свой формально-фонетический метод, причём довольно отчётливый, определённый. Метод (Лукашевич пишет: «мет-ход», то есть «метод» это 'наметка хода' или 'целевой ход' - и попадает в точку!), который позволял ему, например, зная о тройном русско-монголо-латинском родстве, указывать, в каком случае латинское слово наследует именно монгольскую форму, а в каком славянскую. Разумеется, всё это было не так стройно и строго, сегодняшнему лингвисту такой уровень формально-фонетической образованности показался бы смешным, а вторичная важность самого формально-фонетического метода сразу выдала бы лингвисту: он - любитель.

Но, во-первых, формально-фонетический метод Лукашевича был для того времени, на заре сравнительного языкознания, весьма разработанным, быть может, даже лучше общепринятого среди тех профессионалов. Возможно, и нынешним профессионалам есть что извлечь из его таблиц переходов гласных и согласных, причём в связи со славянскими диалектами, с указанием, какой язык какому диалекту соответствует - хотя бы одну свежую мысль.

И, во-вторых, Лукашевич сознательно ставил на первое место смыслы, это было его методологией - а разве сегодня лингвистика может утверждать, что её сегодняшняя методология идеальна? Да нет, есть серьёзные проблемы, т.е. где-то методология неэффективна. И есть голоса о необходимости уделять больше внимания семантике, т.е. смыслам. То есть методология у Лукашевича была, и, видимо, не такая уж плохая, раз позволила ему верно определить столько соответствий, причём между дальнеродственными языками тоже.

Так что вряд ли Лукашевича можно назвать любителем, по крайней мере, не очистив понятие 'любитель' от подразумеваемого созначения 'дилетант'. К тому же занятию языками он посвятил всю жизнь - не просто часы досуга, а всё своё время. Не мелок он ни для профессионалов своего времени, ни для сегодняшнего. И всё же его можно назвать любителем по трём причинам: во-первых, он во многом ошибался, и методически, и, возможно, методологически - потому что не следовал готовым методам и методологиям; во-вторых, он самобытен; в-третьих, он при всей своей огромной любви к языку занимался им, чтобы понять мир, а не ради языка. Нужно ли говорить, что это черты не только любителей, но и больших учёных - они тоже как дети. И в особенности это касается прикладного применения своих теоретических и практических наработок, а также умения выразить сложное простыми словами, обращённости возникающего знания к человеку, а не к знанию ради знания. Лукашевича интересовала история - он прикладывал язык к истории, изучал летописи, общепринятые и альтернативные взгляды. Интересовала география, этнография - выявлял доказательства того, что славяне жили по всему материку, вообще исследовал перемещения народов, изучая названия рек, местностей, названий животных и растений, предметов культуры, персонажей мифов. Заинтересовали пропорции пространства и времени, и особенно Солнечной системы - и он изучает астрономию, а потом прикладывает «числовиды» к языку, находя те же пропорции в распределении и изменении в своих ветвях коренного для единого человечества Всеславянского языка. Читает имена числительные первого десятка наподобие «Аз буки веди» 'Я буквы знаю', пользуясь устойчивыми смысловыми переходами: «человек (один) диво (два) тверди (три, т.е. земли), коей твердью (че-тыре) владеть (пять-рука-власть)...». Его интересует народное творчество - он собирает малороссийские песни, а позже выводит свою «музыкальную грамматику», ищет и находит её в древних диалектах. Эта грамматика включает пресловутый «аблаут», чередование гласных, которое лингвисты называют характерным для индоевропейских языков. А Лукашевич отталкивается от того, что изменение гласной характерно для малороссийского (сегодня - украинского) певучего языка с его чередованием гласной при склонении слова. И потому малороссийский был для него наиболее близок к праязыку, по-крайней мере древнюю музыкальную грамматику, в разной степени утерянную в других диалектах русского (каким был до объявления «украинским национальным языком» малороссийский диалект) и в прочих языках, Лукашевич восстанавливал именно с его помощью. Свой взгляд на мир, самобытность методов и результатов, широта кругозора, применение своей теории на практике и применение практических результатов для понимания мира, наконец, выражение в своих работах не «сугубо научных данных», а смысла своих исследований и открытий, своей развившейся в этих же исследованиях самобытной философии, причём на простом человеческом языке - вот что любительского в Лукашевиче.

В статье, а именно в главе «Смысловой подход Шишкова и Лукашевича», приводилась цитата великого лингвиста, О.Н.Трубачёва, о нераскрытых возможностях смыслового подхода. И сегодня создают каталоги «семантических переходов». То есть смыслы всё-таки возвращаются на видное место в лингвистике. И было бы неплохо заново оценить наших языковедов-любителей, А.С.Шишкова и П.А.Лукашевича, для которых смысловой подход был главным. В работе с говорящим названием «Приёмы семантической реконструкции» (о методе, где на первом месте смысл), Трубачёв писал: «Отсутствие полных систематизированных справочников в такой интересной материи, как типология эволюции лексических значений, не может не показаться заметным отставанием в наше время проектирования банков информации. Однако не следует спешить с категорическим осуждением. Кодифицированные инвентари семантической эволюции (если таковые в будущем появятся) едва ли будут предназначены для широкого читателя. Основной фонд семантической типологии, который они, возможно, будут содержать, уже находится в обороте, правда у немногочисленных исследователей лексической семантики. ... Кодифицированный инвентарь сократит годы, но только годы способны создать исследователя, его интуицию и память. Ведь и хорошие поэты никогда серьезно не нуждались в словарях рифм». Вот таким «немногочисленным исследователем лексической семантики» был Лукашевич - хотя его Распределительный чертёж включал и формы, по-крайней мере, «первообразных корней», и был чем-то большим, чем словарь рифм.

Итак, для человека, берущего в руки словарь, важна суть. Для языковеда-любителя тоже - он и отталкивается от сути, поверяет сходство слов смысловым соответствием. И даже там, где всё понятно, когда, например, слово имеет единственное значение, непременно нужен его смысловой узор - чтобы докопаться до сути. Связный узор нужен и когда, наоборот, (в словаре) приводится множество разных родственных форм разных языков с разными значениями - ведь дело не в широте охвата, а в глубине погружения в суть, в связанности этого множества значений, в наличии общего и различного. Этимологические же словари делаются лингвистами для лингвистов, и служат в основном не тому, что ждёт от лингвистики общество (суть), а тому, что считает первичным лингвистическая методология (отслеживание связи форм). Прослеживая строгим формально-фонетическим методом родство форм, лингвисты почти не прослеживают соответствие форм - не по широте Древа языка, в разных языках, не по высоте его исторической, а по глубине коренной, смысловой. Это другое измерение, и в образе Дерева для простоты его можно уподобить сокам, которые дают Дереву жизнь и проникают от корней до самой последней веточки и листа - а иначе они бы засохли и отмерли. В этом измерении важно родство того же "красного" и "чёрного", или "крови" и "сокровенного" - и всех этих слов меж собой. Все они от "края" - но какие мысли соткали вокруг этого ядра узор из таких разных слов?

Но посмотрим всё же сначала на более простое, как кажется, слово - именно любительским глазом, не претендуя на серьёзное исследование, но желая вскрыть суть.
Христос и крест

Представим себе возможное умственное приключение некоего любителя, решившего понять, что значит «крест». В слова [Фасмера] он увидит:

«Первонач. *krьstъ означало "Христос" и произошло из д.-в.-н. krist, christ. Вероятно, затем появилось знач. "распятие" (лат. crucifiхus), откуда и возникло знач. "крест" (...). Более далекое в фонетическом отношении лат. Christus, греч. Khristos».

Кое-что это проясняет. Во-первых, форма "крест" однозначно связана с "Христос", это однокоренные слова, а сама форма к нам пришла то ли из древне-верхненемецкого, то ли из греческого, то ли из латыни. Во-вторых, собственно «фигура из пересекающихся под прямым углом отрезков» и «распятие» лингвистически связаны с этим словом.

Кое-что это искажает. Во-первых, незнакомый с лингвистической методологией скорее всего автоматически подумает, что слово «крест» заимствованное - и с точки зрения терминологии это именно так. Но ведь каждый наш любитель пытается «рассматривать вещи изнутри; идти, где могу, от мысли, а не от термина» (Г.К.Честертон). И здесь, как с "историей", нужно помнить, что это лишь форма заимствована, а насчёт слова ещё вопрос. Ведь если мы хотим посмотреть на «крест» изнутри, понять его суть, нам нужно идти от мысли, а не от её оболочки. А где ж суть? В словарной статье не говорится о том, имелись ли у нас однокоренные слова, что они означали - а может, и своя форма для этого слова имелась? И, может, эти формы появились задолго даже до греческих слов, не говоря уже о «древневерхненемецком»? Во-вторых, нам предлагается на основе того, что заимствованная форма в языке, откуда она пришла, означала 'Христос', принять следующий путь смыслового развития слова: 'Христос' > 'распятие' > 'фигура из пересекающихся под прямым углом отрезков'. Эти автоматические выводы неправомерны. Если наш любитель их не примет, или решит проверить, то пойдёт дальше.

Пока не прибегая к другим словарям, он может заинтересоваться схожей (с виду, что, конечно, ещё не означает подлинного родства) формой "крес". Он увидит такие смыслы этого и ближайших однокоренных слов в славянских языках: 'оживлять, освежать, ободрять' (ср. воскреснуть), 'огонь', 'искриться', 'солнцеворот'. Ерунда, к «кресту» это не имеет отношения - подумает он, - а то, что сюда относится 'воскрешение' лишь совпадение, случайная связь, аллюзия, не говорящая о родстве слов как таковых. Но если он больше знаком с символикой, с Традицией, то обязательно заинтересуется многочисленностью и точностью этих «случайных» связей: связью символа креста и огня, солнцеворота, воскрешения, цикличности смерти и жизни, вечного вращения. Впрочем, и в этом случае словарь добавит сомнений: в разделе «дальнее родство» мы увидим такие значения "креса": 'обращать, искажать, искривлять', 'клониться, коситься, меняться', 'кривой, косой'. Предположим, нашего любителя это пока не очень смутило. Возможно, он рассудил, что раз лингвисты сочили родственными эти слова, то между ними есть смысловая связь. И связав 'огонь', 'оживление', 'солнцеворот' с 'искривлением', он снова увидит в последнем вторичный и узкий смысл, для которого исходным являются как раз 'вращение' или 'постоянные изменения, цикличность'.

Далее он посмотрит слово «кресить». Понятны значения 'высекать огонь; огниво', менее понятны значения во многих славянских языках 'обрубать, тесать', хотя напрашивается связь с 'высекать'. В разделе «дальнее родство» с приставками «сомнительно» он увидит сопоставления со словами "краса", кросно 'ткацкий станок', лит. krosnis 'печь' и kresti 'запекаться, свёртываться'. Почему «сомнительно», уже было сказано - лингвистическая методология не может уточнить то, что не доказано формально-фонетически. А почему эти смыслы ('рубить', 'ткать', 'краса') родственны и имеют к ' огню' и 'жизни' прямое отношение в устойчивом смысловом узоре, и, значит, почему сомнения в родстве соответствующих слов рассеиваются, читатель сам сможет понять из других заметок и статей.

Далее "воскресенье". «Из 'день воскресения (из мертвых)' получилось знач. 'воскресный, нерабочий день'» - это из словаря. Опять "крес". Именно крес, а не заимствованная форма крест.

Итак, лингвисты указывают, что форма "крест" пришла из греческого языка, через христианство. Но очевидно, что христианство заимствовало крест как символ. Также очень вероятно (лингвисты не могут это опровергнуть, как не могут и не признать такой вероятности) что эти славянские слова, как и многие другие, древнее христианской эпохи - как древнее её выраженные в «кресте» смыслы огня, воскрешения, солнцеворота, цикличности. Заметим, что само совмещение этих смыслов, 'огонь', 'жизнь' и 'солнцеворот', прямо говорит об огромной смысловой и культурной глубине слова, о том, что оно исконное, и развивалось очень долго в недрах одной культуры.

Далее нашему любителю придётся взять другие словари. Можно узнать, что греческое "Христос" означает 'помазанник', но исходные для этого слова греч. khrio, khrisai означают не только 'мазать, умащать', но и 'красить' (этот смысловой переход понятен). Здесь связь двойная: помазание означает, во-первых, отметку, выделение избранного из прочих (буквальное значение), а во-вторых, посвящение, придание неких возможностей и в то же время постановка некоторой задачи.

Более отвлечённое значение слова "красный" - 'выделяющийся из прочих, отличный'. В русском языке "красный" и "краса", "прекрасный" и "красивый" - слова одного корня. Но, например, нем. krass означает 'резкий, бросающийся в глаза, грубый, вопиющий' - здесь мысль придала иной окрас выдающемуся отличию. Здесь мы намекнули на исходное для краски, красного и красоты "кр(ай), кр(омка)". Слова со значениями 'огонь', 'жизнь' традиционно берут начало в колющих, режущих и рубящих смыслах, неразрывно сопряжённых с идеей края-предела-границы. Да что далеко ходить, возьмите кремень и кресало от того же пракорня. Появление огня, появление жизни из небытия - самым естественным образом мысль древних людей сочла их переходом границы, рождением. Возможно, теперь, уважаемый читатель, ты иначе взглянешь на предполагаемое (и сомнительное для лингвистов) родство слов краса и кросно 'ткацкий станок', лит. krosnis 'печь', возможно, теперь объяснение Лукашевичем слова "краса" как "крозь (чрез, через", то есть 'всепроникновение', покажется столь же диким (=чудесным), сколь и правильным. Но не будем убегать к самому краю-началу и вернёмся к непосредственно окружающему "краску" смысловому узору.

Итак, связь слов «краска», «красить», «краса», «(пре)красный», «красивый» несомненна. И в то же время однокоренным к «красе» является англ. сreate 'создавать' от лат. сreare, и другие слова со значениями, например, 'расти'. Краса связывается с рождением, с созиданием, с наполнением жизнью - и можно очень много места уделить, чтобы показать, что и в русском смысловом поле, и во многих (если не во всех) языках именно наполненность жизнью, бодрость, внутренний огонь является первичным смыслом «красного» и «красы». Огненный, но не только и не столько в примитивном смысле, а солнечный, дающий жизнь и воскрешение "крес", связь которого (по форме!) с "красой" для лингвистов сомнительна (заметим: но допустима), имеет к красоте и красному самое прямое отношение. Дальнейшие многочисленные и точнейшие подробности, вроде связи 'красного', 'солнца' и 'огня' между собой, или с именем славянского божества "Хорс" (в других языках 'сияющее солнце'), читатель пусть вспомнит сам. Удивительно вот ещё что. Корень самого слова "мазать" дал в производных значения 'делать, создавать' (и потому, возможно, родственник корню "мог" - ср. мощь, мочь)! Таким образом, и "краска" и "мазь" оказываются параллельно и 'отмечающим', и 'создающим' или 'помогающим, дающим возможности' (крес, красу и мощь соответственно) - а "помазанник" буквально читается как «помощник»! И снова любитель обращает внимание - греческий язык кроме 'мази' или 'краски' ничего не даёт, а родственные слова в русском образуют большой, красивый и очень ёмкий смысловой узор!

Итак, у нас есть подозреваемые лингвистами в близости формы "крес" 'жизнь; огонь; солнцеворот' и "краса" (и, соответственно, "красный"), а также греческое "христос", которое по форме однозначно связано с "крест", а означает 'красить'. Связи по форме или однозначно есть, или допускаются лингвистами, а по смыслу все эти слова и ближайшие однокоренные связаны многочисленными, прочнейшими и точнейшими нитями в единый, стройный узор. Более того, и сам этот смысловой узор вполне «объективен» - есть подобные с другими формами.

Вот другой ряд: род, рожать, руда 'кровь; мазать, марать', рудый 'красный', рдеть 'гореть', рыжий, роза, розовый, русый (заприметим, кстати, однозначно однокоренную пару род и русый). Приметим значение 'кровь' - подойдёт ли к первому узору? Красная, дающая жизнь, да ещё по форме "кр" - чем не родня "кресту", "кресу", "красе" румяной? Точность, с которой «сомнительно родственные» (по форме!) слова встают на свои места в смысловом узоре, просто поражает. Другие сопоставления смысловых связей (семантические параллели) 'красного', 'жизни' и 'земли' ("руда" также и 'земля') см. в заметке История Адама и Евы. Здесь обратим внимание, что слова "Христос" (Иисус - «второй Адам») и "Адам" оба 'красные'. Кроме того, первый и второй Адам оба оказываются в одном смысловом узоре 'красный', 'земля', 'жизнь'!

С точки зрения нашего любителя вообще странно отделять "крест" от "воскреснуть", "крес", "красный", "краска" или "create" 'создавать' - это однокоренные слова. Их связь по форме подтверждается точнейшей связью по смыслу.

Что же всё это значит по отношению к "Христу" и "кресту", к какому выводу может придти наш любитель, не удовлетворившийся «готовым продуктом» словаря? Греческое слово "христос" 'помазанник' мало что говорит о сути. Как и "крест", если его считать заимствованным словом (а не формой). Русский же язык показывает, что 'рождение', 'жизнь', 'солнце', 'огонь', «красота», «кровь», «крест», «воскресение» по отношению к кресту и Христу не простые метафоры, не отвлечённые образы, а сама суть, выраженная прямо в ткани всякого знания - в языке. И, конечно, это не 'крест' произошёл от 'распятия', а 'распятие' от «креста». Это не древнейший символ, выражающий все вышеперечисленные смыслы, произошёл от убогого греческого слова с узким и вторичным значением, а наоборот.

Снова и снова мы убеждаемся, что, привлекая русский язык, обоснованно, на базе лингвистического же материала и установленных соответствий слов разных языков, можно узнать гораздо больше о предмете, чем нам расскажет слово другого языка (см. пример со словом Стикс). С общепринятой точки зрения, которую обусловила лингвистическая методология, совершенно правильно написать в словаре: «"Христос" - 'помазанник'». А вот с нашей стороны было бы неправильно заменить это слово на (или добавить к нему) «красный», или, хуже, «крашеный». Всё гораздо серьёзнее. Именно в русском языке и русской культуре сохранился и буквализм значения (крашеный, помазанный, отмеченный), и значительно большая полнота, глубина смыслов. Напишите там крещённый, крестный, кресный, воскресший, огненный, солнечный, живой, кровный, красный, красивый - ведь это не просто оторванный от слов поток ассоциаций, это смысловой узор ряда однокоренных слов! А ему в точности соответствуют мифологические и религиозные образы. Жаль, что в этимологических словарях «сути слов» самой сути маловато.

Думаем, каждый, кто хотел бы услышать от лингвистов, какова суть Христа, значительно больше бы почерпнул из русского узора однокоренных слов, чем из скупого «"крест" от греческого "христос"» или «"христос" означает 'помазанник'». Много наших слов полузабыты (тот же крес, который кроме как в "воскресеньи" или "воскрешении" не услышишь) или вовсе погибли, полузабыты или утеряны многие значения сохранившихся слов. Но жив пока ещё великий и могучий русский язык, и вряд ли какой другой язык может больше. И речь идёт не о том, что единственно русский язык в сохранившемся или восстановленном (праславянский, праиндоевропейский) виде может сам по себе объяснить всё. Речь идёт о том, что он играет стволовую роль. Он многое отдал ветвям, другим языкам, но сохранил глубину смыслов, взаимосвязь смыслов (ряды, узоры). Он сохранил прозрачность рядов и узоров форм (один корень в "красках" и "чернилах" можно заподозрить и без учебников и словарей - он виден с учётом ясного и в современной речи перехода к-ч), соответствие рядов форм рядам смыслов. И слова разных языков можно связать через русские формы, родство слов разных языков можно обосновать через русские смыслы. Пусть "креатив" заимствованная форма - но 'творчество' и связанные с ним смыслы вы найдёте в "кресе" и "красе", в "воскрешении". Это метод, и он имеет полное право на жизнь. Пусть лингвисты не считают, что «праиндоевропейский=русский», но они не считают «праиндоевропейским» и любой другой реальный язык. Что же запрещает постулировать, предположить (и посмотреть, что из этого выйдет), что «праиндоевропейский более русский»? Так считали и Шишков с Лукашевичем, правда, они не опирались на огромный лингвистический материал и доказанные соответствия, а сами создавали такой материал и сами выводили законы соответствий (особенно Лукашевич). Пусть кто-либо предположит, что достохвальные греческий или латынь играют стволовую роль - и покажет нам греческие или латинские смыслы мировой культуры. Вопрос будет заключаться в том, что даст такая концепция, насколько связной, целостной и точной окажется соответствующая картина, обоснует ли она саму концепцию или уничтожит её.

Конечно, очень любительски рассуждать о связанных с простым 'умащением' смыслах, когда и так «всё ясно». Ясно, что и слово "крест" как будто ничего не значащая пустышка, взятая от греческого 'помазанник' и латинского 'распятие'. Точно так же совершенно ясно, что ничегошеньки не означает слово "крестьянин" - это тоже просто "христианин". Кажется, можно бесконечно попадать в ловушку этой «ясности», когда всё начинается с греков. Но если мы помним о разнице между заимствованным словом и заимствованной формой, если мы не забываем, что греки не породили цивилизацию, а переняли её, если просто здраво рассуждаем, что все эти греческие слов переводные, подобранные для отражения негреческих или универсальных понятий - то не можем останавливаться на их узком значении. Безусловно, ответственный переводчик всегда старается подобрать как можно более точно подходящее слово, и в этом смысле "Христос", "Адам" или "Стикс" могут рассматриваться сами по себе, если неизвестен первоисточник понятия, его первая форма и её значения в породившем языке. Но искать в переводном слове полноту смыслов - неразумно, сколько ни восхищайся Древней Грецией. А потому нам не остаётся ничего другого, как искать всю полноту сути этих непервичных форм всеми возможными способами.

Возможно, "крещение" действительно от "крест", а "крест" от "христос" - если иметь в виду происхождение форм. Но, как ни крути, а в корне "крес" - точно отвечая смыслу. Снова вспомните основные смыслы "креса" - 'огонь; жизнь'. Вспомните "вокресить" или даже без приставки: «Игорева храброго полку не кресити» (Слово о полку Игореве). Также без приставки говорили "кресенье". Подумайте над выражением разговорной речи: «не бывать на кресу» 'не ожить, не набраться сил'. «Кресу нет» - 'нет житья'. Представьте такую же форму от "крес", как "крещение" от "крест" - она бы значила 'оживление, возрождение, возжжение, возсияние'. А каково значение "крещения" в христианстве? Так при чём тут формы?

Итак, что такое любительская этимология? Невежество в формально-фонетических вопросах? В какой-то степени да - любителю трудно угнаться за профессионалом, ему недоступна полнота материалов, наконец, его профессия не оставляет столько времени на любимое занятие. Но, во-первых, есть словари, а во-вторых, формально-фонетический метод даёт (и будет давать) сбои столько, сколько существует - к сожалению или счастью, но это далеко не абсолют. Как были этимологические словари полны тёмных, неясных слов - так и остаются. Но дело не в том, что у любителя есть законный простор для своих сопоставлений и версий, не в том, что он в той или иной мере, правильно или не очень, использует достижения лингвистов. Главное в том, что для любителя важна суть, а язык для него лишь инструмент. Немного, к сожалению, профессионалов является одновременно любителями в этом смысле. Зато каждый любитель - любитель языка, а не просто препарирующий его исключительно профессиональными инструментами хирург, зачастую смотрящий в мощнейший микроскоп (или телескоп) замыленным взглядом. Любителю важен животворный крес в кресте, запредельная огненная красота, а профессионалу - то, что буквочка "т" появилась из греческого. Что ж, каждый имеет право на свой способ видеть и говорить.

Спасибо лингвистам - у нас есть материал, словари и связи форм. А точно подходящим смысловым ключом к нему оказывается русский язык, что и даёт право говорить о его «стволовой роли» или о «русских корнях и смыслах культуры».



Tara
Модератор
Сообщения: 189
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:01
Поблагодарили: 1 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Tara » 06 май 2013, 22:34

Истоки чаромутия из Евангелия от Филиппа

11. Имена, которые даны вещам земным, заключают великое заблуждение, ибо они отвлекают сердце от того, что прочно, к тому, что не прочно, и тот, кто слышит (слово) <Бог>, не постигает того, что прочно, но постигает то, что не прочно. Также подобным образом (в словах) <Отец>, и <Сын>, и <Дух святой>, и <жизнь>, и <свет>, и <воскресение>, и <церковь>, [и] во всех остальных - не постигают того, что [прочно], но постигают, что не прочно, [разве только] познали то, что прочно. [Имена, которые были] услышаны, существуют в мире [для обмана. Если бы они были] в эоне, их и день не называли бы в мире и не полагали бы среди вещей земных. Они имеют конец в эоне.
12. Единственное имя не произносится в мире имя, которое Отец дал Сыну. Оно превыше всего. Это - имя Отца. Ибо Сын не стал бы Отцом, если бы он не облачился во имя Отца. Те, кто обладает этим именем, постигают его, но не произносят его. Те же, кто не обладает им, не постигают его. Но истина породила имена в мире из-за того, что нельзя познать ее без имен. Истина едина, она является множеством, и (так) ради нас, чтобы научить нас этому единству посредством любви через множество.
13. Архонты пожелали обмануть человека, ибо увидели, что он - одного происхождения с воистину хорошими вещами. Они взяли имя хороших (и) дали его дурным, дабы путем имен обмануть его и при вязать их к дурным вещам. И после этого, если они делают им милость, они заставляют их отделиться от дурных и помещают их среди хороших, тех, которых они знают. Ибо они желали взять свободного и сделать его своим рабом навеки.

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Bindu » 11 фев 2014, 01:44

phpBB [video]

Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Рус » 28 мар 2014, 22:50

Чаромутие - показанное на примере советского детского фильма.
phpBB [video]

Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Рус » 28 фев 2015, 01:03

некоторые продолжают заниматься таким чаромутием и ныне.
так называемый "перевод" на хохляцку мову.
Случайно попалась запись оперы "Евгений Онегин" на украинском языке... особенно поразил перевод фразы "паду ли я, стрелой пронзённый, иль мимо пролетит она" , на украинском это звучит - "чы гыпнусь я, дрючком пропертый, чы мымо прошпендюрыть вин?".
Неповторимо!)))) И смех, и грех: "Лукоморье" перевели на мову, ярчайший пример укропского маразма: В Цибулемор"ї дуб зелений Цiпок злотий на стовпурi, I в день, i нiччю кицька вчена По цепу вештає всi днi. Iде праворуч — пiсню виє, Лiворуч — байку муркотить, Потвори, лiсовик дурiє, Русалка на гiллях висить. Там на спростованих дорiжках Слiди небачених тварин, Домiвка на курячих нiжках Стоїть без вiкон та дверин..........................(с)


Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Рус » 28 фев 2015, 01:07

Цитата:
"Проект постанови про створення Тимчасової спеціальної комісії Верховної Ради України з питань майбутнього".
http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=54161


Вдумайтесь в каждое слово этой прекрасной фразы!
Цитата:
"Проект постановления про создание Временной Специальной Комиссии Верх. Рады по вопросам Будущего"

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь

Сообщение Bindu » 30 авг 2015, 20:08

Раджа писал(а):
основная часть истории вообще протекала в европе.. в Италии и пр. и под иными названиями, которые нынче не относят якобы к славянам..

findirgaz писал(а):
Вот эту тему надо макаронникам на римском форуме задвинуть и начать считать минуты, когда там появится тема "Свидомые русичи безумны..."

Зачем? Почитайте Мавро Орбини Славянское царство, Классена и вы поймете, что история, преподаваемая нам в школе есть жалкий осколок от полной истины.
Я предупреждал опасность того, что когда вы смеетесь над безумными хохлами. которые стали писать про небывалую древность своего укра народа.. что это есть на самом деле провокация. путем создания таких гротескных и явно провокационных глупостей - типа прилета на виманах миллионы лет назад и рытья Черного моря, создается прецедент. что говорить о древности славянской истории станет неким моветоном.

Чего и надо определенным кругам. то же самое делается и в кругах так называемых неоязычников. которые также придумывают бред на деньги массада и грантов сорреса, а после нормальные люди станут с недоверием воспринимать и серьезную литературу о древности славян и их огромного влияния на остальные народы. в том числе и европейские.

как говорится - римляне - учителя европейских народов. греки - учителя римлян. а этрусски - учителя греков.а то. что пришли этРУСски с севера , северо-востока и были славянским племенем настолько уже очевидный факт. что скрывать его уже невозможно. а осмеивать - тем более.
Ибо даже прочтение их записей стало возможно только при привлечении славянской азбуки поляками..
А таки оставался бы Этрусский нечитаемым языком..
для немцев и французов..
к примеру слово Офис.
Если читать с английского, то вам будет предложен обрубок смысла.. И мало кто знает. что далее ноги растут в латинском. Но и там не весь смысл..
А латинское слово образовано из греческого.
И тут мы найдем много любопытного и того. что не выгодно показывать ..
А потому в словаре только ссылка на латинский, как крайний якобы язык прородитель..
Ну далее греческого и вовсе никто не осмелится идти к славянскому.. хотя еще до революции даже про связь греческого и русского было уже написано и известно..
Ехкономид К Опыт о ближайшем сродстве языка славяно-российского с греческим 01 01 1828
:) Разве что самоубийцы ученые или те, кто не принадлежит к этому ордену..осмелятся писать про славянскиий язык как праоснову индоевропейских ( и не только)
языков.
:) про слово Офис подробнее-


Офис. Если спросить прохожих, как они понимают это слово, ко­торое постоянно звучит, большинство ответит: учреждение, контора.
Нет, всё гораздо хуже.
Оφίς (греч.) - змей. Но словари дружно ссылаются на английский, хотя это производный язык, и молчат о греческом и латинском, ос­новных языках.
КСИС: оффис [англ. office] - контора, канцелярия, служба (в некоторых буржуазных странах).
СЭС: офис (англ. office) - контора, канцелярия23, служба (в некото­рых капиталистических странах)
То есть, дословно переводя, офис — это служба в уголовно­ преступном государстве (см. слово "капитал").
Посмотрим в латыни: officio - действовать напротив = заступать дорогу, преграждать, мешать; I застенить свет, II пер. а) ослеплять умственные взоры, б) мешать, вредить.
Сначала в нашу страну проникло слово "официально", смысла ко­торого почти никто так и не ведает, а уж потом вполз и сам офис.
Officium (лат.) - нравственная обязанность, долг;
1) исполнение обязанностей
2) верноподданность, покорность, повиновение побеждённых.
А ведь даже не зная латыни, можно было бы и догадаться: ведь действительно официальные слова, бумаги, дела далеко расходятся с делами сердечными, разумными, по совести и здравому смыслу. Часто
они прямо противоположны.
КСИС: официоз [<лат.] - орган печати, который выражает точку зрения правительства, но не является его официальным органом.
Но в латинском языке - другое значение. Не случайно в КСИС есть ссылка на латинский язык, но нет перевода.
Кстати о канцелярии. Cancelli (лат.) - решётка, загородка. Тоже глубокий смысл: и отгороженность в физическом мире — от граждан, а в мире духовном— от их забот, прошений, страданий.
officiosus - обязательный, а)услужливый, готовый к услугам, б) подсказанный усердием к службе.
И, наконец, сравнивая корни, мы видим, что в латинском of - префикс. А корень: ficte - притворно, для вида. Следовательно, слова фикция, фиктивный - того же корня, как и официант (притворно услужливый).
КСИС: фикция [лат. fictio] - нечто несуществующее, мнимое, вы­думанное, ложное.

а макаронников не надо пугать.
Мы не собираемся захватывать все земли, где жили славяне и откуда их выгнали другие народы..
Иначе будет такое переселение и бум на весь свет.. что мало не покажется..
и Азии и Америке..
:) дело не в том, кто где жил в прошлом и кого обучал.а в том. чтобы не скрывали историческую правду.
И не унижали народ, присваивая себе его победы и историю.
Что уже сделано по отношению к славянским народам.
А гротескные фейки, которые как торпеды подрывают этот процесс, в том числе и задорновский стёб, это как раз и есть такое умаление и унижение нашей исторической правды.

Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Рус » 04 ноя 2017, 18:06

Возникает поле для определенных фонетико-семантических комбинаций, где каждое из сочетаний имеет уже заведомо не звукоподражательное (как учит профаническая лингвистика), а сакрально обоснованное значение.


Кстати, Каббала подходит к древнееврейскому языку именно с этой позиции.

Каббалисты так и говорят: буквы создали мир, комбинации звуков создали реальность, поэтому вся реальность может быть сведена к совокупности звуковых сочетаний.

Именно эта концепция каббалистов позволила еврейскому языку так долго претендовать на "звание" изначального. Хотя чисто исторически теория о примордиальности еврейского языка не может быть серьезно воспринята - существует масса фактов, свидетельствующих о его достаточно позднем и искусственном происхождении. Однако сам принцип, лежащий в основе гиперборейской реконструкции, весьма схож с подходами каббалистов к еврейскому языку.
Фонетико-семантические комбинации



В отношении структуры изначального языка Вирт был сторонником агглютинативной теории, то есть считал, что слова складываются из законченных фрагментов - слогов.

К слогу, который означает что-то, присоединяется другой, означающий еще что-то - получается слово. Такая структура свойственна шумерскому языку.

Иначе слово образуется во флексивных языках. Берется какой-то один неизменный элемент языка, и вся дальнейшая работа ведется только с парадигмой этого слова, без концептуальных добавлений. Все современные языки являются флексивными. Примордиальный же язык был аглютинативным.

Таким образом, если мы восстановим некоторые закономерности сочетания гласных и согласных, характерные для изначального нордического языка, мы получим нечто большее, чем просто слога в современном понимании.


Первая из таких устойчивых комбинаций - сочетание h, th, f с а (hа, fа и т.д.) Эти элементы являются наиболее устойчивыми и структурными. Наиболее архаические пласты известных нам языков показывают неизменность именно этих устойчивых сочетаний.

То же самое можно сказать о сочетании звонких g, d, b с i и o сочетании глухих k, t, p с u.

Представьте, какой колоссальный набор формально бессмысленных, но очень звучных и важных гиперборейских мантр можно получить, если использовать эти сочетания в определенных оперативных целях!

Но это уже путь не Германа Вирта, а ариософии... Герман Вирт этого бы не одобрил. Сам он просто искал подлинные языковые основы, оставляя поверхностный оккультизм "на обочине" своих поисков...


Так вот, полученные звуки, фонемы, таким образом, приобретают не связанную с конкретикой исторического языка, абсолютную семантику.

Каждый звук, каждая фонема что-то значит сама по себе, независимо от того, как она используется в реально существующем языке. Это потрясающее открытие!

Ведь если это так, если звук имеет свой собственный универсальный смысл, то язык становится не просто инструментом передачи информации, отныне он сам - информация, причем, высшая, абсолютная информация...


При таком подходе к языку мы, как бы, меняем местами цель и средства. Если обычный язык, в том виде, в каком мы привыкли его использовать, есть средство коммуникации, то гиперборейский язык - это цель коммуникации.

Главной задачей произнесения того или иного звука (или сочетания звуков), таким образом, является сам факт магической, теургической актуализации смысла, стержня данного звука (или сочетания звуков), пронизывающего собой все пласты бытия и связывающего их всех (от самых банальных, бытовых до самых высоких) в единый комплекс.


Как гласит германская поговорка, которую постоянно цитирует Вирт: "в начале этого языка лежит Бог" (Gott is Anfang jeglicher Sprache...).

У Германа Вирта есть на этот счет особая концепция Gottesweltanschauung. Weltanschauung - дословно, "мировоззрение" Это слово отсутствует во всех языках, восходящих к латинскому.

В современном же русском мировоззрение - как раз его точный эквивалент.

Однако Gottesweltanschaaung сложнее, такую конструкцию в русском языке уже не создашь. Это, как бы, "Божьего мира воззрение", т.е. воззрение на мир и на Бога одновременно.


В таком "воззрении" между ними нет существенной разницы!!!, и, смотря на мир, мы не видим его изолированно, за следствием всегда стоит священная причина (причем здесь и сейчас).

На что бы наше внимание ни падало, мы видим холистский ансамбль - "открытый вход в закрытый дворец короля".

Здесь каждый предмет, каждое состояние является входом внутрь, и язык стоит в центре как главный магический инструмент.
Вехи большого пути

Каким образом Герман Вирт пришел к такой реконструкции?
Изображение
Он был германским патриотом и первую свою диссертацию посвятил исследованию голландской народной песни. Его заинтересовала символика, народных орнаментов. Вирт ее изучал и пытался систематизировать.

В Германии в то время (10-20-е годы) существовала организация "Wandervogel" - правоанархистское, интересное и мощное молодежное движение. Вирт организовал его голландский аналог.
Изображение
Будучи молодыми людьми, они проводили летние месяцы в деревнях, жгли костры, пели антимондиалистские песни, собирали фольклор, зарисовывали орнаменты - в общем, культурно проводили досуг.

Вирта особо интересовало происхождение народных орнаментов. Они не имели прямого религиозного значения. Какова же та знаковая матрица, элементами которой были эти орнаментальные конструкции? Вирт расширил поле своих исследований едва ли не на всю Европу, ездил на раскопки в Палестину и т.д.

Постепенно, шаг за шагом, перед ним возникала грандиозная картина изначального языка. Все культуры, особенно архаические, тысячелетиями передавали сюжеты этого языка, - в сказках, фольклоре, узорах, вышивках, на самых простых предметах. Передавали в обычаях,...
Изображение
из книги А. Дугов Теория рун Германа Вирта

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Bindu » 11 ноя 2017, 01:54

".... европейские языки, включая и столь модный сегодня "инглиш" - производные от русского языка. То, что эти языки не первичны можно обнаружить хотя бы по таким признакам, как отсутствие в словах-терминах образных корней.
Например, в русском языке следующие слова в своём корне имеют ярковыраженную образную смысловую нагрузку:
Собака - с-боку
Медведь - мёд-выведывает
Волк - добычу уволок, волочёт (отсюда и Walk - волочиться, передвигаться, ходить)
Лиса - живёт в лесах, бежит в леса ..
Кот - "котается" - по весне или во время линьки коты и кошки катаются ..
Даже такое значимое имя в Английском эпосе как Артур (Король Артур и рыцари круглого стола) имеет русское-славянское происхождение - Ар=Яр (Гер - в германском и греческом вариантах - соответственно германцы - яростные (вероятно наши предки, жившие некогда на территории современной Пруссии - По-Руссии так называли племена
лесных бородачей с дубьём - яростные, т.е. по контексту - дикие)), Геракл - ярый) =Яростный, Яркий и Тур=Бык. Т.е. Ярый/Яростный Бык - устрашающее и внушающее уважение имя. Славянского/русского происхождения.
А вот попробуйте добиться от англичанина объяснения, от каких корней произошло слово Dog? Cat? Wolf? Мне было бы любопытно, что сможет обнаружить в качестве корня этих, например, слов в собственном языке образованный англичанин.
Или Knife - Нож. Нож - по корню "ножной", т.е. "на ноге" или "у ноги" (так же и "лягавый" пёс - приученный быть у ноги хозяина (у ляжки, дословно), охотника).
Скорее всего в результате древнего переселения народов некий пранарод северной, некогда общей, цивилизации разошёлся по свету и, возможно, те группы, в которые входили представители жречества - как например те, что отправились в сторону Индии - сохранили большее количество языковых связей с праязыком, другие утратили больше - чем меньше образованных людей включали эти группы переселенцев и чем дальше они уходили от общего древнего центра их цивилизации-прародителя. В этом смысле англичане удрали дальше всех - там, куда попали славяно-арии отправившись на юг - в сторону Индии уже существовала достаточно развитая культура Дравидов, народа негроидного происхождения. Возможно расовые отличия и легли когда то в основу некоего разделения на группы, которым не рекомендовалось смешиваться - не по нацистским соображениям, а в свете того, что боялись генетических отклонений в потомстве, вырождения. Со временем эта система ограничений выродилась, в свою очередь, в сословно-кастовую, которую не удалось сломать даже Ганди - за покушение на неё он и был приговорён."

Цитата из славяно-русского корнеслова Шишкова А.
Цитата:
КОНЦЕПЦИЯ. Заметим сперва: иностранный корень сор (сер) и наш цап, невзирая на различное произношение, не имеют никакой существенной разности.
От цапнуть произошла цепь, цепочка (потому что звенья их так цапаются или зацепляются, сцепляются, то есть держатся, хватаясь одно за другое); цапля (цапает, хватает когтями мелкую рыбу). С изменением буквы ц в х корень произвел ветви схапать (то же, что сцапать, схватить); охапка (то, что руками можно охапитъ, то есть охватить, обнять); ухаб (поскольку снежная выбоина или яма как бы охапывала, охватывала опускающуюся в нее повозку).
А вот чужеязычные ветви от сар (цап): caput, kop, kopf, capo(голова) или относящиеся к голове: сар, (шапка), саре, сарра (накидка с капюшоном), capital (капитал), captain (капитан).
Другая ветвь от того же корня: caper (морской разбойник), captive, captif(пленник), captivity, captivite(плен), capture (воинская добыча), capacity (способность, внутренность корабля). Но что иное caper как не наше цапаръ, то есть тот, кто цапает, ловит морские суда? Их captif, captivite,captureбыли бы наши цапник, вместо пленник, цапание, вместо пленение, цапство, вместо захваченная у неприятеля добыча, если б от сего корня произвели свои ветви.
Равным образом, слова их capsule(капсула или коробочка), conceptacle(вместилище, место сбора), concept (постижение), conception (понятие), изменившие гласную а в е, все означают некую внутренность, объемлемую или охапываемую вещественными или умственными пределами. Мы легко можем увидеть это из английского сар (шапка, обнимающая голову), французского саре (накидка с капюшоном, обнимающая тело и голову), receptacle(комната, вмещающая собрание людей), reception (получение, прием). Здесь их корень сар оказывается одним и тем же с нашим хап, поскольку наше просторечное охапитъ значит то же, что обнять.
Теперь посмотрим, из чего слова concept и conceptionсоставлены: предлог их соп, равно как и сот, есть наше со или с, как-то: conseil, совет; consience, совесть; conjonction, соединение. Корень же сер, как мы уже видели, есть тот же сар, или наше цап, хап. Итак, слово concept по-нашему выходит сцап, схап; conception, сцапание, схапание.
Мы выражаем их словами от иных корней, постижение, понятие. Но из чего составлены слова понимать, понятие! Из предлога по и глагола имать, иначе брать. Латинцы также употребляют вместо глагола беру - capio. А что значат наши единокоренные с ним глаголы цапаю, хапаю! То же: имаю, хватаю, беру. Следовательно, французские, английские и других языков однокоренные слова concept, conceptionпроизведены от общего корня нашего схап, схапание.
Примечатель. В чем наша разность с евроязыками? Они от корня сар (схватить, ухватить) произвели очень много ветвей, мы, напротив, от того же корня цап, хап произвели мало вет­вей, и то в одном простонародном или низком смысле: цапнуть, подцепить (например, дур­ную болезнь, вредную привычку). Народ рус­ский, веками размышляя о едином на потре­бу, совсем не знал хапанья. В Европе на вопрос как проехать? вам отве­тят буквально так: возьмите вон ту дорогу (prnezcetteroute, takethisway) и поезжайте. И этот смысл, идущий в буквальном смысле от головы (сар, caput) торчит там повсюду: вна­чале нужно схватить и присвоить, а потом уже можно что-то делать. Подчеркнем: такой язык и такие слова давно и окончательно сформи­ровали соответствующую мораль и мышление.У нас же этот корень так и не пустил высоких ветвей.

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Bindu » 12 ноя 2017, 01:41

В качестве предисловия
СВЕНСКМОЛ (или ШВЕДСКИЙ ЯЗЫК или ЯЗЫК СВЕОНОВ) в те времена, о которых пойдёт речь ниже, ещё назывался СВЕЙСКА МОЛА (СВОЙСКА РЕЧЬ), имел свой, северный исконный диалект (НОРС или НОРРЕНТМОЛ), весьма отличавшийся от языка придворной знати (официального государственного языка), или языка Империи. В нём даже, как и в прочих северных языках, по сю пору сохранились такие чисто русские суффиксы как -SK- , например, RUSSISK, или SVENSK, или NORSK. А понять окраинных жителей Империи в те времена, о которых здесь будет идти речь, даже без переводчика, мог любой её подданный. Скажем, русские войска периода так называемой Северной Войны высадившиеся на острове Готланд, общались с местными по-русски. И это — общеизвестный факт. Произнесённая на НОРС фраза: «Jak tvart jesmo videmn (vidur)» переводится как «Я створен тем, что видимо» или «Я есьм то, что вижу». Словом, «вполе себе понятная северная говоря»…
А в старонорвежском языке так до сих пор сохранилось очень и очень много слов с чисто русским корнем. Например: норвежское СТРЁМ (ПОТОК, РУЧЕЙ, СТРЕМНИНА), именно слово СТРЁМ ближе к ШТРОМу а не как сейчас говорят — ШТРАУМЕН.

Или вот другое слово — ГАТЭ (улица). Дело в том, что в северных странах улицы прибрежных городов мостили досками и брёвнами — наподобие болотных ГАТЕЙ. Отсюда и этимологическая связь. Так же, это слово сохранилось и в датском — GATA, и в латышском — GATVE, и в эстонском — KATU.

Старонорвежское BATTE(R) — буква «R» не читается — ОТЕЦ ( БАТЯ ), а не FADER и не FAR, как говорят сейчас. В старом норвежском языке МАТЬ - это МЁТРЕ (в Воронежской губернии России например и сейчас обращение к матери — МАТРЯ), ему соответствует современное норвежское MOR (читается – МУРЬ)… Кстати, как и испанское MADRE или немецкое MUTTER они происходят от древнерусской богини МУДРЫ, матери всех славянских богов).

Занимаясь самостоятельно изучением северных языков, я уловил одну характерную закономерность, которая ускользает от любого, кто находится ещё в самом начале пути изучения северных языков: от редакции к редакции из всех словарей постепенно изымаются слова с русской корневой основой… и замещаются словами с латинской корневой основой… Официальная лингвистика упирает на то, что, дескать, жившие в Скандинавии венеты составившие в глубокой древности со славянами некую единую культурно-языковую общность, по языку ближе к латинянам. Отчасти это может быть и справедливо, не берусь спорить с корифеями лингвистики. Но то, что в современном новоязе норвежского языка (нюно(р)шк), составленном из сотни местных диалектов, тщательно убираются «русские» слова — это факт… А если этого сделать по какой-либо причине не удаётся: аргумент один — эти слова имеют не «русскую» корневую основу, а… «индоевропейскую». Либо — что уж совсем из ряда вон — они (слова) этими ста диалектами были каким-то образом заимствованы из русского… Любопытно, каким-таким образом? С помощью сарафанного радио? Если принимать во внимание очень сложную геофизическое расположение этой страны и особенности ланшафта, значит можно предполоджить, что населявшие её жители уже тысячу лет назад были безспорными новаторами по части средств массовой коммуникации и… пускали в оборот русские слова… ну как это делается посредством того же телевидения, интернета или радио, наконец.

В норвежском языке прилагательное MEKTIGE (МОГУЧИЙ) происходит от существительного MEKT, а это ни что иное как наше МОГУТА (корень один — МКТ=МГТ … только в русском — с озвончением согласного звука в середине слова; поскольку гласные же звуки в лингвистике вообще не имеют никакого значения). Нет же — премудрые борзописцы от академической науки будут приводить довод в пользу какого-нибудь мифического (пра)индоевропейского языка. Если в качестве такового ими будет предъявлен САНСКРИТ - то это будет просто несерьёзно, поскольку последний — с его множеством диалектов — в Индии никогда не являлся языком общения, но сословным, бывшим в употреблении исключительно жреческой касты древних ариев, наших предков, и имел опять-таки русскую основу. Самый полный словарь нюноршк — словарь Беркова — насчитывающий почти 300.000 слов и словарных статей, уже мало содержит в себе исконной староскандинавской молы… Между тем, ещё каких-то сто лет назад житель Лофотен или какой-нибудь глухой горной долины на востоке страны прекрасно понимал по-русски…

Плачевная речь по Карлу XI.

На каком языке в Стокгольме, столице Швеции, шведским церемониймейстером в присутствии всего шведского двора была произнесена официальная надгробная речь на похоронах шведского короля Карла XI в 1697 году?



Король Швеции Карл XI

Вопрос, поставленный в заголовке, на первый взгляд вызывает недоумение. Вроде бы — ясно дело. Написали и произнесли речь ПО-ШВЕДСКИ. А как же иначе!? Ведь в столице Швеции торжественно хоронят шведского короля. Но не будем спешить с выводами. Давайте обратимся к официальным документам. Нас ждёт много интересного.

В 1697 году умирает шведский король Карл XI. Его торжественно отпевают и хоронят в Стокгольме, столице Швеции. Естественно, что для погребальной церемонии была написана специальная надгробная речь. Она была зачитана при стечении всего шведского двора. Причем, официальным придворным церемониймейстером. Нам сообщается следующее: «Автором (речи) был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд (1655-1727), три года проживавший в Москве. Спарвенфельд держал свою «Placzewnuju recz» в связи с похоронами Карла XI… В то время Спарвенфельд был ПРИДВОРНЫМ ЦЕРЕМОНИЙМЕЙСТЕРОМ».

А теперь дадим ответ на заданный нами вопрос. ПОРАЗИТЕЛЬНО, НО НАДГРОБНАЯ РЕЧЬ БЫЛА НАПИСАНА И ПРОЧИТАНА ПО-РУССКИ. Сегодня этот факт, в рамках скалигеровской версии истории, выглядит абсолютно дико. Иначе не скажешь. Ведь нас уверяют, будто «ничего русского», в заметных масштабах, за пределами романовской России в XVII веке не было. А уж тем более в Швеции, с которой Россия часто воевала. Отношения со Швецией были в ту эпоху сложными, иногда враждебными. Дескать, Швеция — чуждое государство, далекая от нас культура и история, совсем иной «древний» язык и т.п. «Ничего русского», а тем более НА ВЫСШЕМ ОФИЦИАЛЬНОМ УРОВНЕ. Однако, как неожиданно выясняется, подлинная картина XVII века была другой. Причем СУЩЕСТВЕННО ДРУГОЙ. Шокирующий — но лишь с современной точки зрения — факт произнесения ПО-РУССКИ надгробной речи на официальной торжественной церемонии похорон ШВЕДСКОГО короля в ШВЕДСКОЙ столице, в присутствии ШВЕДСКОГО двора, сегодня нуждается в немедленном объяснении. Современные историки, конечно, это прекрасно понимают. Именно поэтому, надо полагать, они стараются не привлекать внимания к этому удивительному обстоятельству. Ясное дело, что в комментариях к этой шведской надгробной речи, написанной по-русски, но латинскими буквами, историки тут же предлагают своё «объяснение». Выглядит это так:

«Причина, по которой речь была написана по-русски, вероятно, заключается в желании СДЕЛАТЬ ЕЁ ПОНЯТНОЙ ДЛЯ РУССКИХ ПОДДАННЫХ ШВЕДСКОГО КОРОЛЯ».

Замечательное «научное» «объяснение»! Даже не знаешь, плакать или смеяться? То ли авторы сего чуда своих читателей за идиотов держат, то ли не понимают они, что сами предстают в виде таковых…

Прямо скажем, данное толкование вызывает массу вопросов. Выходит, что в XVII веке русских подданных в Швеции было НАСТОЛЬКО МНОГО, что ради них правящая верхушка была вынуждена произносить надгробную речь в память шведского короля ПО-РУССКИ! Так может быть, и сама эта верхушка шведского общества, знать, королевский двор, состояли в то время ещё в значительной мере из потомков славян, живших и правивших не так давно на территории всей Великой = «Мо(н)гольской» Империи XIV-XVI веков. Об этой Империи, которая была старательно стёрта со страниц отредактированных источников, но следы которой, тем не менее, обнаруживаются повсюду — в том числе и на территории современной Швеции — постараюсь скоро выложить отдельный пост. Называлась эта Империя в ту пору ещё Гранд-Тартария (Grand Tartarie) или Монголо-Татария или Великая-Тартария от искажённых греческих — МЕГАЛИОН, что означает ГРОМАДНЫЙ, и ТАРТАР… чем и видилось утончённо-изнеженной эллинско-римской цивилизации Средиземноморья всё наше постгиперборейское наследье на столь невыразимо огромном пространстве. В рамках нашей реконструкции картина становится простой и понятной. Вплоть до конца XVII века на территории Швеции ещё сохранялись многие традиции Великой, читай «Мо(н)гольской» Империи. Оставалось ещё очень много людей, говоривших по-русски. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СРЕДИ ПРАВЯЩЕЙ В ШВЕЦИИ РУССКО-ОРДЫНСКОЙ ЗНАТИ. Скорее всего, таких людей было много и в самом шведском дворе, в непосредственном, ближайшем окружении шведских королей XVII века. Может быть, некоторые из шведских правителей той эпохи сами ещё продолжали говорить по-русски. Но в XVII веке по странам отделившейся Западной Европы прокатился мятеж Реформации. Новые правители-реформаторы стали переучивать население отколовшихся земель со славянского языка на новые языки, только что изобретенные самими реформаторами. В том числе, быстро придумали и шведский язык. Ясное дело, демагогически объявив его «очень-очень древним», чтобы было авторитетнее. Языки придумали и для других подданных «Монгольской» Империи, проживавших в то время на территории Скандинавии. Изобрели на основе местных диалектов и прежнего славянского языка Империи XIV-XVI веков. Ввели новый язык в школы и начали учить молодое подрастающее поколение. В частности, вместо прежней кириллицы стали внедрять недавно изобретённую латиницу. Поэтому официальную шведскую надгробную речь памяти шведского короля написали ВСЁ ЕЩЁ ПО-РУССКИ, НО УЖЕ ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ. Здесь мы сталкиваемся с процессом активного вытеснения славянского языка, в том числе и с территории Скандинавии, ново-придуманными языками эпохи Реформации. Славянский язык объявили в Западной и Северной Европе XVII века «языком оккупантов». Для полноты картины приведём полное название надгробной речи на смерть шведского короля, и комментарии историков. Длинное название речи написано по-русски, но латинскими буквами. Текст читается легко.

ТОРЖЕСТВЕННАЯ РЕЧЬ ПО СЛУЧАЮ СМЕРТИ КАРЛА XI НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 1697. 36,2 x 25,5. Библиотека Уппсальского университета. Собрание Palmkiold, 15.

Печатный ТЕКСТ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ, однако транскрибированный ЛАТИНСКИМИ БУКВАМИ, сохранился в составе кодекса из Библиотеки Уппсальского университета, начинается со страницы 833 этого кодекса и занимает ВОСЕМЬ страниц. Известен ещё один экземпляр, хранящийся в Королевской библиотеке Стокгольма. Текст представляет собой плачевную речь по Карлу XI на русском языке. Затем следуют шесть страниц собственно речи — тоже по-русски. А завершается речь хвалебным стихотворением об умершем короле. ТОЖЕ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Имя автора не обозначено, но на последней строке собственно речи написано: «Jstinnym Gorkogo Serdsa Finikom» — первые буквы слов напечатаны прописными буквами, которые являются инициалами автора. Автором был шведский языковед и собиратель книг Юхан Габриэль Спарвенфельд».

На титульном листе ЧИТАЕМ:

Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich (i proczaja) korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja (!), nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje (!) dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697
Поднимите руки те, кто не смог прочитать этот текст? Нет таких? Поздравляю, вы все только что сдали экзамен на знание шведского языка!

Приведем теперь название шведской речи, написанной по-русски, заменив в её оригинальном тексте латинские буквы русскими.

«Плачевная речь на погребение того преж сего вельможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя Каролуса одиннадцатого шведских, готских и вандальских (и прочая) короля, славнаго, благословеннаго и милостиваго нашего государя (здесь опечатка: вместо буквы R написали J), ныне же у бога спасеннаго. Когда его королевского величества от души оставленное тело, с подобающей королевской честью, и сердечным всех подданных рыданием бысть погребено в СТЕКОЛЬНЕ (так, оказывается, именовали Стокгольм в XVII веке; вероятно, там в то время было развито СТЕКОЛЬНОЕ производство) двадцать-четвертого ноября лета от воплощения бога слова 1697″.

Скорее всего, на первых порах люди в Западной и Северной Европе испытывали большое неудобство, вынужденно записывая русские слова новыми латинскими буквами. Чего стоит, например, записать русское -Щ- латиницей. Получалось нелепое -SZCZ-. Однако, заставляли. Люди морщились, но писали. Потом постепенно привыкли. Дети вообще не испытывали трудностей, будучи обучаемы с малолетства. Вскоре всех убедили, будто «так было всегда, испокон веков». Что было полной неправдой. ТАК стало лишь в XVII веке. А до этого и говорили по-русски, и писали кириллицей. Не морщась. Вот оно — реальное происхождение европейских языков! Ещё в XVI веке на всём огромном пространстве Евразии разговорным был именно русский язык (и даже в некоторых признаваемых наидостовернейшими источниках об этом фактически прямо написано). А потом в Европах решили, что им срочно нужны свои национальные языки, и создали их в два этапа. Сначала ввели латиницу для записи всё ещё русских слов, а потом изменили правила чтения/произношения — в результате через пару-тройку поколений получилось то, что мы имеем сегодня, когда одно и то же слово на разных европейских языках порой читается совершенно по-разному. Но в основе, повторюсь, был именно русский язык.

Послесловие



Привожу здесь фотокопию текста одной из шведскоязычных книг, написанной на одном из диалектов, издания 1526 года (как выдвигаемое одним из противников русской версии истории опровержение того, что язык шведский был чем-то не имеющим или почти не имеющим отличий от прежнего славянского языка Империи)

В принципе, язык данного документа выглядит вполне по-современному шведским … Во всяком случае, отдельные обрывки различимых мною отсюда слов весьма к нему близки… Однако, стоит обратить внимание, что надпись Trettonde Capitel или Тринннадцатая глава — есть словосочетание на латыне … как и слово Apofila … И эти заимствования из латыни не случайность. Это даже не просто заимствования …В современном шведском языке, кроме слов латинского происхождения (об этом языке разговор особый, был ли он на самом деле вообще языком живым или был создан лишь как язык религиозного культа, то есть — искусственно), вообще куча таких вот слов итальянских или латинских (как например, äventyr (сказка) … или в норвежском — eventyr (эвэнтюр, ventyr с прилепленным артиклем «e»), что как ни крути -есть «авантюра» , «приключение» ), так что там очень даже чувствуется рука реформаторов-Иезуитов.

В этом отношении очень интересной представляется похожая история и судьба румынского языка. Его современная грамматика составлена иезуитами из Трансильвании. Заменили 50% слов славянского и тюркского происхождения на латинские и итальянские. К примеру, то же слово КУСТУЛ ( ЗАМОК )- от романских КАСТИЛЛЬЯ или CASTILLO ( так же вошедшее и в другие языки, в тот же английский, как CASTLE ) вытеснило собственное ЗАМЕК … А выражение EU NU CRED (Я НЕ ВЕРЮ ) оно и в испанском I NO CREO и в итальянском I NОN CREDO (Специально написал без ошибок) Но даже сейчас 30% слов в румынском — славянского происхождения (официально). В действительности же — гораздо больше. Масса слов причудливо изменена и трансформирована, некоторые ещё не «переварились». В испанском, например, сейчас используется неологизм BISABUELO (прадедушка) и BISABUELA (прабабушка), оба они образованы из латинского BIS (ДВАЖДЫ) плюс Abuelo/а (дедушка / бабушка), настоящие же испанские названия — TATARABUELO и TATARABUELА. И что по-хохляцки ЦИБУЛЯ, что по-итальянски ЧИППОЛЛО - одинаково будет ЛУК , только на разных диалектах (Все видели, надеюсь карту Гранд — Та(р)тарии? Испания, Италия, Турция, Северный Индостан, Северный Китай, часть Северной Америки, Скандинавия и вся Восточная Европа — всё это в неё когда-то — не так уж и давно — входило…) И тут уж добавить, как говорится, нечего. Вот так, меняя язык, можно переписать Историю… Как говорится, hlopzi сhyi VI budete? … точнее – budjete… Только наверное называть шведов «шведами» остальным русским подданным Империи было бы в ту пору не совсем правильно. Свеи – наверное, так правильней. Так их тогда называли. То есть – свои. Cвои ребята вроде… У нас одинаково плохие отношения были с Данией, хоть и были некоторые споры приграничные, в частности, по размежеванию земель по границе Карелии со Швецией. (Самоназвание же шведов – свеоны. Страна же – Sverige, в честь победившего клана Сверке(р’ов)). Ну а СВЕИ — это просто удачно совпавшее созвучие, вот и прикрепилось … Ну, как и с цыганями, якобы имевшими отношение к народу ЦЫ, проживавшему на берегу Ганга, и с прилепившимся к ним названием оккультной секты ATSINGANI, действовавшей тогда в Ромее (в Византии).

Если бы не Пётр-подменыш, этот иезуитский прихвостень разваливший Империю, как на него и возлагалось, была бы и Швеция сейчас наша (с Норвегией вместе взятой). Вся Северна Война и началась-то против царя-самозванца. Когда сын настоящего Петра, уговорил Карла (друга настоящего царя) походом на самозванца двинуть… Интересно, для чего по возвращении из Великого Посольства, никем не узнаваемый Лжепётр сразу же избавился от окружения? Жену, даже не повидав, в монастыре запер; детей настоящего Петра казнил. КазнилАлексея, обвинив в связях с теми самыми иезуитами , чтоб от себя, пса иезуитского, подозрения в связях с их орденом поганым отвести; дочку настоящего Петра на городских воротах в одной сорочке перед толпой повесил; расправу над стрельцами устроил… Да потому что только они могли бы легко подтвердить, близко знавшие его с детских лет, что царь — НЕ НАСТОЯЩИЙ! Его просто подменили во время того посольства. Либо — что совсем уж покажется неправдоподобным — зомбировали. Но это если бы не некоторые внешние перемены, произошедшие с Петром по возвращении, которые версию с зомбированием делают мало правдоподобной. Настоящий Пётр не был русофобом. Любил всё славянское. Был ниже ростом. И никогда не ходил до того в море в открытое. В лоциях ничего не понимал, в морской науке не шарил. Любил без памяти свою первую жену… А вернулся — настоящим «корсаром»… с заметно более тёмным оттенком кожи, смуглым каким-то, без присущего ему всегда румянца… с родимым пятном (!), которого у него отродясь никогда не было, злобным и неуравновешенным психопатом с дурацкими причудами (вроде того что спать в шкафу). Да к тому же — с такой хронической болезнью, наподобие тропической лихорадки или малярии, которую можно подцепить лишь в жарких тропиках, куда северное его Посольство и не думало направляться! Да и само Посольство вместо двух предполагаемых месяцев задержалось почти на два года… Участи же настоящего Петра можно было бы только посочувствовать… Он, по всей видимости, был переправлен во французскую Бастилию … где и был впоследствии замучен и убит, сразу же по окончании Северной Войны… после отторжения огромных территорий от Империи: той же Швециии, Турции, Северного Индостана и Средней Азии… Что-то такое знал настоящий Пётр, что из него пытались вырвать силой в виде признания под допросами с пристрастием…

А по поводу «Плачевной речи»…

Таких документов как из Уппсальской университетской библиотеки полно и в других закрытых библиотеках. Есть и в России. В Санкт-Петербурге. Любому студенту, не то что профессору, достаточно прийти в свой деканат, взять сравку-отношение со своей кафедры (скандинавистики) и отправиться затем в Публичную библиотеку Санкт-Петербурга. Сделать запрос со ссылочкой на любой официальный протокол, составленный какой-нибудь стокгольмской коллегией адвокатов (того времени) … и тебе дадут на руки (без права выноса, конечно) кучу самой разной макулатуры: экземпляры нотариальных ведомостей, бракоразводных процессов, похорон, решений арбитражных комиссий и т.д. и т.п. — всё на русском и всё оттуда, с той поры. Так что не в одной только Швеции всё есть, как говаривал персонаж известной кинокомедии… Ну и ещё конечно можно в универах Польши и в универах стран Балтии поискать. На них тоже распространялось скандинавское влияние долгое время. Хотя… если и не уничтожены следы, то и близко не подпустят … Эстония уже 20 лет как не желает говорить по-русски, а Польша — и того больше…

Лет эдак через 100 с небольшим никто уже и не будет знать, что государственным языком в этих странах был тоже русский… Русскими же подданными шведского королевства — на территории Швеции — и были сами шведы. В те времена все, кто проживал на территории Империи (не Московии), считались русскими подданными (не московитами)… А такой неологизм как «российские» (подданные) — в отношении подданных — появился уже после. Противники же РУССКОЙ версии истории (или противники ПАНСЛАВЯНСКОЙ версии истории) апеллируют к тому, что приводимая в «Погребальной речи» фраза «НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ» сразу-де бросается в глаза… По их мнению – цитирую: «само присутствие в названии документа уточнения: «…НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ» — свидетельство того, что речь была провозглашена на ином языке — свейском в данном случае!» что, в общем-то, больше походит не на логический вывод, а на обычное цыганское забалтывание. Швеции же тогда принадлежали Финляндия, Восточная Померания, Ливония, в которых проживали иноязычные народы: поляки, немцы, литвины… и крупная русская диаспора. Действительно, в прибалтийских странах испокон веков всегда проживало славянское, русское, население (Сами литовцы и их предки — славянизированные летто-литовцы ) И вот по мнению этих-то противников РУССКОЙ версии истории и выходит, что — как уже писалось в статье — будто бы Плачевная речь была специально написана для этой самой русской диаспоры… проживавшей за тридевять земель от места отпевания покойника. Довод железный, ничего не скажешь! Да ещё находятся и такие, кто, даже не будучи в состоянии подтвердить сей бред документально, берётся заверять, что Плачевная речь была также написана и на всех других языках, имевших хождение среди подданных королевств. Вот примерно их слова:

«Вполне естественно со стороны шведского правительства распространение и доведение текста речи в пропагандистских целях до всех подданных Шведского королевства, в том числе и до русских!.. Вероятнее всего, подобные переводы, но с уточнениями: «…НА НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ», «…НА ПОЛЬСКОМ ЯЗЫКЕ», «…НА ЛИТОВСКОМ ЯЗЫКЕ» и др., также распространялись на окраинах королевства…»

Тогда почему (и это, странным образом, даже не приходило им в голову) оглашена-то РЕЧЬ была всё же на РУССКОМ??? Не странно ли? Официальная версия это даже не опровергает и даёт своё объяснение: якобы, в то время наблюдался большой наплыв русских гостей с окраин в столицу шведского королевства. Спрашивается, какая сила их туда тянула … и чем так дорог им был шведский король русским людям, что они валом валили на церемонию прощания? И для чего, в каких таких пропагандистских целях, нужно было знакомить всех подданных с текстом прощальной речи на похоронах? Зачитанная же по прошествии уже какого-то количества времени (учитывая, что скорость передачи сообщений в то время была несравнима с сегодняшними возможностями) она уже просто теряла свою актуальность… Подданным достаточно бы было узнать – на каком-нибудь торжище или площади — что «король умер, да здравствует король».

Никаких копий «Плачевной Речи» ни на каких других языках не существует, и существовать не могло. А Речь оглашалась либо на «шведском», либо на русском.

Только никаких документальных свидетельств того, что Речь оглашалась на «шведском» попросту не существует.

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Bindu » 12 ноя 2017, 01:42

СВЕНСКМОЛ (или ШВЕДСКИЙ ЯЗЫК или ЯЗЫК СВЕОНОВ) в те времена, о которых пойдёт речь ниже, ещё назывался СВЕЙСКА МОЛА (СВОЙСКА РЕЧЬ)

мол по шведски
мова по украински
а на самом деле,это искаженное с редукцией или выпадением отдельных букв - русское - молва.

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Bindu » 12 ноя 2017, 01:44

Международный телеканал «Russia Today» запустил самый удобный сервис для быстрого и легкого изучения русского языка!
Присоединяйтесь! http://learnrussian.rt.com/

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Bindu » 18 фев 2018, 01:58

Устами младенца глаголет истина.
Изображение

Bindu
Администратор
Сообщения: 1820
Зарегистрирован: 03 янв 2008, 03:59
Благодарил (а): 5 раз
Контактная информация:

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Bindu » 07 мар 2018, 21:08

А вот как это происходило - как могли искажаться слова, при незнании Родового ядра слова- Вот как записали и разбили на слова на слух англосаксы известную русскую песню-
Изображение

Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Рус » 14 июн 2018, 22:12

"словарь пелазгов от Черткова"




Словарь пеласгийский


Известный в 19 веке славист, а ныне умышленно забытый и осмеянный учёными-традиционалистами А. Д. Чертков полагал, что племена пеласгов мигрировали из Малой Азии (Лидии) в Северную Италию, поэтому он называл этрусский язык пеласгийским языком. На основе надписей на предметах этрусков А.Д. Чертков составил словарь пеласгийского (этрусского) языка.
В этом словаре приводятся примеры слов, которые совпадают по звучанию (редукция) и написанию строчных букв и, следовательно, согласно разработанной мною методике могут быть заменены славянскими корнями из этрусских слов. И речь идёт не о единичных случаях, а о системном (тотальном) подходе, что говорит о заимствовании из этрусского (пеласгийского) письменного языка в древний славянский (праславянский) письменный язык.
Автор не исключает случайных ошибок и натяжек, что не является редкостью в работе с словом, но которые из общего количества обработанных слов являются ничтожными.

Условные сокращения:

инв. – инверсия
перест. перестановка
авт. –автор

О пользовании словарем

Пеласгийский этимологический словарь составлен на основе словаря языка пеласгов, составленного А. Д. Чертковым. В колонке Метод представлена терминология, раскрывающая основные типы преобразования этрусских слов в праславянские слова:
Редукция – традиционная редукция гласных на основе закона братьев Гримм;
Замена – косвенная редукция гласных, связанная с ошибками переписчиков;
Перестановка – перестановка строчных букв в скорописном письме;
Пропуск <буква> – пропуск строчных букв в скорописном письме;
<буква> – подстановка строчных букв в скорописном письме;
Инверсия – инверсия слова.


Литература:

1. А. Д. Чертков «Язык пеласгов, населивших Италию и сравнение его с древле-словенским, Москва, в университетской типографии, 1857 г.

http://www.tezan.ru/slov_pel.htm


Рус
Сообщения: 1235
Зарегистрирован: 04 янв 2008, 14:38
Поблагодарили: 1 раз

Re: Чаромутие. Древний праязык -он же древнерусский -матерь всех

Сообщение Рус » 06 июл 2018, 18:16

Все знают, что культурные контакты с соседями жизненно необходимы для нормального развития любого народа. Взаимное обогащение лексики, заимствование слов, терминов и даже имен неизбежны. Как правило, они полезны для языка: употребление отсутствующего слова позволяет избегать описательных словосочетаний, язык становится более простым и динамичным. Например, длинное словосочетание «торговля в определенном месте один раз в год» в русском языке удачно заменяется пришедшим из немецкого языка словом ярмарка. В современной России, к сожалению, часто приходится сталкиваться с неправомерным и неоправданным употреблением иностранных слов в обыденной речи. Всевозможные шопы, консалтинги, маркетинги и лизинги буквально засоряют русский язык, отнюдь не украшая его. Однако следует признать, что и огульные запреты могут нанести вред его нормальному развитию. В предлагаемой вашему вниманию статье мы расскажем об удачном использовании иностранных слов и терминов.

*** Начнем с терминов, близких и знакомых любому преподавателю русского языка и литературы. Слово поэзия настолько прочно вошло в наш язык, что мы уже и не задумываемся над его значением. А между тем в переводе с греческого оно означает «творчество». Слово поэма переводится как «создание», а рифма – «соразмерность», «согласованность», однокоренным к нему является слово ритм. Строфа в переводе с греческого – «поворот», а эпитет – «образное определение». С Древней Грецией связаны и такие термины, как эпопея («собрание сказаний»), миф («слово», «речь»), драма («действие»), лирика (от слова музыкальный), элегия («жалобный напев флейты»), ода («песня»), эпиталама («свадебное стихотворение или песня»), эпос («слово», «рассказ», «песня»), трагедия («козлиная песнь»), комедия («медвежьи праздники»). Название последнего жанра связано с праздниками в честь греческой богини Артемиды, которые справлялись в марте. В этом месяце медведи выходили из зимней спячки, что и дало название данным представлениям. Ну а сцена – это, конечно, «шатер», где выступали актеры. Что касается пародии, то это – «пение наизнанку»[/i]. *** Если греки взяли на себя «обязанность» дать названия поэтическим и театральным терминам, то римляне всерьез занялись прозой. Знатоки латыни скажут нам, что это короткое слово на русский язык можно перевести словосочетанием «целеустремленная речь». Римляне вообще любили точные и короткие определения. Недаром именно из латинского языка пришло к нам слово лапидарный, т.е. [i]«высеченный на камне» (краткий, сжатый). Слово текст означает «связь», «соединение», а иллюстрация – «пояснение» (к тексту). Легенда – это «то, что должно быть прочитано», меморандум – «о чем следует помнить», а опус – «труд», «произведение». Слово фабула в переводе с латинского означает «рассказ», «сказание», но в русский язык оно пришло из немецкого со значением «сюжет». Манускрипт – это документ, «написанный рукой», ну а редактор – это человек, который должен все «приводить в порядок». Мадригал – также латинское слово, происходит оно от корня «мать» и означает песню на родном, «материнском» языке. Чтобы закончить с литературными терминами, скажем, что скандинавское слово руны первоначально означало «всякое знание», потом – «тайна» и лишь позже стало использоваться в значении «письмена», «буквы». Но вернемся к римлянам, которые, как известно, разработали уникальный для того времени свод законов (римское право) и обогатили мировую культуру многими юридическими терминами. Например, юстиция («справедливость», «законность»), алиби («в другом месте»), вердикт («истина произнесена»), адвокат (от латинского «призываю»), нотариус – («писец»), протокол («первый лист»), виза («просмотренное») и т.д. Слова версия («поворот») и интрига («запутывать») также латинского происхождения. Римляне же придумали слово ляпсус – «падение», «ошибка», «неверный шаг». Греческое и латинское происхождение имеет большинство медицинских терминов. В качестве примера заимствований из греческого языка можно привести такие слова, как анатомия («рассечение»), агония («борьба»), гормон («привожу в движение»), диагноз («определение»), диета («образ жизни», «режим»), пароксизм («раздражение»). Латинскими по происхождению являются следующие термины: госпиталь («гостеприимный»), иммунитет («освобождение от чего-либо»), инвалид («бессильный», «слабый»), инвазия («нападение»), мускул («мышонок»), обструкция («закупорка»), облитерация («уничтожение»), пульс («толчок»). В настоящее время латынь является языком науки и служит источником для образования новых, никогда не существовавших слов и терминов. Например, аллергия – «другое действие» (термин придуман австрийским педиатром К.Пирке). (абсолютно глупое и не выражающее суть заболевания - читайте про аллергию у Вашкевича - рус)

Христианство, как известно, пришло к нам из Византии, жители которой, хоть и называли себя ромеями (римлянами), говорили в основном по-гречески. Вместе с новой религией в нашу страну пришло много новых слов, часть которых иногда представляли кальку – буквальный перевод греческих терминов. Например, слово энтузиазм («божественное вдохновение») на старославянский язык было переведено как «беснование» (!). Такое толкование не было принято языком. Гораздо чаще новые термины принимались без изменения. Первоначальное значение многих из них давно забыто, и мало кто знает, что ангел – это «вестник», апостол – «посланник», клир – «жребий», киот – «ящик», литургия – «обязанность», диакон – «служитель», епископ – «сверху смотрящий», а пономарь – «сторож». Слово герой также греческое и означает «святой» – ни больше ни меньше! А вот ставшее ругательным слово поганый пришло к нам из латинского языка и означает всего-навсего «сельский» (житель). Дело в том, что языческие культы особенно цепко держались в сельской местности, в результате это слово стало синонимом язычника. Иностранными по происхождению являются также слова, которыми называют представителей потустороннего мира. Слово демон в переводе с греческого означает «божество», «дух». Известно, что Михаил Врубель не хотел, чтобы изображенного на его картинах демона путали с чертом или дьяволом: «Демон – значит “душа” и олицетворяет собой вечную борьбу мятущегося человеческого духа, ищущего примирения обуревающих его страстей, познания жизни и не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе, – так объяснял он свою позицию». А что же означают слова черт и дьявол? Черт – это не имя, а эпитет («рогатый»). Дьявол же – «обольститель», «клеветник» (греческий). Другие имена дьявола – древнееврейского происхождения: сатана – «противоречащий», «противник», Велиал – от словосочетания «без пользы». Имя Мефистофель придумано Гете, но составлено оно из двух древнееврейских слов – «лжец» и «разрушитель». А вот имя Воланд, которое М.А. Булгаков использовал в своем знаменитом романе «Мастер и Маргарита», имеет германское происхождение: в средневековых немецких диалектах оно означало «обманщик», «плут». В «Фаусте» Гете Мефистофель однажды упомянут и под этим именем. Слово фея имеет латинское происхождение и означает «судьба». Валлийцы считали, что феи произошли от языческих жриц, а шотландцы и ирландцы полагали, что от ангелов, соблазненных дьяволом. Однако, несмотря на многовековое господство христианства, европейцы до сих пор относятся к феям и эльфам с симпатией, называя их «добрым народом» и «мирными соседями». Слово гном придумал Парацельс. В переводе с греческого оно означает «житель земли». В скандинавской же мифологии такие существа назывались «темными альвами» или «цвергами». Домового в Германии называют «кобольдом». Позже это имя было присвоено металлу, который имел «вредный характер», – затруднял выплавку меди. Никелем звали эльфа, живущего у воды, большого любителя пошутить. Этим именем был назван металл, похожий на серебро. Слово дракон в переводе с греческого языка означает «остро видящий». Интересно, что в Китае это мифологическое существо традиционно изображалось без глаз. Предание рассказывает, что один художник эпохи Тан (IX век) увлекся и нарисовал глаза дракону: комната наполнилась туманом, раздался гром, дракон ожил и улетел. А слово ураган происходит от имени бога страха южноамериканских индейцев – Хуракана. Имеют свое значение и названия некоторых драгоценных и полудрагоценных камней. Иногда название указывает на цвет камня. Например, рубин – «красный» (лат.), хризолит – «золотистый» (греч.), олевин – «зеленый» (греч.), лазурит – «небесно-голубой» (греч.) и т.д. Но иногда их название связано с определенными свойствами, которые приписывались этим камням в древности. Так, аметист с греческого языка переводится как «непьяный»: согласно легендам этот камень способен «обуздывать страсти», поэтому христианские священники часто используют его для украшения облачений, вставляют в кресты. По этой причине аметист имеет еще одно название – «архиерейский камень». А слово агат в переводе с греческого означает «добро», которое он должен был приносить своему владельцу. Бывали случаи, когда одно то же слово приходило в нашу страну из разных языков и в разное время, получая в результате разные значения. Например, слова махина, махинация и машина – однокоренные. Два из них пришли к нам непосредственно из греческого языка. Одно из них означает «нечто огромное», другое – «уловка». А вот третье пришло через западноевропейские языки и является техническим термином. Иногда слова образуются в результате соединения корней, принадлежащих к разным языкам. Например: слово абракадабра содержит в себе греческий корень со значением «божество» и древнееврейский со значением «слово». То есть «слово Бога» – выражение или фраза, кажущаяся бессмысленной непосвященным. А слово сноб интересно тем, что, являясь латинским по происхождению, появилось в Англии конца XVIII века. Произошло оно от латинского выражения sine nobilitas («без благородства»), которое сократили до s. nob.: так на английских кораблях стали называться пассажиры, не имеющие права обедать с капитаном. Позже в английских домах это слово ставили в списках гостей напротив лиц, объявлять которых следовало без титула. *** А что же другие языки? Внесли ли они свой вклад в русскую лексику? Ответ на этот вопрос однозначно утвердительный. Примеров можно привести множество. Так, арабское словосочетание «владыка на море» стало русским словом адмирал. Название ткани атлас в переводе с арабского языка означает «красивая», «гладкая». Кабала – это «расписка», «обязательство», кандалы – «путы», «оковы» и т.д. Давно воспринимаются как русские тюркские слова каракули («черная или дурная рука») и карапуз («как арбуз»). О древности слова железо свидетельствует его санскритское происхождение («металл», «руда»). Гиря – это «тяжелый» (персидский), эстрада – «помост» (испанский), герб – «наследство» (польский). Слова крен (от «класть судно на бок») и яхта (от «гнать») имеют голландское происхождение. Слова аврал («наверх все» – over all), блеф («обман»), вельвет («бархат») пришли в Россию из Англии. Последнее слово интересно тем, что является «ложным другом переводчика»: читателей, наверное, ни раз удивляло, что на приемах и балах короли и придворные дамы щеголяют в вельветовых костюмах и платьях. Из немецкого языка пришли слова юнга («мальчик»), галстук («шарф»), флюгер («крыло»), фляга («бутылка»), верстак («мастерская»). Очень много заимствований из итальянского и французского языков. Например, батут («удар»), карьер («бег»), финт («притворство», «выдумка»), штамп («печать»), эстафета («стремя») – итальянские. Афера («дело»), марля («кисея»), баланс («весы»), комплимент («привет»), неглиже («небрежность») – французские. Итальянский и французский языки дали жизнь очень многим музыкальным и театральным терминам. Вот некоторые из них. Итальянское слово консерватория («приют») напоминает о решении властей Венеции превратить 4 женских монастыря в музыкальные школы (XVIII век). Виртуоз означает «доблесть», слово кантата образовано от итальянского кантаре – «петь», каприччио – от слова «коза» (произведение со скачущей, «как у козы», сменой тем и настроений), опера – «сочинение», тутти – «исполнение всем составом». Теперь очередь Франции: аранжировка – «приведение в порядок», увертюра от слова «открывать», бенефис – «прибыль», «польза», репертуар – «перечень», декорация – «украшение», пуанты (твердые носки балетных туфель) – «острие», «кончик», дивертисмент – «развлечение», фойе – «очаг». А в современной эстрадной музыке очень популярно слово фанера, которое происходит от немецкого «накладывать» (голос на уже записанную музыку). Говоря о заимствовании из французского языка, никак нельзя обойти вниманием кулинарную тему. Так, слово гарнир произошло от французского «снабжать», «снаряжать». Глясе – значит «замороженный», «ледяной». Котлета – «ребрышко». Консоме – «бульон». Лангет – «язычок». Маринад – «класть в соленую воду». Рулет – от слова «свертывание». Слово винегрет – исключение: являясь французским по происхождению (от vinaigre – «уксус»), оно появилось в России. Во всем мире данное блюдо называют «русским салатом». Интересно, что иностранное происхождение имеют многие популярные в нашей стране собачьи клички. Дело в том, что крестьяне в российских деревнях не часто могли позволить себе содержать собаку. Помещики же, напротив, часто держали десятки и даже сотни охотничьих собак в своих загородных имениях (и даже взятки брали «борзыми щенками») и по нескольку комнатных собачек в городских домах. Поскольку французский (а позже – английский) язык российские дворяне знали лучше родного, имена своим собакам они давали иностранные. Некоторые из них широко распространились в народной среде. Какое знакомое слово мог услышать не знающий французского языка крестьянин в кличке Сheri («Милашка»)? Конечно же, Шарик! Трезор в переводе на русский язык означает «сокровище» (фр.), кличка Барбос произошла от французского слова «бородатый», а Рекс – это «царь» (лат.). Целый ряд кличек произошел от иностранных имен. Например, Бобик и Тобик – это варианты русской адаптации английского имени Бобби, Жучка и Жюлька произошли от Джулии. А клички Джим и Джек даже и не пытаются скрыть свое иноземное происхождение. Ну а что же великий и могучий русский язык? Внес ли он свою лепту в развитие языков иностранных? Оказывается, во многие языки мира вошло русское слово мужик. Слово бабушка в английском языке употребляется в значении «женский головной платок», а блинами в Британии называют маленькие круглые бутерброды. Слово пошлость попало в словарь английского языка потому, что писавший на этом языке В.Набоков, отчаявшись найти его полноценный аналог, в одном из своих романов решил оставить его без перевода. Слова спутник и товарищ известны во всем мире, а калашников для иностранца – не фамилия, а название российского автомата. Относительно недавно совершили триумфальное шествие по миру ныне уже несколько подзабытые термины перестройка и гласность. Слова водка, матрешка и балалайка настолько часто и не к месту употребляются иностранцами, рассуждающими о России, что вызывают раздражение. А вот за слово погром, которое вошло в словари многих европейских языков в 1903 г., откровенно стыдно. Слова интеллигенция (автор – П.Боборыкин) и дезинформация не являются русскими «по происхождению», но придуманы они были именно в России. Из ставшего для них «родным» русского языка они перешли во многие иностранные и получили широкое распространение во всем мире. В заключение приведем несколько примеров удачного образования новых слов, которые были придуманы поэтами и писателями и в русском языке появились относительно недавно. Так, появлению слов кислота, преломление, равновесие мы обязаны М.В. Ломоносову. Н.М. Карамзин обогатил наш язык словами влияние, промышленность, общественный, общеполезный, трогательный, занимательный, сосредоточенный. Радищев ввел в русский язык слово гражданин в современном его значении. Иван Панаев первым употребил слово хлыщ, а Игорь Северянин – слово бездарь. В. Хлебников и А. Крученых претендуют на авторство слова заумь. Разумеется, в короткой статье невозможно адекватно и полно рассказать о значении слов, заимствованных из иностранных языков. Надеемся, что нам удалось заинтересовать читателей, которые сами смогут продолжить увлекательное путешествие по лексике русского языка.


Выше выложенный текст интересен, но слова тут не объяснены с точки зрения этимологии и разочаромутия тут не было сделано. Просто приведён перевод и иногда не той корневой основы как в самом слове, а лишь близким по значению. а надо было искать перевод с такими же буквами в корне. Чтобы выйти на пракорень - родовую основу.


Вернуться в «1.2 Мантры Заклинания Молитвы Праязык»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей